Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Гибсон Уильям `Отель `Новая роза`` Назад
Гибсон Уильям `Отель `Новая роза``

Семь ночей в этом гробу, Сенди, семь взятых взаймы у времени ночей.
Отель "Новая роза". Как я хочу тебя сейчас. Было несколько случаев, когда я ударил тебя. Проигрывая это в памяти, медленно -- жестоко и сладко, -- я едва ли не ощущаю это. Иногда я вынимаю из сумки твой маленький автоматический пистолет, провожу большим пальцем по гладкому дешевому гробу.
Китайский, 22-й калибр, дуло не шире расширившихся зрачков твоих исчезнувших
глаз. Фокс теперь мертв, Сенди. Он сказал, чтобы я забыл о тебе.
Помню, Фокс стоит, облокотившись об обитую плюшем стойку в полутемном баре какой-то сингапурской гостиницы, кажется, на Бенкулен-стрит. Его руки рисуют в воздухе различные сферы влияния, расставляют на невидимой доске внутренних соперников. Взмах левой обозначает кривую графика чьей-то карьеры, а указательный палец правой утыкается в меня -- будто в уязвимое место, которое он обнаружил в броне какого-нибудь танка мысли. Фокс -- снайпер в войне мозгов, посредник на перекрестках большого бизнеса. Он -- разведчик в тайных вылазках "дзайбацу", контролирующих мировую экономику транснациональных корпораций.
Я вижу, как Фокс ухмыляется, тараторит. Он встряхивает головой, отметая мои экскурсы в промышленный шпионаж. Грань, говорит он, всегда ищи Грань. Он произносит это слово с нажимом, так и слышится заглавная буква в начале. Грань для Факса -- Чаша Грааля, необходимая составляющая выдающегося человеческого таланта, не подлежащая передаче, запертая в мозгу самых крутых ученых мира.
Грань не записать на бумагу, говорил Фокс, не набить на дискету. Деньги делаются на отступниках, предающих свои корпорации . Фокс был вкрадчив и ловок, как лис. Солидность его темных французских костюмов уравновешивалась мальчишеским вихром, не желавшим оставаться на своем месте. Меня всегда расстраивало то, как пропадала видимость изящества, когда он отходил от стойки бара, -- левое плечо вывернуто под таким углом, что не скрыть никакому парижскому портному. В Берне кто-то переехал Факса такси, и ни один хирург так и не додумался, как выправить ему позвоночник.
Думаю, я пошел за ним, потому что он сказал, что охотится за Гранью.
И где-то там, на пути к Грани, я и нашел тебя, Сенди.


Док. 243796
Опублик.: 10.01.06
Число обращений: 389


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``