Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Абаринова-Кожухова Елизавета `Холм демонов` Назад
Абаринова-Кожухова Елизавета `Холм демонов`
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НЕВЕСТА ДЛЯ ВУРДАЛАКА *

x x x

По изрытому глубокими ямами пологому склону поднимался коренастый человек с рюкзаком за спиной. Он то и дело оглядывался, явно не желая быть увиденным на этом заброшенном тоскливом холме, который одиноко высился среди бескрайних болот, лишь изредка перемежавшихся небольшими перелесками.
Вечернее солнце последними косыми лучами золотило мертвую болотную зыбь и заставляло отбрасывать почти бесконечную тень два мрачных столба, возвышавшихся на вершине холма.
Но человек с рюкзаком не знал, что он не один в этом забытом богом и людьми уголке - в одной из каменистых ям, которые, будто оспины, бороздили склоны холма, укрывался другой человек. Он терпеливо ждал, изредка на миг выглядывая из своего неверного укрытия.
Человек с рюкзаком присел на булыжник недалеко от подножия столбов и, прикрывая глаза ладонью, стал наблюдать то за солнцем, торжественно опускавшемся в болото, то за круглой белесой луной, которая, будто не в силах дождаться короткой июльской ночи, уже появилась на другом краю небосвода.
И когда солнце, в последний раз блеснув по поверхности болота, уступило место долгим летним сумеркам, человек поднялся и, посмотрев на часы, сказал:
- Все, пора.
В последний раз оглянувшись, он поправил рюкзак и двинулся к столбам.
- Ну, теперь ты от меня не уйдешь! - возбужденно потирая руки, пробормотал второй человек и легко выскочил из ямы. Однако на вершине холма уже никого не было - лишь легкий ветерок шелестел в траве, пробивавшейся между камней, разбросанных там и сям у подножия мрачных столбов.
- Что за чертовщина! Куда он исчез? - тряхнул второй темно-русыми кудрями и в недоумении оглянулся по сторонам. Он тщательно осмотрел все ямы и руины и, убедившись, что там действительно никого нет, неспеша побрел
вниз по склону - туда, где за заболоченным лугом виднелась дорога,
единственное, что напоминало о присутствии современной жизни в этих унылых
местах, осененных каменными следами давно минувших веков.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ЗАКОЛДОВАННОЕ ГОРОДИЩЕ

Стоял теплый летний вечер. Несколько дачников садового кооператива "Жаворонки" и их гостей, собравшиеся вокруг стола с резными ножками на веранде скромного деревянного домика известной кислоярской писательницы Ольги Заплатиной, попивали чаек с бубликами, любовались огромным красным солнцем, величественно тонувшим в мрачных пучинах окрестных болот, и вели неспешную беседу.
- Что-то Василий Николаич запропастился, - с некоторой тревогой заметила хозяйка, украдкой поглядев на часики. - Уж два часа как ушел.
- Все-таки золотой он человек, - откликнулась другая дачница, бакалавр исторических наук баронесса Хелен фон Ачкасофф. - Ведь это именно Василий в прошлом году избавил нас от воров, которые шарили по дачам и тащили все, что плохо лежит.
- Расскажите, пожалуйста, - глубоким басом попросил майор Селезень. Он сидел в шезлонге и с шумом потягивал чаек прямо из блюдечка.
- Ну, это вам лучше всего расскажет сам Василий Николаевич, - ответила писательница, привстав со старенького плетеного кресла и положив себе в блюдечко вишневого варенья из литровой банки. - Могу только сообщить, если вы, Александр Иваныч, еще не в курсе: тот домик, что вы приобрели, раньше как раз и принадлежал главному вору. Представьте себе, этот негодяй крал у своих же соседей!
- Не воруй в собственном доме, - проворчал майор и, вновь принимаясь за чай, добавил: - А в чужом и подавно.
- А вы не хотите попробовать с черносмородиновыми листьями? - предложила хозяйка. - И непременно свежими, прямо с куста. - Не дожидаясь
ответа, она кинула в чашку майору несколько листиков, лежащих на треснувшем
голубом блюдце.
- О, вкусно! - оценил Александр Иваныч. - А я и не знал, что так тоже можно... Надо будет и у себя такой куст на листья посадить.
- А еще они и ягоды дают, - как бы между прочим добавила Заплатина.
- Значит, два куста посажу, - серьезно отозвался майор. - Один на листья, а другой на ягоды.
- А что, Василий Николаич просто прогуляться пошел? - спросила баронесса фон Ачкасофф. Она сидела, небрежно закинув ногу за ногу, в деревянном кресле-качалке с отломанной левой ручкой.
- Ну да! - хмыкнула госпожа Заплатина. - Поехал бы сюда Василий Николаич гулять да чаи распивать! По делу приехал, очередное преступление расследовать.
- Снова у нас в поселке? - заволновалась баронесса.
- Да нет вроде бы, - не очень уверенно ответила писательница. - Наденька, вы, конечно же, в курсе дела, поделитесь с нами!

- Да ничего особенного, - не слишком охотно отозвалась еще одна участница чаепития, московская журналистка Надежда Чаликова. Она сидела в сторонке на колченогом стуле орехового дерева и почти не принимала участия в общей беседе. Однако, наблюдательная Ольга Ильинична Заплатина заметила, что
Надежда то и дело кидает взгляды на центральную аллею поселка, по которой должен был вернуться частный детектив Василий Николаевич Дубов. Это не удивляло - ведь журналистку с сыщиком связывали весьма давние и близкие отношения...
- А все-таки, Наденька, - попыталась Ольга Ильинична разговорить гостью, - ведь из-за всяких пустяков он не стал бы покидать Кислоярск, не так ли?
- Да, конечно, - кивнула Чаликова, - и дело весьма важного свойства. Вася давно уже гонялся за одним опасным преступником, а тот всякий раз от него ускользал. И вот он узнал, что этого преступника видели здесь, неподалеку от "Жаворонков".
- А что за преступник? - заинтересовался майор. - Если это, конечно, не секрет следствия.
- Некто господин Каширский, - чуть помедлив, ответила Надя. - Более известный широкой общественности как маг и чародей.
- И что, за это его разыскивают? - удивилась баронесса фон Ачкасофф. - Ведь вроде бы миновали те непросвещенные времена, когда колдунов преследовали и даже отправляли на костер!
- Да нет, в розыске он не за колдовство как таковое, а, выражаясь юридическим языком, за многочисленные уголовно наказуемые и социальноопасные деяния. Например, доподлинно известно, что он оживлял покойников, превращал их в послушных зомби и их же руками совершал грабежи и убийства.
- Ну, это все бабкины сказки, - небрежно пробасил майор.
- Может, и сказки, Александр Иваныч, - обернулась к нему Чаликова, - но имеются и вполне реальные, а отнюдь не сказочные жертвы. На его совести как минимум три загубленные жизни, не считая двух покушений. Между прочим, одно из них - на самого Василия Дубова.
- И как же он это делал? - заинтересовалась госпожа Заплатина.
- Нет-нет, сам он не убивал, но действовал куда более изощренно - превратил в послушного зомби одного моего коллегу, журналиста Николая Рогатина, и заставлял его совершать убийства.
- Погодите, я что-то припоминаю, - перебила баронесса фон Ачкасофф. - Это не тот Рогатин, что приезжал в Кислоярск в составе делегации московских
журналистов, а на обратном пути погиб в автокатастрофе?
- Он самый, - подтвердила Надя. - Я тоже была в той делегации и присутствовала при его гибели, которая на самом деле произошла при куда более драматических обстоятельствах, чем банальная авария. В общем, труп исчез, а через некоторое время Рогатин, живой и невредимый, появился сначала в Прилаптийске, а потом и в Кислоярске, и всюду за ним тянулся шлейф зверских убийств. Вася начал их расследовать и вскоре вышел на Каширского - именно он стоял за всеми этими преступлениями, а Николай был лишь его послушным орудием. И хотя нам все же удалось взять с поличным сообщницу Каширского и нейтрализовать зомби, но сам Каширский тогда каким-то чудом ускользнул.
- И что же они делали со своими жертвами? - спросил Селезень. - Травили ядом, топили в речке, били топором по голове? - Майор выловил из
чашки смородиновые листики и небрежно отправил себе в рот.
- Все преступления были исполнены, как говорят криминалисты, одним и тем же "почерком" - Рогатин заставал жертву врасплох и заталкивал ей в рот какой-либо предмет, от чего та задыхалась. И этим предметом могло быть все, что угодно - от пивной банки до будильника. Я даже сама стала невольным свидетелем одного такого убийства, вернее, не самого убийства, а его результатов. Это было ужасное зрелище!
- Расскажите, пожалуйста! - принялись упрашивать журналистку ее собеседники.
- Ну ладно, - согласилась Надя, - хотя об этом даже когда вспоминаешь - мороз по коже. Я должна была по просьбе Василия Николаевича встретиться с одним кислоярским бизнесменом, не будем называть его имени. Вася как раз тогда расследовал это самое дело и надеялся через бизнесмена выйти на сообщников Каширского. Бизнесмен назначил мне встречу на восемь утра в своем офисе. Я пришла точно в восемь, постучалась к нему в кабинет, никто не отозвался, тогда я толкнула дверь и... В общем, бизнесмен лежал прямо на полу рядом с рабочим столом, а изо рта торчал мобильный телефон. И еще, помню, как раз в тот момент, как я вошла, он страшно заверещал!
- Кто, бизнесмен? - не понял майор.
- Да нет, мобильник. А бизнесмену теперь никогда уже не суждено ни верещать, ни говорить, ни заниматься своим бизнесом. И не ему одному. Среди жертв мог оказаться и Дубов, но он догадывался о покушении и подложил им вместо себя манекен, которому и засунули в рот будильник... И вот сегодня ему поступил сигнал, что злодея Каширского видели в районе Жаворонков!
- И где же? - забеспокоилась Ольга Ильинична. - Надеюсь, не в самом поселке?
- Да нет, Василию позвонили по телефону, и неизвестный мужской голос сказал, что Каширский скрывается на каком-то городище. Он сначала не поверил, подумал, что его разыгрывают, но потом решил все же съездить - как
говорится, для очистки совести.
- На каком городище? Уж не на Гороховом ли? - с заметным волнением спросила баронесса фон Ачкасофф. Надя кивнула. - Тогда, боюсь, это была
самая настоящая ловушка.
- Почему вы так считаете? - затревожилась и Чаликова.
- Потому что это нехорошее место, - понизила голос баронесса.
- В каком смысле? - заинтересовалась Заплатина. Баронесса поудобнее устроилась на табуретке:
- История Горохового городища восходит к давним векам, когда там находилась столица одного небольшого, хотя и весьма влиятельного княжества. Первые археологи, копавшие холм, так и не смогли установить имени князя, основавшего крепость, и кто-то в шутку назвал его царем Горохом. Ну и шутка прижилась. Но как бы там ни было, место это в историко-археологическом отношении просто уникальнейшее. И вот однажды я так увлеклась раскопками в бывших княжеских палатах, что не заметила, как стемнело. А дело было летом, погода стояла совсем как сейчас - вот я и решила там заночевать... - Баронесса не спеша подлила себе чаю.
- И что же? - с нетерпением вопросила Заплатина.
- Да нет, вурдалаки из-под земли не вылазили и ведьмы на помеле не летали, но всю ночь раздавались какие-то странные вздохи, порой земля начинала светиться и чуть подрагивать, и всякое прочее в том же духе. А потом я побывала в Заболотье, это такая деревушка отсюда поблизости, если кто не в курсе, и поговорила с местными старожилами. Оказалось, что Горохово городище давно считается "нечистым". По народным поверьям, туда по ночам слетается вся окрестная нечисть и правит бал. А когда я говорила, что ночевала на городище, то на меня вообще смотрели как на выходца с того света.
- Бабкины сказки, - вновь брякнул майор Селезень.
- Между прочим, - еще более понизила голос баронесса, - известны случаи, когда люди уходили на Горохово городище и бесследно исчезали.
- И что, у вас есть конкретные данные? - недоверчиво спросила писательница.
- Да, например, у одной местной жительницы там исчез отец - давно, еще до семнадцатого года. На холм поднялся, а назад не вернулся. И никаких следов.
- Ну, мало ли народу бесследно пропадает, - возразил майор. - Вот, помню, в восемьдесят пятом году, в Афганистане...
- Известен и сравнительно недавний случай, - перебила баронесса. - Когда я узнала о странных вещах, происходящих на Гороховом городище, то
связалась с ныне покойным профессором Кунгурцевым из тогда еще
Ленинградского университета - он лет двадцать назад, или чуть больше, вел тут раскопки вместе с группой студентов. И вот, по ночам они наблюдали точь-в-точь то же самое, что и я. А один из его студентов, по имени Толя Веревкин, которому профессор поручил сделать замеры каменных столбов, вдруг исчез.
- Тоже бесследно? - ахнула Чаликова.
- Нет, через неделю нашелся. По его собственным словам, заблудился на болоте. Но профессор Кунгурцев заметил, что после этого происшествия Веревкин очень изменился - стал каким-то задумчивым, рассеянным...
- А вы не пробовали отыскать самого Толю Веревкина? - спросила Заплатина.
- Ну разумеется, пробовала, - погрустнела баронесса, - но оказалось, что вскоре после экспедиции он утонул в Финском заливе.
- Какой ужас! - всплеснула руками Ольга Ильинична.
- Да-да, одежда осталась на берегу, а тела так и не нашли. Конечно, майор сейчас скажет: "Мало ли народу тонет", но я уверена, что это не просто совпадение! И поэтому так беспокоюсь за нашего Василия Николаича - солнце
уже скрылось, а его нет как нет.
- Как-то нехорошо все сходится, - чуть поежилась Чаликова. - С одной стороны, злой чародей Каширский, с другой - заколдованное место... Как бы и впрямь чего не стряслось!
- Да ничего с вашим Василием не стрясется, - майор поудобнее устроился на шезлонге. - Подождем еще с полчасика, да и сходим за ним. Мне уж и самому стало жутко интересно, что там за чертовщина такая.
- Слава богу, вернулся! - воскликнула Чаликова. Действительно, в сгущающихся сумерках по аллее к домику Ольги Ильиничны приближался ни кто иной как знаменитый кислоярский сыщик Василий Дубов.
- Ну как, поймали своего бандита? - напрямик спросил его майор Селезень.
- Увы, - развел руками Дубов, - произошло что-то странное и необъяснимое. На склоне городища, недалеко от столбов, я обнаружил шалаш, он был пустой, хотя ясно, что кто-то там обитает. Я залег поблизости, и вскоре действительно появился мой подопечный.
- Каширский, - пояснила Надежда. - Я уже рассказала нашим друзьям, за кем вы охотитесь.
- Ну, в этом нет никакой тайны, - рассеянно кивнул детектив, присаживаясь на низенькую скрипучую табуретку. - В общем, Каширский забрал из шалаша кое-какие пожитки и двинулся на самый верх городища. Я стал за ним следить из своего укрытия, а потом тихонько пошел следом... - Василий замолк и налил себе чаю.
- Ну и что же дальше? - нетерпеливо спросила баронесса. Кажется, она уже догадывалась, к чему клонит Василий.
- А дальше он подошел к двум каменным столбам на вершине городища. Ну, вы их знаете...
- Да, эти столбы предположительно были идолами, на которых молились наши далекие предки, - дала справку баронесса фон Ачкасофф. - Я даже не исключаю, что они сродни изваяниям на острове Пасхи.
- Ну так вот, - продолжал Дубов, - едва зашло солнце, господин Каширский прошел между столбами - и исчез. Я подбежал поближе - и ни слуху, ни духу. Был человек, и нет человека!
- А вы не пытались пройти следом за ним? - с волнением спросила баронесса.
- Нет, знаете, не решился. Если тут какое-то колдовство, то я - пас.
- Слава богу! - облегченно воскликнула бакалавр исторических наук. - Иначе... иначе я просто не знаю, что с вами сталось бы.
- Все это ерунда! - решительно заявил Селезень. - Все эти маги, колдуны, ведьмы и заколдованные места. Реальность такова - опасный преступник на свободе. И потому вношу предложение сесть на мой "Джип" и отправиться на это чертово городище. Возражения есть? Возражений нет. - Майор резко вскочил с шезлонга. - Тогда я пошел за машиной. Кто со мной?
- Я поеду, - тут же вызвался Дубов. - Надо же, в конце концов, выяснить, в чем тут дело.
- Тогда и я с вами, - голосом, не допускающим возражений, заявила Надя Чаликова.
- Видимо, придется поехать и мне, - не очень охотно предложила баронесса фон Ачкасофф. - Ведь из всех нас я одна знаю Гороховое городище как свои пять пальцев.
- А как вы, Ольга Ильинична, насчет увеселительной поездки к ведьмам, чертям, упырям и привидениям? - галантно обратился к писательнице майор Селезень.
- Ах нет, это не мой жанр, - уклонилась от заманчивого предложения госпожа Заплатина. - Но я буду вас ждать. Самоварчик разогрею...

x x x

Горохово городище, куда медленно, но неотвратимо направлялся "Джип" майора Селезня, располагалось неподалеку от "Жаворонков", через шоссе, и представляло собою пологий лысый холм с многочисленными следами археологических раскопок - кстати говоря, немалая их часть принадлежала госпоже фон Ачкасофф. На вершине холма в рассеянном свете огромной круглой луны явственно виднелись два столба, возле которых, по словам Василия Дубова, "испарился" маг и чародей Каширский.
- Ах, да нынче же полнолуние! - вдруг воскликнула баронесса. - А именно в такие ночи, по местным поверьям, здесь пуще всего орудует нечистая сила!
- Бабкины сказки! - вновь заявил майор Селезень, уверенно проводя машину между ямами и камнями вверх по склону. Но на сей раз его заявление уже не звучало столь безапелляционно.
Прямо перед столбами Селезень притормозил "Джип":
- Так, проход широкий. Ну что, поехали?
- Поехали! - отчаянно махнул рукой Василий, и майор решительно нажал на газ. Баронесса украдкой перекрестилась.


Док. 324339
Опублик.: 22.06.07
Число обращений: 252


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``