Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ШТУРМАН Назад
ШТУРМАН

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Евгений ТОРОПОВ

ЗАПУСТЕНИЕ
(повесть)

Глава I

Прибытие на Глорию. Рекламная посадка. Луг, усеянный
солнечными батареями. Все равно я тебя не люблю!


Ровно в 13:00 по бортовому времени, строго по расписанию,
составленному Главным Бортовым Компьютером Сизифом, все члены экипажа
ощутили легкий, с нетерпением ожидаемый толчок, качнувший пол и
переборки, и соединивший научно-исследовательское судно `Популярный
ведущий Антон Глинка` с твердой поверхностью планеты Глория.
- Посадка прошла успешно, выравниваю опоры, - сказал Штурман.
- Пошла процедура анализа внешней атмосферы, - произнес
Бортинженер. - Температура за бортом со всеми поправками, связанными с
присутствием корабля, плюс двадцать шесть градусов выше нуля по
мировой шкале. Состав: азот 76%, кислород 18%, углекислый газ 3%.
Пригоден для дыхания человека, категория А.
- Выравнивание судна завершено.
- Анализ проб воздуха и почвы на наличие микроорганизмов. Запущено
моделирование реакции человеческого организма на местные виды микробов
и вирусов... Так... Безопасность по категории А. Анализ внутреннего и
внешнего излучения - категория А. Скорость ветра - полтора метра в
секунду...
- Ходовые двигатели выключены. Тормозные крылья приведены в
архивное состояние. Вентиляция места посадки запущена...
- Андрономические параметры - категория В, эргономические -
категория Г, гравитация 114% по мировой шкале...
Стихла вибрация, создаваемая двигателями.
- Точность - вежливость королей, - проговорил Капитан. -
Безопасность планеты именно такая, какую нам и обещали в Городе. Что
ж, познакомимся с ней поближе, - микрофон бортового радио выполз из
гнезда и, извиваясь, приблизился к губам. Капитан объявил:
- Внимание! Говорит капитан Корабля. Господа! Мы совершили посадку
на Глории. Пробы воздуха и грунта показывают, что планета близка к
земному типу в первом приближении и пригодна для человека без
климатического вмешательства. Так что научная группа может приступать
к своей работе. В шесть часов прошу всех собраться у трапа для
ритуального подъема флага и исполнения гимна Лиги Наций. То есть,
сразу после второго обеда. Благодарю за внимание.
Микрофон медленно вполз в гнездо. Капитан встал, глубоко
потянулся, зевнул.
- Кант, пойдешь обедать? - обратился он к песику, лежащему на
подстилке под астрогационным экраном.
Кант приподнял свою короткошерстную кофейного цвета морду, подумал
и затем встал весь. Хвост сразу же заработал `вентилятором на слабых
оборотах`.
- Хороший, - привычно подставил руку Капитан, а пес ее так же
привычно лизнул.
- Капитан, - обратился Штурман, не снимая наушников. - Ксенобиолог
просит разрешения войти.
Капитан кивнул.
- Ну разумеется, пускай входит.
Дверь открылась и через порог переступила Ксенобиолог. Шпильки ее
высоких каблуков приятно звякнули о пол.
- Боже, как же ты сегодня красива, Салли, - сделал ей комплимент
Капитан.
Он был женат, причем жена находилась на этом же корабле в качестве
врача, поэтому Штурман с Инженером ехидно переглянулись и вновь
вернулись к своим занятиям.
- Итак, чем могу помочь?
- О, Всеволод! Вы всегда так вежливы, как единственный настоящий
джентльмен во всей округе.
Она улыбнулась и белизна зубов сконтрастировала с темной
негритянской кожей.
- Всеволод, могу я вас попросить об одном одолжении?
- Хоть о трех, если это будет в моих силах.
- Мне надо, чтобы мне помогли наклеить лейбл `Тhе Соса-Соlа
Соmраny` на `Глинку`...
Штурман показательно громко вздохнул и недовольно покачал головой.
Инженер ему в ответ повел плечом.
- ...а потом заснять повтор посадки Корабля на Глорию, но уже с
лейблом. Все расходы оплачивает Компания.
Капитан сделал страдательное выражение лица.
- Салли. Вашими устами лучше бы мед пить. Бедняжка, зачем вы
лезете в эти глупые игры взрослых дядек. И куда мне, несчастному,
после этого деваться, нигде нет покоя, даже в глубоком космосе.
- Всеволод, это указано в договоре...
- Ну хорошо, хорошо, не мучьте меня. Ну конечно, указано и конечно
мы сядем второй раз. Но я ведь также обязан предупредить вашего
конкурента, компанию `РерsiСо`, интересы которой представляет наша
уважаемая Картограф.
- Знаю. Это ваше право, Капитан.
- Салли, хотите кофе? - сделал примирительный жест Капитан.
- Непременно, Всеволод. Сразу же после рекламной посадки.
И она вышла, цокая каблуками, гордая и прекрасная. Капитан
немедленно вызвал Аи Басуки, девушку-картографа, которая отвечала за
рекламу `РерsiСо` в течение всего рейса `Глинки` и сообщил ей о
намерении конкурентки.
- Я тоже хочу так, - воскликнула Картограф. - Мы наклеим мой лейбл
с противоположной стороны и снимем другой камерой... Так будет хорошо.
- Хорошо, так хорошо, - согласился Капитан и пошел обедать в
столовую комнату. Пинчер Кант весело обогнал его и устремился к своей
любимой миске.
В гостиной уже находился почти весь состав научной группы: Геолог,
Метеоролог, Энергетик и Журналистка, а также жена капитана, врач,
входящая в обязательный состав экипажа.
- Приятного аппетита, - поприветствовал астронавтов Капитан и сел
на свое обычное место за столом, ласково тронул жену и заказал себе
поесть.
Робот-официант взял наполненный блюдами поднос из ниши
_Молекулярной_ _Кухни_ и поставил его перед Капитаном.
- Никто не смотрел последний фильм Фила Раймонда? -
поинтересовалась Журналистка.
- Я смотрел, - откликнулся Геолог. - Ты про `Желтизну`?
Потрясающе. Человек решается на открытый конфликт с самим собой.
Смело. Всем советую посмотреть. Фильм безукоризненно красочный,
динамические эффекты, саунд-трек - все здорово. Но знаешь, Джози...
- А мне очень понравился. Я вообще люблю такую вот контрастность и
обязательно немного мелодраматических штрихов.
- Джози! Согласись, вглубь проблематика додумана не до конца.
Последние действия, на которые решается героиня... они знаешь, честно
говоря неправдоподобны. Они даже вредны, потому что призывают к
никуда, в пустоту. Так нельзя.
- Тем не менее и как бы там ни было, кинокомпания уже втрое
окупила затраты, - присоединился к разговору Энергетик. - Безусловно,
коммерчески фильм очень успешный.
- Кстати, господа, - вспомнил Капитан. - Джози! Меня попросили
совершить рекламную посадку, так что ты должна будешь организовать
двойную съемку с противоположных сторон корабля. Картограф и
Ксенобиолог уже готовят свои наклейки. Друзья, прошу вас потерпеть эти
час или два лишних неудобств. Хоть это и не обязательное условие, но
лучше пока не выходить на поверхность. Ну сами понимаете, чтобы не
попасть в кадр и так далее.
- Кант! - позвал Метеоролог. - Хочешь косточку?
Пинчер оторвал мордашку от миски, облизался, посмотрел на
Метеоролога, будто размышляя что ему выгоднее - взять кость сразу или
после обеда. Решив, что второе выгоднее, он махнул пару раз хвостом и
вновь вернулся к прерванной еде.
- Ну ладно, спасибо за обед, - сказал Метеоролог и поднялся из-за
стола. - Пойду поизучаю, какая там информация поступила от датчиков.
Узнать что хоть за планета.
В столовую вошли Инженер и Штурман. Штурман сказал:
- Вторая посадка будет на автопилоте. Я уже составил программу.
- Тогда я тебе дам знать, когда все будет подготовлено, - ответила
ему Журналистка.
- Договорились.
Журналистка поднялась и попросила Сизифа вывести двух
роботов-телеоператоров из Корабля, а сама пошла выбирать наиболее
эффектный ракурс. Таким образом среди всего экипажа она первой ступила
на землю Глории. Ступила и огляделась вокруг. Рядом с ней стояли,
перетаптываясь с ноги на ногу два робота округленных форм, глядели на
нее внимательными глазами.
Корабль стоял на подобии площадки из спекшегося до пемзы грунта
метров семидесяти в диаметре. За площадкой простирался выжженный
солнцем луг. Местность была покатыми косогорами и в лощинах мохнато
ершилась странными разлапистыми сооружениями, чуть колышащимися от
ветра.
Было довольно жарко и тогда Журналистка вернулась на Корабль,
чтобы переодеться. Она осталась в одной майке и шортах, на голову
надела кепку с выдающимся козырьком, тщательно уложив под нее волосы,
и долго размышляла какую предпочесть обувь. В конце концов она
остановила выбор на мягких легких туфлях. Переодевшись в такой наряд,
она полюбовалась на себя в зеркало и вновь вышла из каюты. Проходя по
коридору, она сквозь прозрачную стену спортивного зала увидела как
Штурман занимается на спортивном тренажере. Он также заметил ее и
помахал рукой. Она в ответ послала ему воздушный поцелуй. Выходной
шлюз был разблокирован и поэтому автоматически открывался при подходе
к нему любого человека.
И Журналистка во второй раз спустилась по трапу и ступила на
поверхность Глории. Она неторопливо пошла вдаль от Корабля,
принюхиваясь к открытому, агрессивному воздуху с ветром. Травяной
ковер встретил настороженно. Невысокая сухая игольчатая трава
зашуршала о подошвы туфлей, и в воздух тут же поднимались крошечные
летающие насекомые, жужжа кругами вокруг астронавтки. Она не
оглядывалась на Корабль. Она медленно и задумчиво брела по лугу, а
затем вместе с ним стала спускаться по отлогому склону косогора. Весь
склон был словно выкрашен в глубокий фиолетовый цвет, который
придавали ему миллионы цветочных венчиков. Над цветами порхали
маленькие существа с перепончатыми ленточными хвостами, которые
змейкой извивались вслед за каждым их движением. Эти хвосты издавали
непрерывный звук трепыхания. Чем дальше она спускалась вниз, тем
больше и выше было разнотравье. Появились бурые метелкообразные
кустики; розовые цветы-колокольчики, сросшиеся с единственным листком;
красно-коричневые плющевидные плети с широкими трехпалыми листьями.
Дальше внизу, под склоном, рос околок деревьев, из-за которого
самым краем виднелось озеро. Отсюда открывалась великолепная обзорная
панорама и девушка остановилась и села на землю, вытянув ноги по
прохладному прикосновению травы. Небо было слабо зеленоватое, почти
белое. В небе стремительно пронеслась стайка птиц.
Вдруг неожиданно почти над самым ухом раздался грозный возглас:
- А что это ты тут делаешь?!
Журналистка испуганно вздрогнула и медленно повернула голову.
- Сильно испугалась? - спросил Штурман (а это был он) и присел
рядом с ней. Он попытался обнять Журналистку, но та отодвинулась.
- У меня чуть сердце не разорвалось, - сердито пробурчала она. И
добавила: - От неожиданности.
- Хорошо-то как! Боже мой.
- Да, хорошо.
- Гляди, по твоей ноге что-то ползет.
По ноге Джози медленно перебирал дюжиной ног паук с очень плоским
телом, выкрашенным в ядовитый серо-желтый цвет.
- Пусть ползет, - безразлично сказала Джози. Она сорвала стебель
травинки и попыталась потрогать им паука. Членистоногое издало
скрипящий звук и недовольно отступило. Потом развернулось, пошевелило
короткими гибкими усиками и соскользнуло с ноги обратно, в траву.
Журналистка почесала кожу идеально ровным накладным ногтем в том
месте, где оно ползало и поднялась.
- Обратно пойдем? - спросил ее Штурман, глядя на нее снизу вверх.
Джози кивнула и они стали подниматься обратно по склону вверх.
Пока шли, Штурман нарвал небольшой букетик цветов и подарил его
Журналистке.
- Ты не будешь против, - спросила она, - если я отдам его
Ксенобиологу?
Штурман был против, но не подал виду. Напротив, он даже сказал:
- Да, конечно, пусть изучает. А то затискалась со своей рекламой.
Бедненькая.
Джози поджала губки. Она не любила, когда при ней кого-то жалели.
Кроме нее самой.
На могучих боках Корабля уже красовались оба лейбла. На самом
видном месте макушки укрепили флаг Лиги Наций. Два
робота-телеоператора нетерпеливо подбежали к Журналистке и она стала
им объяснять как она хотела бы, чтобы они сняли. После того, как все
разъяснения были даны, все люди зашли обратно в корабль, шлюз был
заблокирован, заработали реакторы, двигатели и начался автоматический
процесс повторной - уже рекламной посадки.
Экипаж тем временем собрался в гостиной. Первое время астронавты
стояли у окон и махали руками, приветствуя работающие вдалеке
видеокамеры, но вскоре им это наскучило.
- Не забудьте, пожалуйста, в шесть вечера торжественное поднятие
флага, - повторился Капитан, - а в восемь часов одновременный сеанс
связи, так что к этому моменту будьте в своих кабинетах.
- Да, кстати, капитан, - сказал Метеоролог, вальяжно развалившийся
в кресле нога на ногу и державший во рту электронную
сигару-стимулятор, - как мы будем делить рабочих роботов? Мне,
например, надо выгружать и собирать несколько установок и я бы хотел,
чтобы они были приведены в рабочее состояние как можно скорее.
- Как и у меня, - добавил Энергетик.
- Ну - это вопросы не совсем ко мне, - отвечал Капитан. - Вы это
скажите Сизифу, пусть он и распределяет рабочее время роботов.
Журналистка протянула руку и взяла с полки свежесорванный букет
глорианских цветов, стянутый резинкой и подала Ксенобиологу.
- Это мы с Людвигом ходили на поверхность. Что ты скажешь про них,
Салли?
Ксенобиолог задумчиво осмотрела каждый стебелек с цветком и
проговорила:
- Занятно. Если ты не против, я возьму к себе в комнату?
- Не против.
- Дайте и мне посмотреть, - попросил Инженер и букет пошел по
кругу.
- Весьма, весьма искусно сделаны, - сказал Энергетик. - Видите,
здесь каждый лист является как бы самостоятельной солнечной батареей,
питающей энергией основное тело, главный ствол. Смотрите, совсем нет
швов.
- Ты полагаешь молекулярно-промышленная технология?
- Ну... что-то в этом роде. Однако мы можем заметить, что каждый
элемент отличается от другого, а значит производство не однотипное.
Где-то встроен механизм искусственных `случайных` искажений.
- Функциональное назначение этих симпатичных приборчиков, я
полагаю, всем очевидны, - сказал Метеоролог. - Поддержание постоянного
баланса газов в атмосфере. Остальные факторы, в том числе эти яркие
цветовые решения и необычное строение подчинены, своего рода, стилю
дизайна.
- Логично, - подтвердил Энергетик. - Так сложилось бы на любой
планете, где аборигены достигли хотя бы элементарного прогресса. Но с
другой стороны, все обстоит не так просто. Вот, взгляните на экран...
Сизиф вывел на экран увеличенное изображение глорианского луга.
- ... видите? - продолжил Энергетик. - Некоторая часть солнечных
батарей повреждена. Далее многие элементы заслоняют друг от друга
солнечные лучи, что говорит о неоптимальном их расположении. Таким
образом...
- Ты хотел сказать, - добавил Инженер, - что контроль за
размножением и функционированием этих устройств отсутствует?
- Во всяком случае, в этой части планеты они брошены на произвол
судьбы.
- Что ж, - произнес Капитан, - возможно так оно и есть, как
предсказывали перед полетом сюда, что мы обнаружим лишь
археологические останки местной цивилизации. Впрочем, не будем
загадывать.
Журналистка поднялась и пошла в свою комнату. Ей вдруг пришла в
голову интересная идея о том, в каком ключе построить свои ежедневные
репортажи в Космический Город и она хотела хорошенько обдумать мысль.
Она стала медленно ходить по комнате, дотрагиваясь до знакомых,
обнажающих сентиментальные чувства предметов. Предметы были совершенно
разные и постороннему человеку затруднительно было бы понять вот так,
что определенная комбинация разнородных предметов составляют сущность
Журналистки. Пушистый желто-полосатый тигренок на полке. Коллекция
фильмов и музыки, премьер-авангардистская картина на стене над
кроватью. Даже мягкое воздушное одеяло. Если бы можно было провести
такой эксперимент, чтобы один за другим отнять у Журналистки все эти
предметы, то к его окончанию мы бы оказались в нелепой ситуации,
поняв, что Журналистки больше не существует, что мы разложили ее по
частям.
Джози и сама догадывалась о такой зависимости и даже пользовалась
этим, подпитываясь энергией от любимых вещей.
В комнату постучали.
- Открой, - сказала она Сизифу и дверь открылась.
Энергетик буквально ворвался в комнату. Его распирало от злости,
но он как мог сдерживал себя.
- Ах, это ты, Патрик. Привет.
- Джо! - прошипел Энергетик. - Я ничего не понял.
- Ты, кажется, сердит? - пресно спросила Журналистка и только
сейчас по-настоящему посмотрела на него, отрываясь от своих мыслей, в
которых уже начала прорисовываться логично завершенная композиция
репортажей, которую можно было растянуть на весь срок их пребывания на
Глории.
- Ты сказала сердит?! Я взбешен! Что вы делали вдвоем со Штурманом
на лугу?!
Казалось, Энергетик не мог найти себе места. Он неловко размахивал
руками.
- Стоп, стоп, стоп! - громко сказала Журналистка. - Патрик, сядь,
пожалуйста, на кровать.
Энергетик и сам понял, что переволновался и даже переборщил,
замолчал и сел на краешек кровати. Журналистка подала ему стакан сока,
который он быстро и шумно, пару раз прерывая дыхание, выпил.
- Патрик, успокойся. Мы сейчас все спокойно обсудим. Ты говоришь,
я была вдвоем со Штурманом на лугу?
- Да, - с дрожью в голосе ответил Энергетик. - Я полагал, что...
после того, что мы с тобой прошли, Джо...
- Милый Патрик! Ты очень классный парень, но только, во-первых, я
тебе... ничего не обещала...
Тут уже Журналистка сбилась в голосе и тихонько заплакала.
Энергетик чувствовал себя совсем неловко. Он стал утешать девушку,
гладить волосы, но она отодвигалась от него.
Тогда он встал с кровати, еще раз погладил ее по плечу и по руке,
сказал: `Прости, я был неправ сегодня` и вышел из комнаты, играя
желваками на скулах.
Журналистка, не переставая всплакивать, сквозь слезы тихо шепнула:
- Все равно я тебя не люблю. Я люблю Штурмана. И буду продолжать
любить назло всем невзгодам и возникающим препятствиям. О, Людвиг,
возлюбленный мой.
Она уткнула голову в подушку, обильно орошая ее слезами и вскоре
незаметно для себя уснула.

Глава II

Водружение флага. Передвижной ретранслятор. Что такое
`облака`? Опасная прогулка Журналистки через дебри
атмосферных регуляторов. Кажется, кое-что проясняется...


Торжественное водружение флага Лиги Наций на впервые посещаемых
людьми планетах было старой доброй традицией. В глазах астронавтов это
выглядело как присоединение очередной небесной площадки к обширным
владениям сообщества людей. Для этого роботами был установлен
раздвижной флагшток, вокруг которого разместили шезлонги, столики,
зонтики для создания теней чтобы людям было уверенно и приятно себя
чувствовать. Мужчины вырядились в белые рубашки с галстуками, брюки и
форменные пилотки. Для костюмов было довольно жарко. Женщины также
оделись нарядно. Ксенобиолог в очередной раз выкрасила волосы в другой
цвет и обновила прическу. Ровно в шесть они собрались у штока.
Роботы-телеоператоры заняли свои исходные позиции.
- Леди и джентльмены, - произнес Капитан в микрофон, когда все
расселись в шезлонги и потягивали коктейли через соломинки.
Робот-официант ходил позади них, подливал в те бокалы, в которых
коктейли заканчивались или забирал пустую посуду когда это
требовалось.
- Леди и джентльмены, - торжественно провозгласил Капитан. -
Хорошенько запомните этот день, когда большинство из вас, а может быть
даже все, впервые в своей жизни стали первооткрывателями новой
планеты. Я думаю, мы попросим руководителя научной группы, Геолога,
поднять наш флаг.
- С удовольствием, - откликнулся Геолог и подошел к штоку, где все
уже было приготовлено к поднятию.
Заиграл Гимн и все встали. Флаг медленно пополз вверх, сначала
свисая тряпкой, но с нарастанием высоты он распрямлялся и на самой
вершине красиво заблестел своими яркими ровными волнами.
Астронавты вернулись в шезлонги. Кант улегся у ног Капитана, время
от времени приоткрывая один глаз и по-хозяйски оглядывая им
обстановку.
- Смотрите, - сказала Картограф, показывая соломинкой в небо.
В небе над развевающимся флагом парил объект. Время от времени он
делал сокращательные движения своей нижней частью, чтобы реактивно
приподняться вверх, а потом медленно опускался вниз, притормаживая
парашютоподобным кольцевым крылом.
Инженер попросил ближайшего робота связаться с Кораблем, чтобы
Сизиф определил характеристики этого летающего существа и
проанализировал их. Спустя некоторое время пришел ответ и Инженер
огласил его вслух:
- Устройство, немного походящее на метеозонд, за которым мы только
что пристально наблюдали, оказывается, излучает в узком диапазоне в
области ультразвука.
- Странно, - заметил Капитан.
- Такое необычное, - сказала Врач. - В постоянном движении.
- Сухие вы, черствые люди, - иронично бросила обвинение
Журналистка. - Все подмечаете какие-то мелочные детали. Вы посмотрите
на эти плавные взмахи. Какая красота, какое совершенство!
- Так уж и совершенство? - спросил Инженер. - Совершенных
конструкций не бывает.
- Вот я и говорю, вы не хотите просто полюбоваться.
- Ваше сравнение с метеозондом... - начал было Метеоролог и
замолчал.
Кант настороженно приподнял голову.
- Продолжайте, продолжайте, - сказал Инженер. - Мы слушаем.
- Мне показалось что я слышал какой-то звук, но, по-видимому,
ошибся... Ага, так вот, это трепещущее розовое полупрозрачное
устройство, о котором мы спорим, скорее всего является передвижным
ретранслятором...
- А ведь и правда! Действительно, как я сам не додумался до этого
простого объяснения. Очевидно, оно дешифрует и ретранслирует теле и
радиосигналы в максимальной близости от людей.
Инженер отставил на поднос робота-официанта недопитый бокал и
поднялся, потягивая соскучившиеся по физическим движениям части тела.
И одновременно глубоко зевая.
- Скажите, Сергей, - спросила Журналистка, - эта конструкция
долговечна, на ваш взгляд?
- Трудно сказать. Пожалуй что нет.
- Следовательно, можно сделать вывод, коль скоро здесь находится
ретранслятор информационного потока, предназначенного прежде всего,
разумеется, для местного населения, то где-то поблизости должно
располагаться их поселение?..
Кое-кто из астронавтов заозирался. Это совсем не было испугом,
скорее любопытством - хотелось посмотреть как же наконец выглядят
глорианские туземцы.
Но Капитан перечеркнул их надежды.
- Тут вы неправы, Джози. Мы с вами ведь тоже биологические
существа, так что немудрено если ретранслятор просто почуял нас и
приблизился.
- Логика - оружие современного человека, - резюмировала
Журналистка и поднялась. - Ну что ж, я пожалуй пойду посмотрю
результаты съемки, и также мне надо еще поработать чуть-чуть до начала
сеанса связи.
- Мы пойдем с тобой, - сказали рекламные конкурентки.
Метеоролог также поднялся, чтобы объяснить роботам, какие ящики из
тех, что они только что закончили выгружать из трюма, следует
распаковывать и как начинать монтировать потом метеостанцию.
Капитан задрал голову и стал внимательно разглядывать небо. По
фону нежно-салатного цвета медленно, но с различимой скоростью ползли
белые узловато-комковатые пятна. И где-то за ними, когда пространство
начинало темнеть, чернеть, начиналось космическое пространство, в
котором невидимой пылинкой в другой звездной системе располагался
Космический Город, откуда они начали свою научно-исследовательскую
экспедицию. В этой части Галактики все экспедиции начинались оттуда.
- Странные образования, правда? - сказал Энергетик, заметив долгий
взгляд Капитана на небо.
- Послушай, Айзек, - обратились они к Геологу. - По-твоему, это
что?
- Трудно сказать. Может быть что-то, связанное с дифракцией?..
Постойте, можно спросить Метеоролога.
Врач приподняла голову, до этого откинутую на спинку шезлонга.
- Попросите Сизифа проанализировать структуру этих скоплений. Мало
ли. Вдруг это какая-нибудь миграция микроорганизмов или, какие-нибудь
споры лишайников.
К ним в теплый кружок вернулся Метеоролог. Он был слегка
раздражен.
- Что за тупые роботы, - воскликнул он. - В инструкции
человеческим языком написано, что болт 5 вставляется в крепежное
отверстие 744 до закрепления продольной балки, а не после. Я ему
говорю, что ты физически не вставишь потом этот болт, черт тебя
подери...
- Не ругайся, - успокоил его Капитан. - А мы как раз ждали тебя,
чтобы спросить о причине возникновения вон тех белых пятен...
Метеоролог принял бокал с коктейлем.
- На небе что ли? - чуть резче чем обычно спросил он. - Да это
облака.
- Кто? - переспросили его несколько голосов враз.
- Облака. Слово из профессионального жаргона, но другого я просто
не подберу. Водяной пар из-за конвекции поднимается на высоту и
перемешивается более быстрыми потоками воздуха, чем у поверхности.
Электромагнитное излучение звезды преломляется и рассеивается, так что
мы наблюдаем такую градацию цветов. В общем, совершенный бардак. Они
не следят даже за простейшими вещами и нам на голову, например, могут
выпасть осадки. То есть ни с того ни с сего льется вода!..
- Как все интересно, оказывается! - воскликнула Врач.
- Можно я вставлю слово, - медленно попросил Штурман.
- Конечно, Людвиг.
- Что ты можешь сказать у... - начал было Энергетик и осекся,
проглотив последнее слово `умного`. Ему все труднее становилось
контролировать себя в его присутствии.
- Я не по поводу облаков, - медленно проговорил Штурман, игнорируя
взглядом Энергетика, - про которые нам все доходчиво объяснил
Метеоролог. Но что вы думаете насчет идеи организовать экспедицию на
вездеходе вглубь территории...
- Чушь какая-то, - пробормотал Энергетик, встал и, засунув руки в
карманы, направился к Кораблю. Когда он шел, правая подошва его обуви
слегка скрипуче шоркала по пемзе.
- Почему тебе пришла в голову эта мысль, Людвиг? - спросил
Капитан.
- Мне стало ужасно любопытно. Вам ведь известно, что высшие
биологические существа отличает любопытство.
- Конечно известно, - воскликнул Геолог. - Но ведь у нас здесь
такой громадный объем запланированной работы!
- У _вас_! - резко уточнил Штурман. - У научной части экипажа...
- Но зачем?! - не унимался Капитан. - Какая разница оттого,
увидишь ты аборигенов или нет. От этого наша миссия ведь не изменится.
- Разумеется не изменится. Ну что вы все ополчились. Нет так нет,
можно и обойтись.
- Послушай, Людвиг, - нашел выход Капитан. - Понимаю, ты
действительно сейчас более свободен. Я не буду возражать, если ты
возьмешь один из двух вездеходов и отправишься куда заблагорассудится.
Но учти, что одного я тебя не отпущу, а вот вдвоем...
Штурман повернул голову к Инженеру. Инженер сделал кислую мину.
- Неохота... Но если ты настаиваешь, то, пожалуй, можно
согласиться.
- Я НЕ настаиваю. Мы живем в демократическом обществе.
- Ох уж эта мне демократия! Вечно приходится соглашаться... Ну
ладно, я с тобой поеду, так и быть.
Хорошенько поразмыслив, в течение этого вечера к ним
присоединились также Геолог и Ксенобиолог, которыми двигали, скорее,
профессиональные устремления.
Ровно в восемь часов по бортовому времени начался сеанс
одновременной связи с Космическим Городом. Капитан доложил Диспетчеру
об успешном прилете и отправил пакет информации, подготовленный
Сизифом, содержащий данные о состоянии Корабля и собранные сведения о
Глории.
Геолог, как руководитель научной группы `Глинки`, рассказал о
развертывании запланированных работ и получил информационный пакет
дополнительных рекомендаций.
Журналистка отправила смонтированный репортаж своей Телекомпании,
вещавшей на Космический Город, близлежащую звездную систему, к которой
он был приписан, а также на все корабли, находящиеся в зоне уверенного
приема ее каналов. Сама Телекомпания являлась филиалом межзвездного
информационно-промышленного гиганта `SIС!` (Sоny Intеrрlаnеts
Соnglоmеrаtiоn).
Остальные члены экипажа также принимали участие в первом сеансе
связи в той или иной мере.
После этого плавно наступило время ужина и личного досуга. Дело в
том, что глорианские сутки составляли 37 часов 14 минут и, понятно, не
совпадали с естественным человеческим циклом, которому астронавты не
собирались изменять.
Перед сном Журналистка не удержалась и во второй раз вышла
прогуляться на открытый воздух. Теперь она решила пройти дальше,
спуститься в самую лощину, пробраться до озера. Это оказалось не
так-то просто. Со всех сторон озеро было окружено густыми зарослями
атмосферных регуляторов. Сами пластинки солнечных батарей на ощупь
были шелковистыми и гибкими, в то же время каркас устройств был весьма
жестким. Сверху вниз со всех сторон тянулись острые пикообразные
коричневые шипы. Журналистка вначале удивилась, зачем бы здесь нужна
такая суровая защита и в то же мгновение разглядела в вышине этих
разлапистых густосплетений яркие ароматные бутоны. Ей захотелось
поближе взглянуть на эти прекрасные творения и она совершила безумный
даже по своим меркам (хотя в ее натуре всегда проглядывали
авантюристско-романтические наклонности) поступок - раздвигая шипы и
ветки руками, полезла наверх. Сухая кора во многих местах шелушилась и
отваливалась, но ответвлений было довольно много, поэтому она
безопасно наступала на них ногами. Неожиданно она зацепилась блузкой
за шип и, став поворачиваться не в ту сторону, порвала ее со звонким
треском. Джози почувствовала досаду - она не могла совладать с этим
примитивным, кем-то оставленным без надзора атмосферным регулятором. В
то же время невозможно было откинуть на полпути страстное желание
добраться до бутона, поэтому, рукой освободив проколотую острием
ткань, полезла дальше. В какой-то момент нутром она почувствовала
тревогу. Сразу вслед за этим услышала на долю секунды вылезший из
ультразвукового диапазона крик со стороны верхушки дерева и из чаши
бутона грузно взлетело мохнатое, а точнее пернатое существо, разрывая
воздух могучим размахом плечевых отростков. Существо взмыло в небо и
стало там парить, оглушая окрестности испуганным писком.
Вдруг с Журналисткой чуть не случился инфаркт. Она взялась рукой
за ветку, уже почти добравшись до яркого бутона, как внезапно ветка
гибко прогнулась под ее нажимом и, развернувшись, представило ее
взгляду кулачок змеиной головы. В глазах змеи сверкнули изумрудные
отсветы солнца, а губы рта запорхали, обнажая и закрывая выступающий
вперед единственный зуб. Журналистка припадочно отдернула руку от
холодного змеиного тела и замерла, лишь автоматически удерживая
равновесие. Ее сознание скакнуло неизвестно куда, но если бы оно вдруг
вернулось, то девушка немедленно рухнула бы с дерева со всей набранной
приличной высоты. Змея тоже замерла, казалось размышляя как поступить
дальше после того как столь необычным образом прервали ее охоту. Через
минуту полного обездвиживания, она первой вышла из коматозного
состояния и задним ходом скользнула вниз по стволу, тут же слившись с
остальным фоном.
Журналистка еще долго не могла прийти в себя и, сев на ветку и
облокотившись грудью о ствол, держалась рукой за сердце. Впервые с
момента приземления в ее голове промелькнула мысль о том, что что-то
не в порядке, что она как представитель всемогущего человечества не в
состоянии контролировать ситуацию. И даже более того - ей могла
угрожать реальная опасность... Или нет? Или это был пустой страх перед
неоправданно резким телодвижением плетеобразного робота неизвестного
назначения? Как бы там ни было, Джози испытывала ощущения, не
испытываемые прежде и, как она полагала, сигнализировавшие о возможных
неполадках в ее организме. Пожалуй, надо будет по возвращении на
Корабль на всякий случай пройти медицинский осмотр.
Журналистка успокоилась, обдумала ситуацию и приняла для себя
какие-то необходимые решения. Она полезла дальше, тем более что
ярко-оранжевые с черными звездочками пятен лепесты бутона были уже
вот-вот. Ветки здесь начинали тянуться не только в стороны, но и
вверх, окружая его, словно сомкнутыми ладонями. Джози подтянулась еще
выше и попробовала отодвинуть пластину лепеста в сторону. Вблизи и на
ощупь он оказался упругим, чуть более толстоватым, чем казалось с
земли, влажным, даже немного липким. От соцветия исходил резкий
необычный запах и Журналистка не могла найти ему аналогию в своей
памяти - он так и остался для нее просто оригинальным запахом. На дне
чаши, образуемой соцветием, лежали оранжево-желтые шары небольших
размеров, всего около десятка. Ее взгляд сразу отметил несимметричную
форму этих шаров, потому что любая несимметричность, неправильные
изгибы для нее почти всегда означали неидеальность, которую она совсем
не жаловала.
В небе по-прежнему парил мохнатый ретранслятор, время от времени
хлопая этими своими ужасными огромными крыльями и постоянно оглашая
лощину визгливым сигналом, сильно действующим на нервы. Журналистка
удачно вспомнила о видеокамере и некоторое время поснимала все, что
видела. Затем оттопырила карманы парой шаров и осторожно спустилась
вниз.
На твердой земле она задумалась как ей поступить дальше -
возвращаться на Корабль или продолжать прогулку. Она до сих пор не
могла понять, почему все-таки совершила этот нелепый поступок -
полезла на дерево. Но с другой стороны, она ощущала в себе невиданный
прилив сил, азартное возбуждение. Несмотря на то, что по бортовому
времени через две минуты должен был наступить отбой, на Глории стоял
слепящий полдень и может быть это повлияло на Джози, что она пошла
дальше, медленно пробираясь сквозь гущу веток к массиву воды, который
она заметила с вершины холма.
`Ну надо же! - думала она. - Такого со мной еще не было. Вот и
костюмчик порвала`. Она громко рассмеялась. В тени разлапистых
деревьев ее смех прозвучал глупо, она почувствовала это и замолчала.
В какой-то момент Журналистка отвлеклась - в ее мыслях уже
царствовала идея о том, как она будет рассказывать умному,
прекрасному, сильному Штурману о своем маленьком вечернем приключении
- в этот самый момент отодвинутый рукой пикообразный шип отпружинил и
плашмя ударил ее по лбу, рассекши самым острием кожу над правой
бровью. Джози отпрянула, а потом прижала ладонью рану. Место удара
жгло, а вся голова гудела и раскалывалась от сотрясения. Когда она на
миг отняла ладонь с раны, между пальцами стекали подтеки темно-красной
жидкости.
- Тьфу ты, черт тебя возьми!! - неожиданно для себя самой громко
выругалась Журналистка, прежде никогда не произносившая вслух таких
грубых слов. - Какого дьявола!! Все было так благополучно и на тебе -
неприятность. Просто тихий ужас!..
Красная жидкость несколькими крупными каплями упала на одежду,
пока она не сообразила принаклонить голову вперед.
- Мало того, что нет элементарного контроля за устройствами, но
и... - добавила она к своей предыдущей гневной тираде и оставила фразу
открытой. Существовало несколько вариантов ее завершения.
Наконец осознав, что она должна что-то экстренно предпринять,
Джози сняла с себя блузку от верхнего комбинезона и, начиная с
порванного места, оторвала от него несколько длинных полосок, которыми
затем туго обмотала свою голову. Течение утихло, лишь чувствовалось
кожей лица как тонкая солоноватая струйка от брови стекает по щеке и
подбородку.
`Приду на корабль, надо будет медицинский осмотр пройти`, -
безразлично подумала она и немедленно двинулась дальше, тем более
оставался какой-то один ряд атмосферных регуляторов и в просветы уже
было видно небо и отражающая солнечные лучи гладь открытой воды.
Наконец, Журналистка добралась до желанного берега и спустилась к
самой его кромке. Низкорослые веревкообразные желто-коричневые, как и
везде, солнечные батареи усеивали весь глиняно-песчаный берег и
находились даже под водой, что немного удивило Джози - еще больше
утвердило ее во мнении, что у цивилизации Глории, если таковая в
действительности еще существовала, не все в порядке. Пожалуй, это
свидетельствовало о высшей степени запущенности. Вода была очень
холодной. Журналистка села на корточки и смотрела на разбегающиеся
волны. Заметив свое собственное отражение, она рефлекторно зачерпнула
воды и стала умывать запачканное лицо. Потревоженная вода немедленно
замутилась, со дна поднялся слой крупного ила. Ей это понравилось и
она специально поболтала рукой в воде, чтобы та стала еще темнее от
взвешенных частиц. Блики солнца жизнеутверждающе играли на волнах.
Джози еще какое-то время посидела на бережку, подперев ладонями
подбородок, пока не почувствовала сильную сонливость. Зевнув, она
поднялась и направилась обратно, к Кораблю. Обратный путь вышел
короче. Как существо, способное приспосабливаться, Журналистка во
время прогулки приобрела некоторые навыки общения с этой планетой и
теперь продвигалась гораздо увереннее. Правда, ей не пришло в голову
задуматься над вопросом, стала ли Глория ей от этого симпатичнее или
нет. Скорее всего, она ответила бы отрицательно, однако над такими
вещами думать еще не пришло время.
Когда Джози вернулась на корабль, уже было одиннадцать часов по
бортовому времени и члены экипажа почти час как спали. Она прошла в
свою комнату, попросила Сизифа расправить диван и легла на него, не
раздеваясь. Тишину нарушал напряженный стук сердца.
`Госпожа, вам необходим медицинский и гигиенический осмотры`, -
вежливо напомнил Сизиф.
Раздался сигнал видеотелефонной связи.
`Это Капитан`, - подсказал Сизиф.
- Джози? - раздался тревожный голос Капитана и на приблизившемся
экране появилось его изображение.
Журналистка медленно соображала, отвечать или не отвечать.
- Джози? Я знаю что ты только пришла. Что-то случилось? Я
беспокоился о тебе и не ложился спать.
`Не ложился спать?` - удивленно отметила Журналистка. Она оставила
только голосовую связь и проговорила:
- Приветик, Всеволод! Как у тебя дела?
- Ох! - вырвался у Капитана вздох облегчения. - Где ты так долго
была?
- Вообще-то, я уже почти уснула, когда ты позвонил.
- Извини. И все же?
- Все о`кей. Я просто прогулялась до бассейна под открытым небом.
- И больше ничего? Сизиф сообщил об обнаруженном медицинском
отклонении от нормы.
У Журналистки от такой, по ее мнению, занудливости, пропал весь
сон и она решила подшутить.
- Дорогой Всеволод! Эти отклонения являются... как бы это
сказать... по женской части. Если разрешишь, я буду с тобой
откровенна...
- Ну, - огорошенно пробормотал Капитан.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 139605
Опублик.: 21.12.01
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``