В Кремле заявили об отсутствии информации об уходе Матвиенко из Совфеда
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Косилова Е. `МАТЕМАТИКА СМЫСЛА` Назад
Косилова Е. `МАТЕМАТИКА СМЫСЛА`
Смысл
Что такое вообще теория смысла, об этом я сейчас писать не буду. Если я правильно понимаю, теорий смысла на сегодняшний день много. Есть классическое понимание смысла, сформулированное, например, Фреге, есть неклассическое понимание, например, у Витгенштейна, а есть неклассическое непонимание - например, у Делеза. Я далека, разумеется, от мысли упрекнуть Делеза в этом непонимании. Проблема смысла так сложна, что что-либо понять преждевременно здесь опасно.
Имеется, насколько мне известно, несколько наиболее общеупотребительных пониманий, или, лучше сказать, групп определений того, что такое смысл.
1. Смысл как языковая категории. Смысл слова связан с его значением (хотя и не сводится к нему). Так трактовал смысл, например, Фреге.
2. Смысл как интенциональная категория. Смысл конституируется сознанием субъекта. Так трактовал смысл Гуссерль, особенно в поздний период.
3. Смысл как экзистенциальная категория. Смысл рождается в предельных ситуациях и определен в таких словосочетаниях, как "смысл жизни". Так часто употребляют слово "смысл" в экзистенциально-бытовой речи.
4. Смысл как утилитарная категория. Смысл конституируется пользой. Это понимание восходит к Ницше и сейчас разделяется в англосаксонской аналитической философии, например, Деннеттом . Есть и соответствующее бытовое словоупотребление, например, фраза "это не имеет смысла", которая означает "это не следует делать, в этом нет пользы или цели". И третья, и четвертая группы сближают понятие смысла с понятием цели.
5. Есть понимание "смысла" как "со-мыслия"; говорят, это характерно для русской литературы и философии. Мне кажется, этот вопрос надо обязательно разобрать в дальнейшем. В "смысле" действительно есть непременно что-то от со-мыслия, то есть от нескольких мыслей одновременно. Если мысль одна, вопрос о смысле не встает. Смысл, мне кажется, непременно связывает одну мысль с другими мыслями. Однако все это очень сложные вопросы, которые оставляют поле для дальнейшей работы.
В данном тексте я буду использовать слово "смысл" прежде всего в рамках первого типа словоупотребления: как смысл слова. Я буду писать только о словах. (Изредка, впрочем, и без остальных значений слова "смысл" не обойтись.) В будущем это станет яснее.
Слово "значение" я употребляю не так, как Фреге (насколько я понимаю, он считал значением слова тот предмет, который оно обозначает), а как в математике, когда речь о функции. Там есть аргумент и значение; значение функции - это число. Но в языке значение - не число, а какое-нибудь "значение в одном смысловом измерении", наподобие "красный", "большой"; соответственно: значение "да" в измерении "красноты", значение "да" в измерении "большой величины". В общем, будем думать, значение - это узкий подвид смысла, а смысл - это нечто более широкое и богатое, нежели значение. У смысла может быть много значений (в разных измерениях), а у значения не может быть много смыслов. Но такое понимание дел не окончательно, оно открыто для критики. Существенно только понимание слова "значение" в моем дальнейшем тексте. Это какой-то зафиксированный, единичный, узкий смысл слова - точка в одном математическом измерении.
Я сейчас хочу поставить задачу математического измерения смысла языкового явления (а в дальнейшем, "физического" измерения энергии языкового события). Я отдаю себе отчет, что заявка звучит на первый взгляд безумно и даже напоминает синдром метафизического бреда величия, которым иногда страдают люди, далекие от философии и совершающие открытия "общей теории всего". Поэтому надо сразу предупредить: моя теория (насколько я сейчас могу предвидеть ее развитие) непременно приведет к отрицательному результату: из нее будет следовать, что измерить смысл математически точно невозможно. Но мне бы хотелось прояснить основания, которые лежат в основе такой теории. Если у теории нет результата, это не значит, что у нее нет оснований. Ведь и механика Ньютона не может дать ответ на вопрос о движении многих тел в общем поле, а основание ее, закон гравитации, тем не менее хорошо известно и небесполезно.
Что понадобится для наброска теории математического исчисления смысла - это понятие многомерного пространства смысла и сложной функции языкового явления.
Многомерный универсум смыслов
Будем считать универсум смыслов многомерным пространством. Каждый возможный единичный смысл - это одно измерение универсума смыслов.
Прежде всего, сколько, собственно, в смысловом универсуме измерений ? Во всяком случае, в самом общем из всех пространств - в универсальном пространстве смыслов - много. Во всяком случае, я этого не знаю. Пожалуй, можно сформулировать как-то так: сколько независимых друг от друга смыслов может быть понято .
Конечно, сразу встает вопрос, что такое "понимание", его ведь можно тоже определять через "смысл". На первый взгляд, мне кажется, можно определить понимание как отождествление с некоторым собственным опытом (может быть, в его структуре). Конечно, можно сказать, что "нечто понято", когда это поставлено в связь с тем, что было известно до сих пор. Однако такое прогрессистское определение понимания в данном случае, то есть для определения универсума смыслов, не пригодно. Я бы предложила пока проблему смыслового измерения оставить, однако к ней надо обязательно вернуться в конце.
Надо прикинуть, каково множество смыслов, хотя бы примерно. Может быть, следует сказать, что этих смыслов не меньше, чем вещей в мире, или больше (с добавлением всяческих производных от вещей)? Нет, я не думаю, что смыслы непосредственно связаны с вещами. Например, допустим, я говорю, что вижу на небе звезду: 1) Альдебаран; 2) Альтаир; 3) Альфа Центавра. Для многих людей смысл всех трех высказываний одинаков: я сообщаю, что вижу какую-то звезду. Конечно, найдутся и такие люди, для которых эти три предложения несут разный смысл, особенно последнее . (Но зато эти знатоки астрономии, возможно, не найдут большой разницы в высказываниях 1) цветет мятлик; 2) цветет осока; 3) цветет хвощ.)
Что будет, если найдется некий, так сказать, экстремальный эрудит, который будет в каждом подобном случае полностью отдавать себе отчет, о чем тут речь? Сколько возможных смыслов будет у него? На первый взгляд, число возможных для него смыслов не превысит число известных ему слов. Слова - не предметы мира, а их виды (если не считать имен собственных), так что слов столько же, сколько видов предметов.
Однако количество смыслов надо сразу увеличить. Отдельные смыслы могут быть у отдельных вещей, если к понятию вида прибавить слово "этот" . Увеличивают количество смыслов уточняющие прилагательные. Смыслы могут быть очень разными по своей, так сказать, таксономической мощности. Например, есть свой смысл у функторов, а есть смысл у их значений: есть смысл у понятия "столица", а есть смысл у понятия "столица России", и это, можно сказать, смыслы разных порядков. Какие из этих смыслов входят как измерение в универсум смыслов? Ясно, что смысл функтора, как и смысл понятия - это измерение. Является ли смысловым измерением смысл значения функции? Например, несомненно, что "столица" - это измерение смысла; а что такое Москва - это измерение или только некая точка в этом измерении? Это вопрос открытый. Пока хочется сказать, что точка, то есть не считать смыслы единичных вещей независимыми измерениями универсума смыслов. Однако совсем не исключено, что в будущем это мнение придется пересмотреть. Чисто таксономическая иерархия смыслов, мне кажется, сделает невозможной теорию ассоциаций и анализ структурных свойств.
Далее. До сих пор о смысле было сказано в значении "смысл слова" (то есть речь шла о функциях и их значениях). Что такое, в этой связи, смысл предложения? (будем говорить пока только о повествовательных предложениях, да и среди них только о простейших: субъектно-предикатных). Не отходя далеко от области логики, смысл предложения я бы в первом приближении определила как акт предикации (мне представляется, что это примерно соответствует теории Фреге ). Предикация приписывает подлежащему некое свойство и тем самым увеличивает количество свойств, которые у него уже есть. Каждое предложение - это акт, несколько обогащающий смысл подлежащего. Подразумевается, что до акта предикации у слова есть N свойств, а после этого акта - N+1 свойство. В смысловом универсуме свойство - это измерение смысла, поэтому можно сказать, что предикация приписывает слову определенное значение измерения смысла. Следует заметить, что - если только предикация не противоречит предшествовавшим предикациям или не совпадает с ними - слову, вместе с некоторым значением по смысловому измерению, приписывается само это смысловое измерение! То есть обогащается не только набор известных свойств некоторого предмета, но и список свойств, которые можно в принципе предицировать данному слову.
Введем рабочее определение измерения смысла:
измерение смысла - это однородность некоторых значений смысла. Это возможность (любой) переменной принимать разные значения, между собой вполне однородные.
(Обычно одно измерение смысла слова соответствует одному свойству предмета, который обозначается этим словом, но это не обязательно. Может быть свойство предмета, обозначающиеся несколькими смысловыми измерениями, и может быть одно измерение смысла, которое соответствует нескольким свойствам предмета. Вообще, связь тут сложная, и над вопросом о соотношении смысловых измерений и предметных свойств еще предстоит размышлять дальше. Например, такое свойство товара, как "быть дорогим", соответствует понятию "дорогой", которое, в свою очередь, разлагается на несколько смысловых измерений: "качественный", "престижный", "обременительный", "долговечный" и т.п., уже не говоря о том, что все эти смысловые измерения разлагаются на какие-то другие, по видимости, более первичные).
Например, любой вид ("звезда") или любая функция ("столица") - является измерением смысла. По виду "звезда" возможны значения: Альдебаран, Альтаир, Альфа Центавра( ) и т.д. По функции "столица" возможны значения: Москва (столица России) и т.д.
Что означает в этом предложении "вполне однородные"? Это легко выразить через обратную ссылку: вполне однородные - значит, принадлежат к одному виду или одной функции, то есть являются значениями одного и того же "измерения смысла". По-видимому, само измерение смысла - это нечто, в нашем уме первичное, и определить его через другие понятия нельзя. Я предлагаю его считать (пока?) аксиоматическим.
Теперь еще раз рассмотрим смысл слова. Будем считать, что каждое слово определено в универсальном пространстве смысла. Из всех возможных измерений данному слову приписаны некоторые. Какие именно? Как это следует из сущности того предмета, о котором речь? (Являются ли качества акциденциями сущности? Это вопрос, открытый даже для Аристотеля. Напомню, что он считал сущность и качество равноправными категориями, хотя сущность не может быть предикатом, а может быть только подлежащим, а качество - это, в общем-то, всегда предикат и не может быть подлежащим.) Как бы то ни было, у многих сущностей имеются качества, которые не принадлежат к ним неотъемлемо. Например, к сущности человека неотъемлемо принадлежит "двуногое без перьев", менее неотъемлемо - "разумный" и совсем случайно - "русский", "высокий", "мужчина" и тому подобное. Можно развить в этой связи большую теорию первичных/вторичных свойств и многого другого.
Важен такой вопрос: какие значения в каких смысловых измерениях приписаны данному слову? Вероятно, некоторые значения приписаны этому слову всегда. Например, слову "человек" в измерении двуногости всегда приписано значение "двуногое", в измерении бесперости - "без перьев". В измерении разумности, вероятно, по умолчанию приписано значение "разумный", однако тут возможен и обратный вариант. Например, если между собой говорят ветеринар и детский врач, то они могут сравнивать болезни животных и людей, причем детский врач будет, скорее всего, ориентироваться на собственный опыт и говорить о детских болезнях, хотя не обязательно. Возможен такой фрагмент беседы: Ветеринар: "Почти все животные болеют пироплазмозом". Детский врач: "А у людей его не бывает никогда" (не бывает пироплазмоза у всех людей, не только у детей; в этом детский врач прав). По собственному опыту детский врач не считает, скорее всего, неотъемлемым свойством человека разумность. Скорее он определит человека как "животное, не болеющее пироплазмозом"!
Сейчас нам важнее разобраться с измерениями смысла, которые имеет некоторое понятие - допустим, "человек". Итак, почти всегда - почти в любой беседе - этому понятию приписаны значения в таких измерениях, как двуногость, бесперость, одноголовость, двурукость, двуглазость и множестве других, перечислить которые нет возможности. Нужно, конечно, сразу поставить вопрос: конечно множество этих измерений или нет? Вероятнее всего, полагаю я, оно конечно, но не известно. Отчасти среди постоянных смысловых измерений присутствуют такие, которым всегда приписываются значения, но об этих значениях и самих этих измерениях не говорится прямо. Например, есть такое измерение, как "иметь две почки". Напрямую свойство иметь две почки в определение человека не входит. Те, кто произносит слово "человек", часто ничего не думают о двух почках. Но поскольку люди вообще-то обычно имеют две почки, это значение подразумевается, ему приписывается значение "по умолчанию".
Чем отличается приписывание значений по умолчанию от полного отсутствия значений? Я бы предложила такой вариант: некоторое значение приписывается по умолчанию, если известно о существовании соответствующего свойства (измерения). Поскольку в эмпирической науке известно о существовании почек, то по умолчанию приписывается самое обычное значение в этом измерении смысла. Позже будут открыты еще какие-нибудь органы, найдены их наиболее частые варианты - это измерение смысла будет добавлено, а эти значения будут значениями по умолчанию в этом измерении.


Док. 257480
Опублик.: 16.05.06
Число обращений: 676

  • Косилова Елена Владимировна

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``