Медведев предложил изменить метод оценки уровня бедности
Наша библиотека
Книги
Статьи
Учебники

Художественная литература
Русская поэзия
Зарубежная поэзия
Русская проза
Зарубежная проза
Диссертация: Современная военная доктрина США и военно-политические аспекты международной безопастности Назад
Диссертация: Современная военная доктрина США и военно-политические аспекты международной безопастности
ОРДЕНА КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР

Для служебного пользования
Экз. No 1

Подберезкин Алексей Иванович

Специальность 07.00.05. История международных отношений и внешней политики

ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени
доктора исторических наук

Москва, 1989г.

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ

ЧАСТЬ I. ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ США И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАНОСТИ

Глава I. МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ВОЕННЫХ ДОКТРИН И ИХ РАЗВИТИЕ ВО ВТОРОМ ПОЛОВИНЕ 80-х ГОДОВ
I. Марксистско-ленинские основы исследования военных доктрин - теоретическая база анализа эволюции военной доктрины США
2. Развитие теоретических положений марксизма-ленинизма во второй половине 80-х годов
а/ Предпосылки пересмотра основ военной доктрины
б/ Концепция "разумной достаточности" как один из основных принципов нового подхода к военной доктрине.
в/ Сущность пересмотра роли военной силы в качестве внешнеполитического инструмента
3. Сопоставление военных доктрин - одно из средств укрепления международной безопасности

Глава П. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭВОЛЮЦИИ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТОРОНЫ АМЕРИКАНСКОЙ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ
I. Теоретические основы американской политологии в области использования военной силы в качестве внешнеполитического инструмента
2. Эволюция военно-политических установок. Концепция "переходного периода"
3. Представления правящих кругов США о характере военной доктрины в условиях стратегического паритета.

ЧАСТЬ II. ОСНОВНЫЕ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЭВОЛЮЦИИ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ США И ИХ ПОЛЕДСТВИЯ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Глава III ЭВОЛЮЦИЯ ПРОСТАВЛЕНИЙ О СПОСОБАХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВОЕННОЙ СИЛЫ В 80-е ГОДЫ

I. Эволюция военно-стратегического мышления США в 80-е годы и международная безопасность
2. Перспективы комплексного использования наступательных и оборонительных стратегических вооружений
3. Основные направления в развитии способов использования неядерных вооружений и вооруженных сил

Глава IV. ГЛАВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ В РАЗВИТИИ СРЕДСТВ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ПЕРСПЕКТИВ ОГРАНИЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ ВООРУЖЕНИЙ

1. Научно-технические особенности современного этапа эволюции военной доктрины США
2. Основные направления в развитии СНВ
3. Значение развития систем боевого управления, связи и разведки в военной доктрине США
4. Взаимосвязь планов развития СНВ и переговоров об их ограничении в американской военной доктрине
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИМЕЧАНИЯ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Общая характеристика работы.

Одна из наиболее важных характерных черт современных международных отношений - это борьба вокруг проблемы войны и мира? -принявшая в 80-е годы наиболее острую форму. "Острейшая проблема, стоящая перед человечеством, - отмечается в новой редакции Программы КПСС, - это проблема войны и мира". Важность и острота этой борьбы объявляется рядом факторов, лежащих в основе развития современного мирового сообщества: политических, экономических, военных, экологических и гуманитарных. Среди них особое значение для безопасности человечества приобрели две негативные тенденции, отчетливо проявившиеся в 80-е годы: усиление агрессивности, амбициозности политики определенных кругов в США, перевод ее в русло тотального противоборства и военной конфронтации, отчетливо проявившееся в начале текущего десятилетия; и стремление использовать в этих опасных целях результаты нового качественного скачка в научно-технической революции"... впервые в истории "наделившего" человека физической способностью уничтожить все живое на Земле.

Смыкание этих самих по себе опасных тенденций на рубеже нынешнего десятилетия многократно увеличило угрозу войны, дало с полным на то основанием сделать вывод на ПУП съезде КПСС о том, что "Никогда не была столь грозной опасность, нависшая над человечеством". Человечество постепенно, но неуклонно приближалось к ядерной бездне, такому развитию событий, которое могло выйти из-под контроля, превратиться в неуправляемый, хаотичный процесс. "Мы приступили к перестройке в обстановке нарастающей международной напряженности. - Подчеркнул М.С.Горбачев в своей книге "Перестройка и новое мышления для нашей страны и для всего мира". - Разрядка 70-х годов практически была свернута. Наши призывы к миру не встречали отклика в правящих кругах Запада. Советская внешняя политика буксовала. Гонка вооружений набирала новые обороты. Военная угроза увеличивалась.

Единственный выход из складывающегося положения - переход к новым совместно разработанным средствам обеспечения национальной безопасности, ломка устаревших военно-политических стереотипов, поиск принципиально новых подходов, в том числе в военно-политической области, способных уже в самом ближайшем будущем превратить пожелания в политические реальности.

Иными словами к середине 80-х годов сложилась качественно новая угроза для самого существования человечества, ликвидировать которую можно только качественно новыми средствами. Традиционный политико-дипломатический механизм, очевидно, не срабатывал с необходимой эффективностью, процесс ограничения гонки вооружений явно отставал от ее темпов. Прежняя внешнеполитическая и дипломатическая практика, выливавшаяся зачастую в долговременные процедурные и другие технические заминки, увязки и согласования оказались не способной к решению новых задач, которые в новых условиях предстояло решать по-новому - оперативно, смело, перехватывая инициативу, находя новые формы и методы решения назревших проблем. "Проводя после апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС глубокую "ревизию" состояния дел, включая внешние, советское руководство пришло к убеждению: обстановка в мире слишком опасна, чтобы пренебречь даже малейшим шансом исправить положение (под. авт.) и продвинуться к более устойчивому и прочному миру. Заявил по этому поводу М.С.Горбачев.

В этих объективных международно-политических условиях продолжается процесс эволюции военной доктрины США, который испытывает на себе воздействие как указанных внешних, так и внутренних факторов. Военная доктрина - это принятая в государстве в данное время система взглядов на сущность, цели, характер возможной будущей войны, на подготовку к ней страны, вооруженных сил и на способы ее ведения. Военная доктрина США имеет две тесно связанные между собой и взаимообусловленные стороны - социально-политическую и военно-техническую.

Социально-политическая сторона охватывает основные социально-классовые вопросы, касающиеся достижения целей возможной будущей войны. В США такие цели носят агрессивный характер, отражающий реакционные политические цели американского империализма. В соответствии с такими целями, военно-техническая сторона военной доктрины США включает принципиальные вопросы, непосредственно связанные с выбором оптимальных путей развития военного потенциала, определением перспектив дальнейшего совершенствования вооружений и военной техники, с техническим оснащением вооруженных сил и их подготовкой, а также с разработкой доктринальных представлений о формах и способах ведения войны различного типа с применением и без применения ядерного оружия и т.п.

В качестве составной части общей политики правящих кругов США военная доктрина направлена на защиту интересов правящей американской элиты как у себя в стране, так и за рубежом. При этом приоритет отдается использованию военной силы в ее самых различных формах как решающего инструмента американской внешней политики.
Военная доктрина, все развитие вооруженных сил США продолжают ориентироваться на достижение военного превосходства на всех уровнях советско-американского противостояния. Стремление к такому превосходству подогревается расчетом на то, что с его помощью станет возможным обеспечить наибольшую эффективность всем формам использования военной силы в интересах американской внешней политики.

Достигнуть военного превосходства военно-политическое руководство США рассчитывает прежде всего за счет дальнейшего опережения Соединенными Штатами и их союзниками в качественной гонке вооружений. Такая ставка на возможность получения военного превосходства над СССР за счет "технологического" опережения не только не скрывается, а, наоборот, подчеркнуто афишируется.

Значение "технологических" преимуществ США неоднократно подчеркивал, например, в своих выступлениях и К.Уайнбергер.гер. "Одно из самых больших преимуществ, которыми обладают Соединенные Штата в долговременном соперничестве с Советским Союзом, - заявил он в докладе конгрессу на 1988 фин.г., - это качество и производительность их технологической базы... Наши затрата на НИОКР являются для нас критически важными, так как они представляют собой наши инвестиции в будущие военные возможности".

Темпы, масштаба и уровень развития систем вооружений в США, как и всех других новейших военно-технических направлений, в конечном счете определяются установками военной доктрины и военной стратегии, интересами США в мире. Очевидно, что при отсутствии соответствующих интересов новейшие достижения НТР использовались бы в США только в мирных целях. Иными словами в основе развития военных программ лежат военно-политические интересы США в мире, политические решения, принимаемые на самом высоком уровне. Именно эти политические интересы, трансформируемые в цели, и принимаемые соответствующие решения, диктуют и детерминируют процесс развития, масштабы и темпы совершенствования вооружений и военной техники. Вот почему при анализе развития программ вооружений необходимо исходить из адекватных оценок военной доктрины и стратегии США на современном этапе, рассматривать их во взаимосвязи с эволюцией, происходящей в американской военной политике и стратегии.

Вместе с тем, определяя милитаристскую направленность использования новейших достижений НТР в интересах американской военной политики? необходимо отметить, что сама военная доктрина, стратегия, да и военное строительство не могут не испытывать и обратного воздействия результатов военно-технического прогресса. При этом такое обратное воздействие тем сильнее, чем интенсивнее на данном этапе развития НТР протекают процессы научно-технического прогресса.

Таким образом, исследование военно-технических особенностей доктрины выходит далеко за рамки "чисто научно-технического" анализа, что дает возможность рассмотреть данную взаимосвязь в широком военно-политическом контексте, например, провести анализ взаимосвязей процесса развития таких систем в США с их стратегией и практикой военного строительства.

Актуальность темы обусловлена необходимостью глубокого и всестороннего изучения происходящих военно-политических процессов в мире, новых явлений в военной доктрине Соединенных Штатов Америки. При этом необходимо оговориться, что в целом исследования, проводимые в СССР в военно-политической области, пока не позволяют говорить, что они избегают общей критической оценки, высказываемой в отношении всех общественно-гуманитарных дисциплин и исторической науки в частности. Как и вообще в исторической науке в этой области в последнее десятилетие сложилось неудовлетворительное положение, которое в основном вытекает из тех же недостатков, которые свойственны и другим историческим исследованиям.

Во второй половине 80-х годов мы стали свидетелями феномена: военные доктрины государств превратились в предмет для обсуждения на встречах на высшем и менее высоких политических уровнях. Практически ни одна встреча высших политических руководителей СССР с лидерами других государств сегодня не обходит вниманием вопросы военной доктрины. И это относится не только к США и их союзникам, но и к другим государствам, включая страны-участницы ОВД и КНР. Так, в ходе встречи Э.А.Шеварднадзе в феврале 1989 года был продолжен в детализированном виде разговор о сути советской военной доктрины, а также односторонних шагах, предпринятых СССР по сокращению своих вооруженных сил и вооружений в восточной и южной частях страны.

Теоретическая проработка широкого комплекса проблем, связанных с эволюцией военной доктрины США в 1980-е годы, становится в особенности неотложной и в связи с практической потребностью, выдвижением в мае 1987 года государствами-участниками Организации Варшавского Договора на совещании Политического консультативного комитета в Берлине известного документа, посвященного военной доктрине ОВД, последовавшие за этим крупные шаги, направленные на то, чтобы начать совместно со странами-членами НАТО обсуждение и сравнение военных доктрин обоих союзов, придание этим доктринам исключительно оборонительной направленности. В ряду этих шагов можно рассматривать визит министра обороны СССР генерала армии Д.Т.Язова в Женеву в марте 1988 года для встречи с министром обороны США Ф.Карлуччии, встречи двух министров в мае и в августе 1988 г. в Москве, другие встречи политических и военных руководителей СССР и США, а главное - крупные односторонние шаги СССР и его союзников в области сокращения вооружений и ограничения военной деятельности.

Актуальность избранной темы во многом объясняется и ее слабой теоретической проработкой не только в Соединенных Штатах, но и в Советском Союзе, где формирование военно-теоретических взглядов в свете нового мышления находится пока что в становлении, вызывает широкие дискуссии как в среде военных специалистов, так и среди широкой научной общественности. Одним из примеров таких ведущих споров является само понятие "военная доктрина", в содержание которого вкладываются самый различный смысл.

Известно традиционное определение понятия "военная доктрина государств", как принятой в настоящее время системы официальных взглядов на цели и характер возможной войны, подготовку к ней страны и вооруженных сил, а также на способы их ведения. Иными словами, в военной доктрине государства должен даваться ответ прежде всего на три группы вопросов: во-первых, о целях и характере возможной войны; во-вторых, о том, каким образом вести к ней подготовку страны и вооруженных сил; в-третьих, какими способами вести военные действия. Подобные задачи на практике охватывают самый широкий круг политических, военных и технических вопросов, ответы на которые стали не просто желательной, но настойчивой необходимостью в 80-е годы. "В современной обстановке, подчеркивается в принятом участниками совещания ПКК в Берлине в мае 1987 г. документе, - возрастает значение правильного понимания целей и намерений государств и военно-политических союзов в военной области, воплощенных в их военных доктринах.

Наряду с таким определением понятия "военной доктрины" государств (которое взято автором за основу при работе над диссертацией), существуют и иные представления, зачастую заметно отличающиеся друг от друга, сторонники которых доминируют на Западе, но встречаются и на Востоке. В отличие от традиционного взгляда на военную доктрину, существующую в советской военной и политической науке, на Западе к военной доктрине может относиться самый широкий круг проблем, а само понятие "военная доктрина" -нести самую различную смысловую нагрузку. Приведем лишь несколько примеров.

Из истории внешней политики США известны такие термины, как: доктрина "сдерживания" (containment) и доктрина сдерживания посредством ядерного устрашения. До их появления существовало понятие "большая стратегия" (grand strategy), в которое вкладывалось искусство использования всего комплекса политических, экономических, военных и иных средств для достижения поставленных целей. В широком внешнеполитическом плане рассматривает военную доктрину США советский исследователь А.Н.Яковлев, который в своей работе писал: "Основу военной доктрины на 80-е годы, как это было сформулировано американскими стратегами в 1981 году, составляет "прямое противоборство" между США и СССР.

Приведенные примеры позволяют говорить, что в послевоенные десятилетия одной из общепринятых точек зрения стало формирование внешнеполитических взглядов в некую доктрину, как правило, персонифицированную с какой-то политической личностью или концепцией. Такие доктрины, однако, имеют мало общего с понятием "военная доктрина", используемым советскими военными специалистами, и являющимся предметом настоящей работа.

Ситуация осложняется тем, что и в американской военно-политической литературе понятие "военная доктрина" толкуется очень произвольно. Можно встретить, например, такие вполне устоявшиеся в официальных документах и литературе выражения, как доктрина применения ядерного оружия первыми (first-use nuclear doctrine), или наоборот - доктрина неиспользования первыми ядерного оружия (no-first-use nuclear doctrine), новая доктрина "соревновательные стратегии" (competitive strategies) и доктрина национальной безопасности (national security doctrine). Доктринами зачастую называют и оперативные концепции (operational doctrine), организационные принципы (organizational doctrine) и т.д. Во всех этих и многих других случаях понятие "доктрина" толкуется западными специалистами как "учение", "научная школа", или "система принципов, что в большей степени соответствует в нашем понимании философской категории этого понятия.

Таким образом между тем понятием, которое вкладывается в военную доктрину у нас, в Советском Союзе, и в Соединенных Штатах существует серьезная разница. Утвердившимся в СССР представлениям о военной доктрине соответствует, на наш взгляд, в наибольшей степени американское понятие (military posture), которое можно перевести как "военная обстановка и военная стратегия", или "военный потенциал, состояние вооруженных сил. Если же присмотреться внимательнее? то оказывается, что это описательное определение словосочетания (military posture) вполне соответствует структурно нашему представлению о военной доктрине.
Сказанное вполне справедливо не только с лингвистической точки зрения; если мы обратимся к ежегодно подготавливающимся Комитетом начальников штабов США документу под таким же названием, то убедимся, что его структура и содержание практически адекватны нашим представлениям о военной доктрине, тех вопросах, которые в нее включены: а именно - официальных представлениях о целях и характере будущей войны, средствах и способах ее ведения.

Выяснение и изучение таких вопросов в настоящее время является лишь одной из актуальнейших политических, научных и практических задач, так как сформулированный нашей партией долгосрочный курс на формирование механизма сравнения военных доктрин, их сопоставления, взаимного анализа, развитие контактов среди военнослужащих СССР и США, ОВД и НАТО в целях устранения взаимных сомнений относительно намерений сторон требует как минимум знания военных доктрин друг друга, адекватного представления об их характере и направленности, уточнения степени опасности угрозы и т.д. Иными словами, прежде чем сравнивать военные доктрины США и СССР, ОВД и НАТО необходимо придти к взаимному согласию относительно того, что под ними понимает та и другая сторона, какой смысл она в это понятие вкладывает. Наконец, всю сумму представлений, формирующих военную доктрину государства, трудно уложить в один документ - пусть даже самый обширный по содержанию. Американский опыт (публикация известных документов президента? министра обороны, КНШ, ЦРУ) показывает, что там находят свое отражение лишь наиболее общие представления о военной доктрине, которые могут быть конкретизированы в дополнительных документах и исследованиях. Поэтому принципиально важно выяснить, какова степень обобщения отдельных положений военной доктрины должна быть достигнута при сравнении с военной доктриной другой стороны.

В процессе подготовки к такой работе необходимо, кстати, внести и уточнения в собственные представления о военной доктрине государств, добиться согласия между военными учеными и практиками, с одной стороны, и рядом политологов-международников, с другой. Так, например, в работах некоторых международников наряду с устоявшимися понятиями - военная политика, военная доктрина, военная стратегия, оперативное искусство и тактика - активно используются (часто без всяких попыток обоснования) новые понятия. В энциклопедическом справочнике "Современные Соединенные Штаты Америки", например, опубликованном в 1988 году, есть специальный раздел, имеющий заглавие "Военная и военно-политическая доктрины США. В чем разница между этими двумя понятиями, однако, не говорится, как нет и даже попыток обосновать введение в оборот нового понятия "военно-политическая доктрина".

Главное же сегодня, что после объявления в мае 1987 года на ПКК ОВД соответствующего заявления об оборонительном характере военной доктрины стран-участниц Организации Варшавского Договора произошли крупные конкретные практические события, которые углубили и развили наметившийся процесс? придали ему динамичный характер. Все это позволяет говорить о том, что изменения в военной доктрине СССР и ОВД, начало которым было положено на ПУП съезде КПСС и майском заседании ПКК 1987 года, приняли глубинный, качественный характер.
Новая постановка проблемы военной доктрины требует, как было подчеркнуто на XIX партконференции, вести военное строительство, ориентируясь преимущественно на качественные параметры. Эта установка совершенно по-новому ставит многие центральные вопросы военной науки, военного искусства и военного строительства. Такая установка означает, подчеркивалось на собрании партийного актива Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, в отношении вооружения и техники.., что ?их будет поступать в войска и на флота, наверное, меньше, но боевая эффективность и качество должны быть выше? чтобы обеспечивалась возможность решения задач меньшим составом боевых средств с более высокой эффективностью.
Исследование эволюции военной доктрины США в 80-е годы, новых военно-стратегических концепций и важнейших направлений военного строительства приобретает в этой связи особую актуальность, так как оценка характера и масштабов военных приготовлений Соединенных Штатов имеет самое непосредственное отношение к действиям Советского Союза, в том числе и в области военной доктрины. Зависимость здесь прямая: чем меньше у СССР и его союзников будет оснований полагать, что на них готовится военное нападение, тем в меньшей степени будут задействованы все необходимые для отражения такого нападения ресурсы социалистических государств.

Объективная, адекватная оценка современной военной доктрины США становится тем более актуальной, что в Советском Союзе происходят невиданные по своим масштабам процессы в экономической и социальной областях, требующие максимальной концентрации всех имеющихся у государств ресурсов для выполнения намеченных программ. Поэтому переоценка возможностей США использовать военную силу в качестве внешнеполитического инструмента против наиболее важных интересов СССР и его союзников, а значит и неоправданное выделение ресурсов социалистических стран для нейтрализации этой угрозы, чревато серьезными последствиями для социалистических государств. В прошлом, как известно, допускался иногда определенный перекос как в оценке военных возможностей США и их союзников, так и их намерений. Это приводило к неадекватной реакции, а иногда и акцентах на военно-технических ответных мерах в ущерб политическим, что, конечно же, не могло не сказаться на социально-экономических программах нашего общества. Вот почему особенно важным становится строгая оценка военной доктрины США как одного из основных факторов для разработки критерия "достаточности для обороны" (разумной достаточности), лежащего в основе военной доктрины стран-участниц ОВД.

Сказанное выше с полным основанием может быть отнесено к нуждам политической практики. Программа сокращения и уничтожения целых классов вооружений, выдвинутая и реализуемая Советским Союзом в последние годы, предполагает, что эти меры будут дополнены крупными шагами в политической, дипломатической, экономической и военной областях, направленных на снижение конфронтации и укрепления доверия государств в отношении политики друг друга. Очевидно, что немаловажная роль в ряду этих мероприятий должна принадлежать шагам в области уточнения представлений о характере военных доктрин противостоящих друг другу военно-политических союзов, снятию накапливающихся годами и десятилетиями взаимных подозрений. Это важная область военной разрядки, недооценивать значения которой сегодня опасно. Цель здесь заключается в том, чтобы привести военные доктрины, концепции и планы оперативного использования вооруженных сил в такое состояние, когда они базировались бы на строго оборонительных принципах. Вот почему страны-участницы Варшавского Договора обратились к государствам НАТО с предложением о начале крайне важного в современных условиях процесса - публичного обсуждения военной деятельности двух военных союзов. По существу, это открытое приглашение странам НАТО к началу такой дискуссии, сделанное в новых условиях политики гласности в самой деликатной ее части - военной.

В ходе такого открытого обсуждения между представителями НАТО и ОВД военных доктрин этих союзов, характера военного строительства можно было бы обсудить такие вопросы, как объем и предмет сокращений элементов вооруженных сил и вооружений, существующих асимметрий и дисбалансов, а также какие вооружения можно было бы оставить для целей обороны и в каких количествах, а какие нет, с тем чтобы оставшиеся укрепили международную безопасность, но не подорвали ее. На этот счет в военной доктрине социалистических государств прямо говорится: "Сокращение в Европе вооруженных сил и обычных вооружений до уровня, при котором ни одна из сторон не имела бы средств для внезапного нападения на другую сторону, для развертывания наступательных операций.

Подобное сокращение вооруженных сил и вооружений до уровня достаточности для обороны, осуществление других военно-политических мер, к которым призывают страны Варшавского Договора, неизбежно потребует не только проведения серьезных организационных мероприятий; изменений в структуре войск, правилах работа их штабов, в боевой и политической подготовке и т.д., но и внесет радикальные изменения в военные доктрины противостоящих военно-политических союзов. Исследование эволюции военной доктрины QUA в этом контексте приобретает несомненное практическое значение.

Предмет и задачи исследования.

Предметом исследования - выступает современная военная доктрина США в 80-е годы и оценка основных направлений ее развития в ближайшее десятилетие. Учитывая, что военная доктрина государств представляет собой систему официально принятых, основополагающих взглядов на подготовку государств и их вооруженных сил к войне, способы ведения вооруженной борьбы и военное строительство, предметом исследования выступают официальные и полудифициальные представления (концепции) правящих кругов США о целях и характере возможной войны и способах использования военной силы, а также ключевых направлениях военного строительства. "Военно-стратегические концепции, одобренные и принятые к осуществлению военно-политическим руководством США, представляют собой составные элементы военной доктрины... Совокупность таких военно-стратегических концепций, официально принятых в Соединенных Штатах, он составляет основное содержание их военной доктрины. - Справедливо считают советские специалисты.

Военная доктрина США отражает как существующую в мире расстановку политических, экономических и военных сил, так и оценку характера и масштабов угрозы интересам государств. Особо хотелось бы подчеркнуть то, что все перечисленные аспекты американской военной доктрины (включая и военно-технические, военно-экономические и научно-технические) рассматриваются в широком военно-политическом контексте, с точки зрения существующих и возможных военно-политических последствий для международной безопасности. При этом важно выделить три обстоятельства, имеющих непосредственное отношение к работе:
Во-первых, военная доктрина государства формулируется высшими представителями политического и военного руководства. Именно на высшем, прежде всего политическом, уровне происходит оценка наиболее важных принципов военной доктрины, определяются основные направления развития стратегии, замечаются и утверждаются важнейшие программы в области военного строительства. Эти процессы происходят с участием высшего военного руководства, но - и это важно подчеркнуть - решающее слово остается за высшими эшелонами политической власти.
Во-вторых, необходимо отметить, что военная доктрина формулируется официальными органами высшего политического и военного руководства, как правило, в официальных документах. Это означает, что теоретические взгляды отдельных представителей научной и военной элиты хотя и оказывают влияние, но не являются основополагающими при корректировке или разработке военной доктрины. Вместе с тем отдельные представители научных, военных и общественных кругов могут и оказывают в ряде случаев серьезное влияние на разработку и принятие решений по формулированию военной доктрины США. Их оценки во многом могут дополнять правительственные документы, раскрывать полнее их содержание, а иногда и более четко показывать истинный характер военных доктрин.

В-третьих, военные доктрины, как известно, имеют две тесно связанные и взаимнообусловленные стороны - социально-политическую и военно-техническую. Социально-политическая, определяющая сторона, охватывает и конкретизирует вопросы, касающиеся методологических, политических, экономических, социальных и иных слоев использования военной силы. Военно-техническая сторона включает вопросы военного строительства, способов и форм военных действий и т.д. Таким образом военная доктрина конкретизируется в целом комплексе вопросов, анализ которых и предполагает исследование собственно военной доктрины.

В соответствии с вышесказанным формулируются и задачи исследования:
- исследовать характерные черты и особенности взглядов представителей правящих кругов США на характер и направленность и военной доктрины с методологической и исторической точек зрения; их представления о роли и месте военной силы во внешней политике США в послевоенные десятилетия, особенность роли военной силы применительно к современному периоду; установить значение, уделяемое военно-политическим руководством США в военной доктрине процессу ограничения и сокращения вооружений; рассмотреть эволюцию взглядов правящих кругов на военную доктрину в послевоенный период с учетом изменения военно-политической обстановки в мире, последствий научно-технической революции и появления новых систем и видов оружия и военной техники;
- проанализировать содержание и направленность военной доктрины США, характерные черты и особенности американских подходов к эволюции военной доктрины США в 80-е годы, вытекающие из изменений в военно-политической ситуации в мире и результатов нового этапа военно-технической революции; исследовать последствия этих изменений для военной стратегии и военного строительства США, концептуального подхода правящих кругов к обеспечению интересов национальной безопасности; рассмотреть возможные перспективы эволюции военной доктрины США в 90-е годы с учетом современных планов военного строительства и оценок характера будущего противодействия Советскому Союзу и другим государствам планеты;
- исследовать особенности представлений правящих кругов о военной стратегии и военном строительстве США в 80-е годы с учетом возможных последствий для международной безопасности и применительно к наиболее важным областям: ядерным и обычным вооружениям, системам боевого управления и связи; проанализировать основополагающие концептуальные установки военной стратегии и военного строительства.

Причины эволюции военной доктрины США - сложны и многосторони, охватывают как сферу материального производства - создание новых видов и систем оружия и военной техники, - так и широкий комплекс политических, организационных и правовых мероприятий, проводимых правящими военно-политическими кругами Соединенных Штатов. На процесс формирования военной доктрины оказывают влияние и множество других факторов: прежде всего расстановка политических, экономических и военных сил в мире, политика отдельных государств и союзов, последствия использования новейших достижений НТР в военном деле, мероприятия в области военной экономики, торговле оружием и др. Эти процесса развиваются как на внутристрановом, так и на региональном и международном уровнях, испытывают на себе воздействия и влиятельных идеологических факторов, общественного мнения, международных и национальных институтов и т.д. В силу этих обстоятельств исследование военной доктрины США требует определенного ограничения изучением некоторых сторон этого явления в одной работе.

Исследование эволюции военной доктрины США включает изучение широкого спектра процессов, проходящих во внешнеполитической жизни США и военной политике, международных отношениях в целом, затрагивает рассмотрение целого комплекса междисциплинарных наук, взаимосвязей и явлений. Подобное предметное исследование, в котором конкретному анализу подверглись бы отдельные основы военной доктрины США: политические, военные, научно-технические, идеологические, организационные, юридические и другие, в принципе не исключено, однако, требует вовлечения широкого коллектива ученых, специализирующихся в этих конкретных исследованиях. Вместе с тем анализ военной доктрины в целом, исследование прежде всего военно-политических взаимосвязей позволяет взглянуть на проблему целиком, абстрагируясь на отдельных ее особенностей.

В диссертационной работе военная доктрина США рассматривается именно под этим углом зрения. Военно-технические и организационные вопросы исследуются лишь в той степени, в которой это необходимо для анализа наиболее общих, характерных тенденций эволюции военной доктрины. Некоторые аспекта военной доктрины США: юридические, идеологической подготовки, материального обеспечения вооруженных сил не являются предметом исследования. Специально не рассматривается и тактика администрации Р.Рейгана на переговорах с СССР по ограничению и сокращению вооружений - в задачу исследования входило определение места таких переговоров в военной доктрины, анализ взаимосвязи между усилиями в области военного строительства и сокращения вооружений. За скобками исследования остается и внутриполитический анализ, который, конечно же был бы необходим для еще более полной картины.

Сказанное важно иметь в виду при ознакомлении с теми разделами диссертационной работы, которые посвящены отдельным аспектам военной доктрины США, например, военной стратегии и военному строительству, а также роли переговоров в военной доктрине. Эти разделы с успехом могли бы стать самостоятельными предметами исследования, специально посвященного анализу конкретных проявлений военной доктрины. В настоящей же работе автором сознательно вводятся ограничения на масштабы исследования той или иной области, умышленно суживается круг поднимаемых вопросов, целенаправленно проводится мысль о необходимости избегать излишней детализации и конкретизации применительно к специальным объектам изучения проблемы. Во многом необходимость рассмотрения отдельных аспектов работа в достаточно общем плане объясняется и техническими причинами: ограниченностью допустимого объема диссертации, а также отсутствием в ряде случаев доступа к необходимой информации, которая давала бы более конкретные ответа на поставленные вопросы. Это объясняется деликатностью военно-политической проблематики.

стремлением государственных органов ограничить объем специальной информации по ряду ключевых аспектов военных доктрин.

Хронологические рамки диссертационной работы охватывают период 80-х годов, к которому относится время правления республиканской администрации Р.Рейгана. Этот период характеризуется глубокими изменениями в военной доктрине США: пересмотром ряда военно-политических установок, коррективами в военной стратегии, развертыванием новых и ускорением прежних программ в области военного строительства. На эти же годы приходится решительный поворот в военно-политической области в СССР. В эти же годы получил свое развитие новый этап военно-технической революции, внедрение во все области военного дела новейших достижений НТР. Все это явилось той принципиальной базой, на которой проходила эволюция американской военной доктрины в 80-е годы.

Вместе с тем в диссертационной работе рассматривалась коротко военная доктрина США и в более ранние периоды, на ее предшествовавших этапах. Это было необходимо сделать для того, чтобы выделить наиболее характерные особенности военной доктрины и процесса ее формирования правящими кругами США в послевоенный период, использовать ряд факторов, примеров и оценок для более наглядной иллюстрации выдвигаемых тезисов, в целях рассмотрения более долговременных тенденций и программ развития вооружений и военной техники.

В работе также в ряде случаев дается оценка перспектив эволюции военной стратегии и программ военного строительства США на среднесрочную перспективу. Подобные оценки вполне оправданы, так как в военной области целый ряд программ развития вооружений и военной техники, предположения о возможной эволюции военного искусства не только оправданы, но и необходимы. История военного дела свидетельствует, что появление нового оружия и военной техники вызывает объективную необходимость изменений в способах и формах его использования. При этом характерной чертой теории военного искусства является то, что она основывается не только на существующей материальной базе средств ведения вооруженной борьбы, но и прежде всего на прогнозах ее развития.

Научная новизна диссертационной работы определяется рядом факторов. Прежде всего в ней впервые в научной литературе, посвященной изучению международных отношений и их специфической области - военно-политической проблематике, - дается анализ эволюции современной военной доктрины США. В литературе до настоящего времени не было специального исследования, посвященного данной теме. Отдельные работы, в которых ставилась задача изучения специальных аспектов военной доктрины США - военной стратегии? военного строительства, формам и способам использования военной силы в качестве внешнеполитического инструмента, - не раскрывали в целом данной темы, а главное - не давали научной картины во взаимосвязи ее отдельных явлений.

Научная новизна диссертационной работы объясняется и тем немаловажным обстоятельством, что после апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС отчетливо обозначились тенденции расширения сферы гласности на военную область, снятие зачастую неоправданных преград на пути изучения военно-политических проблем. Этот процесс самым непосредственным образом затронул и вопрос об изучении военных доктрин США и СССР. Более того, в практическую плоскость была поставлена задача их сравнения, устранения из военных доктрин тех положений, которые вызывают или могут вызывать законную озабоченность другой стороны. В настоящее время перед советскими специалистами стоит комплекс серьезных задач, направленных на определение необходимых военно-технических мер, призванных обеспечить важнейшую политическую установку военной доктрины стран-участниц ОВД - придать ей сугубо оборонительный характер. При разработке этих мероприятий важное значение будут иметь и оценки военной доктрины США, определение характера и масштабов угрозы, вытекающей из проводимых правящим классом США мер в области военной стратегии и военного строительства. "Важную роль в их решении играет реальная оценка характера военной опасности, военных приготовлений империализма.- Признает Орган министерства обороны СССР.

Научная новизна исследования определяется и тем, что в 80-е годы в военной доктрине Соединенных Штатов произошел ряд серьезных изменений, непосредственно затронувших такие ее области, как военная стратегия (и военное искусство в целом), военное строительство, военный научно-технический потенциал. Эти перемены происходят под воздействием существенных сдвигов в расстановке сил в мире, происходящих в международной жизни динамичных процессов. Поэтому ряд работ, посвященных некоторым аспектам военной доктрины США в прошлом, не отражают на сегодняшний день уровень знаний в этой области и объективной реальности.

В настоящее время наблюдается не только массовое поступление в вооруженные силы США новых видов оружия и боевой техники многократно, качественно превосходящих по своей боевой эффективности существовавшие прежде виды оружия, но и ускоренная и всесторонняя разработка в штабах США и НАТО способов их боевого применения, концепций использования. Это сказывается не только на военно-технической стороне военной доктрины США, но и на военно-политической: появляются принципиально новые концепции использования военной силы в качестве внешнеполитического инструмента: "всеобщей неядерной войны", "конфликтов низкой интенсивности", "локальных и продолжительных" ядерных войн и т.д. Анализ возможных перспектив эволюции военной доктрины США в связи с созданием новейших вооружений и разработкой способов их использования, прогноз на долгосрочную перспективу имеет не только теоретическое, но и практическое значение.
Апробация и практическое использование диссертации.

Диссертационная работа представляет обобщенный результат исследований, проводимых автором в Институте мировой экономики и международных отношений АН СССР, в соответствии с планом НИР и заданиями дирекции. Ее основные положения изложены в научных отчетах группы по исследованию военно-политических проблем Отдела военно-экономических и военно-политических исследований, подготовленных в 1985-1988 годах, а также в научных публикациях автора, выступлениях на международных конференциях и семинарах в СССР и за рубежом, опубликованных в советской и зарубежной печати.

Все основные положения диссертационной работы были опубликованы в центральной партийной, советской, научной и молодежной печати: издательствах "Политическая литература", "Международные отношения", "Наука. "Прогресс", "Воениздат", "Молодая гвардия"; журналах: "Коммунист", "Политическое самообразование", "Коммунист вооруженных сил", "Международная жизнь", "Военная мысль", "США: экономика, политика, идеология", "Военные знания", "Новое время", "Молодой коммунист", "Молодая гвардия" и др., а также газетах и сборниках научных трудов МГИМО МИД СССР, Дипломатической академии МИД СССР, переведены на языки народов СССР, НРБ, ЧССР, США.

За ряд работ по военно-политической проблематике автор был награжден "серебряной" медалью ВДНХ, Почетными дипломами общества "Знание", отмечен в благодарностях дирекции ИМЭМО АН СССР.

На опубликованные с участием автора работы были помещены положительные рецензии в журналах "МЭиМО" и 12 за 1986 г.), "Мир науки" (1987, N I), "Молодая гвардия" (1986, 58), "За рубежом" (1986, N 37), в издании ООН "Разоружение" (1986, N3).

Теоретическая и методологическая основа исследования.

Теоретическо-методологической основой диссертационной работы является марксистско-ленинское учение об основных законах развития человеческого общества, классовых и межгосударственных отношениях, происхождении и сущности войн, о войне и армии, военной мощи и законов войны, вооруженной борьбы и принципах военного искусства, развитое опытом КПСС и Советского государства, международного коммунистического движения. При этом особое значение имеют те положения положения марксистско-ленинского учения, которые относятся к вопросам международных отношений, происхождения и сущности войн и вооруженного насилия, непосредственно к военной доктрине государств. Эти положения получили дальнейшее развитие в последние годы, после апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, давшего мощный толчок работе теоретической мысли как в науке о международных отношениях, так и военной науке. Они еще раз подтвердили правоту крупнейшего теоретика в военной области Ф.Энгельса, говорившего, что главное в методологии - умение применять ее на практике: "... материалистический метод превращается в свою противоположность, когда им пользуются не как руководящей нитью при историческом исследовании, а как готовым шаблоном.

В связи с тем, что классиками марксизма-ленинизма была разработана широчайшая по своему охвату область военно-политических проблем, заложены теоретические основы под целые научные дисциплины, изучающие внешнюю и военную политику государств, в работе над исследованием, посвященном эволюции военной доктрины США, было необходимо выделить наиболее важные методологические положения, имеющие принципиальный характер для анализа темы. Этим проблемам посвящен специальный раздел первой главы работы.

Методологические и теоретические основы марксистско-ленинского учения о политике и войне были творчески дополнены применительно к нашей эпохе КПСС, руководителями партии, правительства, ведущими советскими и зарубежными учеными. Выдвижение концепции нового политического мышления внесло коренные изменения в представления о роли и значении военной силы, потребовало самых серьезных корректив военной доктрины СССР и ОВД. Эти изменения были также рассмотрены в специальном параграфе первой главы.

Наконец, анализ теоретических основ формирования военной доктрины США, использования военной силы в качестве внешнеполитического инструмента был проведен в отдельном разделе работа.

Методологические и теоретические основы анализа играют принципиальную роль в исследовании военно-политических проблем, так как позволяют находить и изучать сложные взаимосвязи между политикой, с одной стороны, и войной, экономикой, техникой, - с другой. При этом изучение общетеоретических вопросов дает конкретную пользу не только при рассмотрении широких политических проблем, но и помогает ориентироваться в специальных вопросах, включая военно-технические.

Так, размышляя о подготовке правящих кругов США к подобной "контролируемой" ядерной войне, невольно вспоминаешь слова Ф.Энгельса, сказанные им в связи с готовившейся первой мировой войной: "... стоит только раздаться первому выстрелу, как вожжи выпадут из рук и лошадь может понести. А сегодня можно было бы добавить, что "лошади обязательно понесут". Думается, что крайне опасно рассчитывать на то, что ядерную войну удастся удержать в каких-либо рамках. Никакие, пусть даже самые совершенные средства, не смогут гарантировать "управления" ядерной войной. Единственный выход - поиск политических средств недопущения такой войны. И в этой связи крайне своевременно прозвучала оценка М.С.Горбачева о том, что "заключение соглашения о ликвидации двух классов ракет - РСД и ОТР - нанесло бы ощутимый удар по концепциям ограниченного применения ядерного оружия и так называемой "контролируемой эскалации" ядерного конфликта.

В этой связи принципиальное значение имеет оценка целей и характера возможной войны, данная на заседании Политического консультативного комитета в Берлине, где было четко сказано: "...мировая война, тем более ядерная, имела бы катастрофические последствия не только для стран, непосредственно вовлеченных в конфликт, но и для самой жизни на Земле. Тем самым было объявлено, что война - как средство политики - не имеет смысла в силу неизбежных катастрофических ее последствий для всего человечества. Поэтому главной целью военных доктрин должна быть не подготовка к ведению и развязыванию войн, а недопущение войн вообще. Таким образом впервые в человеческой истории была провозглашена на высшем политическом уровне не просто оборонительная доктрина, а военная доктрина, направленная по самой своей сути против подготовки войн, их использования в качестве политического инструмента.

С военно-политической точки зрения безопасность во всемирном масштабе - это такой уровень развития международных отношений, при котором отсутствуют не только крупные войны и конфликты, но и происходит на деле устойчивый процесс снижения уровня военного противостояния, ограничения военной деятельности, существует уверенность, а также определенные гарантии того, что в силу каких бы то ни было причин не произойдет непоправимого - глобальной войны, чреватой уничтожением человеческой цивилизации.

Советская модель всеобъемлющей безопасности исходит из бессмысленности и самоубийственности использования военной силы в качестве внешнеполитического инструмента - в любой его форме, будь то прямое применение военного насилия, либо шантаж, давление или угроза. Она охватывает все области деятельности человечества, включая политику, экономику, военное дело, гуманитарные проблемы, все государства и районы мира, во всей взаимосвязи и взаимозависимости этих проблем, исходит из того, что в наши дни подлинная безопасность может быть только взаимной, а в масштабах планета - только всеобщей. Практическая деятельность человечества в целом приобретает глобальные масштабы и по своей мощи и влиянию становится сравнимой с геологическими процессами. "Объективные процессы ведут к тому, что наш сложный и многообразный мир становится все более взаимосвязанным и взаимозависимым, - подчеркнул М.С.Горбачев в связи с открытием 42 сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.

Выдвинув концепцию создания всеобъемлющей системы международной безопасности, ХХУП съезд КПСС включил в ее основы широкий комплекс мер в военной, политической, экономической и гуманитарных областях, отражающих интересы не только стран социализма, но и всего человечества. Речь идет об укреплении всеобщей безопасности не за счет каких-либо отдельных стран, а посредством укрепления национальной безопасности всех сторон. Составной частью этой концепции, повторим, стали основы системы международной безопасности в военной области.

Иными словами, выдвинутые на ХХУП съезде КПСС основы всеобъемлющей системы международной безопасности выступают в качестве долгосрочных и вполне конкретных целей Советского Союза, других социалистических государств в военно-политической области, строго сопоставленные с точки зрения приоритетности и актуальности их достижения. Их достижение можно рассматривать, таким образом, как формирование основ, но только основ всеобъемлющей безопасности, потому что наряду с этими принципиальными и наиболее важными целями обеспечения безопасности в военной области существуют или могут существовать в будущем и другие, может быть, менее важные с точки зрения сегодняшнего дня.

Вместе с тем выдвижение принципиальных основ всеобъемлющей системы международной безопасности в военной области указывало и основные направления борьбы за ограничение гонки вооружений и разоружение. Последующая политическая практика не только подтвердила это, но и, естественно, внесла в этот стратегический курс дополнения, обогатила и наполнила более конкретным содержанием.

Большое значение для выработки методологии и теоретических основ исследования имело изучение автором работ великого русского ученого В.И.Вернадского, в которых дается теоретическое обоснование роста взаимосвязей и взаимозависимостей как общепланетарного явления, анализируется взаимосвязь между развитием средств уничтожения и способов их использования. Так, еще в 1939 году в своей работе "Научная мысль как плакетное явление" В.И.Вернадский писал: "Еще не вошло в общее сознание, что человечество может чрезвычайно расширить свою силу и влияние в биосфере - создать для ближайших поколений сознательной государственной научной работой неизмеримо лучшие условия жизни. Такое новое направление неизбежным следствием уже в ближайшем будущем из переживаемого нами исторического момента - превращения биосферы в ноосферу. Это - неотвратимый геологический процесс.

При работе над теоретическими основами исследования важное значение имело и изучение работ военных мыслителей, прежде всего К.Клаузевица,Ф.Фоша и других, чьи мысли стали исходным пунктом марксистско-ленинского анализа взаимосвязи политики и войны.

Обзор источников и литературы. При подготовке диссертационной работа был использован широкий круг источников и литературы, в которых рассматривались проблемы внешней и военной политики государств на международной арене, исследовалась военная доктрина, военная стратегия и планы военного строительства в США. При этом немаловажное значение уделялось специальным - военно-стратегическим и военно-техническим - аспектам проблемы, их анализу как советскими, так и западными специалистами.

Важнейшее методологическое и практическое значение при работе над диссертацией имело изучение материалов XXVII съезда КПСС, Пленумов ЦК КПСС, выступлений М.С.Горбачева. Особо хотелось бы отметить значение выступления М.С.Горбачева на встрече с участниками международного форума "За безъядерный мир, за выживание человечества (16 февраля 1987 г и доклад "Октябрь и перестройка: революция продолжается" (2 ноября 1987 г.

Принципиальное значение для работа имел выход в конце 1987 года книги М.С.Горбачева "Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира, в которой уделяется специальная глава проблемам разоружения и советско-американских отношений, а также выступление М.С.Горбачева в декабре 1988 г. на Генеральной Ассамблеи ООН.

Важное методологическое и практическое значение для работа над диссертацией имело использование официальных внешнеполитических документов Советского государства, в которых затрагивалась военно-политическая проблематика, изучение работ министра иностранных дел и министра обороны СССР. В документах Советского правительства определено отношение нашего государства не только к практическим внешнеполитическим и военно-политическим вопросам, но и дается методологическая и теоретическая основа для исследования по данной проблематике.

Большое значение при работе над диссертацией имело изучение советской научной литературы по вопросам теории и истории международных отношений, внешней политики СССР и Соединенных Штатов, составляющих основу науки о международных отношениях. Среди таких работ, опубликованных в последние десятилетия, необходимо отметить такие, как: "История внешней политики СССР". 1917-1976 гг. (Под ред. Б.Н.Пономарева, А.А.Громыко, В.М.Хвостова.ова. Ч.I-II); "История дипломатии" (под ред. А.А.Громыко и др.). T.I-5; "Международные отношения после второй мировой войны (под ред. Н.Н.Иноземцева). Т. 1-3; "История международных отношений и внешней политики СССР" (под ред.В.Г.Трухановского). Т. I-3;Внешняя политика Советского Союза (под ред. Попова и др., предисловие А.А.Громыко); Международный ежегодник. Политика и экономика. Вып. I958-I986; "Процесс формирования и осуществления внешней политики капиталистических государств" (под ред.В.И.Гантмана); а); "Современная внешняя политика США" (под ред. Г.А.Арбатова и др.М., и др.М.,1984), в 2-х т.; "Американский экспансионизм", в 2-х т. М., 1986;М.,1986; "История США", в 4-х т. М.,1987.

Среди работ по военно-политической проблематике, опубликованных в 80-е годы, следует отметить такие, как: Б.Д.Пядышев. "Опасность: милитаризм в политике, экономике и идеологии США". (М.,1981); Г.А.Трофименко. "Военная доктрина США". (М.,1982); А.Н.Яковлев. "От Трумэна до Рейгана". (М., 1984); А.А.Кокошина. "США: за фасадом глобальной политики". (М., 1981) и "США в системе международных отношений 80-х годов: гегемонизм во внешней политике Вашингтона". (М.,., 1984); Ю.Н.Листвинова. "Апокалипсис из Вашингтона". (М.,, 1984); Ю.М.Мельников. "Сила и бессилие: внешняя политика Вашингтона. 1945-82 гг." (М.,1983) и "Имперская политика США: истоки и современность". (М., 1984); Ю.В.Катасонов. "США: военная политика и бюджет". (М., 1984); Н.О.Лузин. "Ядерная стратегия и здравый смысл". (М., 1984); Б.Е.Зарицкий. "Военно-политические доктрины США" (в кн.: "Международные отношения и революционный авангард современности"). М., 1984; В.А.Захаров. "Стратегия ядерного противоборства". (Минск, 1984); А.А.Кокорев. "Силовая "дипломатия" Вашингтона" (Расчета и просчета). (M.,1985);
Ударные космические вооружения и международная безопасность. Доклад Комитета советских ученых в защиту мира, против ядерной угрозы. (М., 1985); А.И.Уткин. "Стратегия глобальной экспансии; внешнеполитические доктрины США". (М., 1986) и др.

Особо хотелось бы выделить ежегодник, который начал публиковаться с 1986 года, - "Разоружение и безопасность" (в 2-х т.), В нем рассматривается самый широкий круг военно-политических проблем в преломлении ведущихся переговоров между СССР и США, дается оригинальная и полезная информация по целому комплексу вопросов ограничения и сокращения вооружений.

В 70-е и 80-е годы в советской науке о международных отношениях сформировалось относительно самостоятельное направление военно-политических исследований, которое, по мере усиления объективной потребности изучения военно-политической проблематики, выделилось в специальную область исследования специфических вопросов международной безопасности. В последнее десятилетие эта область быстро развивалась: появились новые фундаментальные исследования резко выросло число ученых-международников, специализирующихся в этой проблематике.

Ряд перечисленных выше и не отмеченных авторов исследовали военно-политическую проблематику исключительно как специалиста в области международных отношений, однако многие из них занимались исследованием отдельных - военно-экономических, научно-технических и идеологических - аспектов военно-политической проблематики. Изучение работ этих авторов было вызвано объективной необходимостью: военная доктрина, как предмет изучения, предполагает охват смежных тем, включая и такие, как: экономика, идеология, наука и техника, управление.

Важное значение при этом имел ряд работ, написанных по военно-политической проблематике, внешней и военной политике США. Среди этих работ необходимо особо отметить самое первое исследование "Военная сила и международные отношения". (М., 1972).

К числу фундаментальных работ по военно-политической проблематике следует отнести серию Научного совета по исследованию проблем мира и разоружения - "Мир и разоружение. Научные исследования". За I980-I988 годы было подготовлено четыре периодических выпуска (в 1980, 1982, 1984, 1987 гг. соответственно), а также внеочередной специальный выпуск, целиком посвященный итогам II Всесоюзной конференции ученых по проблемам мира и предотвращения ядерной войны.

Принципиальное значение в этой связи имеет выступление бывшего секретаря ЦК КПСС А.Ф.Добрынина, опубликованное в спецвыпуске этой серии, в котором он обращается к ученым-обществоведам: "Что касается области военно-политической, то здесь, очевидно, наше внимание должно быть сосредоточено на решении совокупности проблем, вытекающих из задачи перекрыть все каналы, по которым наращивается гонка вооружений, развиваются вооруженные конфликты.

Это, во-первых, проблема норм поведения государств, в том числе их военной деятельности. Во-вторых, это проблема снижения военного потенциала, ограничения и уничтожения средств ведения войны. В-третьих, это проблема урегулирования локальных конфликтов, чреватых угрозой перерастания в мировую войну. Таким образом проблема исследования военной доктрины США отнесена секретарем ЦК КПСС к числу первоочередных проблем.

За годы выхода этой серии в ней участвовали крупнейшие советские ученые А.П.Александров, Е.П.Велихов, Е.М.Примаков, П.Н. Федосеев, публиковались оригинальные материалы, включая документы КПСС и Советского государства, международные договоры и соглашения по ограничению гонки вооружений.
Заметным явлением в советской американистике начала 80-х гг. явилась монография В.Ф.Петровского "Доктрина "национальной безопасности" в глобальной стратегии США". В книге, раскрывающей сущность доктрины "национальной безопасности", прослеживается процесс приспособления этой доктрины к новой стратегической ситуации в мире, явившейся следствием роста могущества сил социализма. Автор рассматривает не только целевые установки политики "национальной безопасности", но и средства их достижения. Особенный интерес, по мнению диссертанта, представляет та часть монографии, которая посвящена анализу процесса гонки вооружений и другим вопросам военно-силового обеспечения американской политики.

Для формирования представления о концептуальной базе военной политики США серьезное значение имел коллективный труд "США: военно-стратегические концепции" под редакцией Р.Г.Богданова, М.А.Мильштейна и Л.С.Семеко. В работе коллектива авторов рассматривается эволюция американской стратегии от стратегии "массированного возмездия" к "гибкому реагированию" и "реалистическому сдерживанию". В книге показано, что эта эволюция развивалась в тесной взаимосвязи с подготовкой и реализацией конкретных программ наращивания и совершенствования ядерных и обычных вооружений. Как отмечают авторы работы, "американские военно-стратегические концепции связаны с курсом правящей в США элиты, направленным на ускорение гонки вооружений во всех ее формах".

Облик современного милитаризма, его возможности и пределы влияния, эффективность воздействия на него нового политического мышления - этот комплекс вопросов стал предметом обсуждения специальной конференции, материалы которой были опубликованы отдельным сборником "Милитаризм и современное общество. Материалы научной конференции". М., 1987. В конференции приняли участие не только политологи, но и дипломаты, военные специалисты, экономисты, физики, литераторы, что позволило, на наш взгляд, по-новому взглянуть на проблему современного милитаризма, дать в ряде случаев (далеко не бесспорные) новые подходы к анализу милитаризма и движущих сил гонки вооружений.

Исследование военно-политической проблематики, включая важнейшие аспекты военной политики и военной доктрины США, проводилось в секторе военно-политических проблем ИМЭМОАН СССР. Некоторые результаты этих исследований за 80-е годы были опубликованы в таких работах, как: "Проблемы военной разрядки" (М.,1981); "Гонка вооружений: причины, тенденции, пути прекращения" (М., 1986); "За мир без оружия" (М., 1987) и других. В них дается анализ современного этапа военных приготовлений США, особенностей военной доктрины и военной стратегии этого государства в 80-е гг.

Крупный вклад в развитие учения о войне и армии в целом и в отдельные его направления внесла советская военно-теоретическая мысль. Важное место в изучении военно-политической проблематики занимают такие работы, как: Марксизм-ленинизм о войне и армии. М., 1968; Методологические проблемы военной теории и практики. М., 1969; Философское наследие В.И.Ленина и проблемы современной войны. М., 1972; История второй мировой войны, I939-I945. В 12-ти томах. М., I973-I982; Война, история, идеология. М., 1974; Советская военная энциклопедия. В 8-и томах. М., I976-I980; Марксистско-ленинская методология военной истории. М., 1976; Война и Армия. М., 1977; Философия и военная история. М., 1979; Локальные войны: История и современность. М., 1981; Марксистско-ленинская философия и методологические проблемы военной теории и практики. М., 1982; Военная история. М., 1983; Классики марксизма-ленинизма и военная история. М., 1983; Марксистско-ленинское учение о войне и армии. М., 1984; Опыт войн в защиту социалистического Отечества. М., 1985; История военного искусства. М., 1986; Военно-теоретическое наследие В.И.Ленина и проблемы современной войны. М., 1987; Военная политика КПСС. М., 1988; Эволюция военного искусства. М., 1987.

Естественно, что ряд теоретических и политических положений этих работ, в особенности работ, опубликованных в 50-е и 60-е годы, устарел, требует пересмотра. Имеются в виду в первую очередь такие работы, как: "Военная стратегия". М., 1963 и монография Г.С.Кравченко "Военная экономика СССР I94I-I945 гг.", однако эти и другие издания остаются полезными и необходимыми для изучения при работе над темой.

Эти ученые и специалисты-практики внесли крупный вклад в развитии науки о войне и армии, роди вооруженного насилия в политике. Они рассмотрели достаточно подробно широкий круг теоретических и методологических проблем военной политики государств, закономерностей вооруженной борьбы, особенностей военных доктрин и военного строительства в наши дни. Наконец, ими были рассмотрены и военно-исторические вопросы, изучен опыт Вооруженных Сил СССР и других государств во второй мировой войне, особенности его использования в современных условиях.
В советской военной науке большое место занимают работы посвященные военному искусству: военной стратегии, оперативно-тактическому искусству и тактике, а также теории военного искусства. Естественно, что при работе над исследованием военной доктрины США игнорировать сделанное в этой области советскими военными учеными нельзя. Тем более, что в них ряд вопросов уже разработаны или поставлены. Так, в опубликованной в 1987 году книге "Эволюция военного искусства: этапы, тенденции, принципы" делается, на наш взгляд, принципиально важный для целей исследования вывод относительно эволюции американской военной доктрины: За счет формирования новых моделей и параметров использования военной силы США стремились расширить возможности ее применения в пределах низших ступеней "лестницы эскалации" мировой ядерной войны.

Другой вывод авторов цитируемой работы - целиком совпадает с выводом проведенного исследования: "Анализ взаимозависимости военной техники и стратегических доктрин показывает прямую связь между возможностями, способами и пределами империалистического государства по применению военной силы.
Вместе с тем далеко не со всеми положениями этой работа можно согласиться. Существуют и прямо противоположные выводы, которые, тем не менее, не могут перечеркнуть значения этой книги для работы над диссертацией. Приведем лишь один пример. "В способах развязывания локальных войн, - считают авторы книги, - за последние пятнадцать-двадцать лет не появилось чего-либо принципиально нового. На наш взгляд, сегодня происходят самые радикальные изменения в способах развязывания и ведения локальных войн: появление качественно новых средств поражения и обеспечения ведет к разработке и применению принципиально новых способов их использования. Примером тому стало нападение США на Ливию, в котором особую роль сыграли самолет РЭББ и новые средства поражения.

Но не только новые работа по военному искусству были необходимы при проведении диссертационного исследования; большое значение имело обращение и к относительно старым книгам и работам советских и зарубежных авторов. Одной из таких книг стала небольшая работа М.Сковородкина "Тактика как составная часть военного искусства (тактика как научная теория)", опубликованная в 1956 году. В ней, например, справедливо обращается внимание на роль тактики в формулировании задач по созданию новых образцов вооружений и военной техники, которая иногда игнорируется учеными-международниками: "В ряде случаев тактика ставит задачи по созданию новых образцов вооружения, наиболее отвечающих изменившимся условиям ведения боя. Появление танка в первую мировую войну явилось результатом прямого требования тактики, которая не могла с помощью имевшихся средств борьбы найти выхода из позиционного тупика.

Эти и другие работы советских военных специалистов, посвященные проблемам военного искусства, стали составной частью фундамента теоретического исследования.

Важную роль сыграли и другие теоретические работы советских и зарубежных военных специалистов, в которых рассматривались отдельные теоретические вопросы военного искусства, имеющие однако немаловажное значение для цели работы. К ним относятся такие, например, как: Я.Джевекогоо и Т.Пюро "Проблемы развития военного искусства". М., 1958; В.К.Коноплева "Научное предвидение в военном деле". М., 1974; И.С.Никитина "Подразделения в бою". М. 1985; И.М.Ананьева "Танковые армии в наступлении" М., 1988 и др. В связи с тем, что в диссертационном исследовании важная роль принадлежит изучению современной военной стратегии США, автором были изучены работы следующих советских военных ученых в данной области.
Вместе с тем большую помощь в работе оказало знакомство с исследованиями советских военных ученых, посвященных отдельным, специальным вопросам военного строительства и военного искусства: военно-техническим, научно-техническим, организационным и другим. Советская военная наука уделяет много внимания исследованию и анализу закономерностей развития военного строительства и военного искусства, особенностям научно-технических достижений в военном деле.

Поэтому важное внимание при работе над диссертацией было уделено изучению оценок советских военных специалистов, прежде всего, в области военной политики, военной доктрины, военного строительства и военного искусства США. Изучение специальной советской военной литературы, включая специализированные издания видов Вооруженных Сил СССР, в которых внимательно рассматриваются процесса совершенствования американского военного потенциала и военного искусства по отдельным направлениям, стало составной частью работа над диссертацией.
Важное значение имела публикация в 1988 году книги В.Ф.Халипова "Военная политика КПСС", в которой большое место отводится теоретическим и методологическим основам советской внешней политики, значению марксистско-ленинской теории в выработке военно-политических концепций соответствующих современному этапу и перспективам развития мирового сообщества. В ней, в частности, автор пишет и о советской военной доктрине, которая представляет собой систему основополагающих взглядов на предотвращение войны, на военное строительство и подготовку страны и Вооруженных Сил к отражению агрессии, на разработку способов ведения вооруженной борьбы в защиту нашего государства. Из этого следует, что военная доктрина СССР, как и военная доктрина Организации Варшавского Договора направлена исключительно на предотвращение войны, имеет подчеркнуто оборонительный характер.

Анализу военно-силовых методов во внешней политике США посвящена работа П.П.Тимохина ("Военно-силовая политика США". М., 1987), в которой на большом фактическом материале рассматривается существо американских подходов к оценке роли и значения военной сила в качестве внешнеполитического инструмента, анализируются их основы, показывается широкий спектр средств и способов, к которым прибегают правящие круги Соединенных Штатов в международных отношениях, используя военную силу. Так, автор делает важный вывод, анализируя формы вооруженного насилия, применяемые США: "...военное насилие в том виде, в котором его практикует американский империализм, - это не просто применение вооруженных сил. Оно представляет собой сложное сочетание манипуляции силой и вооруженного насилия". При этом П.П.Тимохин следующим образом разделяет эти два понятия: "Манипуляция силой - это маневрирование США на мировой арене в целях улучшения международных позиций этой страны с использованием таких инструментов силовой политики, как гонка вооружений, блоковая политика, поставки оружия и т.д. Вооруженное насилие представляет собой крайний вид принуждения, подчинения противника своей воле с помощью оружия. Оно выступает в двух основных формах - прямого применения вооруженных сил и угрозы прибегнуть к военной силе".

Одной из последних попыток исследования сущности современных войн стала книга, написанная сотрудниками Института военной истории министерства обороны СССР Ю.Я.Киршиным, В.М.Поповым и Р.А.Савушкиным (отв.ред. чл.-кор. АН СССР П.А.Жилин. М.: Наука, 1987). В ней ставилась задача изучения политического содержания войн между капиталистическими и социалистическими государствами, а также между империалистическими странами и освободившимися, между капиталистическими странами, стоящими на разных уровнях развития. Принимая во внимание, что в нынешней международной обстановке и на нынешнем этапе развития человеческого общества наиболее опасны и вероятны войны между государствами двух противоположных, капиталистической и социалистической, систем, авторы основное свое внимание сосредоточили на исследовании политического содержания именно таких войн, выявления их социально-политических и военно-технических особенностей. Большое внимание было уделено в работе выяснению специфики мировых войн. Так, авторы, в частности, пишут: "Мировая война, если она будет развязана империализмом, явится решающим военным столкновением государств обеих социальных систем и в то же время неизбежно затронет жизненные интересы практически всех народов, всех политических сил современности, ибо в ней будет разрешаться основное противоречие эпохи. Мировой эта война станет не только с точки зрения ее масштабов, но прежде всего как продолжение всей мировой политики..." И далее: "Если возникнет новая мировая война, она представит собой невиданное по ожесточенности глобальное противоборство многомиллионных коалиционных вооруженных сил и будет вестись с самыми решительными политическими и стратегическими целями. В ней невозможны компромиссы.

Вместе с тем авторы не раскрывают какими средствами конкретно и в каких условиях может вестись такая война, т.е. совершенно опускают военно-стратегические и военно-технические аспекты возможной войны. А ответ на эти вопросы нужно было бы дать потому, что справедливо возникает сомнение относительно того, какие же политические цели может достичь империализм в результате такого "бескомпромиссного" использования военной силы в условиях военно-стратегического равновесия. В этом, на мой взгляд, серьезный недостаток работы.
Во многом освобождены от таких недостатков солидные работы, опубликованные в самое последнее время. Речь идет в первую очередь об очень нужной монографии "Эволюция военного искусства: этапы, тенденции, принципы" М., 1988 г., подготовленной коллективом авторов, а также монографии Н.П.Вьюненко, Б.Н.Макеева и В.Д. Скугарева "Военно-морской флот: роль, перспективы развития, использования" М., 1988 г. и книги В.К.Бабича "Авиация в локальных войнах". М., 1988 г. В этих работах примечательно не только то, что они рассматривают способы использования военной силы в современных условиях, но и в целом ряде случаев по-новому ставят военно-технические вопросы развития военного искусства.
В ряде работ советских авторов, опубликованных в 80-е годы дается важный для диссертационного исследования анализ сущности нынешнего этапа научно-технической революции, ее специфических особенностей и закономерностей. Ознакомление с этими работами было необходимо для получения более полного представления о важнейших особенностях современного этапа военно-технической революции, тех потенциальных возможностях науки, техники и технологии, которые могут быть использованы и используются правящими кругами США в военных целях. Среди таких работ можно выделить следующие: В.С.Малов и Е.Г.Кленикова. "Научно-технический потенциал: методологические проблемы исследования. М.: ВНИИСИ, 1983; И.А.Апокин. Кибернетика и научно-технический прогресс. М., 1982; И.А.Козиков, П.А.Цыганков. Критика буржуазных концепций научно-технической революции. М., 1982; А.П.Кудряшов, А.В.Безруков. НТР и экономический прогресс. М., 1981; Актуальные вопросы научно-технической революции. М., 1982; А.Н.Ефимов. Информационный взрыв: проблемы реальные и мнимые. М., 1985; Г.Д.Данилин. Ускорение темпов научно-технического прогресса: миф и действительность. М.: ИНИОН, 1984; В.И.Коваленко. НТР и проблемы мирового общественного развития. М., 1986; Г.С.Хозин. Могущество и бессилие: научно-техническая революция и политика империализма. М., 1986. При этом хотелось бы особо выделить работу Г.Р.Громова "Национальные информационные ресурсы: проблемы промышленной эксплуатации". М.,1983 г., посвященную информатике, ее роли в экономическом и политическом могуществе государств.

В современных условиях к числу важнейших технологических, направлений, несомненно, относится развитие информационной технологии на базе новейших достижений в области электроники - этой главной современной материальной основы всех систем оружия и техники. Причем есть все основания предполагать, что к концу нынешнего века информация превратится в важнейший ресурс, определяющий экономическую, политическую и военную мощь страны. "В конце этого столетия, - справедливо считает советский ученый Г.Р.Громов, - информационные ресурсы станут основным национальным богатством, а эффективность их промышленной эксплуатации во все большей степени будет определять экономическую мощь страны в целом.
Положение дел в области информационной технологии и, в частности, электроники, сейчас уже становится одним из решающих факторов, определяющих современное состояние и перспективы соревнования СССР и США.

Среди справочных изданий хотелось бы отметить впервые опубликованный в 1983 году "Военный энциклопедический словарь", публикацию, также впервые, в 1985 году издания "Космонавтика. Энциклопедия", освещающее практически все аспекта космонавтики как новой отрасли научных исследований, работы "Что есть что в мировой политике" (1-е издание вышло в 1986 г., 2-е - в 1987 г.), справочника "Научно-техническая революция" (1-е издание вышло в 1987 г.), других справочных изданий, прежде всего словарей, впервые опубликованных в 80-е годы в СССР.

При исследовании эволюции военной доктрины государства необходимо помнить, что, в отличии от изучения теоретических и методологических вопросов военной доктрины, особое значение приобретает анализ взглядов высшего политического и военного руководства страны, которое выражает отношение государственной власти к формированию и формулированию основополагающих принципов военной доктрины государства. Поэтому при подготовке диссертационной работа использовано значительное число официальных документов и материалов, относящихся к военной доктрине США, прежде всего, высшего американского политического и военного руководства. Критическому анализу были подвергнута прежде всего выступления, послания, обращения и интервью президентов США, вице-президентов и других членов Совета национальной безопасности. Особое значение уделялось анализу докладов министров обороны США, их заместителей, директоров Управления перспективных военных исследовательских проектов (ДАРПА, документов Комитета начальников штабов (КНШ, а также определенное значение имело рассмотрение соответствующих разделов государственного бюджета Соединенных Штатов.

При работе над диссертацией широко использованы материалы таких исследовательских центров США, как "Херритидж Фаундейшн, "Армз контрол ассошиэйшн, "Федерации американских ученых, "РЭНД корпорэйшн "Брукингского института и других, а также результата работы Исследовательской службы конгресса США, информационного агентства США, информационные материалы, подготовленные службами министерства обороны США и другими министерствами и ведомствами страны, другие источники.

Среди этой группы источников особо хотелось бы выделить ряд ставших периодическими документов, посвященных практически целиком военной доктрине США. Это прежде всего доклады американского президента "Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов", дважды подготовленные для американского конгресса. В центре этих докладов, как отмечал бывший президент Р.Рейган, находится стремление максимально эффективно использовать "...основные элемента государственного могущества - дипломатические и информационные, экономические и военные... для достижения наших национальных интересов и обеспечения целей мира, безопасности и свободы. Этот доклад, - также признает американский президент, - анализирует основные политические, экономические и военные угроза нашим интересам и ставит на обсуждение стратегии, которые, как мы верим, в наибольшей степени соответствуют необходимости ответа на эти угрозы.

Практически в этих докладах дается анализ основных аспектов социально-политической стороны американской военной доктрины: специальные разделы посвящены положению США в мире, интересам и целям внешней политики США, средствам их достижения. Собственно военная сила среди этих средств обеспечения политических интересов выступает одним из инструментов американской политики. Такой подход к военной силе - как одного из "интегрированных элементов американской мощи" - позволяет нам лучше понять почему правящие круги США не сводят весь спектр возможных средств внешней политики только и исключительно к вооруженному насилию.

В целом же доклад американского президента в сжатой, очень концентрированной по форме изложения справке за подписью президента дает достаточно полное представление о принципах и целях американской внешней политики, основных средствах их достижения.

Принципиальные положения американской военной доктриной более подробно рассматриваются в ежегодных докладах министров обороны США конгрессу страны. Большая часть таких докладов посвящена планам военного строительства - основным направлениям и конкретным программам, - однако им всегда предшествует значительный по объему раздел, в котором рассматриваются и другие проблемы американской военной доктрины: интересы и цели обеспечения безопасности, основные положения военного искусства, отношение с союзниками и другие военно-политические проблемы, раскрывающие сущность военной доктрины страны. Так, в докладе бывшего министра обороны Ф.Карлуччи за 1989 финансовый год специальный раздел выделен для характеристики "доктрины "соревновательные стратегии", в котором, в частности, предлагается одно из определенной этой "доктрины": "Соревновательные стратегии - это метод стратегического мышления, который рассматривает нашу национальную оборонительную стратегию в категориях наших (интересов - А.П.) долгосрочных взаимоотношений с СССР.
Таким образом безусловно сильная сторона докладов министров обороны - разделы о военном строительстве и военной стратегии - не только во многом дополняют и раскрывают содержание соответствующих докладов американского президента, но и дают достаточно полное представление о принципиальных вопросах значительной части американской военной доктрины.

К числу наиболее важных источников, на наш взгляд, следует отнести и подготавливавшийся дважды доклад Комитета начальников штабов США "Военная политика США" в I988/I989 ф.г. Эти документы представляют собой систематизированную подборку, в которой тезисно, в очень сжатой форме, раскрываются основные положения американской военной политики. Сказанное означает, что и практически все основные аспекты военной доктрины США в сжатой форме нашли свое отражение в этих документах.

Вместе с тем подобная концентрация, лаконизм изложения материалы неизбежно ведут к тому, что уровень обобщения в изложении чрезвычайно высок: фактически это ведет к превращению документа в своего рода "тезисы американской военной политики", что, естественно, требует привлечения более широкого круга источников и литературы для более подробного анализа отдельных положений, Так, например, в разделе, посвященном принципам американской военной доктрины, в котором рассматриваются такие крупные вопросы, как: взаимосвязь ядерного сдерживания и ограничения ядерных вооружений, глобальная военно-политическая обстановка, принципы отношения с союзниками, стратегия ведения конфликтов низкой интенсивности и соревновательная стратегия и другие - все эти вопросы изложены на 7 страницах, что, конечно же, явно недостаточно для анализа.

К числу наиболее важных источников следует отнести, на наш взгляд, и документы, являющиеся, строго говоря, полуофициальными, авторы которых однако в сипу своего положения, опыта и авторитета занимают выдающееся место в американском политическом и военном истэблишменте. В этом ряду особо хотелось бы отметить подготовленный группой американских экспертов под руководством Ф.Икле и А.Волстеттера, а также З.Бжезинского, Г.Киссинджера, Дж.Холлоуэйя и других доклад "Дифференцированное сдерживание". Этот доклад, наш взгляд, является одним из наиболее разработанных и фундаментальных документов, подготовленных в самое последнее время, в котором анализируется долгосрочная стратегия США. По существу, этот доклад представляет собой прогноз-рекомендацию эволюции американской военной доктрины на перспективу ближайших десятилетий. В нем рассматриваются достаточно подробно такие принципиальные вопросы американской военной доктрины, как: изменения в системе безопасности государств на международной арене, интересы США в районах, охваченных военными конфликтами между развивающимися государствами, разработка стратегии противоборства с СССР. В особые разделы вынесены вопросы ядерной стратегии, стратегии в области использования достижений новейших технологий и другие.

Кроме этого, к числу авторитетных источников для исследования американской военной доктрины, на наш взгляд, следует отнести материалы и документы, подготавливаемые такими организациями и институтами, как: "Херритидж Фаудэйшн", "РЭНД корпорейшн", "Брукингский институт" и некоторые другие, работающие по заказам и в тесном взаимодействии с государственными - политическими и военными - органами. Из опыта личного общения автора диссертации следует? что документы, подготовленные в этих центрах отражают если не позицию, то образ мышления, направленность подходов военно-политической элиты государства. Очень часто авторы таких документов занимают ответственные посты в администрации. Так, примечательно, что автор значительной части военно-политического раздела документа "Мандат для руководства III", подготовленного "Херритидж Фаундэйшн", Ким Холмс - занял пост помощника заместителя министра обороны США по военно-политическим вопросам.
Следует признать, что эти материалы и документа - несмотря на явную их идеологизацию и пропагандистскую нагрузку - представляют собой серьезный анализ, в котором отражена позиция значительной части правящих кругов, находящейся у власти в сегодняшних Соединенных Штатах.

Учитывая, что исследование военной доктрины США предполагает изучение взглядов высших политических и военных представителей правящей элита, в диссертационной работе было важно рассмотреть оценки тех лиц которые относятся или относились к этой категории: Д.Ачесона, М.Банди, Б.Баруха, З.Бжезинского, Б.Броди, Г.Брауна,С.Вэнса, А.Гудпастера, К.Грея, Л.Джонсона, Ф.Икле, Ф.Карлуччи, Дж.Кеннана, Г.Киссинджера,Р.Клайна, М.Лэйрда, Р.Мак-намары, Р.Никсона, Нанис, П.Нитце, У.Перри,Д.Рамсфельда, Д.Рас-ка, Р.Рейгана, Г.Трумэна, Дж.Смита, К.Уайнбергера, А.Уоктеттера, Дж.Форрестола, А.Хейга, Дж.Шлессинджера, Д.Эйзенхауэра и др.

Немаловажное значение имело и уяснение взглядов американских и западноевропейских исследователей, военных, в том числе и находящихся на действительной службе, членов конгресса США на различные аспекта военной доктрины Соединенных Штатов.

Среди специальных периодических военно-политических и военно-технических изданий капиталистических государств в процессе работа использовались журналы: "Эйр Форс Мэгэзин" (Вашингтон, США), "Армд форсис джорнэл" (Вашингтон, США), "Армд форсис" (Лондон, Великобритания), "Бизнес Уик", "Дефенс", "Дефенс дэйли", "Джейнс дефенс уикли", "Интернэшнл дефес ревью", "Милитэри Тнолоджи", "Милитэри Ревью", "Нашнл Дефенс", "НАТО сикстин нэйшнс", "Нейви интернэшнл", "Сигнад", "Си пауар", "Ю.С.Нэвэл Инститьют Просидингз", которые дают богатяй фактический материал для исследователя.

Изучение военной политики и военной стратегии США связано с серьезными трудностями, вызванными как деликатностью темы, так и обилием публикуемого по ней материала. Поэтому автор согласен с утверждением американского исследователя А.Л.Хорелика, заявившего на международной конференции организованной военно-воздушной академией США в 1973 году, что "лица, изучающие военные доктрины, должны уходить от огромного количества разнообразных источников... и прокладывать свой собственный путь через густой туман неопределенности, который укрывает наиболее важные вопросы. Изучая широкий спектр западных исследований, диссертант учитывал это обстоятельство и стремился к тому, чтобы не оказаться в роли исследователя, некритически изучающего имеющиеся в его распоряжении факта.
Принципиально важным в этой связи автор считал проработку большого массива информации, поиска и анализа значительного числа взаимосвязей, что в своей совокупности могло бы дать достаточно объективное представление от эволюции американской военной доктрины. Вместе с тем невозможно практически, да и вряд ли нужно с точки зрения целесообразности, исследование всего комплекса проблем и источников, охватываемых понятием "военная доктрина": напомним, что она объединяет наиболее общие, официально принятые взгляды на роль, значение и место военной силы в политике государств. Поэтому автор не считал необходимым охват всех или большей части источников (в особенности если речь идет об академических исследованиях), ограничившись официальными или близкими к официальным взглядам.

Основные положения и выводы, выдвинутые на защиту

I. К середине 80-х годов в военно-политической области сложилась качественно новая угроза для самого существования человечества, ликвидировать которую можно было только качественно новыми средствами. Традиционный дипломатический механизм с необходимой эффективностью не срабатывал: процесс ограничения гонки вооружений, укрепления международной безопасности явно отставал от дестабилизирующих военно-политическую ситуацию тенденций. Другими словами, жизнь поставила в качестве первоочередной задачи создание принципиально нового подхода, механизма в решении военно-политических проблем. Эта потребность и стала той первопричиной, которая находилась в основе становления самой возможности гласного обсуждения и сопоставления военных доктрин государств. Эта непростая задача, требующая неординарной смелости и оперативности в разработке и принятии важнейших военно-политических решений, с одной стороны, и чрезвычайной осторожности, взвешенности и предусмотрительности, с другой. Вместе с тем выдвижение в мае 1987 года социалистическими странами-участницами ОВД документа о военной доктрине, последующие шаги СССР сами по себе не сняли все вопросы, не сделали ясным все положения относительно характера военных доктрин. Было бы правильнее сказать, что эти шаги лишь началом нового процесса - беспрецедентного в человеческой истории - открытой дискуссии по наиболее чувствительным вопросам безопасности, который требует динамичного развития.

Анализ основных направлений эволюции военной доктрины США показывает, что возможность обсуждения и сопоставления военных доктрин США и СССР, НАТО и ОВД не только реальна, но и стала политически необходимой, практически возможной, а научно-подготовительная работа к ней - объективной потребностью. Сейчас остро стоит проблема сбора, обобщения и анализа большого массива информации о военных доктринах государств, разработка методик их исследования и сопоставления, привлечение к сотрудничеству над работой по этой теме широкого круга ученых и специалистов на междисциплинарной основе. Необходимо начать широкую научно-политическую дискуссию на международном уровне по этим проблемам, результаты которой имели бы самое непосредственное значение для практической политической работа. Автор рассматривал свою диссертационную работу как попытку внести свой вклад в такую дискуссию.

2. Наравне с мерами по снижению уровня военного противостояния, выступающими стержнем новой военной доктрина стран-участниц Варшавского Договора, страны-участницы ОВД вынуждены предпринимать соответствующие шаги, направленные на поддержание военно-стратегического равновесия в мире, содержать свои вооруженные силы в таком составе и на таком уровне, которые позволили бы им отразить любое нападение извне при самых неблагоприятных условиях. При этом стремление сохранить паритет - не самоцель. Сам по себе паритет, особенно на более высоких уровнях в условиях НТР, не может явиться гарантией от нападения. Поэтому в военной доктрине социализма ясно сформулирована задача не просто сохранить военно-стратегическое равновесие, но поддержание его на все более низком и менее опасном уровне военного противостояния - вплоть до пределов разумной достаточности, необходимой для обороны.

Подобные масштабы сокращения и уничтожение целых классов вооружений предполагает, что эти меры должны быть дополнены крупными шагами в военно-политической и военно-технической областях, направленных на снижение конфронтации и укрепления доверия государств в отношении политики друг друга.

Взятое в комплексе, все эти шаги имеют целью создание таких условий, при которых ни одна из сторон не имела бы мотивов и физической возможности для внезапного нападения. Важная роль в ряду этих мероприятий должна принадлежать шагам в области уточнения представлений о характере военных доктрин противостоящих друг другу военно-политических союзов, снятию накапливающихся годами и десятилетиями взаимных подозрений относительно планов использования вооруженных сил. Это важная область военной разрядки, недооценивать значения которой сегодня опасно. Цель здесь, говоря коротко, заключается в том, чтобы привести военные доктрины, концепции и планы оперативного использования вооруженных сил в конечном счете в такое состояние, когда они базировались бы на строго оборонительных принципах. Вот почему сегодня особенно актуальна реализация предложения стран ОВД о публичном обсуждении военной деятельности двух военных союзов.

В ходе такого открытого обсуждения между представителями СССР и США, НАТО и ОВД военных доктрин этих союзов можно было бы обсудить такие вопросы, как планы использования вооруженных сил, объем и предмет сокращений элементов вооруженных сил и вооружений, существующие асимметрии и дисбалансы, а также какие вооружения можно было бы оставить для целей обороны и в каких количествах, а какие нет, с тем чтобы оставшиеся укрепили международную безопасность, но не подорвали ее.

3. На состояние и перспективы развития военно-политических аспектов международной безопасности самым непосредственным образом оказала воздействие эволюция современной военной доктрины США, которая за последнее десятилетие претерпела существенные изменения. В эти годы на формирование военной доктрины оказывали воздействие ряд прежних, а также новых международных факторов. Среди них особо следует выделить, во-первых, ускоряющийся процесс изменения соотношения сил в мере, который ведет к складыванию нового экономического, научно-технического, технологического, а значит и военно-политического баланса сил за счет появления новых "центров силы" - Японии, КНР, других государств; во-вторых, революционные последствия ускорения в 80-е годы "технологической революции", которые изменили как экономическую базу всего человечества, так и повлекли за собой самые радикальные изменения в материальной базе средств ведения вооруженной борьбы, что, в свою очередь, повлекло за собой и начало революционного процесса в области военного искусства; в-третьих, обе вышеперечисленные причины ускорили формирование третьего фактора: появление на международной военно-политической арене новых субъектов - целого ряда быстро растущих в военном отношении государств, влияние которых прежде серьезно не учитывалось при анализе соотношения сил между Западом и Востоком; в-четвертых, в качестве важного фактора, влияющего на формирование военной доктрины США, следует выделить и широкий комплекс изменений, произошедших во второй половине 80-х годов в военно-политической области в связи с изменениями во внешней политике социалистических государств-участниц Варшавского Договора. Борьба этих стран за понижение уровня военной конфронтации, крупные и смелые инициативы в военной области, включая и односторонние шаги по сокращению вооружений внесли свой вклад в оценку правящими кругами США степени "угрозы" их интересов в мире, объективно затруднили задачу взвинчивания военных приготовлений и военных расходов.

В немалой степени на эволюцию военной доктрины США оказала влияние и растущая оппозиция среди реалистической части правящих кругов США взятому курсу на форсирование военных приготовлений, что не могло не найти своего отражения в противодействии конгресса исполнительной власти, ограничении военных ассигнований.

4. Правящим кругам Соединенных Штатов придется во все большей степени считаться с изменением соотношения сил (политических, экономических, военных и идеологических) в мире не только по отношению к странам социалистического содружества, но и в гораздо большей степени, чем прежде, по отношению о другими государствами: капиталистическими, социалистическими, развивающимися. Объективные процессы экономического, технологического и военного развития, происходящие в этих странах, неизбежно ведут к падению абсолютного значения роли военной силы США в мире, вынуждают военно-политическое руководство США учитывать эти факторы, корректировать свою военную доктрину, заниматься поиском новых способов применения военной силы, осуществлять наиболее эффективные и рациональные программы в области военного строительства. Учет этих факторов в военной доктрине США будет все более весомым и заметным, что неизбежно отразиться и на внешнеполитическом курсе правящих кругов в будущем по мере изменения соотношения сил в мире в пользу нарождающихся "центров силы", будет вероятно ограничивать способность правящих кругов использовать военно-силовые методы в своей внешней политике. Одновременно этот процесс стимулирует поиск правящими кругами США новых способов и форм использования вооруженного насилия, а также поиску новых партнеров и союзников, блокировке с одними государствами против других.

5. Анализ особенностей эволюции американской военной доктрины в послевоенные десятилетия показывает, что правящие круги Соединенных Штатов постоянно вели активный поиск наиболее эффективных в политическом и военном отношении средств и способов реализации своей военной силы в практике международных отношений, рассматривали военную силу в качестве решающего, в конечном счете, внешнеполитического инструмента, стремились сохранить возможность его применения в любой исторической и политической ситуации. Подобная абсолютизация роли военной силы не означает, однако, что правящие круги США рассматривали ее использование всегда как наиболее эффективное средство воздействия - такая примитивизация функций военной силы означала бы отказ от других форм воздействия на оппонента: политических, экономических, идеологических, дипломатических и др., использование которых в ряде случаев более эффективно. Правящие круги США зачастую сочетали военные и невоенные формы воздействия, либо отдавали предпочтение только невоенным, применение которых, в случае достижения желаемого результата, чревато гораздо меньшими политическими, экономическими и моральными издержками.

Военная доктрина США рассматривает также как более эффективное и желательное косвенное (политико-психологическое) использование военной силы в противовес прямому, непосредственному применению вооруженного насилия. Такое косвенное использование военной силы - в виде явных угроз, или "создания силового фона" для внешней политики - рассматривается руководством Соединенных Штатов как более предпочтительное с политической и военной точек зрения. Важно, однако, понимать, что подобные угрозы и силовые методы эффективны лишь в том случае, если США обладают действенными средствами подкрепить свои угрозы реальными акциями, а также когда у правящих кругов Соединенных Штатов существует относительно единство по вопросу об использовании военной силы. Эти два обстоятельства не следует недооценивать, так как ими объясняется диалектическое единство обеих форм применения военной силы: прямой и косвенной. Границы между ними, в соответствии с военно-политическим мышлением в США, должны быть весьма неустойчивыми, размыты, с одной стороны, и угроза применения военной силы должна рассматриваться как абсолютно реальной, с другой.

6. В соответствии с изменением военно-политических установок и радикальным переменам в материальной базе средств ведения войны в 80-е годы был начат процесс изменения способов и форм вооруженной борьбы; были разработаны новые концепции: "всеобщей неядерной войны", "морской стратегии", "воздушно-наземной операции (боя)", "план Роджерса" и др. Появление этих концепций стало закономерным итогом развития военно-политических установок и форсированного применения результатов НТР в военно-технической области.

В настоящее время изменения во всех областях военного искусства имеют революционный характер: под воздействием военно-политических и военно-технических факторов пересматриваются все основные положения военной стратегии, оперативного искусства и тактики. По существу речь идет о создании новой теории военного искусства. Очевидно, что эти революционные изменения оказывают самое непосредственное воздействие на состояние и перспективы развития международной безопасности. Вот почему в настоящее время становится особенно актуальной дискуссия на самых различных уровнях по поводу последствий развития военного искусства для международной безопасности.

Процесс изменения форм и способов вооруженной борьба, вместе с тем, нужно рассматривать как лишь набирающий свою силу, формирующийся в связи с поступлением новых образцов оружия и военной техники, средств боевого управления ими. Это означает, что концепции, сформулированные в своей массе в первой половине 80-х годов, будут существенно уточняться и развиваться, могут претерпеть коренные изменения. Не исключается и разработка еще более новых концепций, развивающих принципы, заложенные в существующие идеи относительно способов применения вооруженного насилия. Тем самым можно констатировать, что мы находимся на переломном этапе в развитии военного искусства, характеризующемся необычно быстрой динамикой в изменении подходов правящих кругов США к формам и способам использования военной силы.

7. Указанные перемены имеют важное значение для международной и национальной безопасности, ибо ведут в конечном счете к расширению спектра возможных способов применения вооруженного насилия, их разнообразию, увеличению, как это объясняется правящими кругами США, способности "гибкого", "дифференцированного" использования военной силы в качестве внешнеполитического инструмента. Особенно опасно развитие этих тенденций применительно к стратегической области: новые концепции "ограниченной", "продолжительной", "управляемой" и т.д. ядерных войн объективно ведут к нарастанию угрозы международной безопасности. Взятые же в комплексе с концепциями "стратегической обороны", они еще больше увеличивают эту угрозу, оказывают стимулирующее воздействие на гонку вооружений и рост конфронтационных тенденций. Имеется в виду резко увеличить возможности "дифференцированного" или "избирательного" применения военной силы, т.е. разработки самого широкого спектра возможных способов использования вооруженного насилия прежде всего за счет расширения числа вероятных способов применения военной силы на нижних уровнях развития эскалации.

Такие новые способы применения вооруженного насилия должны, в соответствии с американской военной доктриной, соответствовать вполне определенным критериям, важнейшие из которых, на наш взгляд, следующие: во-первых, обеспечение возможности достижения победы на любом уровне ведения военного конфликта - от конфликтов самой низкой интенсивности, до конфликтов с массированным применением ядерного оружия; во-вторых, обеспечение возможности гибкого использования военной силы в любом районе планета и в масштабах, соответствующих решаемой политической задачи; в-третьих, обретение возможности контролировать ход и исход ведения вооруженного конфликта, угрожая, в случае необходимости, его эскалацией. Тем самым предусматривается обеспечить политику США качественно новыми возможностями использования военной силы, которое рассматривается в качестве важнейшего условия осуществления эффективной внешней политики США и НАТО.

Причем, чем больше будет таких возможностей, тем охотнее и быстрее правящие круги США и других стран-членов НАТО будут использовать военную силу в качестве внешнеполитического инструмента, в т.ч. и в прямой, военной форме.

8. Важной характерной чертой военной доктрины Соединенных Штатов на всем протяжении послевоенного периода было стремление правящих кругов страны сохранить и увеличить военно-техническое ("технологическое") превосходство, опережающее использование в этих целях новейших достижений науки и техники, создание ситуации "технологических прорывов", получившее в ряде американских источников название "доктрины качества". Эту характерную черту американской военной доктрины следует рассматривать как один из основополагающих принципов военного строительства в США, в соответствии с которым осуществлялись не только организационные, но и политические мероприятия. Стремление в любой ситуации сохранить военно-техническое превосходство является политической установкой правящих кругов Соединенных Штатов и в современный период, не ставится под сомнение ни при каких обстоятельствах.

Особую значимость такая установка приобрела на современном этапе научно-технического развития, который характеризуется взрывообразным появлением новейших технологий, способных привести к революционным изменениям в военном деле. Важнейшей особенностью нынешнего этапа военно-технической революции является то, что он охватывает все вида вооружений и военной техники, все формы военной деятельности, дает в результате многократное увеличение боевой эффективности средств вооруженного насилия, резко увеличивает спектр возможных способов использования военной силы. В этих условиях сохранение установки на военно-техническое превосходство означает в конечном счете ускорение качественной гонки вооружений по всем направлениям, вовлечение в военное противоборство все новых и новых областей человеческой деятельности. Такая установка объективно ведет к подрыву усилий на ограничение гонки вооружений, канализирует процесс переговоров о сокращении вооружений в количественное русло, что не может являться в современных условиях само по себе уменьшением военного противостояния.

9. Важнейшей научно-технической особенностью эволюции американской военной доктрины выступает резкое повышение роли информатики и информационных ресурсов, значения автоматизации и всей управленческой деятельности, что самым непосредственным образом отражаются на военно-политической ситуации в мире, отношениях между двумя крупнейшими противоборствующими в военной сфере сторонами - СССР и США.

Следствием этого стало то, что гонка вооружений, как процесс количественного накопления и качественного совершенствования вооружений и военной техники, в середине 80-х годов вступила в новый, принципиально отличный этап своего развития, охватывающий - и это надо подчеркнуть особо - все виды и системы оружия и военной техники, все формы военной деятельности. Материальной основой этого этапа выступают новейшие достижения науки и техники, полученные в последние годы, прежде всего в области микроэлектроники и электронно-вычислительной техники, использование которых реализуется в военном деле в создании самого широкого спектра средств боевого управления оружием, военной техникой, а также вооруженными силами? Применение новейших электронных технологий ведет к целому ряду кардинальных изменений в военных областях: созданию принципиально новых средств поражения (высокоточных систем ядерного и обычного оружия) и дистанционно управляемых роботов; коренной модернизации бортовых электронных комплексов; совершенствованию всей системы управления оружием и войсками; повышению боеготовности и сокращению эксплуатационных расходов на содержание военной техники. Это ведет в конечном счете к тому, что все большее место в процессе создания оружия уделяется его информационному обеспечению, или показателю "информовооруженности". При этом разработка новейших систем боевого управления, связи и разведки оружием и техникой становится определяющим фактором в совершенствовании вооружений, решающим направлением военно-технического соперничества.

10. По мере развития нового этапа НТР, усложнения оружия и военной техники все более важное значение начинают играть новые виды оружия, которые условно можно назвать "контруправленческие", т.е. такие виды и системы оружия и военной техники, которые предназначены непосредственно для уничтожения (вывода из строя), либо изменения алгоритма управления военных систем противника.
Увеличение уязвимости систем оружия и военной техники - объективный процесс, который будет и далее развиваться по мере усложнения вооружений и систем обеспечения. Данный вывод, на наш взгляд, имеют два последствия:
С точки зрения планов военного строительства это означает, что все больше ресурсов будет выделяться на разработку "контруправленческих" средств вооруженной борьбы, а также методов и средств защита от них. Этот вывод необходимо учитывать при дальнейшем анализе перспектив эволюции военной доктрины США, разработке методик их сопоставления и т.д.

С точки зрения политической, данный вывод означает, что необходим международный механизм? который бы гарантировал защиту национальных средств управления, имеющих жизненно важное значение, а также предполагал возможность создания таких средств на международной основе (например, спутников раннего оповещения о ракетном нападении, спутников связи и т.д.).

II. Как следствие развития тенденций в военно-технической области в недалекой перспективе можно ожидать появление в ВС США и НАТО на всех уровнях "информационно-ударных комплексов", т.е. таких сверхсистем оружия, которые интегрируют в себе, в зависимости от поставленных перед ними военных задач, возможности новейших вооружений, связи, разведки и средств управления ими. Так, на тактическом уровне это может быть "разведывательно-ударный комплекс", предназначенный для самостоятельного решения отдельных военных задач.

На уровне оперативно-тактическом - это может быть группа подобных комплексов, объединенных с помощью единой системы боевого управления в некий "суперкомплекс". Наконец, на стратегическом уровне - это может выразиться в создании некоего интегрированного "наступательно-оборонительного" комплекса, включающего как наступательные виды оружия, так и систему обороны от них, например, ограниченную ПРО. Именно к этой цели, на наш взгляд, стремятся США, параллельно работая по трем направлениям; повышения боевой эффективности СНВ, систем боевого управления и работая над СОИ. Появление, а затем постоянный рост значения "информационно-ударных комплексов", например, в области обычных вооружений ведет к тому, что они станут, по всей видимости, решающим средством ведения вооруженной борьбы, которое по своей боевой эффективности многократно превосходит все иные наступательные системы оружия. Очевидно, что и учет этого фактора, при разработке схем сокращений обычных вооружений и вооруженных сил, должен быть особым. Схожая ситуация может сложиться и во второй половине 90-х годов в стратегическом звене, где также идет процесс интеграции стратегических наступательных и оборонительных вооружений.

12. Создание новейших систем боевого управления, связи и разведки предусматривает разработку и развертывание глобальной и комплексной системы управления вооруженными силами ив военных условиях, в том числе и в условиях ядерного конфликта. Иначе говоря, это создание высокоэффективного механизма по управлению ядерной и обычными войнами. При этом, перед таким механизмом ставятся вполне определенные и конкретные цели: координация всех составляющих ядерный потенциал США в условиях первого удара по территории СССР, комплексность всей системы управления и связи, ее неуязвимость, надежность, скрытость и т.п. - все это, по мнению США, обеспечит им "полный контроль" за развитием военного (в т.ч. ядерного) конфликта на любом его уровне и расстоянии, а также в масштабе времени, близком к реальному. Таким образом, ставится задача создания такой системы боевого управления и связи, которая бы на практике позволила Вашингтону реализовать планы по ведению "ограниченных", "локальных", "контрсиловых" и пр. "управляемых" и "продолжительных" ядерных конфликтов. Только при этом условии, считают американские специалисты, можно реализовать потенциальные возможности создаваемых в настоящее время в США новых систем стратегического ядерного оружия.

Создание глобальной и эффективной системы управления вооруженными силами США означает резкое увеличение возможностей всей военной машины, так как позволяет не только контролировать всю военно-политическую ситуацию в мире, но и концентрировать силы и средства на решающих, с политической точки зрения, участках, объединить отдельные системы в единый и эффективный боевой кулак.

13. Развитие указанных тенденций резко увеличивает значение предвидения в военном деле и политике. Ныне существенно важно иметь максимально полную информацию как об эволюции военно-политического мышления в США, так и о развитии всех передовых направлений и технологий в области вооружений и систем боевого управления, связи и разведки США, Японии и стран Западной Европы.

При этом особо важное значение будут иметь предсказание возможных "технологических прорывов" на наиболее перспективных направлениях развития средств информации и электронной технологии (опто-электронной и микроэлектронной и др.). Такие "прорывы" могут резко повлиять на боевую эффективность и возможности использования всего комплекса вооружений - от ядерных до обычных - и систем управления ими. Это непосредственно отразится, в свою очередь, на всем комплексе военно-политических отношений государств в мире, стратегическом балансе, стабильности военно-стратегической ситуации. Учитывая революционный характер изменений в средствах и способах ведения вооруженной борьбы, самые радикальные последствия этих процессов для международной безопасности, особенно возникает потребность в анализе перспектив развития научно-технической революции, программ военного строительства и военного искусства. Вот почему этим проблемам должно быть уделено самое пристальное внимание в увязке с долгосрочной внешнеполитической стратегией КПСС, перспективами перестройки и всеми имеющимися видами ресурсов. Составление таких прогнозов на межведомственной, междисциплинарной основе, по мнению автора, не только желательная, но и вполне решаемая задача.

14. Указанные выше особенности эволюции военной доктрины США имеют самое непосредственное отношение для процесса ограничения и сокращения вооружений, ведущихся в настоящее время переговоров между СССР и США.

Разработка новейших систем вооружений и военной техники наносит сильнейший удар по процессу ограничения и сокращения военных арсеналов. В настоящее время не существует соглашений, регламентирующих качественные ограничения большинства вооружений и военных систем. Между тем, как было показано, эти вооружения и военная техника оказывают решающее влияние на нынешнем этапе гонки вооружений на стратегический паритет, рост военных потенциалов, увеличение их эффективности и мощи. Представляется, что можно выделить следующие последствия, которые скажутся на подходе правящих кругов США к процессу ограничения и сокращения вооружений.
Соединенные Штаты и их союзники по НАТО в целом будут заинтересованы в сокращении ряда вооружений и конкретно тех систем оружия, которые отвечают следующим требованиям.

Во-первых, такие системы и виды вооружений, которые в меньшей степени затронута процессом внедрения новейших технологий, Поэтому США принципиально заинтересованы прежде всего в сокращении морально и физически устаревших видов и систем вооружений. Сказанное в полной мере относится как к стратегическим, так и обычным вооружениям.

Во-вторых, США заинтересованы также в таких количественных сокращениях, которые способны ограничить возможности СССР отвечать количественными мерами на качественные мероприятия, проводимые в целях повышения боевой эффективности вооруженных сил. Иными словами, такой шаг (или шаги) США объясняется не стремлением понизить уровень военного противостояния в той или иной области, а попыткой помешать Советскому Союзу компенсировать возможное временное отставание в качестве вооружений количественными мерами.

Возможные в ближайшей перспективе количественные сокращения вооружений и вооруженных сил, осуществленные в результате переговоров между СССР и США, ОВД и НАТО, не окажут радикального влияния на снижение уровня военного противостояния. Более того, можно предположить, что даже в том случае, если будут реализованы предложенные ныне СССР проекта сокращения ядерных и обычных вооружений, в результате быстрого роста боевой эффективности оружия и систем управления ими уровень военного противостояния в перспективе повысится. Для действительного снижения уровней военного противостояния преимущественно количественные меры, предложенные СССР, необходимо дополнить серьезными качественными ограничениями.

20 окт 1989
Москва

Док. 147155
Перв. публик.: 29.08.02
Последн. ред.: 21.10.11
Число обращений: 646

  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``