Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Головин П.А.:`Реформирование без реформ или реформы без реформирования` Назад
Головин П.А.:`Реформирование без реформ или реформы без реформирования`
Анализируя в целом социально-экономическую ситуацию в стране, на фоне которой Президенту РФ В.В. Путину пришлось выступать со своим шестым обращением к Федеральному Собранию, большинство аналитиков, будь то политологи или экономисты, оценивают ее примерно следующим набором констатаций:
- экономический рост замедляется, коррупция достигла запредельных масштабов;
- рейтинг президента во всех слоях общества упал до рекордно низких отметок, глава государства теряет поддержку и в самом истеблишменте;
- практически все реформы, на проведение которых решились власти, - судебная, социальная, административная и военная - фактически провалены, а грядущие преобразования - образования, здравоохранения, ЖКХ и возможные другие, не просто не пользуются поддержкой у населения, а вызывают резкое отторжение из за аналогичного подхода властей (`нам лучше знать, как надо`) к их осуществлению.
Но раз реалии нашей сегодняшней жизни таковы, то возникает вполне законный вопрос: а можно ли считать все ранее происходившее реформами или хотя бы подготовкой к ним?
Чтобы попытаться на него ответить, очевидно следует обратиться вначале к понятийному аппарату и уяснить для себя - что вообще представляет из себя реформа (ибо далеко не всякое общественное изменение таковой является) и в чем, собственно, состоит или должно состоять содержание реформ, необходимость в которых давно уже перезрела в нашей стране.
Итак, реформа в классическом понимании смысла этого слова - это сознательное и целенаправленное преобразование отдельных частей (либо в целом) государства и общества согласно единому замыслу и плану. В нем четко и однозначно должны быть указаны конечная цель грядущего реформирования; задачи, которые нужно решить для достижения намеченной цели; а также что именно, как именно и в каком порядке (т.е. с разбивкой по времени) должно быть сделано в процессе решения поставленных задач. Обязательны также промежуточные контрольные ориентиры, количественные либо качественные - в зависимости от вида и направленности реформы (дабы удостовериться - туда ли процесс пошел) и персональная ответственность конкретных авторов (руководителей) реформирования.
При этом основополагающим должно быть условие, что целью реформирования является модернизация общества, его совершенствование для приведения в соответствие неким позитивным, признанным и одобряемым человечеством (по крайней мере - его большей частью) целям и идеалам. ( Гитлер, например, в свое время много чего затеял и даже успел реализовать, но проводить реформы в Германии пришлось уже после него).
Если смотреть с этой хрестоматийной точки зрения на Россию, то реальных реформ в ней еще не было и на сегодня нет. Потому что никакой сознательной деятельности по модернизации российского общества и государства нынешняя власть не ведет. Имеются довольно плохо согласованные между собой попытки отдельных составляющих ее структур, пользуясь отсутствием оппозиции производить некие действия, приводящие, как правило, к достаточно плачевному результату. Имеется желание той же власти выдать немногие позитивные изменения в обществе, что все же происходят зачастую вопреки ее усилиям и даже при ее фактическом сопротивлении, за успешные результаты проводимых якобы реформ. Однако острота проблем общественного масштаба уже не может быть заслонена мелкими частными продвижениями и успехами.
Все те меры, которые власть называет реформами (административная, судебная, военная, налоговая, социальная, ЖКХ и т.д.), ввиду их непродуманности, несогласованности, оторванности от общественного обсуждения и контроля и, наконец, безобразного воплощения `по определению` не могут принципиально изменить ситуацию в соответствующих сферах с точки зрения их модернизации, то есть в плане эффективности, соответствия насущным потребностям общества и задачам его развития.
Основная причина такого положения дел лежит в плоскости стратегической. Вышеперечисленные меры (или `реформы`), возвращаясь к хрестоматийному определению, должны логически вытекать из основной цели развития общества, из ответа на главный вопрос: какую страну хотим получить в конечном результате и соответственно - что и как для этого следует делать в законодательном, организационном и любом другом аспекте? Если согласно Конституции наша страна - Президентская Республика, народ не избалован вековыми демократическими традициями, а властная вертикаль укреплена до такой степени, что `Самый Главный Штаб` теперь - это Кремль, то там и должны формулироваться ответы на все вышеперечисленные вопросы (увы и ах, но сегодня, сейчас дело обстоит именно так). Но вопросы остаются, а ответы не сформулированы. Они не прозвучали ни в очередном, шестом уже по счету обращении Президента, ни в предшествующих. Как правило, обозначались только некоторые контуры: когда пунктирно, когда расплывчато, - видимо в надежде, что уж Правительство сумеет, отталкиваясь от общих концепций президентских посланий, разработать долгожданный план реформирования страны и явить его обществу. Однако не чувствуя единой и достаточно жесткой `руководящей и направляющей` политической воли, каждый облеченный высокой властью чиновник начинает проявлять свою; причем таким образом, каким он сам интерпретирует содержание президентских посланий и понимает `остроту текущего момента`. При этом разные персоналии, попадая в одно и то же министерское кресло, видят пути развития возглавляемой ими отрасли порой в совершенно несовпадающих направлениях.
А уж если говорить о `незаменимых` руководителях экономического блока господах А. Кудрине и Г. Грефе, то создается впечатление, что они вообще никому не подконтрольны и не подотчетны (одно только завидное упорство в оспаривании самой возможности удвоения ВВП в определенные Президентом сроки чего стоит). При этом первый `успешно` борется с инфляцией, не пуская деньги на развитие реального сектора отечественной экономики, но аккумулируя их в американских банках и американских же ценных бумагах для Стабилизационного фонда. А теперь `помогает` развиваться Российскому бизнесу, не препятствуя своими подчиненными править первую часть Налогового кодекса (причем после нашумевшего выступления Президента перед сенаторами Совета Федерации). Согласно последним предложениям Минфина налоговики получат практически неограниченные полномочия при проведении камеральных проверок. Михаил Моторин (заместитель начальника налогового и таможенно-тарифного управления Минфина) прямо так и заявил зампреду налогового комитета РСПП Сергею Белякову: `налоговики должны быть вправе делать все что угодно для проверки налогоплательщика` (газета `Бизнес`).
Второй министр столь же `успешно` осуществляет руководство процессами развития нашей экономики, пропуская мимо ушей неоднократные высказывания (в том числе и Главы государства) о необходимости воспользоваться сверхблагоприятной ситуацией с мировыми ценами на нефть для прорыва в целом ряде отраслей. Результаты общеизвестны: показатели промышленного роста год от года неуклонно снижаются.
Можно для пущей убедительности проанализировать деяния еще ряда персоналий, но ситуация и без того достаточно ясна. Она подошла уже к той стадии абсурдности, при которой аналитики, оценивая реакцию на президентское послание даже вполне лояльных нынешней власти журналистов и экспертов, прямо указывают, что даже те исходят из презумпции президентской неискренности. Все это напоминает давно уже пройденное: `на голове у Царя красовалась корова. Простите, ошиблись - ворона`. Чем все закончилось, полагаю, напоминать не надо.
В современных условиях для того, чтобы созидательные реформы могли иметь шанс на успех, доверие населения к институтам государства, авторитет закона и государственных решений должны быть существенно выше, чем это имеет место быть. Но никаких реальных мер для укрепления этого доверия власть не предпринимает.
Целый ряд видных общественно-политических деятелей России (Г.Явлинский, А.Подберезкин, В.Рыжков и другие) предлагают свои варианты решения стоящих перед страной задач путем, как правило, глубоких либеральных общественно-политических и социально-экономических преобразований общества. Но нынешняя власть не для того так упорно и тщательно укрепляла вертикаль внутри себя, чтобы эти преобразования допустить, по крайней мере - все и сразу. Поэтому и выбор у нее небольшой: либо осознать свою полную ответственность за все, перестать заниматься только собой и приступить наконец к четкой и конкретной организационной работе по созданию и реализации сценария реформирования страны, привлекая для этого лучшие созидательные силы; либо у народа в целом, от элит до люпменов, закончится терпение и наступит неминуемый кризис, когда ей нужно будет или уходить, или стрелять.
Возможно, власть и сама начинает это понимать и пытается предпринять определенные действия. Но они выглядят либо как противопожарные меры (спасение ситуации в ходе реализации 122-го Закона), либо направлены на решение частных и малозначимых на фоне нерешенных проблем вопросов (президентские поручения правительству `по мотивам послания`). Разумеется, неплохо вывести из-под налогообложения передаваемый в наследство садовый домик и т.п., но целостной программы проведения реформ мы снова не увидели.

Док. 233456
Опублик.: 12.05.05
Число обращений: 1257

  • Головин Павел Александрович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``