В Кремле объяснили стремительное вымирание россиян
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
А. И. Подберезкин: `Учёт факторов глобализации в планах развития России`. Часть 1.6 Назад
А. И. Подберезкин: `Учёт факторов глобализации в планах развития России`. Часть 1.6
Пресс-служба ПСС размещает очередной отрывок из новой книги Лидера партии А. И. Подберезкина.

1.6. Учет факторов глобализации в планах развития России
С объективным характером идущих процессов глобализации и ее особенностями связан важный вывод, а именно: необходимость учета особенностей и закономерностей глобализации при разработке стратегии и проектов социально-экономических планов развития России, бюджетов РФ и регионов, важнейших правительственных программ и политических документов.
При этом важно сочетать иногда две диаметрально противоположные тенденции: одну, вытекающую из объективных тенденций глобализации, а другую - из национальных интересов России.
Привете пример. Глобализация концентрирует информацию и экономику в отдельных регионах, даже районах страны, где степень развития всех процессов в разу, даже на порядки опережает большинство остальных регионов. Это характерно для США, Японии и, конечно же, России, где такими центрами являются Москва, С-Петербург и еще несколько региональных столиц. Отнюдь не большинство.
С другой стороны недопустимо отставание регионов, их превращение в глухую периферию. Хотя это экономические и теополитически часто и невыгодно. Так, в Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации предлагается, например: "Авторы стратегии предлагают демонтировать перераспределительную модель (она отчасти заменяется компенсационной моделью). Суть стратегии - в поляризованном (сфокусированном) развитии российских регионов и определении регионов-"локомотивов", которые призваны составить опорный каркас российской территории. При этом речь идет не просто о констатации наличествующего опорного каркаса, но о государственной поддержке "локомотивов". Государственная региональная политика понимается как направленное формирование опорного каркаса, его территориальное планирование. Это и меняет весь подход в корне: ставка делается на стимулирование более сильных регионов, получающих официально признанный статус "локомотивов" и даже особый (более высокий - какой же еще) политический статус. Судьба остальных территорий при этом толком не раскрывается.
Политически такую модель можно признать либеральной. Она предполагает отбор уже сложившихся сильных, перспективных территорий для целей дальнейшего, ускоренного развития - с инвестициями, инновациями, глобальной конкурентоспособностью и прочими радостями жизни. Напротив, момент помощи бедным, сглаживания различий, достижения большей территориальной справедливости сглаживается и почти исчезает.
В сущности, мы присутствуем при начале идеологического спора о путях развития России как территории, о борьбе либеральной и государственнической моделей. Впервые сторонники либеральной модели громко заявили о себе. Хотя либерализм - типично наш, постсоветский. Как водится в России, либеральная реформа рождается в высоких кабинетах, чтобы затем методами государственного принуждения (территориального планирования) распространяться по стране".
Нельзя сказать, что это не понимают в современной России. Так, Г.С.Полтавченко, выступая на конференции "СМИ в информационном взаимодействии власти и общества" в марте 2005 года, подчеркнул : "Информационная индустрия сегодня становится одной из самых динамично развивающихся отраслей мировой экономики. В мире идет формирование глобального информационного общества, участие в котором представляет собой одно из важных условий экономического процветания и духовного развития нашей нации.
Открытость информационной политики необходима современной России, ведь страна находится в состоянии реформирования - правительства, местного самоуправления, социальной сферы и т.д. Власть же в период реформирования особенно остро нуждается в налаживании диалога с обществом".
Важно подчеркнуть, что именно на стадии подготовки документов нужно изначально вносить "поправки на глобализацию" по следующим причинам:
Во-первых, именно на этой стадии подготовки и принятия решений теоретически возможно внесение существенных, принципиальных, а иногда и радикальных корректив, таких, например, как изменение приоритетов бюджета. Давно уже, например, говорят о приоритете развития информатики, той решающей роли, которую играют информационные технологии в развитии государств. Однако до сих пор фактически эта область (отнюдь не отрасль) знаний и экономики не стала приоритетной.
Опыт показывает, что в дальнейшем серьезные изменения в такие документы не вносятся. Так, последствия вхождения России в ВТО, расширение НАТО, изменения в режимах стран СНГ - это все вопросы, которые далеко выходят за рамки представлений чиновников Минфина, отвечающих за распределение государственных ресурсов.
Во-вторых, принципиальные изменения должны вноситься именно на стадии подготовки проектов документов, рассчитанных на долгосрочную и среднесрочную перспективу. Только в таком временном промежутке возможно в российских условиях серьезное перераспределение приоритетов и ресурсов, изменение законодательной базы. Изменение демографической ситуации в России, фактор превращения Китая и Индии в экономических гигантов, "отход" постсоветских республик - эти и другие долгосрочные последствия должны учитываться в стратегии социально-экономического развития страны.
Но не только. Уже очевидны долгосрочные тенденции вытеснения экономикой знаний ресурсной экономики. Поэтому чем скорее государство пройдет этап перехода (который все равно неизбежен), тем быстрее оно станет двигаться в нужном направлении. Это особенно важно в те решающие периоды, когда делается выбор пути развития, образуется своего рода развилка, "точка биффуркации". Есть все основания полагать, что в 2006 году Россия находится именно в такой точке. Как справедливо считают А.Лебедев и Р.Гринберг , "Российская экономика сейчас находится на перепутье. С одной стороны, она демонстрирует достаточно высокие темпы роста: за первые три квартала 2005 г. ВВП вырос на 6,2% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, инвестиции увеличились на 10,2%, реальные доходы населения - на 9,1%.
Вместе с тем уже ощущаются пределы развития в рамках нынешней модели. Рост практически всех макроэкономических показателей замедляется. Промышленное производство за первые 11 месяцев 2005 г. дало прирост всего на 4%. Хотя экспорт растет весьма динамично - на 35,7% за тот же период, в основе его лежит высокая динамика цен на основные вывозимые из страны товары: в 2005 г. мировая цена на российскую нефть выросла на 48%. Соответственно, любое падение цен на нефть будет угрожать сокращением положительного сальдо российской внешней торговли.
Не раз говорилось о том, что требуется обеспечить новое качество экономического роста, что для экономического развития России нужны новые решения. Между тем эти решения лежат на поверхности, более того, они уже имеют опыт успешной реализации.
Наконец, экономическое развитие России фактически игнорирует общемировую тенденцию - улучшение социального положения граждан (декларируемую В.Путиным, кстати, в качестве базового приоритета). В реальности, по опросам ФОМ, нынешняя экономика России, точнее результаты ее деятельности к 2006 году таковы: "сегодня 76% граждан не имеют возможности получить при необходимости хорошее медицинское обслуживание (за год их число увеличилось на 4%), 63% не могут дать детям достойное образование (3%), 82% - найти хорошо оплачиваемую работу по специальности (4%). Больше 40% россиян обвиняют кабинет Фрадкова в том, что он "не заботится о социальной защите населения", каждый третий высказывает недовольство "кризисом в экономике", четверть опрошенных убеждены: обдуманной программы действий у правительства нет.
При таких настроениях еще удивительно, что деятельность М.Фрадкова на посту второго человека в государстве одобряют 32% россиян (не одобряют - 68%)".
Удивительно и то, что Правительство не планирует быстрое увеличение доходов населения. Более того, оно планирует сокращение темпов роста на 2006-2008 годы: "Прирост реальных доходов населения, по оценке МЭРТ, в 2006 году составят 9,4%, в последующие годы этот показатель будет постепенно снижаться: в 2006 году рост доходов составит 8,9%, в 2007 году - 8,7%, в 2008 году - 8,3%. Такая же динамика будет наблюдаться и по росту реальной заработной платы. В 2005 году рост будет на уровне 10,9%, в 2006 году - 9,9%, в 2007 году - 9,1%, в 2008 году - 7,5%".
Учет "поправок на глобализацию" целесообразен в значительных масштабах в перспективе 3#8213;5 лет. В краткосрочной перспективе трудно, если вообще возможно, вносить значимые коррективы. Значение среднесрочного планирования в условиях российской действительности поэтому трудно переоценить. Стабильность бюджетных процедур, достижение которой требует существенных усилий, часто при этом становится инерционностью, что, безусловно, сказывается на управляемости экономикой и финансами.
В качестве примера можно привести ситуацию в наиболее острой области - инновационной - где Россия до сих пор даже не достигла "венчурного минимума". Ежегодные венчурные инвестиции в России не превышают 0,01-0,02% ВВП. В абсолютных цифрах это не более 100 млн. долл., а более реалистичные оценки, основанные на мониторинге сделок, колеблются около 60 млн. долл. Для сравнения: в Польше венчурные инвестиции составляют 0,08%, а в США - 0,48%. Что касается сумм, то в Европе объем венчурных вложений превышает 5 млрд. долл. в год, а высокотехнологичные компании Соединенных Штатов привлекают те же 5 млрд. долл. не за год, а за квартал. В Индии объемы венчурных вложений достигли 1 млрд. долл., а в Китае - 1,27 млрд. долл.
Иными словами, необходимо исходить из того, что любые стратегические решения в отношении будущего России, будь то концепция национальной безопасности или план социально-экономического развития, должны приниматься с учетом идущих процессов глобализации еще на стадии подготовки этих документов.
Причем не только в экономической или научно-технической, но и в политической области. Так, при всех вариантах развития мировой системы глобального капитализма не исключается и его кризис. В т.ч. кризис общественно-политический и идеологический, в результате которого обострится уже существующая проблема поиска альтернативной модели государственного развития, уже не только социально-ориентированного, но и прямо социалистического. Как справедливо отмечает А.Шубин в своей работе "Россия-2020", "особенностью России является отсутствие устойчивого левого центра, несмотря на очевидное наличие соответствующего электората. Преодоление этой особенности - задача соответствующих идейно-политических сил на ближайшее десятилетие. В случае кризиса глобальной экономической системы актуализируется поиск моделей посткапиталистического развития, что будет способствовать росту влияния идей альтернативного демократического социализма" .
По сути к такому же результату Россия может подойти и через внутреннее обострение ситуации и складывания определенных благоприятных условий. Тот же А.Шубин признает, что "пока Путин играл роль консерватора и стабилизатора, большинство граждан поддерживало его курс. Поэтому в 2001-2004 годах "бархатная революция" была невозможна. Теперь в ее основе может лежать та же социал-консервативная идея, которая прежде укрепляла режим Путина - недовольство новыми преобразованиями, их неолиберальным, антисоциальным характером. Если понадобится "списать" непопулярные реформы нынешней правящей элиты на Путина, то для "революционной" смены фасада власти есть все предпосылки.
В случае готовности преемников нынешнего руководства проводить более прозрачную социал-либеральную политику "проблема-2008" может быть решена и без инсценирования революции" .
В особенности важно умение прогнозировать международные последствия для будущего России. Например, выход Китая на мировой рынок высокотехнологической продукции с товарами народного потребления ставит перед Россией немало проблем. Одна из них - возможное обострение конкуренции на внутреннем российском рынке с производимыми в Китае РС и программным обеспечением; другая - его планы экспансии на европейском и российском рынках по продажам DVD, CD и т.д. С учетом того, что это самый крупный и быстро растущий рынок в мире, возникает вопрос о его захвате через 5-7 лет китайскими производителями.
Вероятно, в ближайшие годы локомотивами развития современной мировой экономики станут США и Китай. На их долю придется около 50% всего мирового прироста продукции и значительно более половины прироста наукоемкой продукции. Как избежать полного захвата российского рынка этими производителями? Как сохранить в этих условиях целые отрасли российской экономики?
Вероятность того, что Китай в ближайшие годы станет конкурентом странам-лидерам глобализации, например, в высококачественной бытовой технике, - очень высока. В то же время в краткосрочной перспективе, по оценкам экспертов ОЭСР, темпы роста в России замедлятся, что облегчит Китаю захват российского рынка. Добавим, если сохранится нынешний, инерционный сценарий развития, то в среднесрочной перспективе для России угроза потери собственного рынка, особенно бытовой высокотехнологической продукции, а может быть, и услуг, становится весьма допустимой.
Непонятно, почему бюджет страны, разрабатываемый Министерством финансов, фактически игнорирует внешнеполитические условия, в которых существует Россия, и абсолютно не учитывает перспективы развития глобализационных процессов и их влияния на Россию. В бюджетах правительства на 2004-2005 годы просто полностью отсутствует описание внешнеполитических и военно-политических приоритетов и угроз. Да и сами эти бюджеты представляют собой балансы, а не главные инструменты развития страны.




Док. 251245
Опублик.: 07.03.06
Число обращений: 323

  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``