Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Открытое письмо депутатам Законодательного Собрания Красноярского края Назад
Открытое письмо депутатам Законодательного Собрания Красноярского края
Уважаемые коллеги!
Прошло около четырех месяцев с начала работы нынешнего созыва Законодательного Собрания Красноярского края. Времени на раскачку у депутатов нового созыва не было. Ситуация требовала немедленных действий. Основная причина этого - тяжелейший кризис, в котором оказалась бюджетная система края. К счастью, исполнительная и законодательная власти края сумели в конце концов преодолеть все противоречия, и край наконец получил главный финансовый документ - краевой бюджет.
Трагедия, случившаяся 28 апреля в Ермаковском районе, шокировала не только каждого жителя Красноярского края, но и миллионы людей в России и за ее пределами. Гибель человека - это тяжелейшая драма. Кроме того, авиакатастрофа унесла жизни тех, от кого прямо или косвенно зависели судьбы жителей края. Нанесен серьезный удар по системе управления краем, поэтому сегодня в крае представители всех ветвей власти, руководители и депутаты всех уровней должны объединить свои усилия, чтобы сохранить ситуацию под контролем. Я хорошо знаю, что долгое время одной из центральных тем, обсуждавшихся депутатами ЗС края, был вопрос об акциях Красноярской угольной компании (КУК). Сохранение контроля над ситуацией в `Красноярскугле` - вопрос непростой, требующий очень аккуратного и взвешенного подхода. КУК имеет огромное значение для края, поэтому этот вопрос вызвал горячие споры и дискуссии.
К сожалению, я не смог воспользоваться вашим приглашением и принять участие в последней сессии ЗС, посвященной ситуации вокруг акций КУК, так как получил его за несколько часов до начала сессии.
Очень огорчает, что при обсуждении этой важной темы многие использовали неточную, а зачастую и ложную информацию. Поэтому считаю необходимым напомнить, как развивались события вокруг компании. В 1999 году краю принадлежало 18 процентов акций КУК, 76 процентов находилось в федеральной собственности, а 6 процентов - у трудового коллектива.
Летом 1999 года правительство РФ приняло решение продать свой пакет акций КУК на инвестиционном конкурсе. Для этого было достаточно причин. Во-первых, пополнение федерального бюджета. После кризиса 1998 года страна находилась на краю пропасти. Денег в бюджете катастрофически не хватало. Напомню, что продажа федерального пакета КУК являлась частью программы реструктуризации угольной отрасли, которая была начата еще в 1996 году. Финансирование этой программы осуществлял Всемирный банк, софинансирование - `Эксимбанк` Японии, поэтому после приватизации акций КУК федеральный бюджет помимо 30 млн долларов, полученных за свой пакет, и погашения налоговых недоимок получил еще 200 млн долларов. Кроме того, федеральная власть фактически не управляла своей собственностью. Результатом этого явились многочисленные скандалы и попытки передела собственности через механизм банкротства.
Могли ли краевые власти повлиять на это решение? Очевидно, что нет. При любой попытке краевых властей помешать проведению инвестиционного конкурса Федерация реализовывала бы свой пакет на простом аукционе. В результате его собственником мог стать кто угодно, а край остался бы с неурегулированными социальными проблемами и многомиллионными налоговыми недоимками. Поэтому краевые власти вынуждены были начать переговоры с потенциальными участниками конкурса об учете интересов края.
В 1999 году желающих купить угольную компанию было немного. Соответствующие разрешения в Министерстве по антимонопольной политике получили 5 юридических лиц, среди которых были представители крупнейших российских финансово-промышленных групп. Напомню, что неурегулированная кредиторская задолженность компании составляла на тот момент почти 6 млрд рублей. Поэтому большинство участников после изучения финансового положения компании отказались вносить залог и принимать участие в конкурсе.
В феврале 1999 по результатам приватизационного конкурса, проведенного Российским фондом федерального имущества (РФФИ), победителем конкурса стала компания `КАТЭК-инвест`.
Очевидно, что администрация края не могла принимать участие в определении победителей конкурса. Но администрация открыто заявила о том, что для нее предпочтительным победителем конкурса будет `КАТЭК-инвест`.
Как я уже сказал, администрация края еще до проведения конкурса начала переговоры о сотрудничестве со всеми, кто проявлял интерес к КУК. С компанией `КАТЭК-инвест` краю удалось договориться о беспрецедентных уступках.
Я также принимал участие в этих переговорах, и поэтому в мой адрес было высказано немало несправедливых упреков в нарушении взятых на себя обязательств. При этом сам я никогда не занимался управлением Красноярской угольной компанией, а занимался поиском инвестиционных ресурсов для развития компании и решением некоторых социальных вопросов.
Какие это были обязательства? Во-первых, `КАТЭК-инвест` обязался как можно скорее выйти на полную уплату всех начисляемых налогов, чего в КУК не происходило уже много лет. Во-вторых, погасить имевшуюся задолженность по зарплате и социальным выплатам. В-третьих, не сокращать количество рабочих, занятых на производстве, и не снижать зарплату. В-четвертых, в целях экономии бюджетных средств отпускать бюджетным потребителям уголь по себестоимости. В-пятых, несмотря на соответствующий указ президента, не передавать на баланс муниципальных образований объекты социальной сферы, не обеспечив их содержание соответствующим ростом местных налоговых платежей. И главное, чтобы край мог участвовать непосредственно в управлении компанией и гарантировать выполнение всех обязательств, `КАТЭК-инвест` подписал договор о продаже краю 25,6 процента акций и соглашение о передаче 6 процентов акций в управление комитету профсоюзов. За 25,6 процента акций край перечислил 128 млн рублей и передал вексель Березовского разреза на сумму 156 млн рублей. Этот договор был одобрен Законодательным Собранием Красноярского края.
Однако в течение почти двух лет до выполнения инвестиционных условий ни `КАТЭК-инвест`, ни администрация края свои пакеты акций в собственность не получили, а управляли ими по доверенностям РФФИ. В связи с этим некоторые `эксперты` говорили о том, что краевой бюджет дал беспроцентный кредит частной компании, однако очевидно, что это не так. Полученные краем в управление акции давали абсолютно те же права, что и `КАТЭК-инвесту`. Это, в свою очередь, позволило провести через совет директоров ряд важных решений.
`КАТЭК-инвест` начал управлять компанией в июне 2000 года после проведения общего собрания акционеров, которое сформировало новый совет директоров, где было приблизительно поровну представителей края и `КАТЭК-инвеста`. До этого новый собственник изучал ситуацию на предприятии и готовил программу его развития.
Однако довольно скоро стало очевидно, что выручки, которую компания получает от продажи угля, не хватает не только на развитие, но и на выплату налогов и зарплаты. Именно поэтому у предприятия сложилась такая огромная кредиторская задолженность. КУК оказалась не просто убыточной, а хроническим банкротом, у которого задолженность росла как снежный ком. Новый собственник столкнулся с угрозой невыполнения взятых на себя обязательств.
Единственным выходом из этой ситуации было повышение отпускной цены угля. Это было очень тяжелое и непопулярное решение. Но оно было единственно возможным в этой ситуации.
Цена на уголь начала постепенно расти. Однако этот рост всегда учитывал необходимость сохранения ценового преимущества углей КУК в любом регионе России перед углями конкурентов. Кроме того, рост отпускных цен на уголь строго контролируется антимонопольным ведомством, которое налагает штрафные санкции за необоснованное повышение цен.
Однако сбытовые структуры компании на местах оказались неспособными работать в новых жестких условиях. Неплатежи, убыточные бартерные цепочки, договоры с рассрочкой оплаты на годы, а иногда на десятилетия - все это свидетельствовало о коррупции, взяточничестве на местах.
Именно поэтому совет директоров компании принял единогласное решение о переводе сбыта в московскую компанию `Росуглесбыт`, которая вынуждена была взять на себя функции управления экономикой и финансами предприятия.
В результате за полгода компания вышла на полную оплату топлива и отказалась от бартерных схем.
К концу 2000 года налоги начали уплачиваться в полном объеме, их сумма выросла почти в два раза, а зарплата рабочих не только увеличилась в 1,3 раза и стала самой высокой в отрасли, но и выплачивалась два раза в месяц. За вторую половину 2000 года численность работающих в компании выросла на 2,5 процента. При этом за счет покупки топлива по себестоимости бюджет края сэкономил 150 млн рублей. Таким образом, к концу 2000 года команда, управляющая угольной компанией, несмотря на тяжелейшие стартовые условия, успешно выполняла все взятые на себя обязательства.
Однако в 2001 году энергетики нарушили взятые на себя обязательства. Вы, наверное, помните, каким тяжелым был январь 2001 года. В эти дни Красноярская угольная компания - единственная в Восточной Сибири - давала потребителям уголь, спасая от вымерзания целые регионы. Что получилось в результате? Дополнительные капитальные затраты на восстановление техники и многомиллионные долги со стороны потребителей - энергетиков и бюджетов всех уровней. Затем необычайно бурный паводок, отказ от закупок угля, сокращение добычи, снижение выручки. Когда спрос начал расти, сложилась тяжелейшая ситуация с железнодорожными вагонами. Затем аномально теплая зима и снова снижение потребления. Это был тяжелейший год. Однако зарплата, а также отчисления в бюджеты и внебюджетные фонды по-прежнему выплачивались полностью. Более того, еще летом 2001 года для увеличения объема краевых и местных налогов было решено разработать программу переноса сбытовых функций в край.
Таким образом, до последнего дня прежнее руководство компании полностью выполняло все взятые на себя обязательства. Всего за полтора года управления компанией средняя заработная плата выросла более чем в полтора раза. Более того, компания выплатила работникам компенсацию за задержки заработной платы до 2000 года. Руководство не использовало никаких `серых` схем по `оптимизации` налогообложения. В результате объем уплачиваемых налогов вырос почти в четыре раза, а в краевые и местные бюджеты - в два раза, с 320 до 625 млн рублей. За счет продажи угля бюджетным потребителям края по себестоимости экономия бюджета составила около 350 млн руб. При этом огромные средства были вложены в развитие производства: заработал Бородинский ремонтно-механический завод, построена сложнейшая туннельная развязка, Громадский дробильно-сортировочный комплекс, закуплено несколько сотен единиц новой техники. Компания закончила строительство для своих рабочих нескольких новых домов.
В связи с этим отмечу, что все утверждения о том, что прежние собственники `КАТЭК-инвеста` заработали на продаже угля десятки и даже сотни миллионов долларов, не соответствуют действительности и не имеют никаких оснований. В 2001 году в среднем одна тонна угля продавалась по 109 рублей, а не по 250, как утверждали некоторые источники. При этом общая выручка от продажи угля составила около 3,8 млрд рублей. Вырученные средства были направлены на выплату зарплаты (950 млн рублей), текущие отчисления в бюджеты всех уровней и отчисления во внебюджетные фонды (2,3 млрд рублей), поставку оборудования и других материально-технических ресурсов (1,5 млрд руб.). Кроме того, 650 млн руб. было направлено на погашение накопленной ранее задолженности в федеральный бюджет.
В начале 2002 года ситуация в крае сложилась таким образом, что управлять угольной компанией в прежнем режиме стало невозможно. Поэтому в феврале 2002 года акции `КАТЭК-инвеста` приобрела группа МДМ.
Прежние собственники `КАТЭК-инвеста` одним из условий продажи акций выдвинули требование о безоговорочном выполнении договора о передаче в собственность края акций КУК сразу после выполнения инвестиционных условий приватизационного конкурса.
Акции `КАТЭК-инвеста` перешли в собственность группы МДМ в начале февраля. Новый собственник, завершив выполнение инвестиционных условий, получил в собственность 75,6 процента акций КУК. Сразу после этого 25,6 процента акций КУК перешли в собственность края, что и подтвердила выписка из реестра. 11 февраля губернатор объявил о заключении договора об управлении краевым пакетом акций с группой МДМ. То есть абсолютно все свои обязательства перед краем команда, создавшая `КАТЭК-инвест`, выполнила.
Для меня стало полной неожиданностью известие о том, что еще 15 февраля суд по иску неизвестного мне акционера принял решение о незаконности приобретения краем 25,6 процента акций КУК. Могу лишь предположить, что за этим иском стоят компании, не заинтересованные в подписании упомянутого трастового договора. С удивлением узнал мнение некоторых `экспертов` о том, что это была `мина`, заложенная прежними собственниками `КАТЭК-инвеста`. Эта позиция не имеет никаких оснований. Причины, по которым суд принял подобное решение, не являются следствием действий прежних собственников `КАТЭК-инвеста`. Кроме того, как я уже сказал выше, при продаже `КАТЭК-инвеста` было жестко выдвинуто требование о передаче в собственность края акций КУК сразу после выполнения инвестиционных условий приватизационного конкурса.
Я уверен, что вскоре все ошибки и недочеты со стороны администрации края и ее партнеров будут исправлены и 25,6 процента акций КУК снова окажутся в собственности края.
Таким образом, все упреки в нарушении взятых на себя обязательств перед краем прежними собственниками `КАТЭК-инвеста` необоснованны.
Я надеюсь, что в ближайшее время обсуждение ситуации вокруг Красноярской угольной компании войдет в конструктивное русло и перестанет иметь скандальный оттенок.
К сожалению, оказалось, что зачастую депутаты ЗС вспоминают о существовании своих коллег в Государственной Думе только во время политического скандала.
Политика есть политика, и, наверное, скандалы в ней неизбежны. Однако нельзя забывать о том, для чего за нас проголосовали наши избиратели. Нельзя приносить интересы жителей края в жертву чьим-либо политическим интересам.
К сожалению, иногда именно так и получается. Вспомните, например, интересную и конструктивную идею диалога краевых депутатов всех уровней, предложенную А. Уссом. Она так и не получила продуктивного развития. В результате во время работы над федеральным бюджетом от депутатов мною не было получено ни одной заявки на финансирование находящихся на территории края социальных объектов в рамках федеральных программ. Мне удалось добиться внесения пяти поправок на общую сумму 14,5 млн рублей, не менее весомых результатов при работе над бюджетом добились депутаты П. Романов и В. Зубов, но в масштабах края это недопустимо мало.
В крае сложилась тяжелейшая ситуация. Поэтому сегодня мы просто обязаны объединить свои усилия и обеспечить приток в край денег. В первую очередь из федерального центра, куда уходит большинство собираемых в крае налогов. В частности, необходимо уже сейчас совместно начать работу с федеральными ведомствами, прежде всего с Минфином. Это позволит заложить в правительственный вариант бюджета необходимые краю цифры. То, что не удастся решить в правительстве, будем совместными усилиями решать при рассмотрении бюджета в Государственной Думе. Пора сообща начать эту работу.
В крае сложилась тяжелейшая ситуация. Поэтому сегодня мы просто обязаны объединить свои усилия.
Сохранение контроля над ситуацией в `Красноярскугле` - вопрос непростой, требующий очень аккуратного и взвешенного подхода.
Все свои обязательства перед краем команда, создавшая `КАТЭК-инвест`, выполнила.
За 2000 и 2001 годы объем уплачиваемых КУК налогов вырос почти в четыре раза.
Нельзя забывать о том, для чего за нас проголосовали наши избиратели. Нельзя приносить интересы жителей края в жертву чьим-либо политическим интересам.
С уважением Сергей ГЕНЕРАЛОВ.

27 май 2002
Красноярский край

Док. 144033
Опублик.: 27.05.02
Число обращений: 151


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``