Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
8.5. К вопросу о новом институте Назад
8.5. К вопросу о новом институте
Поскольку ни один из существующих способов охраны объектов компьютерной техники не в состоянии полностью решить эту задачу, многие исследователи обратились к разработке правового института, специально ориентированного на рассматриваемый вид объектов и учитывающего его особенности[1].
Выскажем на этот счет ряд соображений, основываясь на концепции функционального единства программ и ЭВМ (см. проблему первую). Не становится ли очевидным противоречие между двумя утверждениями цитировавшегося выше разъяснения N 4 Госкомизобретений о том, что не принимаются к рассмотрению заявки, "если заявляемый объект представляет... алгоритм, программу для ЭВМ", и о том, что "изобретениями могут быть признаны... устройства, характеризуемые конструктивными признаками... наличие которых определяется особенностями алгоритма"?
Итак, основной тезис следующий: программы для ЭВМ - это только некоторая разновидность алгоритмов, причем программно-аппаратная реализация алгоритмов основана на внутреннем функциональном единстве. Можно возразить: если этот тезис справедлив для системных программ, то как быть с программами пользователей? Здесь все очень просто. Между программами пользователей и системными программами нет непреодолимого барьера. Если оформить программу пользователя так, как это принято в данной системе программного обеспечения, и включить ее в системную библиотеку программ, то пользовательская программа становится системной. Пользовательскую программу, взятую отдельно, можно трактовать как метод или способ достижения определенного результата, математическую модель ЭВМ, модель некоторого процессора. Точно так же можно считать, что процессор, не выполняющий никакой программы, всегда выполняет одну и ту же программу (пустую).
Концепция функционального единства программ и ЭВМ открывает возможности для создания специального института правовой охраны объектов вычислительной техники, использующего преимущества и изобретательского и авторского права, а также снимает некоторые ограничения их применения, оказывающиеся искусственными. При этом важно найти рациональное соотношение механизмов институтов обоих типов, не допустить перекоса в сторону одного из них, доминирования над другими. Тогда практически реализовать эффективную защиту рассматриваемых объектов можно, лишь базируясь на изобретательском праве. Действительно, сняв с помощью единой концепции программ и ЭВМ ряд неоправданных ограничений, мы обеспечиваем достаточно полное использование потенциала изобретательского права. Однако при разработке нового института следует учитывать также международные обязательства СССР и положения международных концепций (Женевской и Бернской). При использовании советского программного обеспечения за пределами страны оно будет охраняться только в том случае, если охраняется внутри страны нормами авторского права. Соответственно возникают обязательства предоставить национальный режим программному обеспечению, созданному в странах - участницах Женевской конвенции, членом которой СССР является с 1973 года[2].
В порядке обсуждения можно предложить следующие особенности нового института:
авторское право на имя;
обязанность публикации краткого реферата о разработке;
право на участие во внедрении;
право на полное опубликование или воспроизведение разработки с разрешения уполномоченной на то организации;
выдача охранных документов на определенный срок с возможностью продления;
право организации-изготовителя объектов вычислительной техники распоряжаться ими путем заключения сделок;
проведение научно-технической экспертизы (с заменой экспертизы на новизну оценкой на оригинальность как результата самостоятельного творчества разработчика); административный порядок разрешения споров по результатам экспертизы;
судебный порядок защиты прав авторов;
возможность оспаривания третьими лицами в течение общих сроков исковой давности правильность выдачи охранных документов;
точная регламентация прав (имущественных и неимущественных) и льгот авторов;
установление порядка и способов стоимостной оценки объектов вычислительной техники (включая программное обеспечение).
Представляется, что формирование нового института будет происходить легче именно на основе единой концепции программ и ЭВМ. Более того, если отвергнуть эту концепцию, то юристам придется скоро столкнуться с новыми, еще более серьезными трудностями. Вспомним, что молекулярная электроника решает задачу выращивания для компьютеров биосхем из органических материалов. (Между прочим, на научно-технической конференции, проведенной Институтом государства и права АН СССР совместно с ВААП и Государственным комитетом СССР по делам изобретений и открытий, посвященной проблемам охраны программного обеспечения ЭВМ и объектов биотехнологии, эти две темы оказались как бы самостоятельными. Во всяком случае биокомпьютеры - их "стык" не получили никакого отражения в материалах конференции[3].) А что нам готовят пятое и последующие поколения ЭВМ? Решение юридических проблем XXI века на основе технических представлений начала компьютерной эры вряд ли окажется эффективным.

__________________
[1] См. подробнее: Гельб А. Б, Современное состояние проблемы правовой защиты программного обеспечения ЭВМ. С. 76-89.
[2] См.: Перспективы развития законодательства об интеллектуальном творчестве в условиях ускорения научно-технического прогресса//Сов. государство и право. 1986. N11. С. 139.
[3] См.: Проблемы правовой охраны программного обеспечения ЭВМ и объектов биотехнологии. С. 25-27; Смирнова М. Ю. Перспективы развития законодательства об интеллектуальном творчестве в условиях ускорения научно-технического прогресса//Сов. государство и право. 1986. N 11. С. 138-140.

Док. 565964
Опублик.: 01.06.09
Число обращений: 0

  • Проблемы компьютерного права

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``