Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Елена Черникова: Средний класс: быть или не быть? Назад
Елена Черникова: Средний класс: быть или не быть?
29 января 2009 г. в 10.00 в конференц-зале Общественной палаты Российской Федерации состоялись общественные слушания на тему "Положение среднего класса и гражданского общества в условиях кризиса".

Организаторами мероприятия были Международный информационно-аналитический клуб "Русский взгляд", Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по социальной и демографической политике и рабочая группа Общественной палаты России по созданию основополагающих принципов позиционирования России в современном мире и комплексной информационной программы по формированию ее положительного образа в стране и за рубежом.

К участию в слушаниях были приглашены представители министерств, ведомств, члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, депутаты Государственной Думы Российской Федерации, научная и творческая интеллигенция, СМИ, эксперты.
    
Речь писателя и журналиста Елены Черниковой произвела своеобразное впечатление на собравшихся, поскольку если все говорили о путях спасения российского среднего класса, то Черникова высказала предположение, что спасти его невозможно, поскольку мировоззренческие основы современных "среднеклассников" в корне противоречат историческим традициям России. Вот фрагменты её выступления.

Пресса много лет утверждает, что средний класс как основа стабильности в России есть или должен быть, - значит есть. Или должен быть. В самом свежем журнале для среднего класса ("Сноб") я обнаружила прогноз на 50 лет, по которому в XXI веке средний класс исчезнет как таковой. Будут высокие верхи и нижайшие низы, а между ними будет непреодолимая пропасть.
    
Представить "общество о двух концах" мне страшно, но своё выступление я построю на допущении, что прогноз дорогостоящего журнала верен и среднеклассников скоро не станет (как ушли в историю катушечные магнитофоны, иномарка "Запорожец" и резиновые подтяжки для детских чулок).
    
У меня три профессиональных занятия. Очень коротко рассмотрю мировоззренческие ходули, на которых передвигается наш средний класс, согласно своим профессиональным впечатлениям.
    
Я написала два учебника, они имеют гриф министерства: "Основы творческой деятельности журналиста" (2005) и "Литературная работа журналиста" (2007). По обоим учебникам красной нитью проходит тезис, что современные СМИ, будучи товаром, ориентируются на узкие целевые аудитории, у них нет другого способа выжить в условиях конкуренции.
    
Студентам я регулярно задавала уроки. Например, послушать какую-нибудь радиостанцию и детально описать на бумаге целевого адресата, для кого это СМИ, по их мнению, работает, и построить день этого целевого человека. Что читает аудитория? Что ест и пьёт? Надо было также написать ему любовное или дружеское письмо, комментарий в его воображаемый блог, подарить что-нибудь на Новый год, - словом, пожить с ним.
    
Студенты, описывая целевую аудиторию, например, каналов СТС или ТНТ, или даже качественного радио Бизнес FM, с заданием в целом справлялись. Но пытаясь вообразить себе аудиторию "Культуры", студенты прочно застревали. У них срабатывал стереотип: триада среднеклассника "работа-квартира-машина". Представить себе, что культурный человек может ходить пешком, вообще удавалось единицам. Студенты пытались определить, где отдыхают зрители "Культуры", как им положено, куда посылают учиться своих детей, - и тут начиналась фантасмагория. Зато по среднему классу, я имею в виду сложившиеся представления о доходах и нравах этой группы, особых разногласий не возникало. Однако вот какая штука...
    
Вопрос - кто входит в состав российского среднего класса? - задавался им дважды: до портретирования целевого адресата и после. До упражнений они оттарабанивали чисто по глянцу, отменно ориентируясь в марках вещей, а после, поработав головой и поняв искусственность большинства конструкций, начинали иронизировать и однажды даже процитировали сэра Уинстона Черчилля: "Следует опасаться ненужных новшеств - особенно если они продиктованы здравым смыслом".    
    
Информационные потребности нашего читателя среднего класса: самосохранение, любовь и воспроизводство, головокружительный успех, чудесный поворот судьбы. (Чуть раньше это называлось хлеба и зрелищ.) Мы со студентами не обнаружили в мировоззрении совокупного российского среднеклассника никаких иллюзий по отношению к гражданскому обществу. С понятием гражданское общество должна ассоциироваться позиция, уровень свободы, а какая свобода у того, кто как огня боится сесть в машину неподобающей марки? У большинства среднеклассников отношение к гражданскому обществу потребительское, как и ко всему на свете: можно получить дивиденды. Повторю, мои выводы основаны на анализе контента СМИ, ориентированных на средний класс, и на беседах со студентами.
    
Взяв реальный тематический репертуар глянцевой женской прессы, мы получили следующее: как избавиться от целлюлита, непрерывно занимаясь сексом, со стороны поглядывая на кровавую бандитскую разборку, одновременно ожидая принца на белом коне, вооружившись абсолютно достоверным перечнем приёмов "Как его удержать, когда и если он придёт".
    
Мужчинам ещё сложнее. Вспомните дискуссию об оружии. Несколько лет шли и, кажется, ещё идут дебаты: надо дать короткоствол свободному гражданину или не дать? Я работала пятнадцать лет на радио, и когда разгорелась дискуссия об оружии, в радиобеседе спросила у одного из идеологов короткоствольной свободы: зачем оружие мирному человеку, и он ответил просто и понятно: нормальные люди должны иметь возможность защитить себя от всяких подонков. Я спросила: не кажется ли ему, что люди по улицам ходят вперемежку? Он сказал, что всегда видно, кто есть кто, вот нормальный, вот - преступник. Я спросила: по каким признакам это видно? Он ответил: что вы, Елена Вячеславовна, притворяетесь?
    
А теперь к моей основной профессии, то есть сочинительству прозы. У меня пять романов и два сборника, совокупный тираж большой, есть свой читатель. Но недавно я рассталась с одним крупным издательством. Пошла в другое. И вдруг меня там попросили написать что-нибудь для среднего класса. Но при этом в духе лояльности к Церкви.
    
Представив себя среднеклассником, я попыталась написать хотя бы рассказ. Не фельетон в духе как выйти за миллионера, а что-нибудь о душе человеческой. И вот здесь я попала в невозможную передрягу. Самой трудоёмкой и даже невыполнимой работой оказалось реалистическое соединение ценностей среднего класса с ценностями христианскими. Они противоположны. Собственно, это и так было понятно, однако издательство почему-то захотело попробовать.
    
Итак. Средний класс обязан покупать всё передовое и любить только новинки. Православные, наоборот, не должны собирать себе сокровищ на земле.
    
В истории православия есть книга, которая описывает бытовой норматив, но если показать среднекласснику хоть одну страницу из "Домостроя", он обхохочется, причем надрывно-издевательски. Я видела.
    
Средний класс обязан сначала восхититься сексуальностью всего сущего, а потом вдруг зажить в семье, широко улыбаясь, и начать разговаривать, согласно рекламе, с майонезом и кошками. Напротив, православные считают идеалом монашеский подвиг, а если православный живёт в миру, то женится и ведёт половую жизнь ради детей, а не ради собственных удовольствий. Вообще гедонизм и позитивизм среднего класса нигде не соприкасается с христианскими ценностями, и если писать об этом реалистический роман, что я сейчас и делаю, получается драма.    
    
Знаменитый русский писатель и публицист Сергей Залыгин вспоминал: к концу XIX века наш "крестьянин выполнял приблизительно 300-350 трудовых операций. Он и пахал, и сеял, и жал, и косил, запрягал лошадь, и шорничал, и сапожничал, валил лес, плотничал, бывал и землекопом и ветеринаром. Такого разнообразия трудовых навыков не требует от рабочего самый современный завод. И заметим попутно, что всё это, весь этот труд был вполне доступен для изображения в художественном произведении".
    
А что можно написать о труде офисного планктона? Сценарий трагикомического фильма ужасов.     
    
Курилка как остров свободы от компьютера. Ребёнок как наследник, жена как ресурс, любовница как аксессуар. Липкий, жуткий ежедневный страх за так называемый достойный уровень, но с голливудской улыбкой, руки в брюки. Страх, что руки из карманов придётся вынуть. Этой группе живых людей внушено, что весь мир живёт в долг, возьми кредит, вообще ты бери от жизни всё, не тормози, ведь будущее зависит от тебя, если ты подключишься именно к этому провайдеру... Главное, чего нет у нашего среднего класса напрочь, это душевной гармонии. Типологический признак! Его, классовые, представления о гармонии - это совпадение цвета домашних тапочек с цветом обоев, а это величины крайне непостоянные. Наш несчастный класс был запрограммирован как фабрика по производству всё новых желаний. Это очень неуютно. Так действительно жить нельзя. Я с восхищением перечитала роман Веркора и Коронеля "Квота, или Сторонники изобилия", написанный сорок лет назад во Франции, и увидела наши дни, как в зеркале.
    
Что касается духовного роста наших среднеклассников, то этот рост пока укладывается в пожертвования на храмы и даже в просьбы к батюшкам благословить на работу, например, рейдера...
    
К моей знакомой по осени на психологические консультации десятками ходят успешные представители среднего класса с жалобами на "панические атаки". Красиво одетые мужчины, бывает, заберутся под стол и их оттуда выманивают по полчаса. Они не похожи на членов гражданского общества, поскольку они боятся абсолютно всего. Галерные рабы свободнее, чем среднеклассники, потому что галерным рабам хотя бы не надо было прикидываться, будто у них нет проблем.
Система ценностей, прессой и рекламой внушённая среднекласснику за пятнадцать лет, работает как вирус, и вроде бы качественная программа под названием "Россия" - зависает.     
    
Просветительское знакомство с ценностями, не завязанными на вечную молодость, успех и лидерство, может, и успокоило бы наивных российских среднеклассников, но я не представляю себе, куда бы при этом делась экономика спроса и предложения.     
    
Возвращаясь к началу моего выступления и прогнозу, опубликованному в журнале "Сноб" со ссылкой на Рейтер, - о грядущем исчезновении среднего класса как такового, - я прихожу к выводу, что прогноз, скорее всего, верен.
    
И если средний класс всё-таки нужен обществу или сам себе, то у него должна немедленно появиться жизнетворная идея. Та, что есть (потребительство), для России нежизненна.

Елена Черникова - писатель, журналист

03.02.2009,
www.viperson.ru

Док. 542535
Опублик.: 03.02.09
Число обращений: 7

  • Черникова Елена Вячеславовна

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``