Forbes назвал вторую в России женщину-миллиардера
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Елена Черникова: Чистая правда или Новогодний подарок Президенту Назад
Елена Черникова: Чистая правда или Новогодний подарок Президенту

`Уважаемый господин Президент… Настоящим подтверждаю, что всё, сказанное ниже, чистая правда. Не будучи в уверенности, что правильное понимание события мгновенно разольётся по миру и все люди обнимутся  по-людски, считаю своим долгом рассказать всё по порядку, а там уж вы сами…`

            -  Ой! Ты пишешь палочкой? – подошёл мальчик.

            - Не палочка, это ручка. С пером. Золотым. А это - чернильница, а там настоящие, свободные чернила. Синие.

            -  Бабушка, ты никогда не говорила мне про третью ручку.

            - Третью?..

            - Две у тебя и раньше были. Правая и левая. А вот ещё и палочная. И  чернила! Мне нравится. Откуда такое чудо?

            - Когда я была маленькая, мы в школе учились писать такими ручками. Кое у кого сохранились по кладовкам. У нас и карандаши были химические, которые не смывались. На парту, в круглую ямку, ставили чернильницу-непроливашку…

            - Что такое парта и непроливашка? И зачем вы учились писать? Ведь и так ясно, как это делается.

            - О, милый, как ты отстал от жизни! – развеселилась бабушка. – Давай обнимемся.  

            -  Знаешь, мама с папой теперь постоянно обнимаются. И улыбаются.

            Внук прижался к ней, как облако к морю, нежно. Не толкнуть бы загадочную чернильницу – мало ли что. Подумать только: синие чернила.  Малиновая слива. Серебристая позолота. Деревянный металл. Но чернильница-то есть, и в ней таинственно живут влажные, сырые буквы, а бабушка их оттуда выуживает специальной палочкой. Потрясающий новогодний сюрприз, а бабушка удивительная выдумщица. Даже не верится, что бывают такие классные бабушки. В наши-то трудные дни.

            Он оставил её выуживать буквы, пошёл в свою комнату и кратко  поразмыслил над судьбами мира, всё ещё полного сюрпризов несмотря на грядущий конец света. Означенное событие упорно рекламировалось по всем каналам, и детям наконец стало жутко интересно, как пройдёт сам эвент. Ничем иным эта заваруха, разумеется, быть не могла. И всё-таки надо подготовиться.

            Женщина подула на разгорячённую руку.  А на  среднем пальце уже заполировалась вмятинка. Трудно писать о личном.  У современных детей этот мозолик отсутствует, поскольку они не пишут, а набирают и набивают. И ошибаются, ошибаются, `промахиваюцца`, ах, что же делать с этими крошечными двурукими!

            `Первый раз это существо появилось в сентябре, но я его не заметила среди плюшевых игрушек моего шестилетнего  внука, который тоже не заметил подвоха и немного поиграл с ним в прятки. Не надо думать, что в последней фразе содержится абракадабра. Современные дети нисколько не удивляются, когда виртуальные вещи материализуются, живут в семье, а потом  исчезают.

            Второй раз оно явилось в начале декабря, когда моя соседка Лукерья Семёновна вышла на лестницу и объявила всем, что начался Рождественский пост. Она полагает себя глашатаем и всех оповещает обо всём конфессионально важном, отчего я и все соседи всегда и безошибочно в курсе веяний. Когда Лукерья Семёновна ушла домой, то существо появилось и…`

            -  Бабушка, думаешь, он придёт к нам ещё? – вернулся, тихо и строго спросил мальчик, косясь на чернильницу. – Я сейчас на сайте Президента побывал…

            - Я и пытаюсь это понять. А  ты что-нибудь чувствуешь?

            - Что-то чувствую, но как сердцебиение. Оно всегда с собой, но мы не всегда его чувствуем. Так и он, голубчик наш, с полузайчатыми ушками, неощутим. Я хочу погладить его по шерстяной спинке.

            - А носик-то, носик! – рассмеялась бабушка.

            - Не думаю, что ты смеёшься искренне. Ты просто меня отвлекаешь. От  мыслей. Ты боишься, что я загрущу, как какой-нибудь устарелый Малыш о заюзанном Карлсоне и потребую велосипед или собаку. Или что там он  нашантажировал с горя-то.

            - Извини, родной. Не получается у меня складное письмо. Давай напишем вместе! Ты лучше разбираешься в чудесах.

            - А ты не хочешь просто поменять свою ручку с золотым пером на нормальный компьютер и писать двумя руками? Сразу пойдёт складное письмо.

            - Как? Ты не хочешь мне помочь? – удивилась она в ответ. – Не верю.

            - Ну что ты! Бабушка! Ладно. Пиши, продиктую. – Ребёнок сел в старинное плюшевое кресло, некогда спасённое бабушкой от железного потока  современности. Под натиском одноразовых рыночных вещей давно хрустело и крошилось всё жизнелюбивое, но были, были женщины, которые сберегали материальную память народа. Внук очень глубоко уважал свою бабушку за кроткую насмешливую вменяемость по отношению к любым переменам и модам. Обычно она их царственно не замечала, жила своим умом и радовалась жизни.  Поэтому кресло уцелело.

            - Пиши. `Когда помалкивал, он был милейшее существо. Шёрстка была шёлковая, круглое брюшко беленькое до ослепительности, будто из химчистки. Малиновые кисточки на вытянутых до полузайчатости ушках трепетали, словно их овевал тонкий ветерок, направленный специально на Потомуча из незримого источника. Носик был синеват и крупноват. Баклажанчик…` Сделай паузу…и ничего не ешь! – усмехнулся ребёнок,   вспоминая внешность Потомуча.

            - Надо имя разъяснить, - подсказала бабушка, быстро записывая диктант. – Президент не поймёт, откуда такое странное имя. Небывалое!

            - Конечно,  бабуленька. Сейчас. `Его зовут Потомуч. Я сказал ему, что он очень мил. Он возмутился: ты думаешь, я игрушка? И он промчался по моей комнате сначала вприсядку, потом лезгинкой, а в завершение построился в линию и сбацал сиртаки. Во всех национально-танцевальных  парадигмах он презентовался естественно, будто там и родился. Я спросил его, не брежу ли я. Он ответил, что только в самую меру и вместе со всей страной, поскольку я олицетворяю продвинутое поколение, что является диагнозом. Но об этом потом, уважаемый господин Президент…`  Я не слишком быстро диктую?

            - Нормально.  И перо расписалось. Молодец. Хороший стиль.

            - Продолжаем. `Мы с бабушкой, уважаемый господин Президент, хотели бы предупредить Вас – на тот случай, если наш любезный Потомуч явится к Вам в резиденцию и пошалит. Во-первых, не стоит беспокоиться: он не агрессор, не террорист, не Карлсон, не галлюцинация, не шутка. Он – просто классная ошибка. Выдающаяся. Это надо пояснить со всеми деталями. Однажды моя…`

            - Погоди, мы от тебя пишем, от меня или от обоих? Мы как?..

            - Хм. Давай от меня, но в конце честно признаемся, что писала ты, причём синими чернилами, хм, а в Кремль письмо несли вместе. На   президентском сайте сказано, что прикреплённые файлы не принимаются. Значит, электропочту пошлём, когда я наберу это на компе, а подлинник, писанный твоей детской палочкой с золотом и свободными синими чернилами,  отнесём в бумажном конверте. Подходит?

            - Абсолютно. Диктуй, моя умница. Господи, как давно я ничего не писала руками и как приятно поелозить пером по бумаге!..

            - Бабушка, сосредоточься на целевой аудитории письма. Важно! Итак. `Однажды моя мама, филолог и лингвист, неосторожно провела среди своих  первокурсников диктант, чтобы познакомиться. Всего-навсега два абзаца из `Дневнка писателя` Достоевского. Никогда не забуду, что с ней было во время проверки студенческих работ. Она смеялась и плакала. Мы её долго водой отпаивали. Дело в том, что одна милая кудрявая студентка написала вот так: потомуч-то`…Подчеркни! `Вследствие чего потомуч тут же оторвался и убежал, а  потом раздул себе первую букву до размеров прописной и где-то получил суверенитет. Возможно, за взятку…`

            - Знаешь, до сих пор не пойму, как она потом училась, - бабушка остановилась, положила ручку на подставочку и помахала кистью. – Устала с непривычки. Понятно, что в её кудрявой голове со школы склеилось в кучу: `то, либо, нибудь – дефис не забудь`. Понятно, что в её поколении все дети были брошены на произвол, даже благополучные, потому что взрослые развлекались реформами, политикой, первичным накоплением, но я до сих пор не могу успокоиться!.. Кстати, мы не ошибаемся, что беспокоим  занятого человека?

            - Президент обязан знать обстановку в стране и правду. А лучше истину.  Пиши. `Потомуч родился, как Вы понимаете, случайно – на первый взгляд. От   пустоватой головы первокурсницы. Такая, понимаешь, Афина от Зевса. (Но уж какие времена, такие зевсы.) Однако в наши дни, когда высокие технологии вплотную приблизили виртуальный мир к реальному и миры даже диффундировали, как металлы…`

            - Внук, а вдруг Президент не знает, что такое диффузия металлов?

            - Ничего, у него наверняка есть дети. Подскажут.

            - Ладно. Дальше. `Диффундировали, как металлы…` А можно я для выразительности добавлю, что не разъять их никак?

            -  Бабуль, это будет не выразительность, а конец света, понимаешь? В чистом виде конец, если две реальности уже совсем не разъять.

            Взволновавшись ужасной перспективой, ребёнок встал и руку простер:

            - А про конец света и так по всем каналам непрерывно талдычат, и так  уверенно, будто у них он уже наступил. А в моём возрасте, при детской впечатлительности…

            - Хорошо-хорошо, не волнуйся, это меня заносит, меня. Давно не писала одной рукой, поэтому так и тянет на гиперболы. Ты меня тормози, ладно? – Она загудела, как паровоз у ворот депо.

            - Пишем.. `Господин Президент…` Шлагбаум, бабушка! `Господин… Вы постоянно предостерегаете иностранных партнёров России от ошибок. Вы, конечно, знаете со времён Наполеона, что в политике ошибка хуже преступления. Знаете ли Вы, что наша национальная,  народная, самопальная если угодно, в чистом виде наша ошибка уже среди нас, и она – очень способная. Таланты Потомуча выражаются в необыкновенном обаянии, изящном юморе, яркой внешности, богатом воображении, педагогическом даре и всегда свежем опыте, склонности к проделкам и милым авантюрным шуткам…`

            - Ребёнок, это не рекламный ролик Потомуча, но призыв к спасению нации, не забывай. Кстати, поверит ли Президент, что шестилетний ребёнок такой…патриот?

            - Поверит, конечно. Сколько денег вбухали в патриотические программы, в материнские капиталы, в годы всякие - то семьи, то ребёнка - что ты! Ему будет приятно читать. Как отчёт о поистине сказочных результатах государственной работы. Ведь получилось же! Я – есть. Это факт.

            - Ну-ну, поехали дальше. – Бабушка посмотрела на ёлку в углу – островерхую, лесную, тонкую, с нежно-щемящей щиколоткой, полуприкрытой ватными волнами. Пахло щипучим и хвойным, будто экстракт разлили по полу.  – Интересно, у Президента дома есть ёлка?

            - Бабушка, это гордыня: интересоваться тем, что тебя совершенно не касается и не влияет на твою жизнь. Всё равно что в кинозвезду влюбиться.

            - Полмира только тем и занимается, -  буркнула бабушка, одобрительно разглядывая светлое личико ребёнка. Выделялись крупные синие глаза, редко моргавшие. –  Медиапространство забито звёздами…

            - Бабушка, давай закончим с этим делом! Не приведи Бог опоздать.  `Потомуч вполне может явиться и к Вам, господин Президент, поскольку Вы давно интересуете его как феномен, а вдруг Вы не распознаете его? Дело в том, что язык – основа нации, стержень культуры народа, а грамматика – ум языка; и если все постоянно совершают колоссальные грамматические ошибки на каждом шагу, то люди, получается, сами расшатывают ум нации, уничтожают культуру народа самым надёжным способом: через создание таких вот Потомучей, весёлых и симпатичных. Почитайте Интернет! Во всех комьюнити – своя грамматика. Это совершенно непреодолимо повлечёт за собой создание всё новых и новых гомункулусов типа нашего Потомуча, и противостоять им будет уже поздно`. 

            Ребёнок полулежал в кресле, закрыв глаза, и медленно диктовал бабушке письмо. Полукруглая тень от длинных ресниц лежала вполщеки, мирно и  шёлково. Бабушка залюбовалась потомком. Если красота и бывает избыточной, то всё равно это красота: беззащитная, поскольку опознавательный знак, и  победительная, поскольку попробуй поспорь; таинственная, потому что…

            - Привет, ребятки! – воскликнул Потомуч, взлезший на верхушку ёлки,  не повредив ни одной игрушки. – Строчите доносик на меня?

            - Привет! – обрадовались эпистолярные писатели. – Подлинник прибыл.

            Внук распахнул глазищи, бабушка положила ручку на золотую подставочку,  оба решительно встали. Мягко пошли в сторону ёлки, расставив руки. Потомуч хмыкнул и вспорхнул на люстру.

            - Я решил облегчить вам задачу. Я сам упакуюсь в бандероль, покроюсь позолотой, спрячу мои прекрасные - о! - полузайчатые уши. Вы отнесёте меня премьер-министру, а он передаст меня Президенту, и так мы соблюдём субординацию. А то будет некрасивая ошибка, если против иерархии!

            - Не дай Бог! – замахали руками бабушка и внук, ещё не забывшие, что  вытворял бесёнок Потомуч, когда появлялся то здесь, то там, а уж если вон там, то сами понимаете, и для пущего веселья начинал исправлять сам себя. Жуть.

            - Где твои родители, патриот? – вопросил Потомуч, с потолка возлагая на темя дошкольника вдруг удлиннившуюся четырёхпалую пушистую лапку.

            - Обнялись и в гости пошли. К друзьям семьи. Тут был год семьи…

            - Я не просил докладывать общественно-политическую ситуацию, ребёнок. Я интересовался только любовью. Есть у них любовь?

            - Есть! Есть!!! – закричали в унисон бабушка и внук. – И семья крепкая!

            - Отлично. Пакуйте меня. Вот контейнер. – Он, как всегда ниоткуда, выдернул позолоченную коробку с лентами-цветочками, резко уменьшился и прыгнул внутрь и хвостиком накрылся. Хвостик у него был маленький, потому и понадобилось уменьшиться раз в десять, чтобы выглядеть хорошо, как всякий накрывшийся хвостиком.

            - Мы не дописали письмо, - напомнил внук. Бабушка обернулась.

            На столе царило творчество: золотое перо макалось в непроливашку и дописывало письмо Призиденту, а длинный белоснежный конверт, чуть раскрывшись, торжественно трепетал рядом, готовый принять послание. Чуть пахнуло горячим сургучом.

            - Вот и всё, - усмехнулся Потомуч. –  Нас, гениальных ошибок, не проведёшь. А то вы сейчас открыли бы начальнику все перспективки сразу …

            Внук всё-таки подбежал к столу, но письмо уже упаковалось и заклеилось, и припечаталось по горячему пятну круглой железякой с буковками.

            - На проходной у Спасских ждут уже, - прошептал из коробки совсем    съёжившийся Потомуч. – Несите же! У подъезда чёрная `чайка`, номер А 365 АА, идите…

            На следующий день в мировых теленовостях показали нашего Президента,  лучезарно улыбающегося журналистам. Он заявил, что с Нового года у него в руках - новый советник по национальной безопасности, по строительству, по культуре и домоводству. Так и сказал: в руках. Работа пойдёт споро, в гору, и никогда больше не лезьте к нам с непрошенной критикой, а то направлю вам своего советника: так, погостить на денёк. И ещё раз улыбнулся - для убедительности.

            …Бабушка и внук радостно катались на коньках, ходили на ёлки, звонили родителям, но особенно им понравилось исправлять ошибки в уличных  рекламах. У них теперь была красивая разрешительная справка с гербом и большая волшебная ручка-корректор с блестящим золотым наконечником: проведёшь по воздуху вблизи билборда с облизывающейся на лёгкий майонез крашеной домохозяйкой – она мигом ротик закрывает, и глаза в пол. Увидишь где бутылку пива как символ мужественности, - креаторы бодрого щита, даже если они отдыхают на Канарах, тут же получают на месте своей мужественности бутылку с пивом. Отдыхайте, ребята!

            Вы не представляете, как быстро укрепилась грамматика, очистился весь русский язык, даже в Интернете, и оздоровилась международная обстановка. Но самые светлые чудеса произошли в любовных отношениях. Люди перестали совокупляться `ради здоровья`, `потому что скучно`, `назло врагам` и так далее. Теперь все женились по любви, обнимались нежно, восхищались друг другом, а сексом никто не торговал. Дети рождались здоровые, коляски  продавались дешёвые, а между памперсом и компьютером дошкольники успевали заглянуть в настоящую, бумажную книгу и своим, невиртуальным носом уловить ни с чем не сравнимый аромат свежей типографской краски, который теперь чуть заметно был приправлен мягкой хвойной нотой.       

            Потому что Президент, получив новогоднюю бандероль, всё понял и мгновенно исправил главную ошибку, заселив Потомуча вместе с его полузайчатыми ушками, хвостиком и обаянием - в подвал  Оружейной палаты.

            Конкуренты России, прослышав, что в Кремле хранится нечто самое грозное на Земле, стали партнёрами, повели себя чудо как политкорректно и даже вполне искренне.  Через полгода каждый возлюбил ближнего, как самого себя.

 

 

  Москва, 25 сентября 2008 года

 13.10.2008,

www.nasledie.ru

 



Док. 504693
Опублик.: 13.10.08
Число обращений: 83

  • Черникова Елена Вячеславовна

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``