Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Евгений Газеев: Речь Государственного обвинителя прокурора СССР А.Я. Вышинского на процессе антисоветского троцкистского центра с позиций развития диалектики основ юриспруденции.
Евгений Газеев: Речь Государственного обвинителя прокурора СССР А.Я. Вышинского на процессе антисоветского троцкистского центра с позиций развития диалектики основ юриспруденции.
"Речь - удивительно сильное средство, но нужно много ума, чтобы пользоваться им..." - Гегель Георг Вильгельм Фридрих.

Пару недель тому назад совершенно незаметно для всего юридического сообщества России прошла дата 55 - летия со дня смерти Андрея Януарьевича Вышинского, а, между тем, примерно через месяц, в январе 2010 года, исполняется 83 года со дня провозглашения им всемирно известной обвинительной речи на знаменитом процессе "троцкистского центра" 1937 г.

Основными фигурантами данного судебного разбирательства, по статьям УК РСФСР: 581а - измена родине, 586 - шпионаж, 588 - террор, 589 - диверсия, 5811 - образование тайных преступных организаций проходили - Пятаков, Радек, Сокольников, Серебряков, Лившиц, Муралов, Дробнис, Богуславский, Князев, Ратайчак, Норкин, Шестов, Строилов, Турок, Граше, Пушин, Арнольд.

Процесс проходил под председательством генерал - полковника юстиции Председателя Военной коллегии Верховного суда СССР В.В. Ульриха.

Множество публикаций, по данному поводу, как советского, так и постсоветского периодов, в основном, пестрят неким объемно - смысловым однообразием и не раскрывают (не показывают) всю полноту (палитру, гамму) правового содержания и исходящего из него сложного диалектического аспекта заложенного в обвинительной речи прокурора Вышинского.

Концентрация, в имеющихся на сегодня материалах, основного внимания на личностях судейско - прокурорского состава (изначально как антигероев), обвиняемых (изначально как героев - мучеников) и некоем, мифическом, присутствии на процессе, тени отца Гамлета, в лице И.В. Сталина (как изначального олицетворения "вселенского зла") совершенно конробъективна и уводит читателей, и (особенно молодых) исследователей от объективного осмысления (понимания) как правового, так и философского аспектов данного события, вполне возможно, редчайшего (по своему уникального), а поэтому особо значимого, не только для Российской, но даже, не побоимся этого слова, мировой судебно - правовой истории.

И как бы в этом исследовании и анализе нам смогли сегодня пригодиться предложения академика Э. Кочетова о "новом объемно - сетевом методе познания мира", но, увы, их в данном аспекте пока не наблюдается, хотя тем не менее...

Безусловно, следует осмыслить и фактор того: почему писатель и мыслитель с мировым именем Лион Фейхтвангер, который, в числе множества других представителей широкой общественности, был среди присутствующих на процессе, писал: "...обвинения, предъявленные на процессе Зиновьева, казались не заслуживающими доверия... Но на втором процессе, когда я увидел и услышал Пятакова, Радека и их друзей, я почувствовал, что мои сомнения растворились, как соль в воде...".

В исторически - познавательном аспекте исследования речи Вышинского не следует забывать и того, что процесс проходил в период своеобразного глобального государственно - правового "поворота" вызванного принятием VIII чрезвычайным съездом Советов 5 декабря 1936 года Конституции СССР, провозгласившей незыблемость советской государственной системы на основе принципов защиты интересов трудового народа.

Кстати, в социально - правовом аспекте, этот документ, очень многими зарубежными юристами и учеными, был добросовестно исследован и признан как один из самых гуманных и совершенных (с правовой точки зрения), во всей (на тот период времени) исторической практике государственного строительства.

Основной вопрос, в рамках обозначенной темы, заключается в следующем: можно, или нет, с позиций современного объема познаний, воспринимать речь А.Я. Вышинского как развитие (вклад) во все, существующие доселе, каноны права (в разделе обвинения, а возможно и шире) или же это всего лишь, просто - напросто, некая политико - правовая конъюнктура, находящаяся далеко за пределами права, как такового, юридической морали, этики и общепризнанных, мировых, основ юриспруденции...
Следующий вопрос заключается в том - насколько речь А.Я. Вышинского соответствует (вписывается через правовой аспект) основополагающим постулатам классической диалектики учений Аристотеля, Платона, Бруно, Канта, Гегеля, Маркса и ряда других выдающихся (гениальных) мыслителей, квинтэссенция, которой является:

- всеобщая взаимосвязь всех существующих явлений;
- всеобщность движения и развития;
- источник развития - становление и развитие противоречий;
- взаимосвязь количественных и качественных изменений как проявление механизма развития;
- развитие через отрицание;
- отрицание отрицания как проявление направленности процессов развития;
- противоречивое единство общего и единичного, сущности и явления, формы и содержания, необходимости и случайности, возможности и действительности и ряд других.

Давайте, вместе с Вами, Уважаемые читатели, попробуем абстрагироваться от фактурного и ряда других содержательных элементов построения обвинительной речи А.Я. Вышинского и перейти в ее абстрактно - смысловое философское восприятие.
И тогда получается, что именно только с этих позиций мы начинаем ощущать речь Вышинского как концентрацию некоего фактического отражения абсолютно всех, вышеперечисленных, основ классической диалектики.

В связи с этим встает закономерный вопрос, а был ли Андрей Януарьевич новатором (первопроходцем - первооткрывателем) в своего рода "ремесле" и можно ли его причислять, на основании этого, к мировым классикам...

Ответ, очевидно, будет только однозначен: мастером - да, классиком - нет...
И нет потому, что он (Вышинский) фундаментально не открыл ничего нового, а только лишь, всего-навсего, некоторым высокопрофессиональным образом дополнил, в развитии правовой риторики, таких своих выдающихся предшественников (корифеев), как Марк Тулий Цицерон, Вячеслав Константинович Плеве, Федор Никифорович Плевако, Анатолий Федорович Кони.

Все они, безусловно обладая выдающимся аналитическим и ораторским даром, прекрасно понимали изначальное несовершенство государственных правовых основ своего времени, и действовали, не то, что, бы исходя из принципа: "Закон, что дышло, куда повернешь, туда и вышло...", а исходя сугубо из многофакторного подхода решения правовых проблем, где элементы самого права могут, на определенном этапе процесса, вполне иметь сугубо второстепенное значение.

Абсолютно, то же самое мы наблюдаем и в обвинительной речи А.Я. Вышинского, где чисто правовой аспект постоянно находится где - то посередине, мощно "прикрываемый сверху" понятийными факторами глобального научно - политического свойства, и эффективно подкрепляемый "снизу" элементами, взятыми из народной мудрости (фольклора), чаяний и состраданий о судьбах простого народа.

И в том, и в другом случаях, эти два основополагающих фактора являются, где - то прямыми, а где - то, довольно серьезными, составными частями любой государственно - правовой системы, в том числе и уголовного права.

Диалектически опровергнуть или противостоять такому типу поведения на судебном разбирательстве, одной из сторон процесса, фактически невозможно.
В связи с этим встает вопрос, как же, все - таки, следует оценивать такую манеру (форму) олицетворения и декларации права: как юридическую фикцию или как юридическое искусство высочайшего свойства.

Скорее всего, наверное, придется оценивать, как второе определение (искусство), потому как, именно при высокопрофессиональной демонстрации одними из участников процесса подобного рода элементов, у других, непроизвольно, создается впечатление, что предложенное им толкование сути является единственно (абсолютно) правильным и: "...эх, как это я сам, до этого, раньше не смог додуматься..!?".

Чего сейчас нам всем лукавить и таить греха от того, что (сугубо, по мнению автора) приемы правовой риторики и диалектики, преподнесенные Вышинским в 1937 году, но только уже со стороны защиты, наблюдаются, сегодня, на многих процессах с участием известных российских адвокатов: Генри Резника, Генриха Падва, Карины Москаленко, Павла Астахова, Анатолия Кучерены и ряда других.

Тогда выходит, что правовую "школу Вышинского" никуда, и не при каких обстоятельствах, тем более в настоящее время, не денешь, вполне возможно она "сидит" внутри всех нас...

А многочисленным критикам А. Вышинского приходится постоянно напоминать о бесконечных скандалах связанных с деятельностью как современных правоохранительных органов, в лице их отдельных, общеизвестных, представителей так и всей системы в целом.

Только вот прокуроров в России, с потенциалом Андрея Януарьевича, сейчас, однозначно, нет, и в скором времени, вероятнее всего, не предвидится...
Исходя из всего этого, мы просто не можем, в настоящее время, считать речь Вышинского на процессе антисоветского троцкистского центра 1937 года окончательно законченной.

По большому философскому счету, она (знаменитая обвинительная речь) только начинается: и не только начинается для историков, философов, политологов, правоведов и юристов...

04.12.2009
www.viperson.ru

viperson.ru

Док. 614493
Перв. публик.: 04.12.09
Последн. ред.: 14.10.10
Число обращений: 0

  • Газеев Евгений Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``