Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Валерий Воротников: Есть ли в России средний класс? Назад
Валерий Воротников: Есть ли в России средний класс?
Такое исследование было осуществлено учеными РНИСиНП по заказу Московского представительства Фонда им. Ф. Эберта в феврале-марте 1999 г. Его основная цель состояла в том, чтобы выяснить, имеется ли в социальной структуре российского общества такая группа людей, которую можно было бы определить как средний класс?
Чтобы получить ответ на данный вопрос, было принято решение применить подходы - субъективный (по самозачислению) и объективный. В ходе исследования этот двуединый подход был осуществлен следующим образом: сначала при использовании субъективного критерия (самозачисления) были выделены статусные слои российского общества, а затем им были даны качественные и количественные характеристики по основным объективным критериям. Всесторонний анализ выявленных характеристик и позволил выяснить, есть ли в российском обществе средний класс.
В выборку исследования вошли представители девяти социально-профессиональных групп взрослого населения России, относительно которых можно было предполагать, что по своему объективному месту в обществе и самосознанию они в значительной части формируют костяк среднего класса.
Это - предприниматели малого бизнеса; менеджеры (руководители высшего и среднего звена); фермеры; кадровые военные (старшие офицеры); техническая интеллигенция; гуманитарная интеллигенция; квалифицированные рабочие; работники сферы торговли, услуг и транспорта; служащие (госслужащие и служащие коммерческих структур).
В качестве критерия при формировании выборки использовался также среднедушевой доход не ниже 1000 рублей (примерно 40 долл. США) в месяц на одного члена семьи.
На основе сочетания этих двух критериев была сформирована модель выборки исследования, в которую вошли 1765 человек. Пропорции подвыборочных совокупностей во всех территориально-экономических районах страны были взяты на основании показателей, полученных в ходе общероссийского опроса населения, проведенного в январе 1999 г.
При разработке программы и гипотезы исследования учитывалось, что средний слой российского общества не может быть гомогенным: в условиях системной трансформации, усиления имущественной и социальной дифференциации, возникновения новых секторов экономики и новых профессий он естественным образом "расслаивается" на ряд социальных образований. В этой связи для удобства анализа и изложения результатов исследования в настоящем докладе выделено три слоя среднего класса - верхний, по своему положению являющийся переходным к высшему (элитному) классу общества; средний (собственно средний класс) и нижний (некоторые отечественные исследователи еще называют его "базовым слоем общества", имея в виду его многочисленность).
После проведения исследования примерно десять процентов первичного массива были выделены в группу, не подпадающую по большинству параметров материального характера и по самозачислению в средние слои общества, под условным названием "бедные" (эту группу еще называют низшим классом). Данная часть массива опрошенных в дальнейшем изложении выступает как. референтная группа для сопоставительного анализа.
В докладе показано, что различия между средними слоями российского общества прослеживаются во всем - начиная от имущественного положения и кончая гражданской позицией и политическими ориентациями. Вот почему выделение различных социальных слоев в качестве рабочей гипотезы, на наш взгляд, оправданно. Во всяком случае, это позволило дать более дифференцированную картину средних слоев современного российского общества и более обоснованно решить вопрос, могут ли они претендовать на название среднего класса".
"Итак, на центральный вопрос нашего исследования - есть ли в России средний класс? - мы имеем достаточные основания ответить утвердительно: да, есть!
Как подтверждает проведенное исследование, процесс формирования среднего класса, способного жить в условиях рыночной экономики и демократии, идет. Хотя следует признать, что идет крайне противоречиво. И дело не только в том, что за короткий исторический срок качественно изменить социальную структуру общества, складывающуюся десятилетиями, сформировать устойчивое самостоятельное и в экономическом, и в политическом отношении сословие очень трудно. Проблема - в самом качестве нынешнего "рынка" и "демократии". Когда реформы буксуют, а разочарование в демократических идеалах постперестроечных времен налицо, растут социальная поляризация и отчуждение граждан от общества и государства.
Кроме того, не следует забывать, что развитый средний класс может существовать лишь в таком обществе, в котором высокая (и постоянно растущая) производительность труда, с одной стороны, создает потребность, а с другой - возможности для расширенного воспроизводства профессий, связанных с "выращиванием" человеческого капитала и являющихся уделом средних слоев.
В примитивизирующейся экономике России, оптом и в розницу поставляющей свои "мозги" на Запад, - в экономике, где производительность труда за годы реформ снизилась с 30% от уровня США до 19%, не возникает достаточно высокой потребности в этих людях. Получается, что сама логика российских реформ в том виде, как они осуществляются, - против создания в стране мощного среднего класса.
Тем не менее, как показало исследование, даже при неблагоприятных экономических условиях в России есть социальные слои, которые по общепринятым критериям (душевой доход, социальный статус, стандарты потребления, образование и др.) могут быть отнесены к среднему классу.
Если до осеннего (1998 г.) кризиса к нему принадлежало до 25% трудоспособного населения, то ныне к его составу могут быть причислены не менее 15-18% россиян (1-1,5% представители верхнего и 14-16% - среднего слоя СК). В абсолютных цифрах - это не менее 12-15 миллионов взрослого населения. Как видно, несмотря на всю глубину негативного воздействия кризиса на российское общество, прослойка в нем среднего класса выстояла, продолжает жить и работать.
Чувствуют это и средства массовой информации, тон выступлений которых начал заметно меняться. Вот уже "Московский комсомолец" отмечает: "Помнится, в августе 98-го страна с мрачным восторгом праздновала кончину среднего класса. Время идет, жизнь проходит, а похороны этого среднего класса затянулись до неприличия. После ... траурных маршей возникло смутное подозрение, что часть общества, приговоренная кризисом к смерти, оклемалась. Повылезала из гробов и опять принялась. За свое.


Конечно, количественные показатели наличия среднего класса в стране имеют важное значение. Однако еще важнее то выявленное в ходе исследования обстоятельство, что российский средний класс обладает рядом качеств, которые позволяют говорить о его высокой "живучести", сопротивляемости неблагоприятным условиям.
Это - высокий, по сравнению с другими слоями общества, уровень адаптированности к рыночной экономике, позволяющий реализовывать экономическую стратегию, в которой значительное место принадлежит предпринимательской деятельности и самозанятости.
Это - высокая социальная мобильность и гибкость, ориентация на максимальное использование своих ресурсов, главным из которых является высокое качество рабочей силы и готовность к дальнейшему повышению стоимости своего "человеческого капитала".
Это - иное, по сравнению с другими слоями общества, отношение к государству. На фоне довольно распространенного в обществе патернализма представители среднего класса в большей степени склонны полагаться на собственную активность как необходимое и естественное условие жизненного успеха. Их отличает прагматическое отношение к государству, то есть отношение к нему в первую очередь как к "верховному арбитру", обеспечивающему стабильность и соблюдение "правил игры".
Это, наконец, наличие ряда ценностей, разделяемых большинством представителей среднего класса, - ориентация на социальное рыночное хозяйство, ценности индивидуальной свободы, приоритет частной собственности и ряд других.
Одновременно с этим анализ результатов исследования свидетельствует о том, что если наличие среднего класса как элемента социальной структуры общества не вызывает сомнения, то процесс его становления как относительно целостной социальной общности в России еще далек от завершения.
Во-первых, нынешний средний класс представляет собой своеобразный "перекресток" мобильностей, когда самые интенсивные подвижки в обществе происходят либо внутри средних слоев, либо между ними и другими слоями общества. Отсюда - трудности с попытками четко зафиксировать границы среднего класса, поскольку они подвижны и изменчивы.
Во-вторых, в настоящих условиях группы и слои, составляющие средний класс, весьма гетерогенны как по социальному происхождению, так и по месту в системе общественного разделения труда. Это и "служивый люд" - прежде всего, чиновничество, управленцы среднего и частично высшего звена, высший и средний персонал бюджетной сферы, т. е. слои, прямо или опосредованно обслуживающие государство; это менеджеры высшего и среднего звена; это и представители малого и среднего предпринимательства, включая семейный бизнес, самозанятых и фермеров; это, наконец, и некоторые слои технической и гуманитарной интеллигенции, а также рабочие высокой квалификации.
Достаточно характерно, что доля государственной бюрократии и занятых в государственном секторе в российском среднем классе значительно выше, а доля управленцев и предпринимателей - ниже, чем в западных обществах. Однако твердо принадлежат к среднему классу, пожалуй, лишь управленцы, предприниматели и самозанятые. Специфика нынешней ситуации в переходном российском обществе заключается в том, что принадлежность ко всем остальным социально-профессиональным группам отнюдь не гарантирует попадания и закрепления в среднем классе.
Примечательно, что от 65% до 75% нынешнего российского среднего класса занимали аналогичную ступень социальной лестницы и в начале периода рыночных реформ. Таким образом, обновление его происходит не столько за счет притока новых людей, сколько за счет адаптивных способностей представителей позднесоветского среднего класса. Поэтому сегодня в России средний класс, с одной стороны, весьма лабилен, а с другой - представляет собой конгломерат таких социально-профессиональных групп, интересы которых в сложившихся условиях трудно привести к "общему знаменателю". К тому же на разнохарактерность профессиональных интересов накладываются факторы поколенческой и весьма высокой территориально-поселенческой дифференциации (что нетипично для устойчивых рыночных обществ).
Неоднороден средний класс и в имущественном отношении. В результате, как показало исследование, имея точки соприкосновения на уровне базовых ценностей, по целому ряду позиций (в особенности, касающихся оценки как собственного положения, так и нынешнего положения страны и перспектив ее развития) различные слои среднего класса весьма существенно расходятся. Более того, в отличие от западных обществ, где нижний слой среднего класса составляет значительную, а то и подавляющую, причем довольно благополучную часть общества, в нынешней России данный слой - по своему статусу, доходу, уровню и качеству жизни, ментальным особенностям - гораздо ближе к бедным, чем к собственно среднему классу.
К факторам, препятствующим становлению среднего класса как целостной общности, следует отнести и явную ориентацию нынешней власти на интересы преимущественно верхнего слоя общества. Если на Западе главный ресурс среднего класса - прежде всего, его профессиональные опыт и знания, его "человеческий капитал", то в России эта логика оказалась деформированной: для многих, особенно в верхнем слое среднего класса, путь к успеху лежал не через накопление знаний и опыта, не через трудолюбие, а через близость к "большим деньгам" и связям. Невозможность реализации большинством представителей среднего класса своих социальных запросов блокирует формирование устойчивой, а главное общественно одобряемой модели поведения. В результате образ среднестатистического представителя среднего класса - усердного работника, хорошего семьянина, добросовестного налогоплательщика, лояльного гражданина - пока не складывается.
Нет и явных признаков формирования в среднем классе групповой идентичности с точки зрения роста уровня самоорганизации, взаимодействия, причем даже по защите своих собственных интересов. Уровень востребованности легальных и легитимных каналов отстаивания собственных интересов крайне низок, каждый рассчитывает только на себя, свои силы и на ближайшее окружение. Именно этим объясняется тот факт, что голос среднего класса практически не слышен ни в общественной, ни в политической жизни страны. Таким образом, российский средний класс - это не фантом. Но это на сегодня - молчаливое меньшинство.
Каковы же условия превращения среднего класса в активного субъекта социальных преобразований? К их числу, на наш взгляд, относятся:
- повышение в рамках социально-профессиональных групп и слоев, входящих в средний класс, доли экономически и социально активных граждан;
- формирование групповой идентичности, что предполагает не только кристаллизацию интересов, но и их формулирование, а значит, требует возрастания роли интеллектуальной элиты как выразительницы интересов и чаяний именно среднего класса;
- повышение в общественном мнении статуса образования, науки и культуры, престижа творческого высококвалифицированного труда;
- развитие горизонтальных связей, системы представительства интересов - если не в рамках всего среднего класса, что сегодня мало реально, то хотя бы на уровне локальных сообществ, отдельных территорий и социально-профессиональных групп;
- усиление общественного влияния через формирование собственных социальных институтов (ассоциаций, объединений и т.п. - формирование гражданского общества) и мобилизацию в поддержку тех политических сил, которые ориентированы не столько на представительство узкогрупповых интересов, сколько на идею "общего блага".
Очень важно, как свидетельствуют данные исследования, что средний класс в России осознает реальную противоречивость всего многообразия представленных в обществе интересов, но при этом исходит из возможности их неконфликтного согласования. К тому же присущее ему понимание "общего блага" - равенство стартовых возможностей, забота общества об обездоленных, простор для инициативы и предприимчивости экономически и социально активных граждан, - представляет собой хороший базис, на котором может основываться реальное общественное согласие. Поэтому при указанных выше условиях средний класс в состоянии выполнить функцию стабилизатора и балансира разнонаправленных общественных интересов в России, как это имеет место в ряде современных обществ.

Воротников В. П.
2005 г.



Док. 263688
Опублик.: 02.11.06
Число обращений: 1106

  • Воротников Валерий Павлович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``