Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Владимир Андрианов: Государство или рынок? Кейсианство или монетаризм? Назад
Владимир Андрианов: Государство или рынок? Кейсианство или монетаризм?
Проблемы, связанные с местом, ролью и функциями государства в экономике, занимали умы ученых с самого возникновения экономической науки.

В мировой экономической литературе прошлых столетий представлен довольно разнообразный спектр мнений относительно возможностей государственного регулирования рыночной экономики.

При этом взгляды ученых существенно менялись в зависимости от конкретных условий развития мирового хозяйства - был ли это период мира или войны, бурного экономического роста или затяжного циклического кризиса, галопирующей инфляции или дефляции и др.

При этом объективные процессы эволюции мирового хозяйства способствовали существенному возрастанию роли экономической теории в познании закономерностей и тенденций развития экономики и разработке научно обоснованной экономической политики государства.

История развития экономической мысли наглядно доказала, что нет ничего более практичного, чем теория.

В процессе эволюции взглядов ученых на вопросы регулирования экономических процессов в прошлом столетии в западной науке сформировались две альтернативные концепции макроэкономического регулирования, получившие название "кейнсианство" и "монетаризм".

Последователи кейнсианства исходили из того, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие. Поэтому поощряется активное вмешательство государства в экономику посредством бюджетной, структурной, кредитно-денежной и социальной политики.

В основе концепции монетаризма лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия.

Глобальный финансово-экономический кризис, разразившейся в 2008 г., еще раз заставил задуматься над эффективными механизмами регулирования экономических процессов.

1. Кейнсианство

Кейнсианская концепция базируется на идеях одного из крупнейших экономистов ХХ столетия Джона Мейнарда Кейнса. Он произвел революцию в экономической науке своего времени, создав концепцию рыночной экономики как целостной системы.


Историческая справка: Джон Мейнард Кейнс (1883-1946 гг.) - выдающийся английский экономист, государственный деятель и публицист. Профессор Кембриджского университета.

Основные работы: "Трактат о деньгах" (1930 г.), "Общая теория занятости, процента и денег" (1936 г.). Основоположник одного из наиболее значимых течений экономической жизни ХХ столетия - кейнсианства. Автор теории мультипликатора накопления.

Кейнс совместно с Гарри Декстером Уайтом были основными разработчиками Бреттен-Вудскую валютной системы (1944 г). В основе этой системы лежала привязка курса валют стран-участниц системы к доллару США, обеспеченному золотом.


Д. Кейнс ввел в научный оборот понятие "макроэкономики", которая как самостоятельная научная дисциплина сформировалась после выхода в 1936 г. его главной книги "Общая теория занятости, процента и денег".

Разработанные им агрегированные модели макроэкономических показателей получили не только количественную определенность, но и собственный измеритель - деньги.

Крайне скептически Д. Кейнс относился к принципу "невидимой руки", сформулированному А. Смитом. В своем главном научном труде Д. Кейнс исходил из того, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие.

Дисбаланс между сбережениями и ожидаемыми инвестициями вызывает снижение деловой активности, что в свою очередь усиливает инфляционные процессы и влияет на уровень безработицы.

Таким образом, согласно этой теории изменение совокупных запасов потребительских и инвестиционных товаров в основном воздействует на уровень производства и занятости. Поэтому кейнсианство поощряет активное вмешательство государства в экономику посредством дискреционной фискальной политики.

Акцент в этой политике делается на совокупных расходах и их элементах, вытекающих из основного кейнсианского уравнения:

Y = C + I + E - J + G, где:

Y - уровень экономической активности;
С - потребление;
I - инвестиции;
E - экспорт;
J - импорт;
G - государственные расходы.

Следует отметить, что доля государственных расходов в бюджетах большинства стран мира на протяжении прошлого столетия имела устойчивую тенденцию к росту.

Историческая справка. На протяжении XVIII века для промышленно развитых стран была характерна невысокая доля государственных расходов в ВВП.

За период с 1870 по 1996 г. доля государственных расходов возросла в % к ВВП во Франции с 12 до 55, в Нидерландах с 9 до 50, в Германии с 10 до 49, Италии с 12 до 53, Японии с 9 до 36 и в США с 4 до 33%.

По данным ОЭСР, в 2004 г. доля государственных расходов в ВВП Франции составляла 54%, Германии - 47%, Великобритании - 45%, США - 36%.

На протяжении 80-х и 90-х годов прошлого столетия наиболее эффективно кейнсианские методы фискальной политики использовали новые индустриальные страны Азии - Гонконг, Южная Корея, Малайзия, Таиланд, Сингапур, Тайвань.

Особенно сложными проблемами Д. Кейнс считал подверженность рыночного хозяйства экономическим кризисам и безработицу. Поэтому одной из важных его заслуг является разработка основ антикризисной политики государства.

Современная трактовка кейнсианства не отрицает, а интегрирует и консолидирует в едином механизме "настройки":

    финансовые инструменты регулирующие рыночные процессы;
    сильную финансовую политику государства;
    централизацию бюджетных ресурсов, используемых на цели социально-экономического развития.

Развивая идеи Д. Кейнса, его последователи в 40-60-х годах прошлого столетия создали стройную концепцию экономической системы, регулируемой как рынком, так и государством, нередко называемую кейнсианской смешанной экономикой.

Справочно. К наиболее ярким последователям кейнсианской концепции можно отнести следующих ученых:

    американский экономист Пол Антони Сэмуэльсона лауреат Нобелевской премии (1970 г.);
    американский экономист Лоуренс Роберт Клейн лауреат Нобелевской премии (1980 г.);
    американский экономист Джеймс Тобин лауреат Нобелевской премии (1981 г.);
    американский экономист Франко Модильяни , лауреат Нобелевской премии (1985 г.);
    американский экономист Роберт Мертон Солоу, лауреат Нобелевской премии (1987 г.);
    американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт.

Основу смешанной экономики составляет частная собственность. Государство - своеобразное дополнение к ней и потому не должно выступать в качестве конкурента частного капитала.

Государство выполняет функцию "встроенного стабилизатора", ликвидируя (или нивелируя) неустойчивость социально-экономического развития.

Известный американский экономист Пол Самуэльсон считал, что смешанная экономика фактически является гигантской системой общего страхования от наихудших бедствий экономической жизни.

На основе общей концепции кейнсианцы разработали конкретные формы и методы государственной экономической политики в смешанной системе.

Наибольшее признание в практике государственного регулирования экономики получили теории антициклического (сейчас более известного как конъюнктурного) регулирования и теории экономического роста.

Главное направление государственной политики экономического роста - это воздействие на инвестиции. Основными ее инструментами являются:

    государственный бюджет;
    налоговая политика;
    регулирование процентной ставки.

Из методов регулирования решающее значение придается государственным расходам, расширение которых иногда обеспечивается в определенной степени дефицитным финансированием.

Основная цель роста государственных расходов - увеличение эффективного спроса со стороны самого государства и создание благоприятных условий для частных капиталовложений.

Важнейшие направления государственных расходов, согласно этой концепции, - научные исследования, производственная и социальная инфраструктура (образование, подготовка и переподготовка кадров, медицинское обслуживание).

В результате применения комплекса мер возникает эффект мультипликации, согласно которому инвестиции, осуществляемые правительством, благоприятно сказываются на динамике валового внутреннего продукта, обеспечивают рост занятости, расширяют потребление.

Механизм его действия следующий. Отрасли, получившие первоначальный импульс, способствуют расширению производства в смежных отраслях. Это в свою очередь приводит к росту занятости и повышению спроса на потребительские товары, что вызывает расширение производства в отраслях, производящих предметы потребления.

Политика стимулирования экономического роста способствовала развитию научно-технической революции, использованию ее достижений в самых различных сферах экономики. Расходы правительства на образование, подготовку и переподготовку кадров сделали возможным повышение общего уровня квалификации занятых в общественном производстве. Кроме того, удалось в определенной степени сгладить циклические колебания.

Совершенно очевидно, что без серьезной государственной поддержки многим европейским странам и США не удалось бы создать и развить современные отрасли экономики.

Справочно. В частности, суммарная государственная помощь крупнейшей американской корпорации "Боинг" по состоянию на 2005 г. оценивалась в 25 млрд. долл. Европейский концерн "Аэробус" со дня основания в 1967 г. получил различных видов государственных субсидий примерно на 15 млрд. долл.

В 1992 г. между этими компаниями было подписано соглашение, согласно которому общий объем государственных субсидий не должен превышать трети от собственных инвестиций компаний.

В периоды же начинающегося экономического бума, или перегрева, грозящего кризисом перепроизводства, предлагаются государственные мероприятия, ограничивающие рост инвестиций и, следовательно, производства. Именно такую политику проводит Китай с начала третьего тысячелетия, пытаясь сократить высокие темпы экономического роста.

Использование кейнсианских концепций в практике государственного регулирования экономики США и большинства стран Западной Европы породило у многих западных экономистов уверенность в том, что была найдена почти идеальная модель смешанной экономики.

Как ни парадоксально, но Россия, где долгие годы существовала жесткая система централизованного планирования и традиционно была велика роль государства в экономике, на протяжении 90-х годов переживала глубокий экономический кризис, в том числе бюджетный кризис.

В начале экономических преобразований в России были полностью устранены планирующие органы и разрушены крупные промышленные комплексы. В таких условиях появление клановых и мафиозных образований гораздо выше, чем вероятность появления рынка, где господствует добросовестная конкуренция.

Заняв позицию невмешательства, государство предоставило возможность формироваться новой капиталистической экономики под бдительным оком других институтов, приведших к глубокому экономическому и финансовому кризису.

Структуры, заполнившие институциональный вакуум российской экономики, были неспособны на реальную трансформацию общества на рыночных принципах, что привело к развитию так называемого "бандитского капитализма", последствие которого Россия не может преодолеть до сих пор.

В конце 90-х годов, когда более трети ВВП производилась в теневом секторе экономики. За годы экономических реформ в России в конце прошлого столетия удельный вес государственных расходов сократился к 2005 г. до 27,7% от ВВП.

Новые институциональные формы могут заменить уже сложившиеся только во время драматических эпизодов истории - таких, как войны, открытые социальные конфликты или системный кризис.

Вернуть "руководящую и направляющую" роль государства оказалось задачей архи трудной.

Кейсианские методы регулирования экономики оказались вновь востребованы в период глубочайшего финансового кризиса 2008 г.

Этот кризис по своим масштабам оказался сравнимым лишь с великой депрессией 1929-1933 гг.

Историческая справка. Действительно, в 20-е годы в США наблюдалась невиданная биржевая лихорадка. В Америке 55% личных сбережений оказались вложены в ценные бумаги.

Курсовая стоимость акций, котирующихся на Ныо-Йоркскои фондовой бирже, возросла в несколько раз.

В немалой степени этому способствовала деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг, которые искусственно повышали цены на акции путем различных манипуляций.

Биржевой крах 1929 - 1932 гг. был ужасен. Совокупная курсовая стоимость акций Нью-Йоркской фондовой биржи (капитализация) в течение нескольких лет сократилась до 17% от докризисного уровня - с 89 млрд. до 15 млрд. долл.
Курсы акций ведущих американских корпораций упали во много раз: "РКА" - в 33 раза, "Крайслер" - в 27 раз, "Дженерал мотор" - в 80 раз, "Дженерал электрик" - в 11 раз .

Особенностью нынешнего кризиса является его глобальный и системный характер. Кризис кредитно-банковской системы наложился на кризис институанальных инвесторов, кризис фондового рынка и перерос в кризис доверия.

Кризис доверия, пожалуй, самая разрушительная составляющая для финансовых рынков. Об этом писал Джон Кейнс, анализируя последствия кризиса 30-х годов прошлого столетия: - "Финансовый рынок стабильно функционирует до тех пор, пока все его участники находятся в "состоянии уверенности" (the state of confidence), которое, в свою очередь имеет значительную субъективную составляющую".

2. Основы современного монетаризма

В основе идей монетаризма лежит количественная теория денег, трактующая деньги как основной элемент рыночного хозяйства.

Согласно данной теории денежная масса, находящаяся в обращении, оказывает непосредственное влияние на уровень цен. Это означает, что деньги выполняют функцию управления спросом и соответственно хозяйственными процессами, в том числе оказывают значительное влияние на объем производства и занятость.

Историческая справка. Родоначальниками количественной теория денег считают британского ученого Вандерлинга и Д. Юма (XVII век). Получив ангажемент в Англии в XVIII веке, эта теория постепенно превратилась в научный фундамент учения о деньгах.

По мере развития теория усложнялась и все более сближалась с финансовой и макроэкономической практикой. В основу количественной теории денег положено существование прямой пропорциональной зависимости между ценами и количеством обращающихся денег, которое первоначально было выражено в формуле:

М = Р, где:

М - денежная масса;
Р - уровень цен.

Позже формула получала добавление: "при прочих неизменных или равных условиях". Но эта причинно-следственная связь не в полной мере отражала существовавшую практику. Как правило, денежная масса росла быстрее, чем цены.

Заметный вклад в эту теорию внес Д. Рикардо. Он показал, что несмотря на различия между деньгами металлическими и бумажными, и те и другие являются средством обращения. Зависимость М = Р распространяется на деньги в целом.

Следующий этап развития данной теории связан с известным английским мыслителем и экономистом Джоном Стюартом Миллем (1806 - 1873 гг.).

В его главном труде "Основы политической экономии" (1848 г.) несколько глав посвящено монетарной теории. Ученый показал зависимость стоимости денег от спроса и предложения, раскрыл содержание биметаллизма, роль кредита в денежном обращении, специфику бумажных денег и опасность их избыточного предложения.

Переход количественной теории денег в новое качество связан с появлением уравнения обмена известного американского ученого, экономиста-математика, профессора Йельского университета США Ирвинга Фишера, который нашел четкое логическое выражение самой сути количественной теории денег.

Историческая справка. Американский ученый Ирвинг Фишер (1867 - 1947 гг.) вошел в историю экономической мысли благодаря своим исследованиям "покупательной силы денег", "уравнением обмена", предложениями связанными со "стопроцентными деньгами", "конструктивным налогообложением". Создал концепцию экономических интересов.

Ирвинг Фишер был первым президентом учрежденного в 1931 г. Международного эконометрического общества.

Его основные работы: "Покупательная сила денег. Ее определение и отношение к кредиту, проценту, и кризисам" (1922 г.), "Стабильность денег. История эволюции" (1934 г.), "Стопроцентные деньги" (1935 г.), "Конструктивное налогообложение доходов (1942 г.).

В предложенном им уравнении обмена M V = P Y, кроме уже известных нам обозначений:

M - предложение денег (денежная масса)
P - уровень цен;

были введены:

V - скорость обращения денег;
Y - физический объем производства.

Количественное уравнение обмена стало ключевым в концепции монетаризма. С помощью уравнения обмена можно определить:

    денежную массу, необходимую для размещения созданного в течение года реального продукта (M = P Y / V);
    уровень цен (P = M V/ Y);
    реальный продукт в ценах на начало года (Y = M V/ P );
    скорость обращения денежных единиц (V = P Y / M).

Уравнение обмена при всей своей классической четкости не учитывало функции накопления денег, т.е. инвестиционного ресурса. Деньги в уравнении Фишера функционировали как средство обращения и платежа.

В начале прошлого столетия экономисты считали деньгами лишь монеты и банкноты. Чековое обращение только зарождалось.

Дж. Кейнс в своей книге "Трактат о деньгах" (1930 г.) впервые к денежным средствам отнес вклады до-востребования, предназначавшиеся к применению в качестве отложенного средства платежа.

Современная количественная теория и банковская практика оперируют понятиями M1 и M2.

В первое понятие (M1) включается корзина денежной наличности, состоящая из обращающихся банкнот, чековых вкладов до востребования и дорожных чеков (аккредитивов).

Во второе понятие (M2) включаются срочные вклады и облигации государственных займов (потенциальная наличность).

Денежная теория превратилась в движущую силу нового экономического учения, которое с легкой руки американского экономиста Карла Бруннера (1968 г.) получило название монетаризм.

В основе концепции монетаризма лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия.

Идейным лидером монетаристов во второй половине прошлого столетия был Милтон. Фридман.

Историко-биографическая справка. Милтон Фридман родился в Бруклине (Нью-Йорк) США в 1912 г., умер 16 ноября 2006 г. в Сан-Франциско США.

Окончил Чикагский и Колумбийские университеты, являлся доктором философии и права. В период с 1974 по 1974 гг. работал советником по экономическим вопросам президента Р. Никсона. С 1984 г. работал профессором экономики Чикагского университета.

Фридман является автором 250 научных работ, в том числе 27 монографий по теории и практике денежного обращения.

Основные работы - "Количественная теория денег" (1956 г.), "Капитализм и свобода" (1962 г.), "Монетарная история Соединенных штатов в 1867 - 1960 гг." (1963 г.), "Деньги и экономическая политика" (1973 г.), "Свобода выбора" (1980 г.) и др.
В 1976 г. М.Фридман стал лауреат Нобелевской премии по экономике "за достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработке монетарной теории, а также за показ сложности стабилизационной политики".

Сам Фридман считал своим главным научным достижением в разработку теории "Теорию потребительской функции", которая утверждает, что люди в своем поведении учитывают не столько текущий доход, сколько долгосрочный.

М.Фридман сумел совершить радикальный переворот в международной валютной системе в 70-е годы прошлого столетия.

Будучи ярым сторонником гибких валютных курсов, Фридман вел активную работу по воплощению своей идеи в реальную экономическую политику.

Фактически благодаря усилиям Фридмана произошел демонтаж Бреттон-Вудской системы, основанной на золотом стандарте и фиксированном курсе валют.

В этом событии проявилась реализация на практике противостояния "кейнсианства" и "монетаризма".

Если Кейнс (вместе с Гарри Декстером Уайтом) был автором и непосредственным разработчиком Бреттон-Вудской финансовой системы, то Фридман стал ее "могильщиком".

Научная, общественная и пропагандистская деятельность Фридмана - это уникальный пример того, как усилия одного человека способны привести к изменению в глобальной экономике. Его вклад в реформу международной валютной системы трудно переоценить.


Монетаризм можно назвать особым подходом к анализу экономического роста, национального дохода, занятости, проблем открытой экономики.

По мнению монетаристов, рыночная система имеет два принципиальных преимущества - она чрезвычайно динамична и является саморегулирующейся. В результате эта система дает широкий простор для изменений, восприимчива к нововведениям, гибко приспосабливается к новым потребностям.

Рынок побуждает людей проявлять энергию, умение, амбиции, идти на риск. Рыночная система способна обеспечить быстрый и эффективный рост, источник которого - это, прежде всего, активность и предприимчивость людей. Механизм саморегулирования экономически эффективен, требует относительно мало затрат.

М.Фридман бескомпромиссно отстаивал идею об исключительном значении устойчивости денег для нормального функционирования экономики. Отклонение от этого правила означает распад всех механизмов, с помощью которых части рыночной экономики образуют единое целое.

Кредо денежной политики монетаристы определяли как стабильность, стабильность и еще раз стабильность. Стабильный рост запаса денег обеспечивает, с определенным лагом стабильный рост производства.

Отсюда "денежное правило": Центральный банк обязан поддерживать устойчивость прироста денежного запаса независимо от циклического движения хозяйственной конъюнктуры.

Положение о том, что прирост денежной массы не должен превышать 3 - 5% в год, легло в основу политики многих стран мира и большинства международных валютно-финансовых организаций.

Монетаристы объявляют государственное регулирование вредным для развития предпринимательской инициативы, дестабилизирующим экономику и изначально бюрократичным.

Поэтому они призывают к минимизации вмешательства государства в экономику, допуская лишь проведение фискальной политики.

Гибкость цен и ставок заработной платы гарантирует воздействие изменения совокупных расходов на цены товаров и ресурсов, а не на уровни производства и занятости. Таким образом, суть монетарной политики - в регулировании объема предложения денег для стабилизации национального рынка.

Современные монетаристы особое внимание обращают на социально-психологическую атмосферу экономического развития, на учет факторов ожиданий и неожиданностей, степени информированности экономических субъектов и рациональности их выбора.

Современный монетаризм вносит добавления в фишеровское уравнение обмена:

    использует британскую формулу реальных денежных остатков, т.е. взаимозависимости совокупного денежного спроса и индекса цен;
    применяет коэффициенты монетизации ВВП;
    уровень резервной базы;
    параметры государственного долга.

Основы монетаристского учения использовались при выработке кредитно-денежной политики Центральных банков различных стран, международными финансовыми организациями, в том числе Международным валютным фондом, Мировым банком, Европейским банком реконструкции и развития и др.

Тем не менее на практике многие предсказания Фридмана не получили подтверждения. В частности, это касается изменений в мировой экономике после введения плавающих курсов валют.

С течением времени стало ясно, что плавающие курсы не являются ни панацеей от международных финансовых кризисов, ни тем более спасением свободного рынка.

На протяжении 13 лет, когда действовали фиксированные курсы (1960-1972 гг.) реальные темпы экономического роста были вдвое выше, чем за такой же период плавающих курсов. Более того, обострились наиболее чувствительные для населения проблемы - инфляция и безработица, уровень которых в период действия Бреттон-Вудской системы был ниже, чем в эпоху гибких курсов.

М. Фридман предполагал, что гибкие курсы препятствуют накоплению инфляционных дифференциалов между валютами, в действительности они даже возросли и стали устойчивее.

После отмены фиксированных курсов Фридман надеялся на расцвет мировой торговли, однако после введения плавающих курсов ее темпы роста сократились почти в два раза.

Так, если в 1964 - 1973 гг. темп прироста международной торговли составлял 8,7%, то в 1974 - 1990 годах - 4,5%.

Идеологи российской экономической реформы начала 90-х годов прошлого столетия официально провозгласили приверженность монетаризму, открытой рыночной экономике и действительно пытались использовать основные принципы этих моделей.

В частности, начали создаваться отдельные механизмы регулирования объема предложения денег для стабилизации национального рынка. Государственная монетарная политика проводилась через Центральный банк России, который осуществлял эмиссию денег, регулировал платежи и резервы коммерческих банков, определял величину учетной ставки, изменял уровень резервной нормы. Центральный банк России пытался проводить операции на открытом рынке.

Однако российский монетаризм в отличие от западного носил жесткий директивно-рестрикционный характер, причем нередко на практике игнорировал важнейшие его постулаты.

В частности, монетаризм не рекомендует шокового сжатия денежной массы. Денежная масса должна наращиваться постепенно, создавая некоторую "зону расширения" для обращения совокупного национального капитала и роста ВВП.

В России же проводилась политика постоянного сжатия денежной массы как основного рычага воздействия на инфляцию. В результате монетизация ВВП сократилась с 73% в 1990 г. до 12% в 1995 г. Денежная масса не компенсировала роста цен. Это привело к истощению оборотных средств предприятий, к кризису промышленного производства и в конечном итоге к резкому экономическому спаду.

Экономический рост и предложение денег связаны гибким и многосторонним механизмом, но динамика роста денежной массы не должна сковывать экономическую деятельность хозяйствующих субъектов и подрывать всю денежную базу налоговых и бюджетных потоков.

Проводимая финансово-экономическая политика в России привела к тому, что к концу 90-х годов доля доходов в консолидированном бюджете Российской Федерации сократилась до 25% от ВВП.

Экономические реформы в России начались с реализации теории открытой рыночной экономики, в основе которой лежит модель Манделла - Флеминга - известных на западе представителей монетаризма.

Справочно. Р. Манделлу - профессор Колумбийского университета, долгое время работал в МВФ. Автор теории оптимальных валютных зон и соавтор теории предложения.

М. Флеминг в начале 1960 г. возглавлял исследовательский департамент в МВФ, является одним из соавторов модели открытой экономики, оптимизировал статистическую модель общего равновесия.


Базовым постулатом модели является утверждение о том, что эффективность налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики зависит от действующего режима валютного курса.

Валютный курс играет определяющую роль в денежно-кредитной политике, в которой он может являться целью, инструментом или просто индикатором в зависимости от выбранной модели политики.

Игнорирование или незнание этих принципов Правительством РФ во главе с С.В. Кириенко привело к резкой девальвации национальной валюты по отношению к доллару США в августе 1998 г. и явилось одной из причин финансового кризиса в России.

Кроме того, следует подчеркнуть, что в странах с монетаристской ориентацией, как правило, доля налогов в валовом доходе субъектов хозяйственной деятельности колеблется от 25% до 35%, а в странах, где доминирует кейнсианская политика, - от 34% до 45%.

В России же при провозглашенных в начале перестройки исключительно монетаристских методах воздействия на ход экономического развития к концу 90-х годов удельный вес налогов достигал такого уровня (по некоторым оценкам, до 80 - 90%), при котором любой легальный бизнес становился невыгодным.

Кроме того, в условиях, когда наличная долларовая масса в пересчете по официальному курсу в России примерно в 2 раза превышала рублевую наличность, было невозможно нормальное кредитно-денежное регулирование исключительно монетаристскими методами.

Финансовый кризис в России, разразившийся в августе 1998 г., показал, что ориентация в экономической политике только на использование данной концепции не может решить всех проблем создания основ рыночной экономики.

Подтвердил это положение и глобальный финансово-экономический кризис 2008 г.

3. Теория саморегуляции

По нашему мнению, нынешний мировой финансово-экономический кризис поставил точку в долгом споре между "кейнсианством" и "монетаризмом" о роли государства в регулировании экономических процессов.

Кризис показал несостоятельность концепции монетаризма, в основе которой лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия.

В разгар финансового кризиса практически все ведущие промышленно развитые страны вынуждены были перейти на "ручное" управление экономикой.

Без существенных государственных вливаний денежных средств в экономику, фактической национализации обанкротившихся финансовых институтов и других мер денежно-кредитной и бюджетной политики большинство стран были бы обречены на финансовый коллапс, как это произошло с Исландией.

Нынешний глобальный финансово-экономический кризис еще раз наглядно показал, что основными условиями успешного социально-экономического развития всех без исключения государств мира является устойчивость и стабильность.

Под устойчивостью мы понимаем способность системы сохранить свое качество в условиях изменяющейся среды и внутренних трансформаций (случайных или преднамеренных).

Устойчивость системы зависит от характера взаимодействия множества различных факторов. Потеря устойчивости может произойти по следующим причинам:

    изменения параметров системы (бифуркации);
    из-за наличия внешних воздействий (в частности, слишком значительных или качественно несовместимых с системой);
    нарушения связей в системе, когда меняется ее структура (структурная неустойчивость).

В экономической теории устойчивость рассматривается в качестве одного из понятий концепции экономического равновесия, согласно которой достижение и удержание равновесного состояния в экономике относятся к числу важнейших макроэкономических задач.

Следует отметить, что взгляды кейсианцев и монетаристов на важность для экономики устойчивого развития абсолютно совпадали. Однако методы достижения экономической устойчивости у них были противоположными.

По законам системного анализа устойчивость любой системы определяется наличием в ней механизмов саморегуляции. В экономических системах такими механизмами, по нашему мнению, призваны стать:

на микроэкономическом уровне - саморегулируемые организации (СРО);
на макроэкономическом уровне функциональные экономические системы (ФЭС);
на глобальном уровне специализированные международные экономические организации и мегарегуляторы.

Под саморегулируемыми организациями понимаются экономические агенты, которые осуществляют регулирование определенных рынков и сфер бизнеса без вмешательства государства.

Саморегулирование на микроэкономическом уровне - это наложение хозяйствующим субъектом на себя определенных ограничений без какого-либо внешнего принуждения к этому.

Наряду с саморегулирующими организациями на микроэкономическом уровне наиболее эффективным инструментом поддержания устойчивости и саморегуляции в корпоративной сфере может стать система сбалансированных показателей, которую следует более широко внедрять в практику управления компаниями.

Под функциональными экономическими системами автор понимает совокупность институтов и организаций, образующих механизмы саморегуляции, которые обеспечивают поддержание равновесия вокруг определенных заданных макроэкономических, финансовых, социальных и экологических параметров и индикаторов развития.

В таких системах всякое отклонение от определенных заданных показателей устойчивости служит толчком к немедленной мобилизации механизмов, обеспечивающих восстановление утраченного равновесия.

К специализированным экономическим международным организациям и мегорегуляторам, которые смогли бы стать механизмами саморегуляции на глобальном уровне, прежде всего, следует отнести Международный валютный фонд (МВФ), Мировой банк (МБРР), Всемирную торговую организацию (ВТО), Организацию экспортеров нефти (ОПЕК), Международную организация фондовых регуляторов и др.

Такая трехуровневая конфигурация саморегулирования должна значительно повысить устойчивость глобальной экономики, сделает ее равновесной.

Превосходство саморегулирующейся модели экономического развития заключается в том, что в таком хозяйстве, благодаря наличию механизмов саморегуляции, постоянно осуществляются процессы мониторинга и контроля, заданных макроэкономических, финансовых, социальных, экологических параметров и ситуации на отдельных товарных и финансовых рынках. В случае необходимости осуществляется их корректировка.

Это приводит к оптимальному соотношению темпов экономического роста и уровня инфляции, инвестиций и накоплений в ВВП, доходов и расходов государственного бюджета, уровня безработицы и социальной защиты населения, спроса и предложения товаров и услуг, динамики роста экономики и степени защиты окружающей среды.

Таким образом, обеспечиваются устойчивость и равновесие национального рынка, и, соответственно, динамизм и устойчивость всей глобальной экономической системы.

Наличие механизмов саморегуляции смогут повысить адаптивную эффективность экономики, ее способность противодействать кризисам минимизировать риски, эффективно переносить реструктуризацию и модернизацию.

В саморегулирующейся экономической системе постепенно изменяются и принципы управления. Иерархический принцип дополняется принципом сетевого управления, что в перспективе может привести к изменению сложившейся структуры исполнительной власти.

Кроме того, по законам системного анализа, появление в экономике механизмов саморегуляции ведет к оптимизации, как всей экономической системы, так и ее институциональной и организационной структуры.

Заключение

Необходимость поиска новых механизмов, обеспечивающих устойчивое развитие усиления государственного регулирования и управления экономическими процессами практически во всех сферах экономики стала очевидной после мирового финансового и экономического кризиса, который в очередной раз потряс глобальную экономику в 2008 г.

При этом следует отметить, что любой кризис нужно рассматривать как не аномальное, а как вполне закономерное явление в динамике развития экономической системы.

Объективные противоречия, которые имманентны любой экономической системе, на определенном этапе достигают критической точки, выливаясь в циклический, структурный, финансовый, биржевой или иной кризис.

Кризис выявляет основные элементы энтропии предыдущего этапа развития, высвечивает неэффективность функционирования отдельных звеньев хозяйственного механизма, диспропорции в структуре материального производства, балласт спекулятивного кредита, сбои в функционировании валютно-финансовой системы, изменение потребительского спроса.

Исходя из общих закономерностей функционирования больших систем автаркические тенденции в глобальной экономике, в условиях кризиса, отражают момент фазового перехода системы из одного состояния в другое.

Кризис дает сигнал об опасности для дальнейшего развития системы в определенном направлении, о необходимости принятия конкретных мер, для снятия назревших противоречий.

Глубокий экономический и финансовый кризис глобальной экономики, как ни парадоксально - фактор благоприятствующий переходу на иные принципы хозяйственной деятельности.

В этой связи на первый план выходит не поиск универсальных моделей развития, а создание экономической системы, способной к гибкому реагированию на новые вызовы современности.

Поэтому для России необходимы смена экономической парадигмы, смещение акцентов в сторону социально-рыночного хозяйства и создания инновационной, устойчивой, саморегулируюшейся экономики.

Необходимо выстроить стройную, гармоничную систему регулирования и управления социально-экономическими процессами, когда на микроэкономическом уровне устойчивость будут обеспечивать саморегулируемые организации и на макроэкономическом уровне функциональные экономические системы.

Одним из важнейших понятий экономической теории и необходимым инструментом макроэкономического регулирования и управления является экономическая политика государства, которая должна реализовываться через разработанную и официально утвержденную Правительством концепцию и стратегию социально-экономического развития.

Совершенно очевидно, что для успешного проведения экономической политики государству также необходима "приборная панель", которая бы давала правильные ориентиры выбранному социально-экономическому курсу.

Поэтому автор предлагает разработать систему показателей для управления экономическими процессами, которую можно было бы назвать - система сбалансированных социально-экономических показателей устойчивого развития.

Указанная система могла бы объединить три группы показателей - макроэкономические, социальные и экологические.

К таким показателям в первую очередь следует отнести: темпы прироста ВВП; уровень инфляции; размер дефицита государственного бюджета; размер государственного долга; пределы колебания курса национальной валюты; объём золотовалютных резервов; уровень монетизации экономики; уровень развития конкурентной среды; уровень бедности; уровень безработицы; степень неравенства в распределении денежных доходов различных слоев населения (индекс Джинни); объем выбросов в атмосферу углекислого газа; доля возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе; энергоемкость ВВП и отдельных отраслей промышленности; уровень производства различных видов отходов; уровень экологической устойчивости и др.

Основным принципом экономической политики должно стать таргетирование основных макроэкономических, социальных и экологических показателей, и создание ФЭС, обеспечивающих их поддержание в заданных оптимальных параметрах в режиме саморегуляции.

Основная проблема при построении функциональных экономических систем заключается в определение оптимальных значений указанных показателей и индикаторов, выстраивании механизмов их постоянного мониторинга и контроля, системы обратной связи, корректировки показателей, обеспечивающих равновесие экономической системы.

Таким образом, в условиях возрастания роли экономической теории в познании закономерностей и тенденций развития мировой экономики, теория саморегуляции может быть положена в основу разработки долгосрочной, научно обоснованной экономической концепции, а затем и стратегии Российского государства.

Новая модель саморегуляции рыночной экономики, основанная на системе сбалансированных социально-экономических показателей устойчивого развития может быть достаточно универсальной и использоваться как на страновом уровне, так и на региональном и муниципальном уровнях.

Несмотря на мировой финансово-экономический кризис политическая стабильность в России, преемственность социально-экономического курса, наличие природных, трудовых и финансовых ресурсов очередной раз дает шанс стране провести реальные экономические преобразования, заложить фундамент возрождения и процветания России в третьем тысячелетии.

Следует подчеркнуть, что структурная перестройка в условиях стабильной экономики является весьма длительным и болезненным процессом, в условиях кризиса кардинальные изменения - относительно быстрый и более естественный процесс.

Однако любые экономические преобразования не могут быть абстрактными и должны проводиться исключительно в интересах своего народа. Реформы не ради реформ, а во благо человека.

В этой связи, хотел бы привести слова, выдающегося русского ученого, к сожалению малоизвестного, Юрия Крижанича (1617 - 1683 гг), сказанные более 300 лет назад, которые не утратили свою актуальность и вполне могут быть обращены к нынешним руководителям страны.

"Править так, что бы это было во благо тем, кем правят; осуществлять всякие преобразования так, что бы жизнь становилась "непременно счастливее", а народ богаче; искать свой путь и верить в счастливую звезду России, которую Господь не оставит без своих милостей".

Андрианов В.Д., профессор МГУ, д.э.н.,
Директор Департамента стратегического анализа и разработок Внешэкономбанка

www.viperson.ru
03.12.2008

viperson.ru

Док. 529211
Перв. публик.: 03.12.08
Последн. ред.: 03.11.10
Число обращений: 75

  • Андрианов Владимир Дмитриевич

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``