Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Агата Кристи `Критский бык` Назад
Агата Кристи `Критский бык`
Эркюль Пуаро внимательно посмотрел на посетительницу. Он увидел бледное лицо с волевым подбородком, с глазами скорее серыми, чем голубыми, и волосами черно-синего оттенка, который встречается так редко. Настоящие гиацинтовые локоны древних греков. Он отметил хорошо сшитый, хотя и поношенный твидовый костюм, потрепанную сумочку и бессознательную надменность, проступавшую сквозь явную встревоженность девушки. "О, да она с гонором, хотя и небогата, - подумал он. - Видимо, произошло нечто из ряда вон выходящее, раз она решилась обратиться ко мне". Диана Маберли заговорила с легкой дрожью в голосе: - Не знаю, сумеете ли вы помочь мне, мсье Пуаро. Это очень необычный случай. - А вы думаете, что другие приходят ко мне с обычными случаями? - Я пришла к вам потому, что я не знаю, что делать! Я даже не знаю, делать ли что-нибудь вообще! - Разрешите судить об этом мне - после того, как я услышу вашу историю. Краска разлилась по лицу девушки. Задыхаясь, она проговорила: - Я пришла к вам потому, что человек, с которым я обручена уже около года, вдруг расторг нашу помолвку. Диана Маберли замолчала и вызывающе посмотрела на собеседника. - Вы, наверное, думаете, что я не в своем уме. Эркюль Пуаро медленно покачал головой. - Напротив, мадемуазель, нет никакого сомнения в здравости вашего рассудка. Мирить влюбленных - не мое дело, и вам это, конечно, известно. Значит, в расстройстве помолвки есть нечто необычное, не так ли? - Хью расторг помолвку, потому что решил, что сходит с ума. Брови Эркюля Пуаро поднялись. - А вы с этим не согласны? - Не знаю... В конце концов что значит: сходить с ума? Каждый немного сумасшедший. - Так говорят, - осторожно поддержал Пуаро. - Только если вы начинаете думать, что превратились в вареное яйцо или во что-то подобное, вас могут изолировать. - А ваш жених еще не достиг этой стадии? - Я не думаю, что с Хью дело плохо. По-моему, он самый здоровый человек из всех, кого я знаю. - Почему же он решил, что сходит с ума? - спросил Пуаро и, помедлив, продолжал: - Не было ли случаев помешательства в его семье? Диана нехотя кивнула. - Сумасшедшим был его дед. И, кажется, сестра бабушки или кто-то в этом роде. Но я хочу заметить, что в каждой семье есть кто-нибудь со странностями. Знаете, слабоумный или слишком уж умный, или еще какой-нибудь! Ее глаза как бы взывали к здравому смыслу. Эркюль Пуаро печально покачал головой. - Сочувствую вам, мадемуазель, - сказал он. Подбородок Дианы дрогнул. Она заплакала: - Я не хочу, чтобы вы жалели меня. Я хочу, чтобы вы сделали что-нибудь! - Расскажите о вашем женихе подробнее, - предложил Пуаро. Диана быстро заговорила: - Его зовут Хью Чэндлер. Ему двадцать четыре года. Его отец - адмирал Чэндлер. Они живут в Лайд Мэнере. Это фамильное владение Чэндлеров со времен Елизаветы. Хью - единственный сын адмирала. Он тоже поступил во флот - все Чэндлеры моряки, это семейная традиция с тех пор, как сэр Гилберт Чэндлер плавал с сэром Уолтером Рейли. Отец предложил Хью пойти на флот, но он же сам и настоял на уходе сына оттуда! - Когда это произошло? - Примерно год назад. Это было для всех неожиданностью. - Хью был доволен профессией? - Безусловно. И не было никакого скандала, связанного со службой? Абсолютно ничего. У него все шло прекрасно. А как объяснил необходимость ухода Хью адмирал? Адмирал сказал, что Хью нужно научиться управлять поместьем, но это явная отговорка. Даже Джордж Фребишер понял это. - Кто такой Джордж: Фребишер? - Полковник Фребишер. Старый друг адмирала и крестный отец Хью. Он подолгу гостит в Мэнере. - Ну, а каково мнение полковника о решении адмирала? - Он был ошеломлен. Ничего не мог понять. Да и никто не мог. - Даже сам Хью? Диана ответила не сразу, и Пуаро, помедлив, продолжал: - Возможно, сначала он был удивлен. А сейчас? Он ничего не говорил вам в последнее время? Диана нехотя проговорила. - Неделю назад он сказал мне, что отец был прав. - Вы спросили, почему? - Конечно. Но он не ответил. Перевел разговор на другое. Минуту-другую Пуаро размышлял. Затем произнес: - Не случалось ли в ваших краях примерно год назад чего-нибудь необычного? Такого, что вызвало кривотолки? Девушка вспыхнула. - Не понимаю, что вы имеете в виду. - Вы должны быть со мной откровенны, - мягко сказал Пуаро. - Ничего такого, что вы подразумеваете. - А что я подразумеваю? - Ну, не знаю... Пожалуй, только эта история с овцами. Но это явно месть деревенского идиота. - Подробнее, пожалуйста. - Был переполох из-за каких-то овец... Их зарезали ночью на одной ферме. Хозяин этих овец очень неприятный человек, и полиция решила, что кто-то имел на него зуб. - Поймали того, кто это сделал? - Нет. Но если вы предполагаете... Пуаро остановил ее движением руки. - Не надо гадать о моих предположениях. Скажите, ваш жених обращался когда- нибудь к врачам? - Уверена, что нет. - Но что здесь необычного? - Хью ненавидит врачей. - А его отец? - По-моему, адмирал тоже не очень-то им доверяет. - А как выглядит адмирал? Он здоров? Счастлив? Диана понизила голос. - Он ужасно постарел за последний год. Просто тень человека, которым он был. Пуаро в раздумье покачал головой. - А он одобрил помолвку сына? - О, да. Понимаете, наше поместье граничит с его владениями. Он был ужасно доволен, когда Хью и я поладили. - А сейчас? Что он говорит о вашем разрыве? - Я встретила его вчера утром. - Голос девушки дрогнул. - Выглядел он очень плохо. Он взял мою ладонь в свою и сказал: "Тебе тяжело, девочка. Но мой мальчик поступает верно. Это единственное, что он может сделать... Мсье Пуаро, в силах ли вы мне помочь? - Я сделаю все, что могу, а это, поверьте мне, не так уж мало. Больше всего Эркюля Пуаро поразила великолепная внешность Хью Чэндлера. Высокий, отлично сложенный атлет с широкими плечами и золотистой копной волос. В нем чувствовались огромная сила и мужество. Прямо от Пуаро Диана позвонила адмиралу Чэндлеру, и они тотчас же отправились в Лайд Мэнер. Когда они приехали, на длинной террасе их ожидал накрытый для чая стол. За столом сидели трое. Адмирал Чэндлер, седой, с плечами, словно придавленными непомерной тяжестью, выглядел явно старше своих лет. В противоположность ему полковник Фребишер был суховат и крепок; его рыжеватая шевелюра лишь на висках слегка искрилась сединой. Он был похож: на терьера с умными, проницательными глазами. Пуаро подметил, что у полковника есть привычка собирать брови к переносью и, опустив голову, выдвигать ее вперед, в то время как глазки терьера ощупывали вас насквозь. Третьим за столом был Хью. - Великолепный образчик, не правда ли? - тихо сказал полковник Фребишер, заметив, что Пуаро изучает юношу. Пуаро кивнул. Он сидел рядом с Фребишером, а остальные находились на другом конце стола и с деланным оживлением перебрасывались словами. - Да, он хорош, ничего не скажешь, - пробормотал Пуаро. - Он как молодой бычок, если можно так выразиться, - бычок, предназначенный Посейдону... - Выглядит вполне здоровым, не так ли? - Фребишер вздохнул. Его проницательные глазки украдкой следили за Пуаро. - А я знаю, кто вы, - сказал он чуть погодя. - О, это не секрет! - Пуаро величаво отмахнулся. Он вовсе не инкогнито, означал этот жест. - Девушка ввела вас в курс дела? - спросил полковник. - Дела? - Дела молодого Хью. Никогда не думал, что это по вашей части - здесь, скорее, необходимо медицинское освидетельствование. - Я берусь за любые дела. - Просто не понимаю, что она ждет от вас. - Мисс Маберли - боевая девушка, - сказал Пуаро. Полковник Фребишер наклонил голову в знак согласия. - О, да. Она действительно боевая. Но есть вещи, против которых человек бессилен. Его лицо как-то сразу постарело и осунулось. Пуаро понизил голос: - Наследственное безумие, если не ошибаюсь? Фребишер кивнул. - Это дает себя знать время от времени. Обычно через поколение или два. Дед Хью был последним. Пуаро быстро взглянул на другой конец стола. Диана ловко поддерживала разговор, добродушно поддразнивая Хью. Можно было подумать, что там сидят беспечные и беззаботные собеседники. - А как у деда Хью проявлялось помешательство? - спросил Пуаро. - В последние годы жизни старик стал чересчур раздражительным, хотя первые странности появились, когда ему было лет тридцать. Конечно, кругом пошли слухи, но до поры до времени его безумие удавалось скрывать. Но когда бедняга совсем спятил, пришлось его освидетельствовать. - Полковник помолчал и добавил: - Дед Хью прожил до глубокой старости, вот почему Хью не хочет обращаться к врачам. Он боится, что его поместят в лечебницу и ему много лет придется жить взаперти. - А как здоровье адмирала? - Это вконец сломило его, - коротко ответил Фребишер. - Он сильно любит сына? - Сын для него все. Видите ли, жена его утонула, когда мальчику было десять лет. С тех пор он живет только ради сына. - Он очень был предан жене? - Просто боготворил. Да ее все обожали. Красивее женщины я не встречал в жизни. Хотите взглянуть на ее портрет? - Непременно. Фребишер отодвинул стул и поднялся. Он громко произнес: - Пойду покажу кое-что Пуаро, Чарли. Он в некоторой степени знаток живописи. Адмирал сделал неопределенный жест. Фребишер, тяжело ступая, пошел по террасе. Пуаро следовал за ним. На секунду лицо Дианы утратило маску веселья и стало болезненно-вопрошающим. Хью тоже поднял голову и внимательно посмотрел на невысокого человека с большими черными усами. Пуаро последовал за Фребишером в дом. После солнечного света глаза с трудом различали предметы обстановки, но было понятно, что дом полон прекрасных старинных вещей. Полковник провел Пуаро в картинную галерею. На стенах ее висели портреты умерших и погибших Чэндлеров. Лица строгие и веселые; мужчины в придворной одежде или морской форме, женщины в атласе и жемчугах. Наконец Фребишер остановился у одного из портретов в конце зала. - Этот портрет писал Орпен, - пояснил он. С картины на них смотрела высокая женщина с золотистыми волосами и ослепительно жизнерадостным лицом. Ее правая рука лежала на ошейнике борзой. - Мальчик очень похож на нее, не правда ли? - заметил Фребишер. - В какой-то степени - да. - У него, конечно, нет ее нежности, он ведь мужчина, хотя... - Полковник умолк. - Жаль, что от Чэндлеров он унаследовал то, без чего отлично мог бы обойтись. В гнетущей тишине казалось, что в самом воздухе галереи разлита печаль, словно все умершие и погибшие Чэндлеры сокрушались о заключенном в их крови проклятии. Эркюль Пуаро повернул голову, чтобы взглянуть на собеседника. Джордж Фребишер все еще смотрел на портрет женщины, и Пуаро мягко заметил: - Вы ее хорошо знали? - Мы вместе росли. Когда ей исполнилось шестнадцать, я отправился в Индию в чине младшего офицера... А когда вернулся, она уже была замужем за Чарльзом Чэндлером. - Вы знали раньше и его? - Чарльз - мой старый друг. Он всегда был моим лучшим другом. - Часто ли вы виделись с ними после возвращения из Индии? - Я провожу здесь почти каждый свой отпуск. Это для меня второй дом. У Чарльза и Каролины всегда была приготовлена комната для меня. - Полковник расправил плечи и неожиданно вызывающе выдвинул вперед голову. - Вот почему я сейчас здесь - на случай, если понадоблюсь. И снова тень чего-то трагического окутала их. - А что вы думаете обо всем этом? - спросил Пуаро. Фребишер стоял не двигаясь. Брови снова сошлись у переносья. - Что я думаю? Откровенно говоря, я не понимаю, почему вы занимаетесь этим делом. Зачем Диана втянула вас в семейную историю? - Вам известно, что помолвка Дианы Маберли и Хью Чэндлера расстроена? - Да, известно. - А знаете из-за чего? Фребишер резко ответил: - Этого я не знаю. Молодежь решает такие вопросы сама. Пуаро продолжал: - Хью Чэндлер сказал Диане, что свадьбе не бывать, потому что он сходит с ума. На лбу Фребишера проступили капли пота. Он сказал: - Зачем нам обсуждать это проклятье рода? Вы думаете, что сумеете что-то сделать? Хью скверно поступил, бедняга. Это не его вина - наследственность, мозговые клетки... Но раз уж он понял, что он еще мог сделать? Расторжение помолвки - единственный выход. - Если бы я смог убедиться во всем этом. - Можете мне поверить. - Но вы же мне ничего не сказали. - Я повторяю, что не хочу говорить об этом. - А почему адмирал заставил сына оставить флот? - Так было надо. Пуаро тихо спросил: - Это как-то связано с зарезанными овцами? - Так вы и об этом наслышаны? - Мне рассказала Диана - Ей следовало помолчать. - Она и не думала, что это взаимосвязано. - Конечно, она не знает... - О чем она не знает? Фребишер заговорил отрывисто и раздраженно: - Ну, раз вы настаиваете. Однажды ночью адмирал услышал шум, решил, что кто-то забрался в дом. Вышел проверить. В комнате сына горел свет. Чэндлер вошел. Хью спал мертвецким сном, прямо в одежде. А на одежде была кровь. И таз в комнате был полон крови. Адмирал не смог разбудить Хью. Ну, а на следующее утро мы услышали о зарезанных овцах. Спросили Хью - он ничего не знал, ничего не помнил. Между тем его ботинки были запачканы грязью, и он не мог объяснить, откуда в тазу кровь. Бедняга сам ничего не понимал! Через несколько дней все повторилось. Сами понимаете, мальчику пришлось оставить службу. Если он будет все время здесь, под домашним надзором, отец сможет проследить за ним. А на флоте все неизбежно кончилось бы скандалом. Когда произошел первый случай? - спросил Пуаро. фребишер решительно заявил: - Я больше не отвечу ни на один вопрос. Не кажется ли вам, что Хью лучше всех нас знает, что ему делать? Эркюль Пуаро не ответил. Но он не был склонен допускать, что кто-то может знать что-то лучше самого Пуаро. Едва они вошли в холл, им встретился адмирал. На мгновение он остановился, и темная фигура четко обрисовалась на ярком солнечном свету. - А, вот вы где, - сказал он устало. - Мсье Пуаро, я бы хотел поговорить с вами. Пройдемте в мой кабинет. Пуаро последовал за адмиралом. У него возникло такое ощущение, будто его вызвали в офицерскую каюту, чтобы отчитать. Жестом адмирал предложил Пуаро один из больших мягких стульев и сел сам. - Мне жаль, что Диана втянула вас в это, - заговорил Чэндлер. - Бедное дитя, я понимаю, как ей тяжело. Но, видите ли, мсье Пуаро, это наша семейная трагедия и, как вы понимаете, нам не нужны посторонние. - Я понимаю ваши чувства, - вежливо откликнулся Пуаро. - Диана никак не может поверить... Возможно, и я бы не верил, если бы не знал... Адмирал вздохнул. - Не знали чего? - Что это у нас в крови. Я имею в виду болезнь, - И все-таки вы согласились на помолвку? Чэндлер покраснел. - Считаете, что я не должен был давать согласия? Но когда у меня и в мыслях не было, что все так обернется. Хью очень похож на свою мать, в нем нет ничего, что напоминало бы Чэндлеров. До недавней поры он был совершенно нормален. Пуаро мягко спросил: - Вы не советовались с врачами? Чэндлер прорычал: - Нет, черт возьми! Мальчик здесь в полной безопасности, под моим наблюдением. Они не запрут его в четырех стенах, как дикого зверя! - Он, конечно, будет в безопасности. А другие? - Что вы имеете в виду? Пуаро не ответил. Он только внимательно посмотрел в темные печальные глаза адмирала. Чэндлер опустил глаза и горько произнес: - Каждому свое. Вы ищите преступника. Мои мальчик не преступник, мсье Пуаро. - Пока. - Что значит "пока"? - Все течет, все изменяется. А те овцы? - Кто вам о них рассказал? - Диана Маберли. А также полковник. - Джордж мог бы и придержать язык. - Он ваш Друг, не так ли? - Мой лучший друг, - подчеркнул адмирал. - Он дружил и с вашей женой? Чэндлер улыбнулся. - Да. Кажется, в юности он даже был в нее влюблен. Но я оказался удачливее. Я получил ее - чтобы утратить. Он вздохнул, и плечи его обвисли. - Полковник был с вами, когда ваша жена утонула? Чэндлер кивнул. - Да, он был в Корнуане, когда это произошло. Мы с ней отправились кататься на лодке, а он в тот день остался дома. Я до сих пор не могу понять, почему лодка опрокинулась... Мы как раз вошли в бухту, и начался сильный прилив. - Я поддерживал Каролину сколько мог... - Голос его оборвался. - Ее тело выбросило на берег через два дня. Слава Богу, мы не взяли с собой Хью. По крайней мере, так я думал в то время. А сейчас, грешным делом, иногда проскальзывает мысль: может, и лучше было бы для него, бедняги, если бы все кончилось тогда. И снова глубокий безнадежный вздох. - Мы последние из рода Чэндлеров, мсье Пуаро. После нас в Лайде не останется никого. Когда Хью обручился с Дианой, я надеялся... ох, не стоит и говорить об этом. Эркюль Пуаро сидел с Хью Чэндлером в розарии. Диана Маберли только что ушла отсюда... Молодой человек повернул красивое лицо к собеседнику. - Вы должны заставить ее понять, что нужно смириться с судьбой. - Он помедлил минуту и продолжал. - Видите ли, Ди борец. Она не хочет сдаваться и продолжает верить, что я нормален. - Тогда как вы сами убеждены в обратном? Молодой человек вздрогнул - Еще не окончательно. Но мне становится все хуже. Диана не знает об этом, храни ее Бог! Она видит меня только, когда я в нормальном состоянии. - А что происходит, когда вы не в себе? Хью Чэндлер глубоко вздохнул. - Прежде всего меня мучают сны. Прошлой ночью, например, я не был человеком. Вначале я был быком - сумасшедшим быком. Я куда-то бежал, весь в крови и пыли. А потом я был собакой, огромной, пускающей слюну. Я страдал бешенством - дети рассыпались в стороны и убегали при моем приближении. Потом меня пытались застрелить. Потом кто-то поставил кувшин с водой для меня, но я не мог пить. Я проснулся в ужасе. Я знал, что это все правда. Я подошел к умывальнику. Губы запеклись, в горле пересохло. Меня мучила жажда, но я не мог пить, мсье Пуаро. Я не мог глотать. Пуаро что-то пробормотал. Хью Чэндлер продолжал. Он обхватил руками колени, голова его подалась вперед, глаза были полузакрыты, словно он наблюдал что-то приближающееся к нему. - Но есть вещи, которые не являются сном. Иногда, проснувшись, я вижу ужасные призраки. Они злобно толпятся вокруг - вот-вот бросятся на меня. Это у меня в крови, наследственное. Слава Богу, я узнал об этом вовремя! Представьте только, что у нас с Дианой выл бы ребенок с моей наследственностью. - Он коснулся руки Пуаро. - Вы должны рассказать ей все. Она обязана забыть меня. Обязана. В один прекрасный день ей встретится другой. Скажем, молодой Стив Грэхем - он сходит по ней с ума. Грэхем, правда, стеснен в средствах и ее родители тоже, но, когда я умру, у них все уладится. Эркюль Пуаро перебил его. - Откуда такая уверенность? Хью Чэндлер спокойно улыбнулся. - Деньги моей матери перешли ко мне. А я оставлю все Диане. - Но вы можете дожить до глубокой старости! - возразил Пуаро. - Нет, мсье Пуаро, - покачал головой Хью, - я не собираюсь жить так долго. - Вдруг он резко повернулся в сторону. - Боже мой, взгляните! Там, за вами скелет... У него трясутся кости. Глаза молодого человека с расширенными зрачками уставились прямо на солнечный свет. Минуту спустя он бессильно откинулся назад. Затем повернулся к Пуаро и почти детским голосом спросил: - Вы ничего не видите? Эркюль Пуаро отрицательно покачал головой. - Если бы дело было только в этих видениях? - воскликнул Хью Чэндлер. - Самое страшное, что я брожу, как лунатик, и уже несколько раз я обнаруживал на своей одежде кровь. После той истории с овцами отец закрывает меня на ночь, но иногда утром дверь бывает открыта. Должно быть, у меня где-то припрятан ключ, но я не знаю, где я его прячу. - И все же я не понимаю, почему бы вам не обратиться к врачу? Хью Чэндлер поджал губы. - Неужели непонятно? Физически я здоров, как бык. Если меня запрут в четырех стенах, мне придется мучиться годы и годы. Уж лучше сразу покончить с этим... Несчастный случай при чистке ружья или что-нибудь в этом роде. Он вызывающе посмотрел, на Пуаро, но тот не принял вызова. Вместо этого он тихо спросил. - Что вы едите и пьете? Хью Чэндлер резко откинул голову и захохотал. - Кошмары от несварения желудка? Ну уж нет! Пуаро спокойно повторил: - Что вы едите и пьете? - То же, что и все. - Принимаете какие-нибудь лекарства, таблетки? - Слава Богу, нет. Или вы думаете, что патентованные пилюли исцелят меня? - Скажите, - Пуаро как будто не заметал колкости собеседника, - а кто-нибудь в этом доме страдает глазным заболеванием? - Отцу глаза доставляют массу хлопот. Ему приходится часто наведываться к окулисту. - А-а! - Пуаро рассеянно почесал щеку. - Насколько я понимаю, полковник Фребишер большую часть жизни провел в Индии? - Да, он служил там в армии. Индия - это его конек. Он очень увлекается ее культурой, традициями и тому подобным. Пуаро снова односложно пробормотал: "А-а!" и погрузился в раздумье. Наконец он сказал: - Я вижу, вы порезали подбородок. Хью потрогал рукой подбородок. - Да, довольно глубокий порез. Как-то во время бритья отец внезапно вошел и испугал меня. Последнее время я стал нервным. А на подбородке и шее появилась какая-то сыпь. Стало трудно бриться. - Вам следует воспользоваться смягчающим кремом. - О, я уже пользуюсь. Мне дал его полковник. Однако ваша беседа напоминает разговор в женском салоне красоты. Лосьоны, кремы, патентованные пилюли, глазные болезни. Какое это имеет значение? - Я должен знать все, чтобы помочь Диане Маберли. - Да-да, сделайте для нее все возможное. Уговорите ее забыть меня. Это лучший выход в нашем положении! - У вас есть мужество, мадемуазель? Большое мужество? Диана вскрикнула. - Значит, это правда? Он действительно сумасшедший? - Я не психиатр, мадемуазель. Ставить диагноз - не моя профессия. - Эркюль Пуаро наблюдал за девушкой. - Адмирал думает, что его сын сумасшедший. Полковник думает то же самое. Теперь в этом уверился и сам Хью. А вы, мадемуазель? - Нет, я так не думаю! И поэтому... - Она замолчала. - Поэтому вы обратились ко мне. Хорошо. Скажите, кто такой Стивен Грэхем? Диана удивилась. - Стивен Грехом? Просто знакомый, - Она схватила его за руку. - Что у вас на уме? О чем вы думаете? Господи, эти ваши огромные усы! Ну, почему вы молчите? Почему вы пугаете меня? - Потому что я сам боюсь. Темно-серые глаза девушки широко раскрылись. - Вы? Боитесь? Эркюль Пуаро вздохнул. - Гораздо легче поймать убийцу, чем предотвратить преступление. - Преступление? - ахнула она. - Да. - Пуаро заговорил быстро и властно. - Мадемуазель, нам обоим необходимо провести ночь здесь. Сумеете ли вы договориться с хозяевами? - Наверное. Но зачем это нужно? - Прошу вас, наберитесь терпения и не задавайте лишних вопросов. Она кивнула и, не сказав ни слова, ушла. Выждав несколько минут, Пуаро тоже вернулся в дом. Он услышал голоса в библиотеке и поднялся по широкой лестнице на второй этаж. Здесь никого не было. Без особого труда он разыскал комнату Хью. В углу комнаты стоял умывальник, а над ним на стеклянной палочке лежали различные тюбики, стояли банки и бутылочки. Эркюль Пуаро приступил к делу. Времени ему понадобилось мало, и он успел спуститься в холл раньше, чем из библиотеки вышла раскрасневшаяся и возбужденная Диана. - Все в порядке, - сказала она. Из библиотеки выглянул адмирал и жестом пригласил Пуаро зайти. - Послушайте, мсье Пуаро, мне это не нравится, - важно сказал он. - Диана попросила, чтобы вы и она провели здесь ночь. Я не хочу показаться негостеприимным, но, честно говоря, мне это не по душе. Я не понимаю, зачем это нужно. - Поверьте, адмирал, я не хочу причинять вам неудобства, но таковы обстоятельства. Я здесь исключительно из-за настойчивости влюбленной девушки. Вы мне кое-что рассказали. Полковник Фребишер рассказал кое-что. Кое-что рассказал Хью. А теперь я сам хочу во всем разобраться. - Здесь не в чем разбираться! Я запираю Хью в его комнате каждую ночь, вот и все. - И все же иногда по утрам дверь бывает открыта. - Что?! - А разве вы сами не находили ее открытой? Чэндлер нахмурился. - Я порой подозревал, что Джордж отпирает ее... - Вы оставляете ключ в дверях? - Нет, в ящике у двери. Я, или Джордж, или Уинзерс, наш слуга, берем его оттуда утром. Уинзерсу мы объяснили необходимость запирать дверь тем, что Хью бродит во сне. Возможно, он обо всем догадывается, но он честный малый, живет с нами много лет. - А есть ли второй ключ от этой двери? - Нет, иначе я знал бы об этом. - Но кто-то мог сделать дубликат. - Кто? - Ваш сын думает, что сам прячет где-то второй ключ, хотя и не может вспомнить где. - Хорошо, - сказал адмирал, - оставайтесь. Но я против того, чтобы девушка оставалась тоже. - Почему? - Слишком рискованно. Подумайте о болезни моего сына. - Но ведь Хью ей предан, - возразил Пуаро. - Вот именно поэтому! - воскликнул Чэндлер. - Черт возьми, все идет шиворот-навыворот, когда дело касается сумасшедшего! Да Хью это и сам знает. Нет, Диана не должна оставаться здесь. - Что касается Дианы, - сказал Пуаро, - пусть решает сама. Он вышел из библиотеки и покинул дом. Как они и условились, Диана ждала его в машине. По дороге в деревню Пуаро передал ей разговор с адмиралом. Она презрительно рассмеялась. - Неужели он думает, что Хью может причинить мне зло? Вместо ответа Пуаро попросил ее остановиться у аптеки. Оказывается, он забыл захватить с собой зубную щетку. Аптека находилась в середине тихой деревенской улицы. Диана осталась сидеть в машине. Ей показалось, что Эркюль Пуаро слишком долго выбирал себе зубную щетку. Все приготовления были сделаны, оставалось только ждать. Пуаро сидел в огромной спальне с громоздкой дубовой мебелью елизаветинских времен и напряженно прислушивался к ночной тишине. Под утро, когда начало светать, в коридоре раздались шаги. Пуаро отодвинул запор и открыл дверь. Неподалеку стояли адмирал и полковник. Чэндлер был угрюм, Фребишер дрожал от волнения. - Не пройдете ли с нами, мсье Пуаро? - предложил адмирал. В конце другого коридора у дверей спальни, которую отвели Диане Маберли, лежала какая-то фигура. Подойдя поближе, Пуаро узнал Хью Чэндлера. Свет падал на взъерошенную рыжеватую голову. Хью лежал ничком, тяжело и звучно дыша. Он был в халате и шлепанцах. В правой руке был зажат нож с запачканным темными пятнами лезвием. - О, мадонна! - воскликнул Эркюль Пуаро. - С ней все в порядке, он не тронул ее, - хрипло сказал Фребишер и тут же позвал: - Диана! Это мы! Откройте! Пуаро услышал сдавленный стон адмирала и его тихий шепот: - Мой мальчик! Мой бедный мальчик! Щелкнула задвижка. Дверь открылась, и появилась Диана. Ее лицо было смертельно бледным. - Что случилось? Недавно здесь кто-то был! Я слышала, как ощупывали дверь, дергали за ручку, скреблись, - просто ужас! Как будто это было животное... - Слава Богу, что дверь была заперта! - сказал Фребишер. - Мсье Пуаро приказал мне ее закрыть. - Поднимите его и отнесите в комнату, - повелительно сказал Пуаро. Адмирал и полковник подняли лежавшего без сознания Хью. Диана затаила дыхание, когда они проходили мимо нее. - Боже мой, это Хью!.. Что у него в руках? Руки Хью были липкие, в коричневато-красных пятнах. - Это... кровь? Адмирал кивнул. - Слава Богу, не человеческая, - сказал он. - Кровь кота. Я нашел его внизу, в холле. У него перерезано горло. Потом, видимо, Хью поднялся сюда. - Сюда? Ко мне? - Голос Дианы изменился от ужаса. Хью, которого посадили на стул, зашевелился, что-то забормотал. Все как завороженные смотрели на него. Хью Чэндлер открыл глаза. - Хэлло! - Голос был хриплым. - Что случилось? - Он уставился на нож, который все еще сжимал в руках. - Что я натворил? Его глаза перебегали с одного на другого. Наконец, они задержались на Диане, отпрянувшей к стене. Хью тихо спросил: - Я напал на Диану? Адмирал покачал головой. - Скажите, что произошло? Я должен все знать! Они рассказали ему - нехотя, колеблясь. За окном взошло солнце. Эркюль Пуаро отодвинул штору. В комнату ворвался рассвет. Лицо Хью Чэндлера было спокойным. - Понятно, - сказал он. Затем встал, улыбнулся и потянулся. Голос его был совершенно нормальным, когда он произнес: - Чудесное утро, а? Пойду прогуляюсь по лесу, может, мне удастся подстрелить зайца. Он вышел из комнаты. Адмирал бросился следом, но Фребишер схватил его за руку. - Нет, Чарльз, не надо. Для него, бедняги, это и впрямь лучший выход. Диана, рыдая, бросилась на кровать. Адмирал Чэндлер сказал дрожащим голосом: - Ты прав, Джордж, я знаю, что ты прав. У мальчика есть сила воли. У Фребишера тоже дрогнул голос. - Хью - настоящий мужчина. После минутного молчания Чэндлер воскликнул: - Черт возьми, а куда делся этот проклятый иностранец? Хью Чэндлер уже снял ружье со стойки в оружейной комнате и заряжал его, когда ему на плечо легла рука Эркюля Пуаро. Пуаро произнес только одно слово, но сделал эта властно и непререкаемо. - Нет, - сказал он. Хью Чэндлер изумленно посмотрел на него. - Уберите руки, - насупился он. - Это не ваше дело. Говорю вам - будет несчастный, случай на охоте, только и всего. И снова Пуаро произнес: - Нет. - Неужели вы не понимаете, что, если бы дверь не была заперта, я перерезал бы Диане, горло - Диане! - тем ножом. - Нет, вы не убили бы мисс Маберли. - Но я же убил кота! -Отнюдь. Вы не убивали ни кота, ни овец, ни других животных. Хью удивленно посмотрел на Пуаро. - Кто здесь сумасшедший - вы или я? - Мы оба нормальны, - ответил Эркюль Пуаро. В эту минуту в оружейную вошли адмирал и полковник. За ними шла Диана. Хью Чэндлер ошеломленно сказал: - Этот человек говорит, что я не сумасшедший... Эркюль Пуаро громко объявил: - Счастлив сказать, что Хью Чэндлер абсолютно здоров. Хью засмеялся смехом приговоренного к казни и получившего минутную отсрочку. - Чертовски смешно! Вы считаете, что это в порядке вещей - перерезать глотки животным? Неужто я был в здравом рассудке, когда убивал этого несчастного кота? - Повторяю: вы никого не убивали. - А кто же тогда убивал? - Тот, кто хотел убедить вас в вашем помешательстве. Каждый раз вам давали сильное снотворное, а в руки вкладывали окровавленный нож или бритву. И этот другой мыл свои окровавленные руки в вашем тазу. - Но зачем? - Для того, чтобы вы в корце концов сделали то, от чего я вас уберег. Пуаро обернулся к Фребишеру. - Полковник, вы много лет жили в Индии. Вам приходилось сталкиваться со случаями, когда людей преднамеренно сводили с ума, используя наркотики? - Сам я не сталкивался, но часто слышал об этом. Отравление беленой. - Совершенно верно. Видите ли, действующее начало белены родственно алкалоиду атропина, который тоже получают из белладонны. Препараты белладонны обычно имеются в продаже, а сернокислый атропин свободно можно выписать для лечения глаз. Размножив рецепт и предъявляя его в разных местах, можно, не вызывая подозрений, получить большое количество яда. Из него можно экстрагировать алкалоид, а затем ввести, скажем, в болеутоляющий крем для бритья. Его наружное применение может вызвать сыпь, а это, в свою очередь, приводит к порезам при бритье. Таким образом, наркотики постепенно проникают в организм. Возникают определенные симптомы: сухость во рту, в горле, затрудненное глотание, галлюцинации. Все это как раз испытал мистер Чэндлер. Я взял образцы его крема и исследовал их в местной аптеке. Бледный, дрожащий Хью проговорил: - Кто это сделал? - Как раз это я и пытался выяснить. Диана Маберли, поскольку вы завещали ей свои деньги, могла быть заинтересована в вашей смерти, но я по ряду соображений сразу же отверг эту версию. Я исследовал другую возможную причину. Вечный треугольник: двое мужчин и женщина. Полковник Фребишер был влюблен в вашу мать, адмирал Чэндлер на ней женился. Адмирал выкрикнул: - Джордж? Не могу поверить! Хью произнес недоверчиво: - Вы полагаете, ревность могла перейти на меня? - При определенных обстоятельствах - да, - сказал Пуаро. Фребишер воскликнул: - Ложь! Чудовищная ложь! Не верь ему, Чарльз. Адмирал отпрянул от него, бормоча: - Белена... Индия... Да, понимаю... И мы бы никогда не подозревали о яде, связывая все с наследственным безумием... Эркюль Пуаро повысил голос: - Наследственное безумие! Мы и впрямь имеем дело с сумасшедшим, сосредоточенным на мести, хитрым, как все сумасшедшие, годами скрывающим свое безумие. Он быстро заходил вокруг Фребишера. - Полковник, вы должны были знать или хотя бы подозревать, что Хью ваш сын. Почему вы никогда не говорили ему об этом? Фребишер, сдерживая волнение, стал заикаться: - Я н-не знал. Точнее, н-не был уверен. Видите ли, Каролина как-то пришла ко мне в большом волнении, чем-то напуганная. Она... Я... В общем, мы потеряли голову. После этого я сразу же уехал. Это было необходимо, мы оба знали, что не сможем вести двойную жизнь. Я, конечно, подозревал, но не был уверен. Каролина никогда даже не намекала на то, что Хью - мой сын. А потом, когда у Хью появились признаки безумия, мне окончательно стало ясно, что он из рода Чэндлеров. - Но вы не заметили, что мальчик имеет привычку наклонять вперед голову и опускать брови - черта, унаследованная от вас! Зато Чарльз Чэндлер это заметил. Заметил много лет назад - и вырвал признание у жены. Я думаю, она боялась его. Очевидно, уже тогда у него появились признаки сумасшествия, что и привело ее к вам, которого она всегда любила. Чарльз Чэндлер решил отомстить. Его жена утонула. Они были в лодке одни, и один Бог знает, как это произошло. Потом он перенес ненависть на мальчика, который носил его имя, но не был его сыном. Ваши индийские истории навели его на мысль об отравлении беленой. Жажда крови овладела вовсе не Хью, а адмиралом Чэндлером. Это он перерезал овец на пустынном пастбище. - Пуаро перевел дыхание. - Знаете когда у меня впервые зародилось подозрение? Когда я узнал, что адмирал категорически отказывается показать сына врачу. Для Хью такой отказ был естествен. Но отец?! Ведь могло существовать лекарство, которое спасло бы сына, - да есть сотня причин, по которым он постарался бы узнать мнение врача, будь он заинтересован в благополучном исходе дела. Но врачу не позволили осмотреть Хью, так как опытный специалист сразу же понял бы, что молодой Чэндлер совершенно нормален. Хью тихо произнес: - Нормален... Значит, я вправду здоров? Он шагнул к Диане. Фребишер низким голосом сказал: - Ты вполне здоров. В нашем роду не было больных безумием. - Хью... - Диана тоже шагнула навстречу любимому. Адмирал Чэндлер поднял ружье, оставленное Хью. - Все это чепуха? - небрежно объявил он. - Пойду развеюсь. Может быть, удастся подстрелить зайца... Фребишер кинулся за ним, но рука Эркюля Пуаро удержала его. - Вы сами говорили, что для мужчины это лучший выход... Хью и Диана, не замечая никого, вышли из комнаты. Двое мужчин, англичанин и бельгиец, смотрели вслед последнему из Чэндлеров пересекавшему парк по направлению к лесу. Вскоре они услышали выстрел.



Док. 241455
Опублик.: 23.12.05
Число обращений: 471


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``