Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Интервью редакции `VIРЕRSОN`: `Развитие ситуации на Северном Кавказе` Назад
Интервью редакции `VIРЕRSОN`: `Развитие ситуации на Северном Кавказе`

От редакции.

Редакция электронного издания "Информационно-аналитический портал "VIPERSON" (Виперсон)" начинает публиковать в этой рубрике серию интервью с известными людьми по различным вопросам современной жизни России и мира.

Начинаем мы эту рубрику с обсуждения следующей темы:

"Развитие ситуации на Северном Кавказе"

Сегодня у нас в гостях, эксперт-аналитик, Научный Руководитель компании ФОРМИКА: Исследование и Развитие (FORMIKA R&D), Липина Светлана Артуровна.

- Первый вопрос: как Вы оцениваете ситуацию на Северном Кавказе в настоящее время? Можно ли говорить о новом этапе усиления сепаратистского настроения в регионе?

- В настоящее время обстановка в большинстве республик Северного Кавказа остается сложной, имеющей тенденцию к дальнейшему обострению. Северный Кавказ все сильнее втягивается в систему мировых экономических и политических отношений. Воздействие на Северный Кавказ, его экономику процессов, происходящих в Европе, Азии, во всем мире становится все более ощутимым.

Для преодоления накопившихся проблем и криминогенной ситуации, которая сложилась в экономике, общественно-политической и социальной сфере на территории республик Северного Кавказа, и для выработки адекватных ситуации решений, необходимо четко представлять не только состояние социально-экономической сферы республик на сегодняшний день, но и те структурные изменения, произошедшие за годы экономических преобразований в народном хозяйстве республик, и те нетрадиционные политические события, которые характерны именно Северокавказскому региону.
Учет этих процессов делает необходимым использование совершенно иных подходов для рассмотрения проблем, вершащихся в реальной экономике и жизни населения всех народов этого региона, что в немалой степени зависит от социокультурных факторов, особенностей социальной структуры этих народов, их менталитета. Требуются нетрадиционные, отличные от общепринятых, методы анализа состояния социально-экономической сферы, уровня общественно-политической обстановки, отдельно каждой республики. Привычные, традиционные методы не могут учитывать в полной мере специфические условия экономических моделей хозяйствования северокавказских республик, где приоритетом в развитии ранее пользовался промышленный сектор экономики, в то время как сельские районы, где проживало большинство населения, по большей части оставались отсталыми. Низкий уровень развития общественных отношений, нищета и безграмотность, в большей степени правовая, как нигде в других российских регионах, способствовали развитию коррупции, которая поразила не только властные структуры, но и стала образом жизни для большинства населения.


- С чем на Ваш взгляд, связана отставка бывшего президента Ингушетии? И к каким последствиям это может привести?

Хотелось бы напомнить, прежде чем напрямую отвечать на этот вопрос, что экс-президент республики, Мурат Зязиков был избран президентом 28 апреля 2002 года во втором туре народом Ингушетии. Далее в июне 2005 года по представлению президента РФ Владимира Путина Народным Собранием Республики Ингушетия наделен полномочиями президента Республики Ингушетия сроком на пять лет до 2010 года. То есть более 5,5 лет Мурат Зязиков управлял сложным в социально-экономическом отношении, субъектом Российской Федерации. Что произошло за эти годы с экономикой и социальной сферой Республики? В Республике практически каждый день совершались нападения на чиновников, сотрудников правоохранительных органов. Жизнь населения Республики в последние годы проходила в крайне тяжелой, обостряющейся день ото дня социально-экономической и социально-политической напряженности. Необходимо отдать должное экс Президенту Республики, который ответственно сам сложил с себя полномочия Президента.

Я много раз останавливала внимание всех, интересующихся проблемами развития республик Северного Кавказа на том, что ключевыми системными факторами, определяющими общественно-политическую напряженность в республиках Северного Кавказа, в настоящее время являются нарастающее отчуждение власти от общества, ее "закрытость", клановый характер и коррумпированность. Находящиеся у власти кланово-корпоративные сообщества (нередко сформированные по этническому принципу) монополизировали политические и экономические ресурсы, установили неформальные механизмы принятия политико-управленческих решений. Так зачастую конфликты этнических и родовых кланов накладываются на заинтересованность этих сообществ в лице местных властей на поддержание "управляемой нестабильности" с целью сохранить и расширить объемы трансфертов из Федерального центра.

Ведь до сих пор высшие должностные лица республик стремятся выступать гарантами сложившегося на местах разграничения политических и экономических сфер влияния.

Подобная монополизация неизбежно провоцирует борьбу за перераспределение властных и экономических ресурсов, создает межэтническую конкуренцию и нередко сопровождается ущемлением прав и интересов недоминантных этнических групп.

Однако роль личности в наследии доказывает нам, что с ситуацией возможно не только справиться, но и переломить ее в позитивную сторону. Например, за период восстановления хозяйственного комплекса и в условиях высокой стартовой неопределенности социально-экономических и социально-политических процессов, в результате мер принятых в Чеченской республике Президентом Рамзаном Кадыровым и Правительством удалось вывести республику из кризиса, и Чечня смогла сыграть роль стабилизатора специфических для Северного Кавказа вызовов и угроз. Этот позитивный компонент потенциала чеченского народа и его лидера Кадырова дает надежду на стабилизацию ситуации на Юге России, устойчивое развитие и модернизацию экономики в будущем.

Возвращаясь к вопросу о Президенте Республики Ингушетия, мне бы хотелось пожелать новому Президенту Республики Ингушетия, начинать свою деятельность взвешенно и продуманно, ознакомившись с комплексом проблем региона и принять на себя груз ответственности за судьбы людей - жителей республики. В свою очередь, я готова лично, бескорыстно, оказывать любую консультационную помощь.

- Светлана Артуровна, каково на ваш взгляд, влияние конфликта в Южной Осетии на общую ситуацию в регионе?

Насколько я понимаю, Вас интересует ситуация на Южном Кавказе, поскольку Вы говорите в данном случае о регионе.

- Да, именно так.

- Основываясь на исследованиях аналитиков, приведу факты: экономический урон экономике Грузии в результате военного конфликта оценивается сегодня в несколько сотен миллионов долларов.


Для бюджета России оценка боевых действий (Независимая газета) составляет 12,5 млрд. рублей и плюс на восстановление объектов в Цхинвали и других элементов инфраструктуры Южной Осетии в 2009 году Россия планирует выделить 10 млрд рублей. Понятно, что война послужила одной из причин снижения резервов России и оттока капитала с фондового рынка. Обвалы фондового рынка России уже многократны за последние месяцы. Большое количество международных контрактов и ратификаций договоров было поставлено под вопрос. Лично я, зная исторические документы и наследие народов, населяющих Южный Кавказ, одобряю действия Руководства нашей страны.

Безусловно, мир с августа месяца этого года стал другим. Государства Южного Кавказа, Средней Азии сегодня пересматривают будущие и действующие договоренности и контракты. Так потери Армении из-за проблем с коммуникациями в ходе конфликта оцениваются около 500 миллионов долларов. В свою очередь Казахстан был вынужден отказаться от планируемых инвестиций в крупные проекты Грузии. Грузинские научные исследователи категорически отвергают всяческую роль России в модели региональной безопасности Южнокавказского региона. Но это, как мы с Вами понимаем, вопрос времени. Все течет, все изменяется.

Вообще, любая картина происходящих событий свидетельствует только об одном: в экономическом плане от войны никто не выиграл в общестрановом масштабе. Это экономический расклад. Но куда важнее общечеловеческие настроения, социальные революции. Здесь я обязана сказать: народы Южной Осетии и Абхазии слезами, кровью и горем своих семей выстрадали право быть независимыми от Грузии государствами. Режим Правительства Грузии последних лет не интересовало развитие территорий, лежащих вне интересов мощнейших мировых держав в области энергоресурсов. Людей, проживающих в данном регионе, не рассматривали в качестве основных движущих сил развития региона. И это основная ошибка стран Запада. Именно люди, их знания, умения, желания служить родной земле составляют основные движущие силы развития нового тысячелетия.

Отсюда и противоречия, и конфликты.

- А как вы оцениваете экономическую ситуацию на Северном Кавказе? Влияние финансово-экономического кризиса?

- Экономическая ситуация на Северном Кавказе крайне тяжелая уже на протяжении практически двух десятилетий. И, к сожалению, многие экономисты - стратеги плохо понимают истинные корни данной кризисной ситуации, где в числе основных причин, которые необходимо обуздать, можно назвать:
- крайне архаичную структуру экономики. В ней слишком велика доля традиционных отраслей с низкой рентабельностью производства. Поэтому она будет подвергаться все большему давлению как внешних, так и внутренних конкурентов. В силу этого темпы роста производства новых конкурентоспособных видов продукции в регионе должны быть гораздо выше средних по России;
- клановость построения экономики. Во многих субъектах практически невозможно начать свое дело, не являясь членом определенного клана, тайпа, группировки;
- крайняя неэффективность системы управления на местах. Правящие элиты озабочены увеличением своих доходов, а не ростом экономики региона;
- огромный дефицит грамотных профессиональных менеджеров и финансистов. Нежелание имеющегося директорского корпуса покидать свои места, что осложняет привлечение кадров, способных действовать более эффективно;
- неразвитость механизма и инфрастуктуры для привлечения инвестиций. Во многих республиках скорее действует механизм недопуска частных инвестиций. Целью региональных администраций стало выбивание инвестиционных ресурсов из федерального бюджета в заведомо неэффективные, но затратные проекты с высоким возможностями для "отката";
Поэтому влияние кризиса в данном регионе будет особенным, отличным от ситуаций в других субъектах Российской Федерации.

- Считается, что Северный Кавказ - регион экстремально высокой безработицы. Так ли это? если так, то какие меры предпринимаются для решения этого вопроса?

- В настоящее время, как никогда здесь обострились проблемы безработицы, поскольку на большинстве сельских территорий количество безработных не убавилось, а только возросло. Безработица здесь составляет до 50% трудоспособного населения. Высок уровень общей и регистрируемой безработицы в Кабардино-Балкарской Республике (27%), Карачаево-Черкесской Республике (20%), Адыгея (16%). Зачастую нагрузка зарегистрированных в службах занятости на одну заявленную вакансию измеряется десятками человек.

Именно здесь, в республиках Северного Кавказа, находится в неудовлетворительном состоянии инфраструктура воспроизводства человеческого капитала, не определены четко стратегические задачи для всей сферы социальных услуг: образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, объектов транспорта и связи.

В интеграционном пространстве ЮФО проблема социально-экономической дифференциации населения в республиках Северного Кавказа носит острый и неоднозначный характер. При этом степень социального расслоения свидетельствует о сохраняющемся, существенном расслоении населения республик по доходам, устойчиво высокой доле бедного населения, почти полном отсутствии среднего класса, который должен являться фактором поддержания социальной и политической стабильности. А происходящая интенсивная поляризация населения по уровню достатка, где даже нижняя часть среднего класса (а это зачастую интеллигенция: учителя, научные сотрудники различных научных учреждений и центров и др.) пополняют слой бедного населения, говорит о глубокой неоднородности экономического пространства и назревании новой социально-политической конфликтности.

Обследование путем опроса населения республик по проблемам занятости - дают более неприглядную картину, чем данные органов государственной службы занятости о регистрации безработных, которые не характеризуют в полной мере ситуацию и тенденцию на рынке труда. Фактический уровень безработицы намного выше тех показателей, которые задействованы этими органами.

В настоящее время в динамике численности безработных, наблюдаются снижение регистрируемой безработицы вследствие пересмотра условий регистрации в качестве безработных, идет сокращение финансовых возможностей фонда занятости населения по оказанию социальных форм поддержки безработным, вследствие принятия не всегда эффективных и разнообразных актов по социальной защите.

Особенно удручают показатели безработного населения по уровню образования. Наибольшая доля приходится на безработных, имеющих среднее (более 31%), высшее и неполное высшее (около 35%) образование от общей численности безработных.

Во всех республиках отмечается дисбаланс спроса и предложения. Типичной для этих территорий является структурная безработица, вызванная тем, что структура спроса на рабочую силу (а это, в большинстве, разнообразные специалисты сфере информационных услуг и рабочие высокой квалификации) не совпадает со структурой предложения (инженерно-технические работники, выпускники школ и вузов без стажа работы, высвобождаемые руководители среднего звена).

А несоответствие структуры хозяйства структуре трудовых ресурсов по профессионально-квалификационному признаку и их территориальному размещению, способствует тому, что значительное число работающих стремится найти работу за пределами своего населенного пункта или за пределами республики. Так как в последние 5-10 лет выпускаемые вузами и средними специальными образовательными учреждениями специалисты не могут найти работу и не имеют достаточного производственного опыта, то следует произвести инвентаризацию кадрового потенциала республик. Поэтому следует выявить, сколько же осталось высококвалифицированных инженеров и рабочих, как и где они используются. Акцент при этом следует делать не на занимаемые сейчас или в прошлом должности, а на крупные реализованные научно-технические или планируемые производственные проекты. В целях увеличения занятости работников на предприятиях и повышения финансовой устойчивости предприятий необходимо проводить диверсификацию производств (переходить на новые виды деятельности с целью расширения ассортимента выпускаемой продукции), что позволит не только повысить доходы предприятий, но и создать дополнительные рабочие места. Следует учесть, что сокращение ранее занятых в строительстве, в связи с прекращением строительства, работников культурно-бытовых и детских учреждений, в связи с закрытием, в настоящее время привело к изменению структуры профессионально-отраслевого состава работников. Кадровый потенциал в республиках все-таки сохраняется, только снижается квалификационный уровень. Кадры стареют, отсутствует приток молодежи в те отрасли, которые не престижны с их точки зрения. Снизился уровень обеспеченности рабочей силой промышленных предприятий, мал приток молодежи в научно-технические учреждения.

Поэтому в настоящее время особенно важным представляется решение задач поиска внутренних резервов и новых источников развития для каждой республики, что возможно при приведении в жизнь реальной государственной политики на Северном Кавказе.

Вы спрашивали, какие меры принимаются для решения этого вопроса?

Да практически никаких. ФЦП развития Юга на 2008-2012 гг. в том виде, в каком она имеется на сегодняшний день, направлена, главным образом, на всестороннее использование уникальных природно-климатических ресурсов республик, а не на увеличение занятости населения и улучшение его социально-экономического положения.

- Хм Если выразиться мягко, то все о чем Вы сейчас рассказали, очень печальноБудем надеется, что ситуация в корне изменится. А о развитии сельского хозяйства, Вы бы не могли рассказать? Если можно, поподробней

- Давайте проанализируем: по данным федеральной таможенной службы, в 2007 году импорт товаров из дальнего зарубежья в Россию возрос на 45,2%. Особенно сильно увеличился приток иностранных продуктов: мяса и субпродуктов на 190, сахара - на 290, алкогольных и безалкогольных напитков - на 180, фруктов и орехов - на 160 процентов. И хотя по качеству отечественные продукты значительно превосходят импортные, притом речь идёт даже не о вкусовых свойствах, а обэкологической безопасности ингредиентов, наши рынки буквально завалены импортными продуктами, овощами и фруктами, качество которых ниже всякой критики.

Приготовленные по высоким технологиям, рафинированные, ароматизированные, с добавлением консервантов и синтетических красителей, имея красивый вид и долгий срок хранения, они становятся просто опасными для здоровья граждан. Кроме того, к нам приходят продукты 3 класса, (для третьих) стран, т.е. для голодающих, так как в развитых странах их продавать просто запрещено. На этикетках продукции, продаваемой в цивилизованных странах, вы можете найти обширную информацию о составе ингредиентов, вплоть до количества калорий, для продукции же продаваемой в нашей стране это писать не обязательно.

Некоторая плодоовощная продукция, имея красивый вид, далеко не безопасна для организма человека, и в большинстве своем она поражена грибными и вирусными болезнями, из-за малоземелья фермеры стран-поставщиков не санируют пашню. Огромный по размерам картофель из соседствующих с нашей страной государств, такие же яблоки - свидетельствуют о наличие в них нитратов, нитритов и других удобрений. В экономике "потребителей" важен внешний вид продукта и возможные сроки хранения. Порой европейские фермеры обрабатывают картофель цезием, чтобы он не прорастал весной. Приготовленные по безотходной технологии мясные продукты во многих развитых странах содержат перетертые в порошок кости, рога и копыта, а вскормленная на искусственных белках живность: коровы, бараны, куры и гуси - в мясе содержат ингредиенты, которые вызывают онкологические заболевания.

Все заморские продукты питания стоят ещё и огромные деньги, вот получается, что люди платят невообразимые деньги, фактически принося вред своему здоровью.

В 2006 году Россельхознадзор вводил запрет на ввоз импортного риса в связи с нарушением санитарных норм. В рисовой крупе, ввозимой из Китая, было обнаружено остаточное количество ртутьорганических соединений, в рисе из Таиланда, Испании и Уругвая найдены пестициды, из Вьетнама - содержание остаточного количества хлорпирифоса, а рис, родом из США, оказался генно-модифицированным. А ведь ежегодно в нашу страну завозится около 450 тыс. тонн этой зерновой культуры (объём российского рынка этой культуры составляет 650-700 тыс. тонн). Кстати, к экологической безопасности российского: дагестанского, краснодарского и астраханского риса у проверяющих организаций никогда не было претензий.

Сам собой напрашивается вопрос: неужели в таком благодатном крае как Северный Кавказ, республики не могут сами обеспечить себя своими экологически чистыми продуктами? Конечно же, могут. Ведь совсем недавно на наших столах были дивные яблоки из Алагирской долины Северной Осетии, фрукты Кабардино-Балкарии, впитавшие в себя солнечную энергию высокогорья, крупные, сочные, всех сортов сливы из Чечни и Карачаево- Черкессии, налитый солнечным светом и согретый теплом людских сердец столовый виноград из Дагестана, удивительно ароматный чай для гурманов из Адыгеи. А набор овощей всех сортов и различных сроков созревания радовал изобилием и качеством не только жителей Северного Кавказа. Эти продукты были не только вкусны и красивы, но и экологически чисты и полезны. Чтобы все это возродить, требуется время и деньги. Для стабилизации и возрождения аграрно-промышленного комплекса республик нужны значительные финансовые вливания.

А пока ситуацию в республиках можно рассматривать в контексте инвестиционных проблем. В условиях политической нестабильности, социальной и межэтнической напряженности, неразвитости инфраструктуры, дефицита квалифицированных кадров и пр., республикам приходилось рассчитывать на нестабильные бюджетные средства, а не на приток частного капитала. Поэтому в ближайшей перспективе определяющую роль в инвестициях в республики будут играть средства бюджета и государственных корпораций. Однако, пока дефицит собственных инвестиционных ресурсов (по республикам Северного Кавказа из собственных средств финансируется от 11,6% - Республика Северная Осетия - Алания, до 25% - Республика Дагестан), заставляет работать на экономику привлеченные средства, которые вкладываются, естественно, не в сельскохозяйственное производство, кардинальным образом изменить ситуацию в АПК республик не представляется возможным.

В ближайшее время для привлечения инвесторов должна быть создана достаточно гибкая нормативная база, с решением проблемы разработки схем территориального планирования в регионах, что очень важно для решения земельного вопроса, особенно в условиях малоземелья Республик Северного Кавказа. Ни для кого не секрет, что идет интенсивный земельный передел, когда в результате рейдерства, самые плодородные земли используются не по назначению. Для снятия социальной напряженности и формирования эффективного аграрного сектора, необходимо оформление права на пользование землей, урегулирование арендных земельных отношений и выработка системы земельного налогообложения для каждой республики или даже района. С целью упорядочения прав на землю и по постановке на кадастровый учет, а также юридической регистрации прав и сделок, которая до сих пор нормативно урегулирована не в полной мере, необходимо закрепить в соответствующих нормативно-правовых актах, все положения, регулирующие земельные отношения на территориях республик.

Не приходится обходить стороной и рост потребительских цен на продукты первой необходимости, так как эта проблема не только сегодняшнего дня. Анализ продуктовой корзины повышения цен дает очень неутешительные результаты. В основном это социально значимые товары: молочные, мясные, макаронные и хлебобулочные изделия. Цены только в 2007 года на муку выросли на 48%, на пшено - на 66%, на масло почти вдвое. А в этом году вообще рост цен совершенно непредсказуем. И влиять республиканским правительствам на цены сложно - до 70% продукции привозится в республики.

В современных условиях, когда, с одной стороны, ухудшилась структура питания основной части населения, а, с другой, имеется кризис сбыта дорогого продовольствия, речь должна идти о возможностях снижения уровня потребительских цен на продукты питания.

Неслучайно показатель "Минимальная потребительская корзина", так часто употребляемая для характеристики питания нашего населения, не включается в перечень базовых, поскольку его продовольственная составляющая не должна отличаться от рациональных норм потребления основных продуктов питания - мяса, молока, хлеба, сахара и т.д. В противном случае, использование на государственном уровне медицинских норм порога выживаемости имеет ярко выраженный антисоциальный характер. Однако Госкомстат Российской Федерации до сих пор пользуется устаревшей методикой расчета еженедельного индекса потребительской корзины на основе 19 продуктов питания. Помимо того, что эта методика не выдерживает критики по причине занижения физиологических норм потребления, она еще и опасна, так как является частью обоснования уровня минимальной заработной платы.

Мы с Вами уже говорили о проблеме безработицы в республиках. Эти люди не получают и минимальную заработную плату. Сегодня необходимо понять, что личные подворья и крестьянско-фермерские хозяйства пока будут доминировать на территории республик Северного Кавказа на локальных рынках, на уровне муниципальных и районных образований, когда требуется не только поставка свежей, качественной, натуральной продукции, но и деньги на покупку товара, не производимого в личном хозяйстве.

Здесь важен немаловажный момент - традиция установления 25- 30% торговой надбавки, что является одной из причин высоких розничных цен, ограничивающих спрос на продукты питания. Высокая торговая надбавка обусловила недоступность цен на многие продукты питания для массового потребителя и повлияла на изменение структуры питания. Неплатежеспособность населения вызвала, в свою очередь, уменьшение прибыли и убыточность некоторых предприятий пищевой промышленности, а это спровоцировало спад в сельском хозяйстве. Для преодоления подобной ситуации необходимо законодательным путем снизить предельный уровень торговой надбавки, учитываемый при налогообложении, до 5-10% в зависимости от объемов товарооборота.

В связи с этим необходимы серьезные изменения в подходах к решению всех назревших социально-политических проблем, активной мобилизации имеющихся в республиках природно-климатических, трудовых и национальных ресурсов с тем, чтобы обеспечить стабилизацию и подъем аграрного сектора.

Ведь на сегодняшний день республиканские АПК конкурируют не только с дорогой импортной продукцией, но и с соседними региональными производителями продуктов. И при сегодняшнем положении дел, приходится серьезно опасаться особенно за пищевую промышленность республик, которая может пострадать ещё более при вступлении России во Всемирную торговую организацию, так как давление не только импорта, но и отечественного производителя с более рентабельной и конкурентной продукцией будет только усиливаться.

Поэтому становление агропромышленного комплекса каждой республики Северного Кавказа зависит от её ресурсного, инвестиционного, социального и этнокультурного потенциала.

Мной при анализе вопроса самообеспеченности республик сельскохозяйственной продукции выяснено следующее:
- В республиках в ассортименте производимых овощей и фруктов ограниченный рост собственного производства.
- Производство мяса осуществляется за счет говядины как сопряженного продукта производства молока, баранины - через незначительное увеличение поголовья овец.
- Уровень самообеспеченности наблюдается только по производству картофеля, а по остальным видам сельскохозяйственной продукции наметилась тенденция к снижению.

Это указывает на то, что сельское хозяйство республик находится перед лицом серьезных угроз, обусловленных намечаемым вступлением России в ВТО.

В настоящее время в структуре занятости сельского населения малые формы предпринимательства (КФХ, ЛПХ и другие товарные хозяйства) начали твердо занимать свою социально - экономическую нишу в системе многоукладной аграрной экономики Северного Кавказа, осуществляя свою хозяйственную деятельность на принципах самофинансирования и самоокупаемости. Занимая ключевое положение в обеспечении социальной стабильности в сельских районах, малые формы хозяйствования вносят существенный вклад в продовольственное обеспечение республик, производя более половины объема сельскохозяйственной продукции. Существенно заполняя нишу, которая образовалась во время реформы сельскохозяйственного производства, крестьянские (фермерские) хозяйства и личные подсобные хозяйства (ЛПХ) взяли на себя основные объемы производства картофеля, овощей, до 50% мяса и молока, около 60% шерсти и кожевенного сырья. В результате они не только являются стабилизирующим фактором на селе и способствуют сокращению безработицы, но и берут на себя производство значительной части трудоемкой растениеводческой (картофель, овощи, фрукты, ягоды), а также животноводческой продукции (мясо, молоко, птица), предоставляя крупным сельхозпредприятиям сосредоточиться на выращивании зерновых и технических культур. Поэтому для повышения конкурентоспособности продукции индивидуальносемейного сектора, для дальнейшего роста мелкотоварного производства, его модернизации требуется поддержка со стороны, как государства, так и муниципальных органов власти на селе.

Необходимо отметить, что в настоящий момент, личные подсобные хозяйства республик, имея большое значение в производстве продуктов питания, обладают довольно устойчивой формой существования. Это можно объяснить тем, что они, во-первых, не требуют больших капиталовложений, во-вторых, основаны на семейном труде, что особенно характерно для менталитета горских народов, где свои интересы и внутренние возможности семья приспосабливает к обстоятельствам существования, нормам поведения и особенностям межличностных отношений, особенно в период сельскохозяйственных работ.

Развитие этой категории хозяйств в сельской местности становится в определенной степени стабилизирующим фактором социально-экономической ситуации в республиках. Их экономический и социальный статус возрастает, способствуя устойчивому развитию сельских территорий, сохранению традиций и менталитета горских народов, их занятости, повышению уровня жизни, воспроизводству трудовых ресурсов в сельской местности, возрождению национальных ремесел и традиций народов Северного Кавказа. И что наиболее важно в настоящее время - трудовому воспитанию молодежи, передаче производственного и национального опыта ведения сельского хозяйства от старшего поколения к младшим. Социально-экономическая роль крестьянских (фермерских) хозяйств и личных подсобных хозяйств будет в дальнейшем проявляться в специализации на производстве экологически чистой продукции, особенно в горных районах, при сохранении и развитии рекреационных зон и территорий.

Учитывая социальную и экономическую значимость ЛПХ, необходимо осуществить включение ЛПХ в сферу государственной аграрной политики, в информационную и статистическую систему АПК, в систему государственного племенного, ветеринарного, агрозоотехнического и инженерного обслуживания.

Рыночная экономика диктует и необходимость принципиальных изменений в подходах к кадровому обеспечению аграрного сектора. Преобразования в АПК следует начинать с подготовки кадров, хорошо знающих законы рынка, умело ориентирующихся в складывающейся обстановке, способных переходить к современным технологиям, обладающих предпринимательскими навыками.

С учетом повышения уровня обеспеченности материально-техническими ресурсами, кадрами, производственными сооружениями и сельскохозяйственной техникой малые формы хозяйствования в сельском хозяйстве республик будут представлять экономическую и социальную базу сельской местности, что в обобщенном виде можно сформулировать как системное социально-экономическое явление.

Однако до сих пор не решен вопрос о договорных условиях с представителями агробизнеса (снабженческо-сбытовые, агросервисные, перерабатывающие предприятия), которые предлагают свои услуги сельхозпредприятиям на невыгодных условиях, монополизируя рынок, усиливая диспаритет цен между сельскохозяйственной и промышленной продукцией.
Для хозяйств мелких товаропроизводителей, необходимо создать условия для наращивания объёмов продукции и уже тогда говорить о внедрении новых прогрессивных методов хозяйствования. С этой целью необходимо оказывать действенную помощь владельцам личных подсобных хозяйств техникой, удобрениями, семенами и другими видами услуг, с целью расширения посевных площадей и повышения уровня товарности хозяйства, роста уровня доходности, валового сбора овощей, картофеля и других видов продукции, увеличения занятости и снижения безработицы. На сегодняшний день рыночные условия, при которых крестьянин производит молоко, мясо, овощи и другое продовольствие, ему невыгодны, причем как в крупном товарном хозяйстве, так и личном, подсобном. От нарушения ценового паритета наблюдается абсолютный рост затрат на производство продукции. Мелкотоварный сектор, не обеспеченный сельскохозяйственной техникой и эффективной системой ценообразования на свою продукцию, начинает сворачивать производство, не производя столько сырья, сколько необходимо предприятиям пищевой промышленности. Сокращение объемов производства животноводческой продукции, поставок ее на промышленную переработку вызвало адекватное снижение уровня производства мяса и мясных продуктов предприятиями. Неопровержимым фактом является и то, что проводимая кредитная, налоговая, ценовая и инвестиционная политика, постоянный рост цен на материально-технические ресурсы, транспортные услуги, энергоресурсы, возрастающий диспаритет цен, а также малоэффективное вмешательство государства в стабилизацию и развитие поставили на грань банкротства многие пищевые и перерабатывающие предприятия.


В ближайшей перспективе может решить проблему выхода из кризиса пищевой и перерабатывающей промышленности строительство малых или модульных предприятий. Наращивание мощности этих предприятий, возможно при увеличении поступления сырья. Они могут быть размещены в разных районах республик, что позволит, в связи с низким качеством дорожного покрытия, уменьшить объемы транспортируемой скоропортящейся продукции на далекие расстояния.
Зарубежный и отечественный опыт свидетельствует, что отдельные небольшие, технически хорошо оснащенные предприятия имеют преимущества перед крупными. Они быстро реагируют на изменение потребительского спроса, эффективнее решают проблему сезонных колебаний производства. Строительство малых перерабатывающих предприятий целесообразно в тех случаях, когда ресурсы сырья незначительны и возникают трудности с доставкой его на крупные и средние предприятия.
Малые предприятия (модульные) могут быть сооружены в достаточно короткие сроки и с наименьшими затратами. Капитальными могут быть только те заводы, которые по технологическим особенностям должны иметь капитальные строения (сахарный завод, предприятия виноделия

Таким образом, товаропроизводители республик Северного Кавказа могут воспользоваться складывающимися благоприятными тенденциями развития рынка продуктов питания, восстановив конкурентоспособные преимущества местного пищепрома как на местном уровне, так и республиканском

В целях обеспечения конкурентоспособности отрасли и для совершенствования экономических отношений с сельскохозяйственными производителями в целях развития агропромышленной интеграции, целесообразно привлечение на территорию республик крупных агрохолдингов, базирующихся на Северном Кавказе. Это позволит провести реструктуризацию предприятий пищевой промышленности, их технологическое перевооружение и реконструкцию. А развитие и повышение эффективности деятельности предприятий пищевой промышленности приведет к расширению на этой основе ассортимента и улучшению качества продукции, а также использование сельскохозяйственного сырья за счет более глубокой его переработки.


С точки зрения товарных отношений, нарождающиеся крупные предприятия, способные работать не только на рынках республик - это агрохолдинги, которые интегрированы вертикально, где в одних руках сосредоточены и управление собственностью, и земля, и перерабатывающие предприятия, и даже торговое звено. Тогда в республиках будут быстрее происходить и инновационные процессы, и внедрение передовых технологий, и оптимизация затрат на управление, и заработная плата по всему уровню предприятия будет совершенно другая.

- Спасибо Вам за столь интересную беседу. Мы будем очень рады, если Вы согласитесь снова придти к нам в гости и с нетерпением будем ждать Ваших новых работ. Всех Вам благ!

- Спасибо и Вам. Всего доброго и до встречи!

Гороховская Ольга

27.11.2008,
www.viperson.ru



viperson.ru
viperson.ru
ulduz.su

Док. 526800
Перв. публик.: 27.11.08
Последн. ред.: 05.06.13
Число обращений: 99

  • Липина Светлана Артуровна
  • Публицистика

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``