Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Мир двойных стандартов Назад
Мир двойных стандартов
Очередная резолюция по Туркменистану, принятая в Женеве на ежегодной сессии Комиссии ООН по правам человека, сам механизм ее подготовки, а также некоторые события вокруг нового документа, касающегося этой центральноазиатской страны, заставляют задуматься над тайными пружинами подобного метода воздействия на государства, чей путь к либеральным ценностям, по мнению Запада, не совпадает с установленным для них `продвинутой демократией` графиком.

Оставив в стороне давно уже превратившийся в банальность спор о том, насколько пригодна восточная почва для взращивания плодов западной демократии, созревавших в той же Европе столетиями, зададимся другим вопросом: почему именно Туркменистан наряду с Белоруссией избран в качестве своеобразного мальчика для битья? Может быть, остальные возникшие на территории бывшего социалистического лагеря государства столь далеко ушли по дороге демократии, что возникла необходимость пришпорить официальный Ашхабад? Увы, на примере многих стран мы видим, что декларируемые ими обязательства в сфере защиты прав человека далеко не всегда сопрягаются с конкретной практикой.

Вспомним хотя бы о Гуантанамо, где США содержат задержанных в Афганистане граждан разных стран. О каком-либо доступе к пленным представителей Красного Креста или адвокатов даже речи не велось. Сегодня выясняется, что десятки людей, месяцами томившиеся там, никакого отношения к `Талибану` не имели. Впрочем, только наивные могут полагать, что американцы получат свою дозу критики в той же комиссии ООН. Что позволено Юпитеру...

Зато Туркменистан, который совсем недавно, в ноябре 2002 года, пережил попытку государственного переворота, не обошедшуюся без использования иностранных наемников и применения теракта, и в связи с этим ужесточил требования к вопросам безопасности и временно ограничил свободу пересечения гражданами государственной границы, удостоился внимания Комиссии ООН подряд и в 2003-м, и в 2004-м году.

И хотя текст последней по времени резолюции, принятой 15 апреля, содержит ряд пунктов, свидетельствующих о положительных тенденциях в оценках ситуации в Туркменистане со стороны инициаторов принятия подобных документов, а это, как правило, страны Евросоюза, в целом она оставляет двойственное впечатление. Например, с одной стороны, Комиссия приветствует принятые за последние месяцы в Туркменистане решения об обеспечении свободы вероисповедания, а с другой - вновь выражает свою `глубокую озабоченность ограничениями свободы мышления, совести, веры и вероисповедания`.

В Ашхабаде не скрывают разочарования тем, что активизация диалога между правительством Туркменистана и ОБСЕ, участившиеся контакты по линии связей с Офисом Верховного Комиссара ООН по правам человека, другими международными организациями не отразились должным образом на голосовании по проекту резолюции, когда верх взял, прежде всего, обвинительный уклон. В то же время вызывает вопросы выбор источников сбора материалов для Комиссии. Наши собеседники в туркменской столице выразили недоумение тем, что при подготовке столь серьезного документа информация черпается, главным образом, из иностранных СМИ, а выводы делаются на основании докладов лиц, относящих себя к оппозиции, а на деле ведущих подрывную работу против государства, где они же сами совсем недавно занимали высокие посты. Весьма показательным можно считать появление в зале, где заседала Комиссия, туркменских экс-чиновников, объявленных в международный розыск за совершенные ими в Туркменистане, и не только в нем, преступления.

За принятие `туркменской` резолюции проголосовали страны Евросоюза, Латинской Америки, где обращают на себя внимание Гондурас и Гватемала, видимо, построившие у себя образцовую демократию, а также некоторые государства Азии.

Против проголосовали Бахрейн, Китай, Куба, Египет, Индонезия, Пакистан, Катар, Саудовская Аравия, Судан, Украина, Зимбабве.

Воздержались Армения, Бутан, Буркина Фасо, Конго, Эритрея, Эфиопия, Габон, Индия, Мавритания, Непал, Нигерия, Россия, Сьерра-Леоне, ЮАР, Свазиленд, Того, Уганда.

Как заявил на заседании представитель Китая г-н Бао Донг Ли, `международному сообществу необходимо относиться к правительству Туркменистана с пониманием и терпимостью`. Он упомянул подписанный недавно Ниязовым указ, регулирующий процесс государственной регистрации религиозных объединений и отметил, что это является наилучшим доказательством приверженности Туркменистана принципам уважения прав человека. `В данном случае более уместными были бы конструктивные замечания, а не слепая критика, - заявил представитель Китая. - Мы будем голосовать против принятия этой резолюции`.

Россия на сей раз отказалась от поддержки Туркменистана и, по терминологии замглавы МИД РФ Юрия Федотова, `сочла целесообразным` воздержаться при голосовании `туркменской` резолюции.

`Мы в принципе исходим из того, что так называемыми страновыми резолюциями, тем более в Комиссии ООН по правам человека, вряд ли можно исправить реальное положение дел, - сказал замминистра. - Поэтому главное внимание российская дипломатия уделяет индивидуальной работе с теми странами, в которых есть определенные проблемы, в том числе с русскоязычным населением`.

Логика, надо сказать, достаточно странная: мы, мол, против таких резолюций, но воздержались, ибо имеем свои претензии к Ашхабаду. Судя по всему, у Москвы есть претензии и к Минску, однако Россия проголосовала против принятия аналогичного документа по Белоруссии, что, правда, не помешало его принятию. Иногда наблюдателю со стороны подобные действия весьма напоминают о тех самых двойных стандартах, которые в ходу по другую сторону океана, и наводят на мысль об очередном обострении борьбы между сверхдержавами за право преимущественного влияния на богатый энергоресурсами Туркменистан. Но верный нейтральному курсу Ашхабад, похоже, не спешит выстраиваться в фарватере политики США или России. Да, он признает и уважает стратегические интересы ведущих держав мира в регионе и в Туркмении, в частности. Об этом, кстати, неоднократно заявлял туркменский лидер Сапармурат Ниязов. Однако политика Ниязова свидетельствует о том, что возглавляемая им страна не намерена сворачивать с избранного пути, когда все шаги во внешнеполитической сфере, прежде всего, соизмеряются с принципами нейтралитета, экономической целесообразности, доверия и взаимной выгоды.

Тем временем ряд правозащитников выступили с критикой в адрес Комиссии ООН, в том числе и за применение двойных стандартов в ее работе. Такое мнение, в частности, высказал Би-би-си сотрудник правозащитной организации `Международная Амнистия` Питер Шплинтер. `Резолюция по Китаю не прошла. По Зимбабве - провалилась. По Чечне - тоже провалилась при голосовании. С такими вещами, как резня в суданском Дарфуре, например, ООН тоже ничего не поделать не может, - считает правозащитник. - Это означает, что Комиссия неспособна справляться с ситуациями, в которых задействованы влиятельные стороны`.

Как отметил обозреватель Би-би-си Имоген Фолкс, Туркменистан и Белоруссия `теперь попадут под более пристальное наблюдение Комиссии`.

`Но это не касается Чечни или, скажем, американской военной базе на Гуантанамо, не говоря уже об обстановке в Ираке, которую на заседаниях Комиссии вообще обходят молчанием`, - констатирует Би-би-си.

Белоруссия уже заявила о своем несогласии с выводами Комиссии по правам человека ООН. По некоторым сведениям, Министерство иностранных дел Туркменистана намерено поставить вопрос об отмене вышестоящими органами Организации Объединенных Наций принятой 15 апреля 2004 года резолюции.
httр://www.gаzеtаsng.ru/аrtiсlе.сgi?id=55021

Владимир Мишин
GаzеtаSNG
26 Арr 2004http://nvolgatrade.ru/

Док. 204356
Опублик.: 27.04.04
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``