Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Власть и СМИ (обзор правовых норм зарубежных стран) Назад
Власть и СМИ (обзор правовых норм зарубежных стран)
ВЛАСТЬ И СМИ
(обзор правовых норм зарубежных стран)

Содержание
О законодательном регулировании взаимоотношений власти и СМИ в демократических странах
Регулирование концентрации СМИ
Экономическое регулирование
Клевета, подтвержденная фактом
Доступ к правительственной информации
Клевета, основанная на критическом мнении
Американское законодательство о клевете в средствах массовой информации
О взаимоотношениях исполнительной власти и распространителей массовой информации в области телевизионного и звукового вещания
Интернет как средство распространения массовой информации и регулирование взаимоотношений с государством за рубежом
Интернет как средство распространения массовой информации
Основные правовые проблемы Интернета и их законодательное решение за рубежом
США
Европа
Германия
Другие страны Европы, Америки, Азии и Австралии
Дания
Канада
Малайзия
Южная Корея
Сингапур
Австралия
Некоторая правоприменительная и судебная практика
Международная организация по защите интеллектуальной собственности (Швейцария)
США
Германия
Великобритания
Франция
Польша
Китай
Япония
Тайвань
О законодательном регулировании взаимоотношений власти и СМИ в демократических странах
Отношения власти и СМИ в развитых демократических странах регулируется исключительно законами, гарантирующими, с одной стороны, свободу СМИ, с другой - право человека на свободу получения информации, свободу высказываний и самовыражения, плюрализм мнений в обществе, подконтрольность СМИ обществу, их ответственность.
Система законов в этих странах складывалось в течение столетий и развивалось в направлении развития и сохранения хрупкого, тонкого баланса между свободой СМИ и ограничением последних во имя права на уважение личной жизни, права каждого человека на свободу выражения своего мнения и во имя сохранения плюрализма в обществе.
Таким образом, функции и место СМИ в обществе определилось как средство информирования общества, и как способ контроля общества за деятельностью власти, что, естественно, как правило, исключает возможность власти непосредственно управлять СМИ, используя их ради своих целей. Но, тем не менее, власти, государство сохраняют некоторую возможность регулировать и контролировать процессы в области СМИ.
Регулирование и контроль власти в области СМИ осуществляется системой законодательства каждой страны, регулированием концентрации СМИ, как законами, так и общими и специальными правительственными программами содействия СМИ.
Европейский Суд по правам человека постановил, что свобода СМИ требует особой защиты, дабы обеспечить ей возможность `играть жизненно важную роль общественного стража` и `распространять представляющую общественный интерес информацию`.
Такие страны как Австрия, Германия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Соединенные штаты Америки, Франция, Швеция имеют явно выраженную свободу выражения мнений, закрепленную письменно в Конституциях.
Данного положения не существует в Великобритании и Австралии. Законодатели этих стран утверждают, что свобода выражения мнений гарантирована в их неписаных конституциях.
В Германии и Испании считается, что представители прессы обладают большими, чем кто-либо правами собирать и распространять информацию. Эти права являются следствием особой роли СМИ в формировании общественного мнения и служении общественным интересам. В некоторых странах на правительство возложена обязанность поддерживать свободу СМИ и плюрализм мнений (в дополнение к традиционной либеральной обязанности воздерживаться от вмешательства) в соответствии с положениями Конституции (Нидерланды, Швеция) или с судебным толкованием (Франция, Германия). Конституция Швеции представляет наиболее сильную защиту свободе СМИ.
В конституциях некоторых стран (Нидерланды, Испания, Швеция) предусмотрена защита права граждан на получение необходимой информации, а суды Франции, Германии, США обращаются к положениям Конституции для обеспечения такой гарантии. В соответствии с Конституцией Нидерландов `правительственные органы должны соблюдать право общественности на доступ к информации` (статья 110). Конституция Швеции гарантирует всем гражданам `в их отношениях с государственной службой ... свободное получение любой информации или возможность ознакомиться с другими мнениями`.
Австралия, Австрия, Канада, Германия и США - страны с федеральным государственным устройством. В Австралии, Канаде и США основные законы, воздействующие на СМИ, включая законы о клевете и вмешательстве в частную жизнь, - законы субъектов федерации. В Австрии федеральное правительство имеет все полномочия по решению вопросов, связанных с СМИ. В Германии вопросы, связанные с клеветой и вмешательством в частную жизнь, регулирует федеральный закон, в то время как другие вопросы, связанные с массовой информацией, решаются на уровне законодательств земель. В Германии бытует мнение, согласно которому все вопросы, касающиеся прессы, должны решаться федеральным правительством, чтобы свести к минимуму возникающие из-за разделения полномочий сложности. Это мнение становится все более распространенным, особенно в связи с всеобщим стремлением к единообразию законов о СМИ в Европейском Экономическом Сообществе.
В Австрии, Канаде, Франции, Германии, Испании и США суды могут объявлять некоторые законы неконституционными и, таким образом, недействительными. Австрия, Франция, Германия и Испания имеют отдельные конституционные суды. Конституционные суды Австрии и Франции могут принимать решения только по общим конституционным проблемам; суды Испании и Германии могут также рассматривать жалобы о нарушении Конституции. В США и Канаде все суды обязаны следовать Конституции и игнорировать законы, которые они считают неконституционными. Федеральные Верховные суды обеих стран - конечный арбитр при рассмотрении вопроса о соответствии федеральных законов конституциям и конечные толкователи Конституции. Хотя Норвегия и Швеция не имеют отдельного конституционного суда, суды на каждом уровне обладают правом не применять законодательство, которое они считают неконституционным и обращаться к Конституции в прецедентах с правительством и частными лицами. В Австралии, Нидерландах и Великобритании всецело уважают принцип парламентского превосходства. Суды, однако, могут признать не имеющими силы решения государственных органов, объявив их неконституционными и тем самым, гарантируя соблюдения конституционных прав в спорах между частными лицами. Из-за очевидной конституционной важности свободы прессы право, регулирующее эти вопросы, в большинстве стран строится скорее на основе прецедента, нежели на законах.
Отдельный закон о печати имеют только Австрия и Швеция. Закон содержит основные положения, касающиеся прессы (в Швеции такой закон обладает конституционным статусом). В то время как в Германии существует целый ряд федеральных законов, затрагивающих прессу, каждая земля имеет отдельный закон о печати, и все они построены по одному образцу. Во Франции действует ряд законов о печати, такие страны как Австралия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Испания, Великобритания, США не имеют никакого отдельного закона о печати и мало (или вообще не имеют) законов, которые применяются исключительно к прессе. Во многих странах реформаторы призвали к кодификации и усовершенствованию законов. Этот процесс уже идет во Франции.
Конституции Германии, США и Швеции предлагают меры конституционной защиты чести и достоинства. Конституция Германии гарантирует такую защиту. В Швеции такая защита установлена Законом о свободе прессы, который является составной частью Конституции. Учитывая важность, придаваемую в этих странах праву прессы распространять, а общественности - получать информацию и знакомиться с различными мнениями, конституционное право на защиту репутации не дает преимуществ истцам в делах о клевете.
В большинстве стран клевета является и преступлением и гражданским правонарушением. В некоторых странах, где раньше уголовные дела по таким вопросам были обычными, намечается тенденция к большему использованию гражданского законодательства (например, Австрия). В других - гражданские процессы в течение длительного времени были более распространенными (Австралия, Канада, Нидерланды, Норвегия). В США уголовные законы о клевете перестали применяться в 1950-е годы (и были бы сегодня признаны неконституционными, кроме тех норм, которые применяются к заявлениям, способным вызвать нарушение общественного порядка). В Великобритании нормы, связанные с клеветой, остаются частью общего права и фактически не используются в последние годы. Во Франции, Германии и Швеции уголовный и гражданский процессы могут проходить одновременно и рассматриваться одним составом судей. Причем в уголовном процессе подсудимый может быть приговорен к штрафу в пользу государства, тогда как в гражданском процессе денежные выплаты производятся в пользу потерпевшего.
Регулирование концентрации СМИ
Правительства демократических стран обеспокоены концентрацией собственности на газетном рынке, что, по их мнению, опасно для общества, ибо сосредоточение СМИ в руках немногих лиц или групп ограничивает плюрализм мнений и подрывает конституционные основы свободы слова. Именно поэтому правительства осуществляют как правовое регулирование собственности на СМИ, так и специальные программы содействия печати.
На протяжении последних 40 лет в центре внимания мирового и европейского сообщества находятся проблемы концентрации СМИ, опасного экономического явления, имеющего такие негативные последствия как ограничение свободы слова, плюрализма мнений и др.
Концентрация СМИ наблюдается во всем мире. Как экономическое явление, концентрация СМИ имеет объективную причину - это изменения в материально-технической базе СМИ, характерные для массовых коммуникаций всех развитых стран (прежде всего, создание и внедрение новых средств телекоммуникаций), которые, в свою очередь, объективно приводят: к централизации капиталов, оборачивающихся в сфере массовых коммуникаций; к выходу конкуренции между СМИ на качественно новый уровень; к формированию мощных информационно-финансовых групп со своими корпоративными интересами. Концентрация СМИ происходит в разнообразных формах. Имеет место, так называемое, `перекрестное владение` (между телевизионным и радиовещанием, между телерадиовещанием и периодическими печатными изданиями), `вертикальная интеграция` (т.е. вложение капитала в организации, связанные с основным бизнесом) в сфере СМИ, а также проникновение иностранного капитала.
В разных странах процессы концентрации СМИ идут по-разному, а также по-разному борются с этими процессами. Так, в США основными средствами государственного противостояния монополиям и концентрации в СМИ являются антитрестовские законы, которые неоднократно использовались американскими судами. В других странах (Франция, Великобритания, Норвегия) несмотря на наличие общего антиконцентрационного законодательства, эти отношения достаточно детально регулируются особыми законодательными актами о СМИ.
Так, например, Правительство Австрии субсидирует все ежедневные газеты с тем, чтобы помочь их выживанию на рынке прессы и тем самым поддерживать существование широкого спектра мнений. Кроме того, специальная программа поддерживает несколько небольших газет, которые играют особенно важную роль в формировании различных политических мнений.
Шведское правительство финансирует так называемые газеты `второго ряда` (занимающие второе место по тиражам). Кроме того, в североевропейских государствах оказывается финансовая поддержка партийных изданий, религиозной прессы и газет мнений.
Правовое регулирование осуществляется с помощью общих и специальных антитрестовских законов.
Так, в Англии министр торговли обладает полномочиями ограничивать концентрацию прессы в одних руках. Без его согласия невозможна передача издания (при тираже свыше 500 тыс. экз.) в собственность другому лицу, если в результате передачи новый собственник может закрыть газету или поглотить ее конкурирующим изданием.
Кроме того, английский закон о вещании (1990 г.) ограничивает покупку СМИ разных видов одним лицом.
Законодательство Германии гарантирует плюрализм печатных органов, как важнейшего элемента свободы прессы, путем запрета на монополии. В Федеральном Законе о монополиях есть специальные положения, позволяющие осуществлять контроль за малыми и средними объединениями в сфере СМИ. В соответствии с ним Федеральное агентство по монополиям может запретить слияние компаний.
Правительство Канады ограничило право собственности в области СМИ определением доли на рынке. Других рекомендаций по ограничению концентрации нет. Но Правительство имеет право рассматривать собственность с точки зрения Объединенного закона о ревизии и препятствовать образованию монополии, если ее формирование может нанести вред канадскому обществу.
В Нидерландах не существует специального правого регулирования собственности на СМИ. Однако Правительство рассматривает проекты регулирования прессы, с тем, чтобы один собственник не мог владеть слишком высокой долей СМИ на рынке.
В США пресса на общих основаниях является объектом регулирования антитрестовских законов или корпоративных законов штатов. Электронные СМИ являются объектом специального нормативного регулирования, которое опосредованно затрагивает и печатные СМИ (например, правило `один на рынке`, запрет на одновременное владение одним лицом газетой и радиотелестанцией в одном городе или на одном информационном рынке).
До 1995 года в США действовали законодательно установленные национальные и местные ограничения на владение теле- или радиостанциями. Так, например, в общенациональном масштабе разрешается владеть 12 телестанциями (14, если дополнительные две станции контролируются расовыми меньшинствами), и эти станции не имею права иметь более 25 процентов национальной аудитории (30%, если участвуют меньшинства). Владелец местного телевидения обязан не перекрывать частот станций общественного владения `Степени А` (68-74 dBu, в зависимости от частоты станции).
Владеть радиостанциями в общенациональном масштабе разрешалось не более 20 AM и 20 FM станций (или 25 AM и 25 FM станций, контролируемых меньшинствами или малыми бизнесами). На небольших рынках (14 и менее станций) не более трех станций одного владельца могут составлять не более 50 процентов станций на рынке. На больших рынках (15 и более станций) не более четырех станций одного владельца могут охватывать не более 25 процентов местной аудитории.
Во Франции концентрация СМИ регулируется специальным законом, налагающим ряд ограничений на покупку СМИ или пакетов акций.
Государственная монополия в области СМИ рассматривается в демократических странах также как нарушение конституционного права на свободу слова.
Правительства, регулирующие концентрацию СМИ, действуют в русле Декларации о средствах массовой информации и правах человека, принятой ПАСЕ:
`... 7. Независимость СМИ должна быть защищена от угрозы со стороны монополий....
8. Ни частные предприятия, ни финансовые группы не должны иметь права на монополию в области печати, радио или телевидения и не следует разрешать образование монополии, подконтрольной правительству...`.
Несмотря на все различия используемых мер, можно отметить, в известной степени, общие экономические подходы по урегулированию процессов концентрации СМИ:
ограничение концентрации в области периодической печати осуществляется в зависимости от размеров тиража и его доли в общенациональном тираже или тираже региона;
ограничение доли в акционерном капитале;
ограничение числа лицензий в руках одного лица;
регулирование `перекрестного владения`;
ограничение доли иностранного капитала;
обеспечение прозрачности СМИ (публикация годового финансового отчета, списка основных акционеров, информации о продаже крупных пакетов акций и др.).
Экономическое регулирование
В развитых демократических странах широко используются законодательно утвержденные экономические методы регулирования, направленные на создание благоприятных условий для выполнения СМИ своей общественно полезной миссии, обеспечения свободы слова и массовой информации.
Международные правовые акты, касающиеся прав человека на информацию и конкретно СМИ (Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), документы Совета Европы, в частности - Декларация о средствах массовой информации и правах человека (1970 г.), Резолюция `Будущее общественного телерадиовещания` (1994 г.) и др.), провозглашают в качестве одного из основных принципов функционирования СМИ их независимость от государственного контроля, от различного рода монополий, а также подчеркивают особую роль финансовых механизмов в обеспечении этой независимости СМИ.
В развитых демократических странах достаточно широко практикуется предоставление налоговых, таможенных и иных льгот для организаций СМИ с целью создания благоприятных условий для распространения ими общественно значимой информации.
Например, законодательство Франции предоставляет целый ряд налоговых и таможенных льгот периодическим изданиям, которые отвечают следующим требованиям: выходят с определенной периодичность (не менее установленной периодичности); являются `общественно-полезными`, т.к. способствуют образованию, воспитанию, информированию и культурному досугу населения; выделяют не более 2/3 своей площади для текстов и иллюстраций рекламного характера, не распространяются бесплатно.
Какие же это льготы:
освобождение от уплаты налога на прибыль, направленную для развития материальной базы (сейчас размер отчислений, необлагаемых налогом на прибыль, ограничен 80% прибыли для ежедневных газет, и 60% - для еженедельников);
освобождение от уплаты налога на прибыль, направляемую в фонды, предназначенные для выплаты выходного пособия в случае увольнения сотрудников периодических изданий;
снижение НДС (для ежедневных газет, региональных общеполитических еженедельников и для национальных политических еженедельников он равен 2%; другие периодические издания платят НДС в размере 4%);
освобождение от уплаты таможенных пошлин.
Кроме того, предусмотрены скидки и льготные тарифы:
скидки на расходы, связанные с профессиональной деятельность журналистов (устанавливается определенный процент скидок);
снижены почтовые тарифы на распространение периодических печатных изданий;
скидки (в процентном отношении) за услуги телеграфной и телефонной связи.
Законодательство зарубежных стран предусматривает выделение субсидий, т.е. предоставление средств из государственного бюджета для финансирования целевых расходов.
Например, во Франции предоставляются субсидии (как правило, годовые) для некоторых ежедневных общеполитических газет, удовлетворяющих определенным условиям: `не имеют достаточных доходов от рекламы` (доходы от рекламы ниже установленного процента), не имеют долгов по отношению к бюджету или к социальному страхованию и др.
Чтобы предотвратить возможные спекуляции печатной бумагой, которые способны подорвать свободу печати, имеет место практика, когда государство организует мониторинг за производством и потреблением бумаги, разрабатывает меры в период возникновения дефицита бумаги. Возможно выделение субсидий организациям бумажной промышленности.
Практикуется предоставление субсидий издательствам, которые распространяют свою продукцию за границей и рассматриваются в связи с этим как представители национальной культуры за рубежом.
В Великобритании в настоящее время государство предоставляет целевые субсидии ряду телевизионных компаний. Например, субсидии предоставляются для осуществления телевизионного вещание в Уэльсе для поддержания разработки программ на языке уэльсского меньшинства, а также для поддержания вещания на кельтском языке Ирландии.
В целом ряде стран (Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания) существуют государственные телерадиокомпании, а в большинстве развитых демократических стан - общественные (публичные) телерадиокомпании (США, ФРГ, Австрии, Франция и др.), которые получают финансовую поддержку от государства.
Систему государственного телерадиовещания всегда критикуют за наличие возможности ограничить поступление информации из альтернативных источников. В то же время эта система (вместе с общественным телерадиовещанием) имеет определенные преимущества: обслуживает все слои населения; дает возможность каждому жителю страны получать какую-то минимальную информацию, необходимую для участия в общественной жизни. А наличие поступлений от рекламы и абонентной платы позволяют уменьшить степень зависимости компаний от государства.
Основу финансирования частных телерадиокомпаний составляют доходы от рекламы, что делает их прибыльными и независимыми в финансовом отношении. Содержание информационных и развлекательных программ таких компаний свободно от государственного вмешательства. Однако частные компании подвержены влиянию иного рода, в частности необходимости привлекать достаточное количество рекламы со всеми вытекающими отсюда последствиями.
В целом, в мировом вещании прослеживается тенденция к сокращению доли государственного (до 4 - 5% в объемах телепросмотра) и увеличению доли коммерческого вещания, а также трансформации государственного в общественное вещание, менее зависимое от институтов власти. В финансовом плане общественное вещание характеризуется тем, что использует разные источники финансирования, но, как правило, среди них преобладает абонентная плата.
Финансирование за счет абонентной платы (`за счет общества`) в противоположность финансированию за счет государственного бюджета или за счет рекламы, обладает рядом преимуществ, имеющих решающее значение. Во-первых, это означает, что компания независима от политической воли тех, кто принимает решение о размере ассигнований из государственного бюджета. Во-вторых, коммерческие интересы не будут безраздельно довлеть, и компания может развивать плюрализм и разнообразие программ, отвечающих этическим нормам и имеющих высокое качество, может не жертвовать целями качества ради интересов рынка. В-третьих, важным преимуществом финансирования за счет абонентной платы является психологическая связь между плательщиком сбора, гражданином, и компанией общественного вещания, а также объективная возможность установления контроля со стороны общества за общественным телерадиовещанием (участие представителей общественности в управлении).
В развитых демократических странах большое внимание уделяется контролю за тем, чтобы экономические методы регулирования не использовались в качестве орудия давления на СМИ. Так, в США попытки властей увеличить доходы за счет налогообложения СМИ связаны с вопросами, попадающими под действие Первой поправки к конституции. И суды США анализируют такие попытки с предельной осторожностью. Одним из самых серьезных выводов, вытекающих из Первой поправки, является то, что такое налогообложение СМИ можно считать неконституционным предварительным ограничением печати. Под угрозой обременяющих налогов СМИ смиряют свое желание критически анализировать правительство. Этим устраняется важный ограничитель деятельности самого правительства.
Серьезные меры экономического протекционизма предусмотрены и нормами международного права. Прежде всего, имеется в виду международное Соглашение о ввозе материалов образовательного, научного и культурного характера (1950 г.) и Протоколы к нему (1976 г.). В названном Соглашении участвуют порядка 90 стран мира, в т.ч. Российская Федерация. Государства-участники Соглашения признают, что свободный обмен идеями и знаниями является непременным условием для интеллектуального прогресса, международного взаимопонимания и способствует, таким образом, сохранению мира во всем мире.
Для содействия свободному обмену материалами образовательного, научного и культурного характера участники соглашения обязуются проводить следующие меры экономического протекционизма:
не взимать таможенных пошлин или других сборов при ввозе или в связи с ввозом;
внутренние сборы, налагаемые на ввозимые материалы не должны превышать сборы, применяемые к аналогичным отечественным материалам;
предоставлять необходимые лицензии и (или) иностранную валюту для ввоза материалов определенных материалов (материалы по линии ООН, материалы для слепых и т.п.);
предоставлять все возможные льготы для ввоза материалов с исключительной целью показа на публичных выставках;
и другие.
Перечисленные протекционистские меры распространяются на оговоренные в Соглашении материалы образовательного, научного и культурного характера, к которым, в частности относятся:
периодическими печатными изданиями, книги;
официальные правительственные, парламентские и административные документы;
аудиовизуальные материалы;
произведения искусства;
материалы для лиц с физическими или умственными недостатками;
материалы (целлюлозная масса, макулатура, типографская бумага, типографские краски и др.) и оборудование для производства печатной продукции (для обработки целлюлозной массы и бумаги, а также печатные и переплетные машины при условии, что аналогичное оборудование не производится в стране-импортере).
Клевета, подтвержденная фактом
В ряде стран установление истины, подтвержденной фактами, обеспечивает полную защиту от обвинений в клевете (Австрия, Германия, Великобритания, США). В Германии и Австрии истец несет бремя доказывания того, что причинившие вред факты ложны. В США также истец должен доказать ложность утверждений, по крайней мере когда это затрагивает общественный интерес. Во Франции установление истины обеспечивает защиту, кроме тех случаев, когда факты имеют срок давности более десяти лет; когда они нарушают право на частную жизнь; когда они касаются правонарушения, по которому состоялось решение о помиловании, которое превышает срок давности, определенный законом, или вовлекает лицо, которое было оправдано. Как в Великобритании, так и во Франции ответчик несет бремя доказывания правды. Слабость этого требования заключается в том, что ответчики-журналисты, как правило, ссылаются на конфиденциальность источников информации.
Даже если факты отражены неправильно, в большинстве стран журналист не будет признан виновным, если ему не удалось проверить их должным образом (Австрия, Франция, Германия, Нидерланды, США). Более того, в Германии истец должен доказать, что клеветническая публикация была преднамеренной или вызвана небрежностью. На практике, однако, суды более склонны трактовать сомнения в пользу прессы. В Австрии и Нидерландах ответчик-пресса несет бремя доказывания добросовестности и общественного интереса; в Нидерландах журналисты демонстрируют высокий стандарт добросовестности в более серьезных правонарушениях. В Швеции ответственный редактор должен доказать, что публикация оправданна (то есть общественный интерес к информации перевешивает интерес по защите затронутого лица) и что информация была истинна или опубликована в общепринятой форме. Таким образом, например, публикация информации относительно незначительного налогового мошенничества, совершенного политическим деятелем, была бы оправданной, хотя публикация подобной информации относительно частного лица таковой бы не являлась.
Некоторые страны защищают привилегии для справедливых и точных сообщений о слушаниях суда, парламентских сессиях и в иных случаях, указанных в соответствующих нормативных актах (Австралия, Великобритания).
Доступ к правительственной информации
В Англии нет закона о свободе информации. Принятие решений Правительством скрыто завесой секретности.
В США федеральный закон о свободе информации предусматривает обязанность предоставления правительственной информации по запросу за определенными ограничениями (секретная информация, сведения о гражданах частного характера, правоохранительная информация).
Во Франции закон предоставляет право каждому иметь доступ к государственным документам. Этим же законом определяет восемь условий, запрещающих доступ к подобной информации. Решение государственного органа об отказе предоставить информацию может быть оспорено в суде. Пресса этим редко пользуется.
В Германии земельные законы содержат положения о праве на доступ к информации правительства. Федеральные и земельные правительства могут отказать СМИ в предоставлении информации только в том случае, ее обнародование помешает судопроизводству, если нарушатся нормы секретности, если какой-либо общественный или личный интерес будет нарушен, если чрезмерен объем требуемой информации.
В других странах Европы доступ журналистов к правительственной информации регулируется законами, во многом похожими на законы Франции и Германии.
Клевета, основанная на критическом мнении
В США дела не возбуждаются при отсутствии ложного утверждения о факте. Точно также в Швеции суждения о ценности не могут быть клеветническими, хотя, сформулированные в исключительно оскорбительной форме, они были в редких случаях квалифицированы как публичное оскорбление. В других странах правда не является защитой, если оскорбление содержится в форме утверждения или в обстоятельствах, в которых это утверждение было сделано (Австрия, Германия, Норвегия). В нескольких странах общественный интерес оправдывает публикацию оскорбительных мнений (Австрия, Германия). Мнения в контексте политических дебатов, особенно высказанные против политика или общественного деятеля, являются предметом специфической защиты (Австрия, Германия, Франция). В Австралии, Канаде и Великобритании `справедливый комментарий` служит защитой, если он основан на добросовестной фактической основе, которая является истинной и изложена или в самой публикации, или на нее ссылаются с достаточной ясностью.
В некоторых странах от истцов, которые являются должностными лицами, политическими деятелями и/или другими общественными деятелями, требуют более высокого стандарта доказательства или de facto (Франция Нидерланды, Норвегия), или в законе (США) как по поводу ложных фактов, так и критических мнений. Несколько стран используют концепцию об `общественных деятелях`, хотя их отличительные признаки часто определены не четко (Нидерланды). Во Франции общественные деятели определяются как `лица, выполняющие общественную функцию`. В категорию таких лиц включают министров, членов парламента, государственных служащих, а также любых общественных деятелей или лиц, выполняющих общественную обязанность, даже на временной основе (типа присяжного заседатели или свидетеля). На практике от политических лидеров, не попадающих ни в одну из указанных категорий, также требуется более высокий стандарт доказательств.
Разработка доктрины `общественного деятеля` наиболее развита в американском праве, которое определяет `общественного деятеля` как любого из тех, кто `благодаря своему положению обладает таким влиянием ..., что считается общественным деятелем для всех целей` или тех, чья `деятельность влияет на решение общественно важных проблем`. Подобно должностным лицам, общественные деятели имеют доступ к средствам информации, чтобы противодействовать ложным утверждениям.
Своеобразие шведского законодательства относительно компаний, организаций и правительственных органов заключается в том. что они не имеют права возбуждать дела о клевете. В результате пресса пользуется большой свободой в исследовании и критике деятельности правительства, бизнесменов и других учреждений. Пресса, однако, имеет профессиональное этическое обязательство по добровольному Кодексу прессы предоставлять учреждениям право ответа на опубликованную информацию, которая имеет к ним отношение.
В ряде стран сохранились законы, которые относят к преступлениям публикации, оскорбляющие национальное правительство, его членов, государственные символы (включая герб, флаг и гимн), монарха или главу правительства, законодательный орган, суды, армию, представителей иностранных государств (Австрия, Франция, Германия, Нидерланды, Норвегия,, Испания). Тем не менее, во всех странах (кроме Испании) такие законы больше не применяются, а оскорбление наказуемо, только если оно подпадает под закон о клевете. Конституционный суд Германии постановил, что использование таких законов в ущемление свободы слова и вне рамок закона о клевете неконституционно. Испания проявляет все большую терпимость к оскорблениям даже по отношению к королю. В Швеции последние законодательные нормы, защищающие правительственные учреждения от оскорблений, были отменены в середине 1970-х годов на основании того, что в демократическом обществе правительственные учреждения должны быть открыты и подвержены всякой критике, даже когда она основана на лжи. В США решениями Верховного суда допускается всякая критика или оскорбительные высказывания в адрес правительства, а также любых государственных учреждений или символов.
Некоторые страны имеют законы, ограничивающие свободу прессы в части выражения поддержки терроризму и признают, что конституционная защита свободы печати несовместима с ограничениями на публикацию сведений о террористических организациях, включая заявления самих этих организаций, если они не поддерживаются редакцией. Например, в Испании Конституционный суд в 1986 году в своем решении не утвердил обвинительный приговор редактору, опубликовавшему заявление организации сепаратистов.
В США, Канаде и Великобритании законы о таких преступлениях, как распространение подстрекательских документов или пропаганда идей, подрывающих интересы государства, больше не применяются (Канада, Великобритания) или признаны неконституционными (США). Заменившие их законы запрещают пропаганду тогда, когда публикация подстрекает к общественным беспорядкам.
Американское законодательство о клевете в средствах массовой информации
Свобода слова и свобода печати гарантируются Первой поправкой к американской конституции. Для демократического строя важнейшее значение имеет свободный обмен информацией. В своем историческом постановлении по делу `Нью-Йорк Таймс против Салливана` Верховный суд США особо обратил внимание на важность ` свободного, здорового и открытого обсуждения государственных вопросов`. В основу данного вывода суда положена довлеющая в американской юридической доктрине мысль о том, что вмешательство правительства в вопросы информации - это худшее зло, нежели злоупотребление свободой слова.
В основе американского законодательства о клевете лежит принцип: правительство как институт может подвергаться неограниченной критике со стороны граждан. Правомерность иска против отдельного лица или органа печати в случае сделанного им критического высказывания в адрес правительства или правительственного учреждения или органа американским правосудием в настоящее время отвергается как по гражданскому, так и по уголовному праву. Более того, ни один чиновник или правительственный служащий не вправе предъявлять иск по обвинению в клевете на основании высказываний, представляющих собой, по сути дела, критические замечания в отношении действий того или иного правительственного органа.
В Америке, по крайней мере, в наше время, уголовных дел по обвинению в клевете бывает очень мало. Преимущественно это - дела, в которых якобы дискредитирующие высказывания были сделаны частными лицами против других частных лиц по вопросам частного характера.
Гражданско-правовые иски в США с участием правительства и правительственного органа в качестве истца также неправомерны. Однако в противовес конституционной гарантии свободы слова есть другой важный вопрос - защита репутации (чести и достоинства) отдельного лица. В каждом американском штате по общему праву, каждому лицу обеспечивается защита от оглашения или распространения третьим лицам порочащей или дискредитирующей его информации. Таким образом, отдельные правительственные чиновники вправе предъявлять иск о клевете.
Если говорить в целом, американское законодательство о клевете как бы уравновешивает защиту энергичных высказываний по государственным вопросам с защитой репутации отдельных граждан. Однако там, где нормы о клевете излишне жестки, американский закон осознает возможность `охлаждения` свободных высказываний в таких случаях. Действительно, если средства массовой информации постоянно озабочены угрозой привлечения за клевету, они не станут публиковать материалы сомнительного характера или что-нибудь другое, кроме правительственных речей или официальных пресс-релизов. Тем самым они лишают людей возможности получать сведения о своих руководителях и об обществе в целом, в особенности критические материалы в адрес правительства. Таким образом, чтобы защитить свободный обмен информацией и поощрять, а не затруднять работу средства массовой информации, законодательное равновесие несколько нарушается в пользу защиты свободы слова и свободы печати.
О взаимоотношениях исполнительной власти и распространителей массовой информации в области телевизионного и звукового вещания
Телевизионное и звуковое вещание в развитых демократических странах мира, осуществляется через деятельность коммерческих и общественно-правовых вещателей.
Их соотношение различно в разных странах. Так, если в развитых странах Европы их соотношение примерно равно, то в США превалирует коммерческая часть вещания.
Взаимоотношение вещателей с государством строится на разрешительной основе - вещание может осуществляться только на основании специальной лицензии (разрешения), которая предоставляется на определенных условиях (лицензионные условия), выполнение которых строго контролируется государством. Вместе с лицензией фиксируется и список (перечень) частот и каналов, которые закрепляются за конкретным вещателем, по средствам которых собственно и осуществляется вещателем распространение массовой информации.
В Германии непосредственно в Законе, органам, предоставляющим право на вещание, предписывается какие частоты должны быть выделены общественным вещателям, то есть даются общие условия, которые должны быть обеспечены для вещателя, который будет использовать эти частоты, (как земельного, так и федерального), а что останется - предоставляется коммерческим вещателям.
Во Франции частоты предоставляются государством через разрешение на их использование, причем одним органом и для коммерческого и для общественного вещателей, без каких-либо изъятий и уточнений, на усмотрение самого этого органа (в отличие от Германии).
Наиболее либеральная схема действует в США, где государством через специальный орган фактически предоставляется право на использование частоты для организации системы связи для целей телевизионного или звукового вещания, государство же осуществляет и контроль за использованием этих частот, причем напомним, что практически все вещание США действует на коммерческой основе.
Те или иные ограничения на распространение информации устанавливаются непосредственно в законах и конкретизируется в лицензионных условиях, а особенности и порядок деятельности вещателей могут быть установлены непосредственно в лицензионных условиях.
Надо отметить, что во всех этих государствах, перед обществом стоит проблема организации эффективного социального (общественного) вещания, которое бы удовлетворяло потребности всех, даже самых незначительных по численности, групп населения. Другое дело, что такое общественное вещание в Европе в основном организовано через создание специальных, автономных общественных вещателей, организованных, управляемых и финансируемых особым образом.
Вместе с тем надо отметить, что в последние годы Совет Европы согласился, что проблему социального вещания можно реализовывать и пользуясь услугами коммерческих вещателей (оплачивая из государственного бюджета подготовку и распространение соответствующие программы по сетям коммерческих вещателей).
Во взаимоотношениях вещателей с государством, последнее выступает в разных формах. Остановимся как и выше на трех странах, которые в совокупности наиболее полно представляют основные механизмы взаимоотношения государства и вещателей.
Во Франции право на распространение вещателем массовой информации предоставляется самостоятельным государственным (административным) органом - Высшим Советом по аудиовизуальным средствам.
Высший Совет по аудиовизуальным средствам (ВС) имеет самостоятельный статус государственного органа, независим от Администрации (Президента) и Правительства Франции.
ВС состоит из 9-ти членов, назначаемых указом Президента Республики Франция.
Состав ВС:
три члена назначаются Президентом Республики Франция,
три члена - Председателем (!) Национального Собрания,
три члена - Председателем(!) Сената.
Председатель ВС назначается Президентом(!) Республики Франция (из числа членов ВС) на весь срок его полномочий.
Члены ВС назначаются сроком на 6 лет.
Членство в ВС не совместимо с занятием какой-либо иной профессиональной деятельностью, выборной должностью или общественной работой.
Состав ВС обновляется на одну треть каждые два года.
Председатель имеет право решающего голоса в случае равного разделения голосов.
В США действует Федеральная комиссия по коммуникациям (FCC или ФКК) - независимая организация, имеющая только регулирующие функции (то есть не занимающаяся никакой хозяйственной деятельностью по организации связи, впрочем как и ВС во Франции и аналогичные органы в других странах). Учреждается и действует на основании закона.
Состоит из пяти человек, назначаемых Президентом США и утверждаемых Сенатом США. Одного из членов ФКК Президент США назначает председателем. Председатель ФКК является главным должностным лицом, который организует и координирует работу ФКК.
Ограничение на членов ФКК:
в одной политической партии не могут состоять более трех членов комиссии,
члены комиссии назначаются на 5-ти летний срок, причем начало и конец срока у каждого члена индивидуальны,
членам комиссии не разрешается иметь прибыль в какой-либо компании, занимающейся продажей или изготовлением связного оборудования и осуществляющей телерадиовещание.
Одна из основных функций - предоставление разрешений (лицензий) на использование частот и контроль за использованием частот, в том числе для целей телевизионного и звукового вещания.
В области телерадиовещания ФКК:
запрещено подвергать цензуре содержание программ,
дано право:
требовать удовлетворения держателями лицензии разнообразные потребности получателей программ,
контроля выполнения законов, относящихся к содержанию программ,
требовать от держателей лицензии предоставления равных возможностей кандидатам от политических партий,
требовать сообщать позывные, идентифицировать программы и их части,
самостоятельно налагать штрафы (до 20 тыс.$).
В Германии осуществление государственных полномочий и выполнение государственных задач по организации и контролю за деятельностью в области вещания является прерогативой земель. Государственным органом, регулирующим деятельность по телерадиовещанию является Комиссия по СМИ. Органы Комиссии:
Совет по СМИ (далее - Совет),
Директор.
Совет (здесь и далее на примере Берлина и Брандербурга) состоит их семи человек, обладающих опытом, профессиональной компетентностью.
Члены Совета независимы в своих действиях.
Срок полномочий Совета 5 лет.
Состав Совета:
трое выбираются 2/3 членов представительного органа Берлина,
трое выбираются 2/3 членов представительного органа Брандербурга,
один, председательствующий на заседаниях Совета, - обоими парламентами, 2/3 их совместной численности.
Совет принимает решение о распределении эфирных частот.
Для решения о выделении частот, необходимо согласие не менее 5-ти членов Совета.
Все эти страны, как и другие развитые демократические государства, объединяют два основных принцип, на которых строится система взаимодействия власти (в первую очередь исполнительной) и вещателей, строится фактически система государственного регулирования деятельностью в области телевизионного и звукового вещания:
принцип - максимального невмешательства государственной власти, в том числе исполнительной, не просто в деятельность вещателей, но и в вопросы регулирования их деятельности (регулирование осуществляется специальными органами, напрямую неподконтрольными власти, в том числе исполнительной),
принцип коллегиальности органов, осуществляющих такое регулирование, причем формирование коллегиального органа осуществляется так, чтобы учесть интересы по возможности большей части политических и социальных сторон.
Эти принципы объединены в идеологию, по которой в развитых демократических странах телевизионное и звуковое вещание, да и вообще все средства массовой информации, являются не институтом власти, а институтом общества. Основная их цель не служить интересам государства (имеется в виду интересы власти), а интересам общества. Такую позицию в этих странах разделяет и сама власть, которая осознала необходимость независимой оценки через средства массовой информации ее деятельности со стороны общества, что существенно повышает её эффективность управления обществом.
Коммерческие вещатели действуют на основании лицензий, как правило, платят за получение лицензий, действуют в соответствии с законами государства и лицензионными условиями, которые формируются в момент получения вещателем лицензии. Далее они действуют свободно, как любая другая коммерческая организация, стараясь быть не только самоокупаемыми, но и получить прибыль от своей деятельности. Основной источник дохода - за счет продажи эфирного времени под размещение рекламы.
Имея много общего с коммерческими, общественно-правовые вещатели (наиболее сильны общественные вещатели в Германии, Англии, Франции, Италии, Канаде) имеют и ряд особенностей. Особенности связаны, в первую очередь, с тем, что именно через эти компании осуществляется социальное (общественное) вещание, которое не может быть реализовано исключительно на коммерческой основе, а также с тем, что при этом должен быть реализован принцип вещания, подконтрольного обществу, независимого, причем как от власти, так и от каких-либо иных интересов (в первую очередь финансовых, а также социальных, профессиональных и иных), то есть вещание должно быть организовано так, чтобы быть финансово зависимым только напрямую от самого общества и самим же обществом и управляться.
Чтобы не делать обзора по странам, приведем пример организации такого вещания в Германии, где организация общественно-правового вещания проведена четко, логично и мы имеем о ней представление в наиболее полном виде, причем на примере организации северогерманского общественного вещания (на примере закона о Северогерманском телевидении и радио - НДР).
Общие принципы построения:
финансирование не из федерального или местного бюджетов (в Германии - земельных), которые утверждаются представительными органами власти и исполняются соответствующим правительством, а через специально введенную абонентную плату, когда каждый владелец приемника вносит специальную плату, собираемую на отдельном счете, с которого и осуществляется финансирование деятельности общественно-правовой ТРК (ОП ТРК), в качестве дополнительного источника финансирования допускаются и государственные субвенции, поступления от продажи авторских прав и доходы от рекламы (в Германии на общефедеральных каналах допускается реклама не более 20 минут в сутки, кроме воскресных и праздничных дней);
специальная организационно-правовая форма, подразумевающая особый режим назначения руководителей и особые формы управления и контроля за деятельностью ОП ТРК.
Основные органы управления:
Совет по телевидению и радиовещанию,
Административный Совет,
Управляющий.
Совет по телевидению и радиовещанию
Совет следит, чтобы ОП ТРК выполняла задачу `доверенного лица` общества. Наряду с другой компетенцией - выбирает и отзывает управляющего и его заместителя, выбирает и отзывает членов Административного совета.
Срок функционирования - 5 лет.
Состоит из 58 человек (в Западногерманском телевидении и радио, например, - 41 человек), в который по закону делегируются:
11 членов - представители партий, входящих в состав парламентов земель, охватывающих НДР своим вещанием,
5 членов - представители религиозных конфессий,
4 члена - представители профессиональных союзов,
9 членов - представители крестьянских, предпринимательских и иных союзов,
3 члена - женские советы,
2 члена - спортивные союзы,
4 члена - благотворительные организации,
4 члена - детские, молодежные и родительские организации,
5 членов - союзы защиты окружающей среды,
3 члена - союзы писателей, музыкантов, изобразительных искусств,
5 членов - союзы ветеранов войны, жертв сталинизма, пенсионеров.
и представители ряда других организаций.
Члены Административного совета и Управляющий принимают участие в заседаниях Совета с правом совещательного голоса.
Правительства земель могут направлять на заседания Совета своих представителей.
Административный совет
осуществляет контроль за деятельностью управляющего,
составляет хозяйственный план,
составляет план развития,
ободряет сделки и решения Управляющего,
выбирает аудитора,
освобождает от должности Управляющего,
подвергает проверке отдельные действия управляющего,
привлекает экспертов,
и ряд других полномочий.
Срок полномочий Совета 5 лет.
Управляющий
Управляющий и его заместитель выбираются Советом по телевидению и радиовещанию по предложению Административного совета.
Они же могут быть отозваны Советом по телевидению и радиовещанию, в том числе по предложению Административного совета.
Управляющий является руководителем НДР.
Все вышеперечисленные положения введены и регулируются теми или иными нормативно-правовыми актами соответствующих государств (как правило законами) или международными нормативно-правовыми актами. Не исполнение нормы той или иной стороной, в том числе и Правительствами, может быть обжаловано в судебном порядке.
Интернет как средство распространения массовой информации и регулирование взаимоотношений с государством за рубежом
Интернет как средство распространения массовой информации
Интернет не являясь управляемой организационной структурой и юридическим лицом не является субъектом правоотношений, в связи с чем нет юридических взаимоотношений между сетью Интернет (или ее национальными сегментами) и государством.
Структура информационных ресурсов в Интернете представляет собой:
страницы (сайты) - аналоги существующих традиционных средств массовой информации (телевидение, радио, газеты и т.п.),
страницы (сайты) - средства массовой информации, не имеющие вне Интернета аналогов,
страницы (сайты) - не являющиеся СМИ.
Основными субъектами правоотношений в связи с функционированием Интернета являются:
собственники и владельцы информационных ресурсов в Интернете,
информационные посредники (провайдеры ),
пользователи.
Особенностями Интернета как инструмента распространения массовой информации являются:
широкая аудитория пользователей и возможности ее неограниченного расширения,
распространение информации является трансграничным,
высокая скорость и оперативность предоставления информации,
практически неограниченный выбор источников и видов информации,
отсутствие предварительного контроля содержания информации (цензуры),
обсуждение возникающих вопросов в режиме реального времени,
комплекс одновременного представления информации в различной форме (текст, графика, звук, анимация и др.).
Основные правовые проблемы Интернета и их законодательное решение за рубежом
США
В 1997 г. президент США Б.Клинтон подписал доклад, в котором сформулированы основные принципы политики Администрации США в области Интернета:
Там где вмешательство государства необходимо, оно должно иметь целью установление минимальных, понятных и простых правовых норм. Вмешательство власти, должно защитить частные права и собственность, предупреждать мошенничество, поддерживать свободу коммерческих отношений и создавать условия для разрешения спорных вопросов.
Правовые нормы, созданные за последние шестьдесят лет в области телекоммуникаций, радио и телевидения, не могут быть непосредственно применимы к Интернету. Существующие законы, которые могут оказывать влияние на Интернет, должны быть пересмотрены и изменены с учетом новой электронной эры.
В области защиты интеллектуальной собственности. Для осуществления деятельности, связанной с этими вопросами, продавцы должны иметь уверенность, что их интеллектуальная собственность не будет украдена, а покупатели должны знать, что получают аутентичную продукцию. Необходимы международные соглашения, содержащие адекватные и эффективные правовые нормы в борьбе с мошенничеством и кражей интеллектуальной собственности.
В области защиты частных интересов. Защита частных интересов должна основываться на следующих принципах: тот, кто собирает информацию должен поставить в известность потребителя о том, какая информация собирается и как с ней предполагается поступить; а также должен обеспечить возможность для потребителя ограничить использование персональной информации.
В области безопасности. Для обеспечения этих требований Администрация США поддерживает развитие самостоятельных, действующих на рыночных принципах криптографических инфраструктур, которые будут обеспечивать идентификацию, целостность и конфиденциальность. Тем не менее, Администрация работает совместно с Конгрессом над разработкой законодательства, которое будет способствовать развитию криптографических инфраструктур.
В области информационного `содержимого` Интернета. Несмотря то, что становятся доступными технологии `фильтрации`, содержание ресурсов в Интернете не должно регулироваться по тем же правилам, как на радио и телевидении. Ненужное регулирование будет наносить вред развитию и многообразию Интернета. Исходя из этого, Администрация США будет поддерживать саморегуляцию в этой области, внедрение конкурентных рейтинговых систем и развитие легко применимых сетевых решений по блокированию информации. В проведении своей политики Администрация придерживается следующих четырех приоритетов: регулирование содержания, квотирование иностранной информации, регулирование реклам, борьба с мошенничеством.
До недавнего времени в законодательстве Соединенных Штатов в области Интернета действовали две основных правовых нормы, принятые в 1996 году (`Теlecommunications Act of 1996` как дополнения к федеральному закону `Communications Act of 1934` в виде нового параграфа 230 `Охрана личного блокирования и защиты от оскорбительных материалов`) и касающиеся содержания информационных ресурсов в Интернете.
Первая норма определяет, что ни провайдер, ни пользователь интерактивной компьютерной услуги, не несут ответственности за содержание информации, публикуемой другим провайдером. Вторая норма снимает с провайдера всякую ответственность за действия по ограничению доступа к информации, которую он расценивает как оскорбительную, лживую, пропагандирующую насилие и т.д., а также за действия по распространению средств, предназначенных для осуществления этих действий. Несмотря на то, что подобные подходы были весьма либеральными, общественная реакция оказалась неоднозначной и эти нормы, поначалу были расценены, как вмешательство в `суверенитет` пользователей Интернета.
Европа
Существенным комплексом нормативных документов, оказывающих решающее влияние на правовые нормы европейских стран в области Интернета, являются нормативные документы Европарламента и Совета Европы. Среди этих документов необходимо выделить Директиву 97/66/ЕС `Об обработке персональных данных и защите частных интересов в области телекоммуникации`, проект Директивы (СОМ(1998) 586) `О ряде правовых аспектов электронной коммерции на внутреннем рынке`. Эти документы составляют основу европейской законодательной базы в области Интернета с позиций обмена информацией и электронной коммерции. Директива 97/66/ЕС посвящена отношениям между поставщиками услуг в общедоступной телекоммуникационной сети и конечными пользователями этих услуг. Основные вопросы, рассмотренные в ней, это:
Безопасность. На поставщика услуги возлагается обязанность по обеспечению информационной безопасности своих услуг, если требуется, во взаимодействии с владельцем общедоступной телекоммуникационной сети.
Конфиденциальность телекоммуникационной связи.
Перечень данных, относящихся к потребителю и оказываемой ему услуге (номер и идентификатор его компьютерной станции, адрес, номер контракта, информация о контактах с поставщиком услуги, платежах и т.п.), условия их использования и хранения поставщиком услуг, а также обязанности поставщика услуг по уничтожению данных.
Права потребителя (пользователя общедоступной телекоммуникационной сети) по отношению к своим персональным данным, которые размещаются в электронных или печатных справочниках, предназначенных для общего пользования.
Германия
Вторым наиболее значимым прецедентом в иностранном законодательстве, регулирующем область Интернета, явился германский `Мультимедийный закон`. В отличие от американского подхода германские законодатели возлагают на провайдеров услуг ответственность за содержание, предоставляемое третьей стороной, если они осведомлены об этом содержании и блокирование его технически возможно и обосновано. Здесь в императивной форме провайдеру предписывается обязанность по блокировке `незаконной` информации. Закон также возлагает на провайдера услуг ответственность за содержание `собственной` информации, которую они предоставляют для использования. Закон освобождает провайдеров услуг от ответственности за содержание, предоставляемое третьей стороной, только в том случае, если они обеспечивают только доступ к информации.
Другие страны Европы, Америки, Азии и Австралии
Кроме США и Германии вопросы регулирования Интернета, решаются во многих национальных законодательствах. Аргентина, Канада, Колумбия, Дания, Италия, Люксембург, Малайзия, Южная Корея, Австралия, Сингапур приняли соответствующие законы или подготовили свои законопроекты в этой области.
Дания
Рассматривается законопроект, преследующий цель повышения надежности электронного информационного обмена путем установления минимально необходимых требований к процедуре сертификации и к органам по сертификации электронной подписи. Законопроект устанавливает, что функции по сертификации электронной подписи могут быть предоставлены любому физическому или юридическому лицу по решению Национального агентства по телекоммуникации (National Telecom Agency).
Канада
Рассматриваются законопроекты, устанавливающие права граждан на защиту частной информации при официальном или коммерческом информационном обмене. Законопроекты уделяют особое внимание использованию электронной подписи при переписке с государственными органами и предоставляют полномочия отдельным (государственным) учреждениям устанавливать требования к электронной форме обмена информацией. Законопроекты устанавливают также особый класс электронной подписи (`надежная электронная подпись`), использование которого влечет презумпцию подлинности.
Малайзия
Рассматривается законопроект, определяющий порядок создания и действий органов по сертификации электронной подписи. Законопроект устанавливает, что Правительство формирует контрольный орган, призванный выдавать лицензии органам по сертификации электронной подписи.
Южная Корея
Закон предоставляет Правительству право назначать органы по сертификации, действующие в области электронной коммерции и звукового вещания, и призванные удостоверять подлинность (идентифицировать) источника информации и ее качество.
Сингапур
Рассматривается законопроект, который вводит понятие и правовой режим электронной подписи, а также надежной электронной подписи и надежного электронного документа. Законопроект устанавливает требования к надежной электронной подписи и надежному электронному документу и презумпцию их использования. Законопроект устанавливает требования к органу по сертификации.
Австралия
Рассматривается законопроект, формулирующий принципы защиты частной информации и устанавливает ответственность за их нарушения. Законопроект перечисляет органы власти и устанавливает их полномочия по расследованию случаев нарушения упомянутых принципов, приему жалоб, возбуждению исков и уголовного преследования, исполнению приговоров суда и Трибунала.
Некоторая правоприменительная и судебная практика
Международная организация по защите интеллектуальной собственности (Швейцария)
В декабре 1996 г. была проведена трехнедельная встреча для обсуждения трех новых договоров по введению авторского права в Интернете. Проект соглашения содержит следующие пункты:
передача по сети электронной копии любой авторской работы подчиняется тем же нормам авторского права (в том числе и выплаты гонораров), которые распространяются на оригинал, причем эти правила относятся и к временным файлам (например, к музыке из Интернета, исполняемой в режиме on-line и не хранимой на компьютере слушателя);
запрещаются устройства для взлома шифра, используемого для предотвращения неавторизованного копирования;
юридическая защита распространяется на базы данных, создание которых потребовало значительного вложения усилий или средств их авторов.
США
Для определения правомерности использования лицензированной информации суд рассматривает и сопоставляет выгоды владельца и пользователя и обращает внимание на четыре основных фактора:
цель и методы использования (права на использование при составлении обзоров, комментариев или в образовательных целях значительно шире, чем при чисто коммерческом употреблении);
сущность лицензированного материала (творческие работы охраняются строже, чем чисто фактические материалы);
количество `позаимствованного` материала (чем больше, тем большая степень ответственности);
экономический результат использования (насколько первоначальная цена информации упала в результате ее неправомерного использования).
Германия
Баварский прокурор определил, что в 1995 г. более 200 конференций, действующих в Интернете, нарушают законы Германии по борьбе с порнографией. По его данным, порнографические материалы были размещены на серверах, расположенных в США, Японии, странах Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии.
Великобритания
Билль о клевете (`Defamation Bill`), принятый в 1996 г., содержит понятие `эффективный контроль`: если провайдер обязуется осуществлять эффективный контроль за передаваемым материалом, то тем самым он несет ответственность в судебном порядке, если материал носит клеветнический или непристойный характер.
Франция
В 1996 г. в связи с участившимися случаями терроризма правительство страны обратилось к США с просьбой принять меры к одной из исламских групп в Калифорнии, которая передавала по Интернету инструкции по изготовлению самодельных бомб типа тех, которые взорваны в парижском метро.
В 1997 г. разразился скандал по поводу распространения в Интернете книги `Большой секрет`, где рассказывалось о попытках властей скрыть информацию о заболевании раком президента Франции Миттерана. Парижский суд запретил издание этой книги как `нарушающей права личности`. Однако ее распространение в Интернете пресечь не удалось.
Польша
Интернет рассматривается как средство связи, аналогично телефонной, а не как средство для распространения массовой информации.
Китай
В 1996 г. власти потребовали, чтобы пользователи в обязательном порядке зарегистрировались в общественных отделах безопасности в своих кантонах и префектурах в течение 30 дней, причем о любых изменениях следует оперативно извещать.
Япония
В 1996 г. за размещение на своей домашней странице порнографических картинок арестован 28-летний Хироши Камекура - применены к Интернету уже существующие общие законы об эротике и печати, которые не исключают и ответственности провайдеров, однако в случае с Камекурой провайдеры ответственности избежали.
Тайвань
Полное невмешательство государства.


Обзор подготовлен сотрудниками аппарата Комитета по информационной политике и связи Государственной Думы Российской Федерации А.И.Артищевым, Б.В.Кристальным, Н.Н.Караваевой, Е.Н.Родневской, В.А.Рыжовой, Н.Е.Шиловой.

Док. 150231
Опублик.: 26.11.02
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``