Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
8.2. Защита программных средств изобретательским правом Назад
8.2. Защита программных средств изобретательским правом
Первый патент на программу был выдан в США. В 1971 году там ввели специальную патентную классификацию объектов компьютерной техники, которая просуществовала до 1977 года. В этот период было выдано значительное число патентов, причем нередко после судебных споров. Во Франции создатели математического обеспечения ЭВМ первоначально тоже пытались патентовать разрабатываемые ими программы. Но, согласно патентному закону 1968 года, программные средства попали в разряд систем абстрактного характера, которые не подлежат патентной охране. Переработанный патентный закон 1978 года уточнил, что патентованию не подлежит лишь математическое обеспечение ЭВМ как таковое. Однако если компьютерные программы являются частью объекта патентования, патентная заявка рассматривается по существу. Соответственно при условии, что изобретение, неотъемлемым элементом которого считается математическое обеспечение ЭВМ, в своей совокупности оценивается патентным ведомством как пригодное для технического и промышленного применения, на него может быть выдан патент.
Практика патентных ведомств США, Франции, Великобритании, ФРГ, Японии, а также Европейского патентного ведомства отражает единую тенденцию, характерную для большинства развитых по уровню компьютеризации стран. Эта тенденция заключается в расширении круга объектов, квалифицируемых в качестве патентоспособных. В него включаются самые различные технологии, реализуемые частично на базе ЭВМ, т. е. такие технологии, интегральной частью которых являются оригинальные компьютерные программы. Главное, чтобы они поддавались промышленному применению.
Противоположную позицию занимают лишь патентные ведомства развивающихся стран и тех развитых стран, которые не имеют собственной индустрии информатики[1]. Точно так же и в действующем, и в разрабатываемом советском законодательстве об изобретательской деятельности в СССР отражен подход к программным средствам с устаревшими мерками. Закон СССР "Об изобретениях в СССР" не признает изобретениями алгоритмы и программы для вычислительных машин (ст. 1, п. 3). Нет единого мнения на этот счет и у ученых-юристов.
Диапазон суждений относительно алгоритмов начинается от абсолютной неприемлемости норм изобретательского права для их охраны; включает предположения о том, что "на базе существующих норм изобретательского права можно охранять определенную часть алгоритмов, если их реализация обеспечивает достижение технического эффекта" и завершается утверждением, согласно которому целесообразно именно с помощью норм изобретательского права создавать исключительное право непосредственно на алгоритм[2]. Правда, возникают проблемы, связанные, в частности, с поиском аналогов заявленного алгоритма, обнаружения его прототипа и т. д. Но ведь на то и трудности, чтобы искать их юридическое решение, не так ли? И начинается специализированное "правовое конструирование", сравнение вариантов и т. п. Ну, а что касается Госкомизобретений (ныне - Госпатент СССР), то в его разъяснении "О признании изобретениями объектов вычислительной техники, характеризуемых математическим обеспечением ЭВМ" от 13 ноября 1975 г., содержится прямое указание: "Не принимаются к рассмотрению заявки на выдачу авторского свидетельства или патента на изобретение, если заявляемый объект представляет математическое решение задачи, в частности, алгоритм"[3].
В том же разъяснении от 13 ноября 1975 г. Госкомизобретений пояснил, что и программы для ЭВМ не могут быть заявлены на выдачу авторского свидетельства[4]. Однако есть небольшое исключение. Охраноспособными по нормам изобретательского права могут быть признаны: "а) устройства, характеризуемые конструктивными признаками, в том числе такими конструктивными признаками, наличие которых определяется особенностями алгоритма, обусловливающего организацию и распределение ресурсов ЭВМ; б) способы, характеризуемые выполнением в определенной последовательности ряда действий над материальными носителями информации с помощью материальных объектов"[5]. Как мы видим, лишь некоторые особые виды программного обеспечения отвечают указанным признакам и, следовательно, могут охраняться изобретательским правом.
Основное препятствие к признанию охраноспособными изобретений в сфере программирования заключено в нормативной формулировке понятия охраноспособности изобретения, а также в интерпретации этой формулировки ведомственными подзаконными актами по изобретательству. Начиная с 1974 года изобретением признается только "новое и обладающее существенными отличиями техническое решение (выделено мною. - Ю. Б.) задачи в любой области народного хозяйства, социально-культурного строительства или обороны страны, дающее положительный эффект" (Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях[6]). Впоследствии в подзаконных актах это нашло такое толкование: решения признаются техническими, когда они проявляются в конструктивно-схемных особенностях выполнения устройства или особенностях выполнения способа, проявляющихся в последовательности действий над одними материальными объектами при помощи других[7]. Затем и появились прямые указания на то, что ни алгоритм, ни программа не являются техническими решениями, поскольку предусматриваемые в них действия направлены не на материальные объекты, а на информацию. Здесь мы видим еще одно проявление информационного фетишизма (см. 1.1).
На каком основании изобретениями признаются только технические решения? А. Б. Гельб и И. Э. Мамиофа, проследив историю данного вопроса с 1919 года, показали, как критерий промышленной применяемости, принятый сейчас в большинстве развитых стран, постепенно трансформировался в критерий технического решения, до сих пор применяемый в СССР, хотя "ни один из исследователей не взял бы на себя труд доказать, почему изобретениями должны быть только технические решения (или только решения технических задач). Вряд ли такое доказательство возможно"[8]. Как справедливо указывают авторы, во-первых, критерии "техническое решение" нужно исключить из условий патентоспособности изобретений в СССР, поскольку он противоречит многим положениям изобретательского права как средства ускорения научно-технического прогресса; во-вторых, целесообразно признавать изобретениями решения, относящиеся к программным устройствам и программноуправляемым процессам как объектам, допускающим промышленное осуществление, в том числе и к машиночитаемым носителям с программой для ЭВМ[9]. Таким образом, возникает вопрос о подготовке изобретательского права к решению проблемы "программного изобретательства"[10].
Охрана программных средств изобретательским правом имеет немало преимуществ:
появление возможности выявления истинно новых, оригинальных и эффективных разработок в области программных средств;
улучшение условий информационного поиска нужных для пользователя программных средств;
обмен необходимыми программными средствами позволил бы снизить паралеллизм в разработке программных средств;
повышение стандартизации средств, методов и продуктов программирования;
появление объективной системы оценки результатов работы и квалификации программистов;
повышение экономии машинного времени и производительных ресурсов программистов;
возникновение правовой системы морального и материального стимулирования программистов;
появление у программистов стимула для повышения их квалификации;
выявление лучших организаций-производителей программной продукции;
создание хорошей основы для международного сотрудничества с развитыми странами;
возможность облегчить работу вновь создаваемых вычислительных центров.
Правда, есть и серьезные аргументы против такой охраны программных средств:
продолжительность процедуры патентования;
трудности опознания, выявления, отделения от других защищенных объектов компьютерной техники;
трудности обнаружения нарушений прав изобретателей.
Этот список можно продолжить, но на каждый аргумент находится не менее серьезный контраргумент[11].
И все же охрана программных средств изобретательским правом будет неполной. Сами же сторонники этого института признают, что "отсюда, однако, не следует, что изобретениями должны признаваться новые и неочевидные программы для ЭВМ как таковые, т. е. взятые вне связи с определенным устройством или технологическим процессом. Непосредственно программы правильнее отнести к предмету авторского права, но не с ними следует отождествлять алгоритмы, реализуемые в таких программах"[12].

______________________
[1] См.: Гельб А. Б, Современное состояние проблемы правовой защиты программного обеспечения ЭВМ. Таллинн, 1983. С. 49-75; Энтин М. Л. Правовая охрана Математического обеспечения ЭВМ. М., 1989. С. 11-17.
[2] Проблемы правовой охраны программного обеспечения ЭВМ и объектов биотехнологии (обзор выступлений участников научно-практической конференции)//Вопросы изобретательства. 1986. N 5. С. 25, 27.
[3] Законодательство СССР по изобретательству. Т. 1. М., 1981. С. 263.
[4] См. там же.
[5] Законодательство СССР по изобретательству. С. 263.
[6] Там же. С. 25.
[7] См.: Указания по составлению заявки на изобретения (ЭЗ-1-74); Инструкция по государственной научно-технической экспертизе изобретений (ЭЗ-2-74)//Там же. С. 101-169, 185-256.
[8] Гельб А. Б., Мамиофа И. Э. Правовые проблемы охраны в СССР изобретений-алгоритмов, относящихся к программному управлению устройствами вычислительной техники и технологическими процессами.//Ученые записки Тартуского гос. ун-та. - Tartu riikliku ?likooli toimetised. Вып. 864. Труды по социальным проблемам кибернетики. Тарту, 1989. С. 118-119.
[9] См. там же. С. 119, 122.
[10] Гельб А.Б. Международные аспекты правовой охраны программного обеспечения//Индустрия программного обеспечения. Калинин, 1987. Ч. 1. С. 21.
[11] См.: Гельб А. Б. Современное состояние проблемы правовой защиты программного обеспечения ЭВМ. С. 21-33.
[12] Гельб А. Б., Мамиофа И. Э. Указ. работа С. 122-123.

Док. 565960
Опублик.: 01.06.09
Число обращений: 0

  • Проблемы компьютерного права

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``