Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
8.4. Иные формы правовой защиты программных средств Назад
8.4. Иные формы правовой защиты программных средств
К другим правовым средствам защиты программных средств можно отнести следующие: "ноу-хау", договор (в частности, использование договорной формы передачи), субсидиарную охрану, предусмотренную в законодательстве о товарных знаках.

Поскольку защита программных средств как изобретательским, так и авторским правом имеет существенные ограничения, в качестве альтернативной формы их защиты использовалось "ноу-хау". Ее преимуществами были простота процедуры охраны и традиционность, изученность для многих фирм. Конечно же, "ноу-хау" имеет и недостатки. Фактически "ноу-хау" распространяется лишь на несанкционированную передачу каких-либо материалов третьим лицам; при этом защита практически не распространяется на лиц, непосредственно не связанных договорными отношениями. Невозможно защитить программное обеспечение и в случае перехода программистов в другую организацию, особенно если они "уносят" с собой "лишь" знания. По этой причине практически невозможно обнаружить нарушение прав разработчика по "ноу-хау", чему способствует и то, что объект защиты по "ноу-хау" сам по себе четко не сформулирован (в отличие, например, от формулы изобретения).

Принципиальным недостатком "ноу-хау" является секретность охраняемого объекта, поскольку она оказывается барьером для распространения и широкого использования (а значит, и продажи) программных средств, т. е. в конечном счете прогресса в компьютерной технике.

Таким образом, защита программных средств по нормам "ноу-хау" хотя и проста, но малоэффективна и потому вряд ли целесообразна[1].

Что касается договора как способа защиты объектов компьютерной техники, то, в отличие от изобретательского или авторского права, претензии в случае нарушения прав могут быть предъявлены только контрагенту и в пределах условий договора. Наложение запрета, например, на распространение программы без согласия правообладателя невозможно.

Товарный знак, проставляемый на экземпляре программы, конечно, косвенно способствует охране самой программы, поскольку показывает конкретного производителя программного средства. Но, во-первых, производитель и правообладатель прав на программу могут и не совпадать в одном лице, и тогда товарный знак как способ охраны оказывается неприменимым[2]. Во-вторых, товарный знак не эффективен для защиты от "пиратского" копирования. Некоторые производители программных средств закладывают в свои программы специальные коды, чтобы помешать незаконному дублированию, но коды часто разгадываются. Один из таких изготовителей дубликатов, 15-летний ученик средней школы в Алпайне (США), владелец компьютера фирмы "Эппл", подрабатывает, покупая какую-нибудь компьютерную игру, скажем, за 30 долл., и перенося ее на чистый диск, который стоит ему 3 долл., продает ее своим приятелям за 10 долл.[3] Впрочем, этот прием показывает неэффективность любой из существующих форм правовой охраны программных средств.

Возможны и модифицированные способы правовой защиты программных средств. Так, В. А. Рясенцев, В. С. Мартемьянов и А. И. Масляев предлагают отступить от традиционных принципов авторского и изобретательского права, заключающихся в признании первоначального авторского права за гражданами, творческим трудом которых создано конкретное техническое решение, и признать авторское право на программное средство. При этом личные интересы граждан, принимавших творческое участие в создании программного средства, предлагается охранять путем определения коэффициента их творческого участия в общем коллективном труде[4]. Думается, однако, что коллективное создание программного средства не исключает индивидуального авторства. Кроме того, отказавшись от одного из важнейших принципов авторского права, мы не сможем и в других вопросах опираться на его нормы.

Еще один путь - адаптация существующего авторского и изобретательского права к потребностям правового регулирования отношений по поводу создания программных средств. Во-первых, предлагается уточнить, что перекодирование программы в другой код или на другой искусственный язык, осуществленное при помощи транслятора, не является переводом на другой язык. Во-вторых, сделать изъятие из нормы о неприкосновенности применительно к изданию и использованию произведения, а именно - оговорить, что не считается нарушением права автора (юридического лица) внесение изменений или усовершенствований в программу, выпущенную в свет[5].
Еще одно предложение носит международный характер. А. Б. Гельб считает целесообразным заключить международное соглашение с другими странами по передаче и использованию программных разработок, причем при выработке такого соглашения урегулировать только часть узловых вопросов, а остальные проблемы должны решаться по-своему для каждой отдельной страны. Предполагается, что права авторов будут охраняться на уровне не ниже соответствующей охраны прав авторов изобретений и объектов авторского права[6].

Такое предложение вплотную подводит к созданию специального правового института для охраны объектов компьютерной техники.

_________________
[1] См. подробнее: Гельб Л. Б. Современное состояние проблемы правовой за щиты программного обеспечения ЭВМ. С. 48-49.
[2] См.: Савельева И. В. Указ. работа. С. 140.
[3] См.: Time. 1984. Apr. 15.
[4] См.: Рясенцев Б. А., Мартемьянов В. С, Масляев А. И. Правовое регулирование отношений, основанных на создании и использовании алгоритмов и программ. С. 20-28.
[5] См.: Мамиофа И. Э. Право и программирование.//Ученые записки Тартуского гос. ун-та.-Tartu riikliku ?likooli toimetised. Вып. 801. Труды по социальным проблемам кибернетики. Тарту, 1988. С. 11-12.
[6] См.: Гельб А. Б. Международные аспекты правовой охраны программного обеспечения. С. 21.

Док. 565963
Опублик.: 01.06.09
Число обращений: 0

  • Проблемы компьютерного права

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``