Путин поздравил Лукашенко с днём рождения
Программы, учебные курсы
Базовые программы и курсы
Специальные программы и курсы
Васильев В.В. `УЧЕНИЕ О ДУШЕ В МЕТАФИЗИКЕ ХVIII ВЕКА`
Васильев В.В. `УЧЕНИЕ О ДУШЕ В МЕТАФИЗИКЕ ХVIII ВЕКА`
ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Глава 1
ПРЕДПОСЫЛКИ ФИЛОСОФСКОЙ ПСИХОЛОГИИ XVIII ВЕКА

Глава 2
РАЦИОНАЛЬНАЯ И ЭМПИРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В УЧЕНИИ Хр. ВОЛЬФА

Глава 3
"МЕНТАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ" И ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕДУКЦИИ Д. ЮМА

Глава 4
УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ И ЕЕ РАЗВИТИИ И. Н. ТЕТЕНСА

Глава 5
УЧЕНИЕ О ДУШЕ В ФИЛОСОФИИ И. КАНТА

ИТОГИ

    Философию Нового времени справедливо называют философией субъекта. Действительно, начиная с работ Декарта 30-х годов XVII века, вопрос о человеческой субъективности занимает центральное место в проблемном поле новоевропейской философии. Эта тема доминирует в европейской метафизике вплоть до конца XVIII века. Причем на протяжении всего этого времени можно констатировать своего рода интенсификацию понимания роли и места субъекта в мире и философии. Если для Декарта человеческая субъективность является лишь отправной точкой философских дедукций, то, скажем, для Фихте "Я" оказывается уже настоящим центром мироздания. Важным промежуточным этапом этого процесса является трансцендентальная философия Канта. Именно Кант в конце XVIII века открыл принципиально новые возможности в истолковании роли Я в универсуме. Уже одного этого обстоятельства было бы достаточно для того, чтобы обратить особое внимание на философскую психологию XVIII века - ведь в системе метафизики именно психология отвечает за исследование субъективности. Но, кроме того, ясно, что новации Канта должны были быть подготовлены и не могли появиться на пустом месте. Они могли возникнуть и быть реализованы лишь в "развитой" психологической среде. И такая среда действительно существовала. Ведь именно в XVIII веке происходит институциализация психологии. Возникают сразу две академические дисциплины о душе: рациональная и эмпирическая психология. Своим появлением они обязаны философской школе немецкого мыслителя Хр. Вольфа. Если же мы учтем, что еще до создания критической философии Кант много лет подряд читал в Кенигсбергском университете лекции по учебникам, написанным последователями Вольфа, и в том числе лекции по рациональной и эмпирической психологии, то слова о психологической среде кантовского трансцендентализма обретут реальный вес.
Конечно, психологические идеи доминировали не только в немецкой философии XVIII века. Немало интересных соображений на этот счет можно найти и в британской философии того време[4]ни. Любопытные психологические разработки имелись и у французских мыслителей этого периода. И все же именно немецкая философия была в XVIII веке точкой притяжения психологических концепций. Неудивительно, скажем, что "ментальная география" Юма, получив широкое признание в Германии, не пользовалось большой популярностью на родине шотландского философа (в этом смысле психологическое учение Юма вообще может рассматриваться как факт немецкой философии XVIII века). Немецкая философия, бурно развиваясь сама, в то же время активно впитывала разнообразные влияния извне.
Именно в силу этого обстоятельства наибольшее внимание в настоящем учебном пособии уделяется психологическим разработкам немецких мыслителей XVIII века. Из британских философов этого времени лишь Юм рассматривается в отдельной главе. Однако это не означает, что учения о душе британских или французских мыслителей никак не учитываются автором данной работы. Просто они разбираются в контексте базисных психологических теорий XVIII века. А таковыми, по мнению автора, являются: вольфовская психология, "ментальная география" Д. Юма, "систематическая психология" И. Тетенса и трансцендентальное учение о душе И. Канта. Такой выбор по большому счету обусловлен одним соображением: оригинальностью. Вольф оригинален тем, что впервые в Новое время "технически" оформил психологию в науку, точнее, в комплекс наук (рациональную и эмпирическую психологию) и ясно очертил ее задачи. Юм подверг резкой критике основные тезисы рациональной психологии и в то же время открыл совершенно новые и весьма привлекательные перспективы для эмпирического учения о душе. Тетенс, во многом учитывая юмовскую критику рациональной психологии, предложил оригинальную модель синтетической (а именно, сочетающей в себе дескриптивные и гипотетические решения) науки о душе, реализуя которую, он нарисовал яркий портрет психической жизни человека. Наконец, Кант, отталкиваясь от всех упомянутых выше психологических учений, создал принципиально новую теорию душевной деятельности, в результате которой человеческий субъект оказался наделен неведомыми доселе творческими функциями.
Перечисленная выше последовательность психологических учений соответствует порядку глав настоящей работы. Упомянутые главы предваряются небольшим вводным разделом, в котором рассматриваются истоки вольфовской психологии, в свою очередь, [5] оказавшейся фоном многих психологических исследований XVIII века. По сути, можно говорить о трех главных источниках вольфианского учения о душе. Это - декартовская, локковская и лейбницевская философия. Декарт в целом определил философский климат Нового времени с его преобладанием субъективистских настроений. Локк был одновременно и критиком, и одним из проницательнейших последователей Декарта, одним из основателей "новой схоластики", т. е. школьной метафизики, построенной на идеях новоевропейской философии. Кроме того, Локк создал развернутое учение о душе. Лейбниц же подвел своеобразный итог философии XVII века. Он выступил и как комментатор, и как критик декартовских и локковских идей. При этом его синтетическая философская система прочно замкнута на психологию. Правда, многие идеи Лейбница оставались долгое время неизвестными широкой публике и не оказывали прямого влияния на философию первой половины XVIII века (скажем, его подробнейший комментарий локковского "Опыта о человеческом разумении" был опубликован лишь в 1765 году). Но в случае с Вольфом это уточнение во многом не действует. Вольф был учеником Лейбница и прекрасно ориентировался в его метафизике.
Итак, психологические аспекты декартовской, локковской и лейбницевской философских систем будут предметом рассмотрения в первой главе настоящей работы.
Еще одно небольшое методологическое замечание. В данной работе рассматриваются только философские учения о душе. Но не надо забывать, что в XVIII веке развивалась и "естественнонаучная" психология, основанная на обобщении опытных данных о функционировании мозга, нервной системы и т. п. (хотя четкой дифференциации "научной" и философской психологии, разумеется, еще не было). О "научной" психологии будет идти речь исключительно в тех случаях, когда ее теории пересекаются с положениями философской психологии.
Добавлю еще, что жанр учебного пособия диктует определенные "правила поведения", и поэтому из книги исключены некоторые сами по себе весьма важные моменты и прежде всего узкоспециальные дискуссии.
Я благодарен В. П. Васильеву, В. Я. Васильевой, Н. Л. Васильевой, В. А. Жучкову и А. Ф. Зотову за помощь и поддержку при подготовке и публикации книги. [6]




Док. 250295
Опублик.: 27.02.06
Число обращений: 775


Евразийская интеграция
eurasian-integration.org


 








Наши партнеры

politica.viperson.ru
vibory.viperson.ru
narko.viperson.ru
pressa.viperson.ru
srv1.viperson.ru
Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``