Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ТУННЕЛЬ В НЕБЕ Назад
ТУННЕЛЬ В НЕБЕ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Р.Хайнлайн
ТУННЕЛЬ В НЕБЕ

Глава первая.
МАРШИРУЮЩИЕ ТОЛПЫ.

Доска объявлений у лекционного зала 1712-А Высшей школы Патрика Генри
освещалась вспышками красного света. Род Уокер проталкивался через толпу
студентов, пытаясь разглядеть объявление на доске. Он почувствовал тол-
чок в живот и услышал:

- Эй! Перестань толкаться!

- Прошу прощения. Полегче, Джимми, - Род ухватил локоть Джимми Трокстона
болевым приемом, но сжимать не стал. Вытянув шею, он глядел через голову
Джимми. - Что за объявление?

- Сегодня занятий не будет.

- Почему?

Чей-то голос ответил ему:

- Потому что завтра `Аве, Цезарь, идущие на смерть...`

- Вот как! - Род почувствовал тяжесть в желудке, как всегда перед экза-
меном.

Толпа расступилась, и он смог прочесть объявление:

ВЫСШАЯ ШКОЛА ПАТРИКА ГЕНРИ

ОТДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

Специальное объявление для всех студентов курса 410 (избравших высший
семинар), успешно изучивших курс выживания, инструктор доктор Мэтсон,
1712-А, МВТ

1. В пятницу, 14-го, занятий не будет.

2. Настоящим объявляется двадцатичетырехчасовая подготовка к выпускному
экзамену по курсу одиночного выживания. Студенты должны явиться в 9-00 в
субботу в помещение ВЫХОДА Темплтона и в 10-00 начать с трехминутным ин-
тервалом проходить ВЫХОД.

3. Условия испытания: а) любая планета, любой климат, любая территория;
б) никаких правил, любое вооружение, любое снаряжение; в) объединение в
группы разрешается, но группы не будут пропускаться через ВЫХОД совмест-
но; г) продолжительность испытания не менее сорока восьми часов и не бо-
лее десяти дней.

4. Доктор Мэтсон дает советы и консультации до 17-00 в пятницу.

5. Испытание может быть отложено только по решению экзаменационной ко-
миссии, но любой студент может отказаться от него без административного
наказания до 10-00 субботы.

6. Удачи и долгой жизни всем вам!

Б-
.П. Мэтсон.

Утверждаю:

Дж. Р. Рерих, за Совет.`

Род Уокер медленно прочел объявление, стараясь унять нервную дрожь. Он
еще раз взглянул на условия испытания - но ведь это не условия, а пол-
нейшее их отсутствие. Никаких ограничений! Они выбросят тебя через ВЫ-
ХОД, и в следующее мгновение ты можешь оказаться лицом к лицу с белым
медведем при 40 градусах ниже нуля или вступить в борьбу с осьминогом
глубоко в теплой соленой воде. Или встретиться лицом к лицу с трехглавым
чудовищем на планете, о которой ты никогда не слыхал.

Он услышал чье-то сопрано:

- Двадцатичетырехчасовая подготовка! Но осталось уже меньше двадцати ча-
сов. Несправедливо.

Другая девушка ответила:

- Какая разница? Я бы хотела стартовать немедленно. Все равно ночью глаз
не сомкнуть.

- Но если нам обещана двадцатичетырехчасовая подготовка, мы должны ее
получить.

Вторая студентка, высокая и сильная зулуска, усмехнулась:

- Скажи это Дьякону.

Род отвернулся и потянул за собой Джимми Трокстона. Он знал, что сказал
бы `Дьякон` Мэтсон - что-нибудь о том, что справедливости не место на
экзамене по выживанию. Подумал об искушении, скрывавшемся в пятом параг-
рафе объявления: никто не осудит его, если он бросит курс обучения. В
конце концов `Выживание` было всего лишь одним из университетских кур-
сов; он мог закончить колледж и без него.

Но в глубине души он сознавал, что если не уймет свои нервы сейчас, то
никогда не сможет окончить курс позже. Джимми беспокойно спросил:

- Что ты думаешь об этом, Род?

- Я думаю, все будет в порядке. Но хотел бы я знать, нужно ли надевать
теплое белье. Как ты думаешь, не намекнет ли нам Дьякон?

- Он? Только не он! Он считает, что сломанная нога - отличная хохма.
Этот человек готов съесть собственную бабушку... без соли.

- Пойдем! Он ест с солью. Да, Джим. Ты видел, что сказано о группах?

- А что? - Джимми отвел глаза.

Род почувствовал раздражение. Он намекнул так же деликатно, как делал
бы предложение девушке, что готов провести всю жизнь в одной корзине с
Джимми. Наибольший риск в одиночном испытании заключался в том, что че-
ловеку рано или поздно придется заснуть хоть ненадолго. Испытание в
группе снижало эту опасность - пока один спит, другой бодрствует.

Джимми должен был знать, что Род сильнее его, как вооруженный, так и бе-
зоружный; предложение было выгодным для него. Однако он колебался, как
если бы не желал давать Роду преимущество.

- В чем дело, Джим? - холодно спросил Род. - Ты считаешь, что безопасней
идти одному?

- Нет, конечно, нет.

- Может, ты не хочешь объединиться со мной?

- Нет, нет, я так не думал!

- Тогда что же ты думал?

- Я думал... Род, я очень благодарен тебе. Я не забуду этого. Но объяв-
ление говорит еще кое о чем.

- О чем же?

- Оно говорит, что мы должны спихнуть этот проклятый курс и окончить
колледж. И я счастлив, как вспомню, что больше уже не нужно будет торго-
вать брюками в розницу.

- А я думал, ты взгордился, став высокообразованным адвокатом.

- Такая экзотическая юриспруденция утрачивает всю привлекательность...
Но о чем мне заботиться? Мои старики будут счастливы узнать, что я сох-
раняю верность семейному бизнесу.

- Это значит, что ты испугался?

- Ну, есть только один способ избежать этого. Как ты считаешь?

Род глубоко вздохнул:

- Да. Я тоже испугался.

- Господи! Теперь давай вдвоем продемонстрируем, как лучше всего выжить,
пройдя в канцелярию колледжа и внеся свои фамилиии в список отказавшихся
от экзамена.

- Ну, нет! Ты пойдешь один.

- Ты остаешься?

- Да.

- Род, а ты видел статистику последних выпусков?

- Нет. И не хочу. Пока.

Род быстро повернулся и вошел в аудиторию, провожаемый встревоженным
взглядом Джимми.

В аудитории собралось около дюжины слушателей высшего семинара. Доктор
Мэтсон, `Дьякон`, сидел на краю стола и держался весьма непринужденно.
Это был худощавый человек маленького роста, с желтым лицом и повязкой на
одном глазу; на его левой руке не хватало трех пальцев. На груди три уз-
кие ленточки, означавшие, что он принимал участие в трех знаменитых пер-
вых экспедициях; крошечный бриллиант на одной из них свидетельствовал,
что в этой экспедиции он один остался в живых.

Род устроился во втором ряду. Глаза Мэтсона, `Дьякона`, хлестнули по не-
му, затем инструктор продолжал.

- Я не понимаю недовольства, - сказал он весело. - В условиях сказано:
`любое оружие`, так что вы можете защищаться любым способом - от пращи
до кобальтовой бомбы. Я думал, что на выпускной экзамен вы будете допу-
щены с голыми руками, даже без пилочки для ногтей. Но Совет По Образова-
нию не согласился, так что мы были вынуждены превратить экзамен в испы-
тание для неженок.

- Но, доктор, наверное, Совет знает, что нам придется сражаться с опас-
ными животными?

- О, конечно! С самыми опасными!

- Доктор, это правда?

- О да!

- Тогда я думаю, что лучше попасть на Митру и наблюдать там за снежными
людьми, чем оказаться на Терре в обществе леопардов. Разве я не прав?

Дьякон безнадежно покачал головой:

- Мой мальчик, с такими знаниями вам не окончить курса. Эти глупые соз-
дания вовсе не опасны.

- Но Джеспер в `Хищниках и добыче` говорит, что самый хитрый, самый
опасный...

- Сумасшедшая тетка Джеспера! Я говорю о подлинном царе зверей, единс-
твенном животном, которое всегда опасно, даже когда не голодно. О двуно-
гом чудовище. Взгляните вокруг себя!

Инструктор наклонился вперед:

- Я говорил вам это тысячу раз, но вы все еще не верите. Человек -
единственное животное, которое нельзя приручить. Когда ему удобно, он
целые годы ведет себя мирно, как корова. Но когда мир ему невыгоден, он
опаснее леопарда. Особенно это относится к женщинам. Еще раз оглянитесь
вокруг. Вы все друзья. Вы все вместе проходили полевые испытания на вы-
живаемость, вы можете положиться друг на друга. Так? Прочтите об отряде
Доннера или о первой венерианской экспедиции. Так или иначе, на испыта-
ниях в космосе могут возникнуть различные ситуации, незнакомые вам. -
Доктор Мэтсон остановил свой взгляд на Роде. - Я не хотел бы видеть ни-
кого из вас после этого испытания. Некоторые из вас - типичные горожане
по натуре. Боюсь, что я не успел вбить в ваши головы, что там вы не
встретите полисмена. Но я не подам вам руки, если вы допустите глупую
ошибку.

Он отвел глаза. Род подумал, не его ли имеет в виду Дьякон. Иногда он
чувствовал, что Дьякону нравится учить его. Но Род знал, что сейчас он
говорил серьезно: курс выживания был необходим при любой внеземной про-
фессии, ибо в космосе ты должен быть приспособлен ко всему, иначе - не-
минуемая смерть. Род избрал этот курс перед окончанием колледжа, так как
надеялся на получение стипендии - но это не значило, что изучение курса
было для него пустой формальностью.

Он оглянулся, думая, с кем бы объединиться, так как Джимми отпадал. Пе-
ред ним сидели Боб Бакстер и Кармен Гарсия. Их он исключил, так как они,
несомненно, объединятся друг с другом: они рассчитывали стать космичес-
кими медиками и пожениться как только будет возможность.

А как насчет Джона Брауна? Он был бы хорошим партнером - сильный, крепко
стоящий на ногах, быстрый. Но Род не доверял ему и к тому же не был уве-
рен, захочет ли Браун объединиться с ним. Он подумал, что сделал ошибку,
не обращая внимания на остальных однокурсников, общаясь только с Джимми.

Рослая зулуска, Керолайн с непроизносимой фамилией. Сильна, как бык, и
абсолютно бесстрашна. Но ему не хотелось объединяться с девушкой: девуш-
ки склонны привносить в дело романтические чувства. Его взгляд переме-
щался все дальше, пока он не пришел к выводу, что здесь нет никого, кому
бы он хотел предложить партнерство.

- Проф, не намекнете ли? Надо ли нам брать крем от загара? Или мазь от
обморожения?

Мэтсон ухмыльнулся и протянул:

- Мальчики, я сказал вам все, что знаю. Это испытание подготовлено евро-
пейским преподавателем, а я подготовил испытание для его группы. Но я
знаю о нем не больше вас.

- Но... - парень, говоривший это, запнулся. Затем неожиданно встал: -
Проф, это несправедливое испытание. Я отказываюсь от него.

- В чем же несправедливость? Ведь все в равных условиях.

- Ну, вы можете отправить нас куда угодно...

- Верно.

- ...на обратную сторону Луны, в космический вакуум по уши. Или на хлор-
ную планету. Или в середину океана. Я не знаю, что брать с собой: косми-
ческий скафандр или лодку. Черт возьми! В реальной жизни так не бывает.

- Разве? - Мэтсон заговорил медленнее. - То же самое сказал Иона, когда
его проглотил кит. Но я кое-что добавлю. Испытание может быть выдержано
всяким, кто достаточно проворен и вынослив. Мы, конечно, не пошлем вас в
отравленную атмосферу или в вакуум без скафандра. Если вы окажетесь в
воде, земля будет достаточно близка, чтобы вы смогли доплыть до нее. И
так далее. Я не знаю, куда вас отправят, но я видел прошлые испытания.
Находчивый человек выдержит любое из них. Поймите, Совет По Образованию
вовсе не заинтересован в смерти всех кандидатов на важнейшие профессии.

Студент сел, затем снова встал. Инструктор спросил его:

- Вы опять передумали?

- Да, сэр. Если испытание справедливое, я согласен.

Мэтсон покачал головой:

- Вы все равно провалитесь. Вы исключены. Можете не беспокоить регист-
ратора: я сам предупрежу его.

Парень стал протестовать. Мэтсон кивком указал на дверь:

- Вон!

В классе стояла мертвая тишина, затем Мэтсон бодро сказал:

- Я один могу судить, кто из вас готов, а кто нет. Каждый, кто рассужда-
ет о том, как должно быть, а не о том, что есть на самом деле, еще не
готов к экзамену. Вы получите передышку и билет с компостером, не будучи
истощены ударами судьбы, как уколами адреналина. У кого еще есть вопро-
сы?

Задали еще несколько вопросов, но было ясно: Мэтсон либо действительно
ничего не знает об испытании, либо скрывает свои знания; его ответы ни-
чего не прояснили. Он отказался дать им совет об оружии, сказав просто,
что у ВЫХОДА их будет ждать любое оружие из арсенала колледжа.

- Помните, однако, что ваше лучшее оружие у вас между ушами и под скаль-
пом, - и постарайтесь его использовать получше.

Студенты начали расходиться. Род направился к выходу. Мэтсон поймал его
взгляд, сказав:

- Уокер, вы будете держать испытание?

- Конечно, сэр!

- Пойдемте со мной. - Он провел Рода в свой кабинет, закрыл дверь и сел.
Посмотрел на Рода, повертел в руках бумажку со стола и медленно загово-
рил.

- По-моему, вы хороший парень, Род... но кое-что с вами не в порядке.

Род ничего не ответил.

- Скажите, - продолжал Мэтсон, - почему вы хотите держать испытание? -
Сэр?

Мэтсон раздраженно буркнул:

- Что `сэр`? Отвечайте на вопрос.

Род смотрел удивленно, так как помнил, что уже проходил такое собеседо-
вание с доктором Мэтсоном, прежде чем был зачислен на курс. Но он вновь
объяснил свое стремление к внеземной профессии:

- Я хочу специализироваться в выживании. Без этого я не смогу ни служить
в колониальной администрации, ни заниматься планетографией или плането-
логией.

- Хотите стать исследователем?

- Да, сэр.

- Подобно мне?

- Да, сэр. Подобно вам.

- Гм... поверите ли вы мне, если я скажу, что это была величайшая ошибка
в моей жизни?

- Что? Нет,сэр!

- Я так и думал. Мальчик, то, что ты поймешь потом, перечеркнет то, что,
как тебе кажется, ты понимаешь сейчас. Иного пути нет. Но я все же скажу
тебе откровенно: я думаю, что ты родился не в свое время.

- Сэр?

- Я думаю, ты романтик. Сейчас очень романтичное время, но в нем нет
места романтикам: оно требует практичных людей. Сто лет назад ты стал бы
банкиром, адвокатом или профессором и удовлетворял бы свой романтизм
чтением фантастики или мечтами о том, кем бы ты стал, если бы родился не
в такое скучное время. Но ты родился в дни, когда приключения и романти-
ка составляют часть повседневности. И чтобы справиться с этим, нужны
практичные люди.

Род почувствовал раздражение:

- Но что за дело до этого мне?

- Ничего. Ты нравишься мне. Я не хотел бы, чтобы тебе было плохо. Но ты
слишком эмоционален, слишком сентиментален, чтобы стать специалистом по
выживанию.

Мэтсон протянул руку.

- Не волнуйся. Я знаю, что ты способен огорчиться из-за нескольких сухих
слов. Я достаточно осведомлен, что тебе хотелось бы познать все. Я знаю,
ты сумел бы голыми руками собрать фильтр для очистки воды. Ты знаешь, на
какой стороне дерева растет мох. Но я не уверен, что ты сможешь уберечь-
ся от Перемирия медведя.

- Перемирия медведя?

- Ну, это не важно. Мальчик, я считаю, что тебя нужно исключить с курса.
Если хочешь, можешь повторить курс обучения.

Род упрямо посмотрел на него. Мэтсон вздохнул:

- Я вычеркну тебя из списков. Я должен это сделать.

- Но почему, сэр?

- В этом-то все и дело. Я не буду объяснять. Но ты самый перспективный
студент из всех, с кем я имел дело. - Он помолчал, затем встал. - Ладно.
Желаю удачи. Когда начнутся испытания, вспомни, чему тебя учили, и не
лей зря слезы.

Род отправился прямо домой. Его семья жила в пригороде Большого Нью-Йор-
ка, расположенном на плато Гран Каньон вблизи ВЫХОДА Хобкен Гейт.

Войдя в метро на ближайшей к колледжу станции, он на лифте поднялся на
верхний уровень и направился к перрону Аризонской линии. При этом он не
переставал думать о продовольствии, вооружении и боеприпасах для завт-
рашнего экзамена: ноги автоматически несли его налево, к бегущей дорож-
ке, которая вела к большому залу планетарных ВЫХОДОВ.

Он сказал себе, что побудет тут не более десяти минут, иначе опоздает к
обеду. Пробился сквозь толпу и вошел в большой зал - не на экзаменацион-
ный перрон, а на балкон для зрителей, прямо против ВЫХОДОВ. Это были со-
вершенно новые ВЫХОДЫ, открытые в 1968 году: старый эмигрантский ВЫХОД
теперь использовался для сообщения с Терраном и торговли с Луной и нахо-
дился на равнине Джерси, на несколько километров западнее огромного зда-
ния, в котором сейчас стоял Род.

С балкона было видно шесть ВЫХОДОВ. Огромный балкон мог вместить восемь-
десят шесть тысяч человек, но был полупустым, лишь в центре собрались
люди. Отсюда Род мог бы наблюдать действие всех шести ВЫХОДОВ. Он спус-
тился ниже по центральному проходу, придерживаясь за перила, и увидел
свободное место. Род успел его занять, бросив насмешливый взгляд на че-
ловека, направлявшегося к этому же сидению с другого прохода.

Род бросил монетку в полокотник кресла, и оно раздвинулось. Он сел и ог-
лянулся. Место находилось против статуи Свободы, копии той статуи, кото-
рая сто лет назад стояла на месте кратера Ведлос. Ее факел почти дости-
гал потолка: по обе стороны ее , слева и справа, находилось по три ВЫХО-
ДА, через которые эмигранты отправлялись в другие миры.

Род не смотрел на статую, его интересовали ВЫХОДЫ. Приближался вечер,
небо над всем восточным берегом Северной Америки было затянуто тучами,
но ВЫХОД N 1 открывал частичку какой-то планеты, где сверкало полуденное
солнце: Род смог только разглядеть людей, одетых в шорты и тропические
шлемы, и ничего больше. ВЫХОД N 2 был закрыт прочной перегородкой, над
которой был изображен череп, две кости и химический знак хлора. Над всем
этим горела красная лампа. Подождав немного, Род увидел, что красная
лампа погасла, вспыхнула голубая: дверь медленно отворилась и пропустила
капсулу с существом, дышащим хлором. Его поджидали восемь человек в пол-
ном дипломатическом наряде. Один из них держал золотой жезл.

Род хотел узнать, кто был этот важный посетитель, но его внимание прив-
лек ВЫХОД N 5. Перед ним, как раз под балконом, был подготовлен запасной
ВЫХОД. Две высоких стальных перегородки ограждали оба ВЫХОДА, образуя
между ними проход, по ширине равный самим ВЫХОДАМ, - всего было отгоро-
жено пространство пятьдесят на семьдесят пять. Оно было заполнено людь-
ми, двигавшимися от запасного ВЫХОДА к ВЫХОДУ N 5 и далее через пятый
ВЫХОД - на какую-то отдаленную планету. Они возникали как бы из ничего,
так как пол за запасным ВЫХОДОМ был пуст, проходили, как стадо скота,
между двумя перегородками, входили в пятый ВЫХОД и исчезали. Отряд мус-
кулистых полицейских - монголов, вооруженных палками в рост человека, -
располагался с внутренней стороны загородки. Своими палками полицейские
подгоняли эмигрантов и делали это не особенно вежливо. Один из них так
сильно толкнул старика-эмигранта, похожего на кули, что тот споткнулся и
упал. Старик нес все свое имущество, все, что у него будет в новом мире,
связав все это в два тюка, переброшнных через правое плечо.

Старик поднялся на колени, попытался встать и снова упал. Род был уве-
рен, что его затопчут, но он кое-как вновь поднялся без своей поклажи.
Он пытался удержаться в стремительном потоке людей, прикрывая свои по-
житки, но охранник вновь ударил его, и старик вынужден был продолжить
путь с пустыми руками. Род потерял его из виду через пять метров.

Местная полиция, находившаяся вне огороженного пространства, не вмешива-
лась. Очевидно, узкая дорога между двумя выходами была экстерриториаль-
ной: юрисдикция местной полиции сюда не распространялась. Один из поли-
цейских, казалось, возмутился жестоким обращением со стариком: он накло-
нился к отверстию в стальной перегородке и сказал что-то на терра-линг-
ва. Монгольский полицейский ответил на том же упрощенном языке, что он
думает об американцах, и, повернувшись спиной, продолжал толкать и бить
бегущих еще сильнее.

Толпа, стремившаяся через огороженное пространство, состояла из азиатов
- японцев, индонезийцев, сиамцев, изредка индусов, но главным образом
жителей Южного Китая. Роду они все казались одинаковыми - миниатюрные
женщины с детьми за спиной или с одним ребенком за спиной, а другим на
руках, дети с сопливыми носами и бритыми головами, отцы с жалким скар-
бом, увязанным в огромные узлы на спине; некоторые толкали перед собой
тачки. Здесь было также несколько тощих пони, тащивших слишком большие
для них телеги с поклажей, но большинство из толпы обладали только тем,
что могли унести.

Род слышал старый анекдот о том, что если китайцы построятся по четыре в
ряд и будут проходить мимо определенной точки, то колонна никогда не
кончится, ибо рождаться китайцев будет больше, чем проходить через этот
пункт. Понимая, что это чепуха, Род все же попытался проверить анекдот
арифметическими подсчетами: выходило, без учета вновь рождавшихся, что
последний китаец пройдет через четыре года. Тем не менее, глядя на эту
толпу, бегущую подобо стаду из одного выхода в другой, Род почувствовал,
что старый анекдот в чем-то прав, хотя с точки зрения математики он аб-
сурден. Казалось, идущим не будет конца.

Он решил выяснить, что будет дальше. Опустил монету в щель громкоговори-
теля, установленного в кресле: до него донесся голос комментатора:`...
прибывший министр. Наследник престола был встречен официальными предста-
вителями Объединенной Земли, включая генерального директора, которые
сопровождали его на закрытую Ратунианскую территорию. Представитель ге-
нерального директора указал, что для предотвращения возможных конфликтов
между кислородными существами, подобными нам, и ратунианцами желательно
присутствие максимально возможного числа представителей на конференции.

Если вы обратите внимание на пятый ВЫХОД, то увидите то же, что и рань-
ше: пятый ВЫХОД на сорок восемь часов предоставлен Южно-Азиатской рес-
публике. Запасной временный ВЫХОД, расположенный под вами, через гиперп-
ространство связан с определенным местом в Австралии в пустыне Арунта,
где в большом лагере на протяжении многих недель собирались эмигранты.
Его светлейшее величество председатель Южно-Азиатской республики Фунг
Чи-Му информировал Объединение, что его правительство намерено за сорок
восемь часов переправить около двух миллионов человек, то есть более со-
рока тысяч за каждый час. Плановое задание по эмиграции для всех ВЫХОДОВ
- эмигрантского прохода, Петра Велико го и Ворот Витвотерсренд - всего
семьдесят миллионов эмигрантов, или около восьми тысяч за час. То, что
вы видите, в пятнадцать раз превышает обычные нормы эмиграции`. Коммен-
татор продолжал: `Однако, когда мы видим быстроту, эффективность и пря-
молинейность, с которой проводится вся операция, кажется, что они добь-
ются своей цели. Подсчеты показывают, что за первые девять часов они да-
же слегка перевыполнили намеченную норму. За эти же девять часов у эмиг-
рантов родилось сто семьдесят младенцев и умерло восемьдесят два челове-
ка; очень высокая смерт ность, очевидно, объясняется волнением при эмиг-
рации.

Планета назначения, ЖО - 8703 - IV, согласно приказу председателя Фунга,
отныне именуемая `Небесные горы`, относится к типу пригодных для житзни
планет, хотя до сих пор не предпринимались попытки ее колонизации.

Объединение заверили, что все эмигранты являются добровольцами. - Роду
показалось, что тон комментатора стал ироничным. - Это вполне понятно,
если учесть феноменально быстрый рост населения Южно-Азиатской республи-
ки. Можно привести краткую историческую справку. После переезда остатков
прежнего австралийского населения на Новую Зеландию согласно Бэйпинскому
мирному договору первые усилия нового правительства были направлены на
создание большого внутренного моря...`. Род выключил радио и вновь пос-
мотрел вниз. Он не позаботился в свое время запомнить школьный рассказ о
том, как автралийская пустыня расцвела подобно розе, а затем преврати-
лась в сплошные трущобы, населенные большим количеством людей, чем во
всей Северной Америке. Что-то новое происходило у четвертого ВЫХОДА.

Когда он пришел, через четвертый ВЫХОД пропускали какой-то груз. Теперь
весь груз был переправлен, и для отправки уже строилась партия эмигран-
тов. Это не был отряд бедных переселенцев, подгоняемый полицией; здесь
каждая семья имела свое средство передвижения: длинный, широкий, крытый
крепкой парусиной фургон, который тянули три пары животных; квадратный
практичный студебеккер с стальным корпусом, с высокими, забрызганными
грязью колесами, который также тянули одна или две пары животных. Тягло-
выми животными были морганы, гордые глайдисдейлы и миссурийские мулы с
сильными плечами и унылыми подозрительными глазами. Собаки бежали между
колесами, повозки были доверху набиты домашним имуществом, инструментами
и детьми, в клетках, привязанных наверху, домашняя птица громко протес-
товала против унижений судьбы; маленький шотландский пони без всадника,
но с седлом, слишком высокий, чтобы бежать вместе с собаками под повоз-
ками, стоял возле остатков имущества какой-то семьи.

Род удивился отсутствию крупного рогатого скота и вновь обратился к по-
мощи комментатора. Однако тот все еще говорил о высокой рождаемости юж-
ноазиатов.

Род выключил радио и подождал. Повозки двигались по полу и располагались
уступом вблизи ВЫХОДА, готовые к перемещению; вереница заканчивалась
где-то под балконом. ВЫХОД еще не был готов, и эмигранты сошли с повозок
и собрались у киосков Армии Спасения, получая чашку кофе и добродушно
посмеиваясь. Род подумал, что, вероятно, там, куда они отправляются, ко-
фе не будет еще много лет так как Земля никогда не экпортирует пищу -
напротив, пища и радиоактивные металлы были единственным товаром, импорт
которого был разрешен. Внеземная колония могла рассчитывать на помощь
Земли, только если у нее был излишек пищи или расщепляющихся материалов.

Лишь крайняя нужда в уранидах могла позволить открыть межзвездный ВЫХОД,
и люди в повозках будут вне коммерческих связей с Землей до тех пор, по-
ка у них не создастся излишек нужных Земле товаров; тогда они могут
рассчитывать на регулярное использование ВЫХОДА. Но до тех пор они пре-
доставлены самим себе и лишены всякого снабжения - это делало лошадей
нужнее вертолетов, кирки и лопаты полезнее бульдозеров. Техника выходила
из строя и требовала сложного оборудования для ремонта, а старые добрые
`едоки сена` размножались сами и питались подножным кормом.

Дьякон Мэтсон говорил своему курсу, что самой большой трудностью первых
переселенцев в космос было не отсутствие водопровода, отопления, элект-
рического освещения, а быстрое истощение запасов кофе и табака.

Род не курил и очень редко пил кофе, он не стал бы расстраиваться из-за
их отсутсвия. Он поерзал в кресле, стараясь разглядеть через ВЫХОД при-
чину задержки. Ему было плохо видно, так как поле зрения ограничивал вы-
сокий кузов фургона одного из переселенцев, но ему показалось, что опе-
ратор ВЫХОДА ошибся: там, где должна была быть земля, виднелось небо.
Искажение гиперпространства, необходимое для соединения двух планет, на-
ходящихся друг от друга на расстоянии многих световых лет, требовало не
только огромного количества энергии: это была сложная задача, связанная
с тщательными математическими расчетами и операторским искусством - рас-
четы выполнялись машиной, а оператор при установлении связи между отда-
ленными планетами во многом руководствовался интуицией.

Скорости движения обеих планет складывались или вычитались друг из дру-
га, но следовало учитывать еще и вращение каждой планеты. Задача заклю-
чалась в том, чтобы в момент включения выхода оси обеих планет распола-
гались строго параллельно, а вращение должно было быть в одном направле-
нии. Теоретически возможно было соединить планеты и при противоположном
направлении вращения, производя обратное вращение в искривленном прост-
ранстве-времени: практически же это было почти невыполнимо - поверхность
земли за выходом стремилась ускользнуть и принять наклонное положение.

Род не обладал достаточными математическими познаниями, чтобы оценить
эту трудность. Его обучение не выходило за рамки высшей школы и ограни-
чивалось тензорным исчислением, статистической механикой, анализом бес-
конечно малых величин, общей геометрией шести измерений и практическими
познаниями в электронике, простейшей кибернетике и робототехнике, а так-
же в аналоговых машинах; к тому же он не очень хорошо успевал по матема-
тике. Тем не менее он понимал, что оператор ВЫХОДА должен во всем этом
разбираться очень хорошо. Он вновь взглянул на группу эмигрантов.

Эмигранты все еще стояли у киосков, пили кофе и ели пирожки. Большинс-
тво из них обросло бородами: Род заключил, что они путешествовали уже
несколько месяцев. У главаря отряда, `капитана`, была небольшая бородка,
усы и длинные волосы, но Роду показалось, что он не намного старше его
самого. Это был, конечно, пофессионал, прекрасно овладевший всем, что
потребуется вне Земли: охотой, умением производить разведку, стрельбой,
оказанием первой помощи, групповой психологией, тактикой группового вы-
живания и дюжиной других необходимых умений.

У капитана был жеребец, прекрасный, как восход солнца, а сам капитан был
одет как калифорниец ранних столетий, ему можно было сделать тот же
комплимент, что и его лошади. Вспыхнул предупреждающий свет на электро-
табло, и капитан, продолжая дожевывать пирожок, поехал вдоль вереницы
повозок, осматривая их, по направлению к Роду. Его спина была прямой,
посадка на лошади легкой и поза уверенной. К поясу прикреплены два пис-
толета, один из них в кобуре, украшенной серебряным орнаментом, тот же
орнамент был на седле и упряжи.

Род сдержал дыхание, пока капитан проходил мимо него под балконом, затем
вздохнул и подумал, как ему хочется быть похожим на него, больше, чем
иметь другую высокоинтеллектуальную внеземную прфессию. Он не знал те-
перь, кем ему хочется быть, он знал только, что ему хочется как можно
быстрее покинуть Землю и оказаться там, куда отправятся эти люди.

Он вспомнил, что первый барьер ему предстоит взять завтра: через нес-
колько дней он либо получит право работать там, куда он так стремится,
либо... но что толку об этом думать сейчас. Он подумал, что уже поздно,
а он все еще не выбрал оружие и снаряжение. У этого капитана были писто-
леты, нужно ли и ему брать их? Нет, этот отряд будет обороняться сов-
местно, если только ему предстоит обороняться. Капитан выбрал это оружие
лишь для поддержания своего авторитета, оно не пригодно для одиночного
выживания. Хорошо, но что же взять ему?

Прозвучала сирена, и эмигранты разошлись по своим повозкам. Капитан
возвращался быстрой рысью.

- Стойте! - кричал он. - Стойте!

Он занял позицию у ВЫХОДА, обернувшись лицом к отряду, его лошадь при-
танцовывала на месте.

Девушка из Армии Спасения вышла откуда-то из-за угла, держа в руках ма-
ленькую девочку. Она что-то сказала капитану, но ее голос не достиг бал-
кона. Голос капитана был громче:

- Номер четыре! Дойл! Забери свою девчонку!

Красноголовый мужчина с рыжей бородой спрыгнул с четвертой повозки и не-
уверенно взял на руки девочку под хор одобрительных возгласов и кошачий
визг. Он передал девочку жене, которая приняла ее в подол юбки. Дойл
поднялся на сиденье и подтянул вожжи.

- Внимание! - прозвучал голос капитана.- Один! Два! Три! Четыре! Пять!

Счет долетел до балкона, поднялся до самой высокой ноты. Капитан поднял
правую руку, глядя на электротабло.

Загорелся зеленый свет. Он резко опустил руку с возгласом:

- Вперед!

Его жеребец бросился вперед, проскочил перед первой повозкой и исчез в
ВЫХОДЕ. Щелкнули кнуты. Род слышал возгласы: `Но, Молли! Вперед, Нед!`.
Вереница повозок двинулась вперед. Спустя какое-то время последняя по-
возка подъехала к ВЫХОДУ, она двигалась галопом, мужчины широко расста-
вили ноги, их жены держали тормоза. Род попытался сосчитать их, он дошел
до шестидесяти трех, когда последняя повозка проехала через ВЫХОД, отп-
равившись куда-то на расстояние в полгалактики.

Он вздохнул и откинулся на спинку сидения с чувством теплоты, смешанным
со смутным сожалением. Затем включил радио: `... на Новый Ханаан, преми-
альную планету, названную великим Ленгфордом `Розой без шипов`. Эти ко-
лонисты заплатили шестьдесят тысяч каждый за право иметь счастье и рас-
тить свое потомство на Новом Ханаане. Машина предсказывает, что цены на
планеты значительно возрастут в последующие двадцать восемь лет, поэто-
му, если вы хотите, чтобы ваши дети стали гражданами Нового Ханаана,
действуйте сейчас. За прекрасным микрофильмом об этой планете обратитесь
в бюро информации, первый эмиграционный отдел, Нью-Джерси, Большой
Нью-Йорк, и пошлите один плутон. Если вы хотите получить описания всех
вновь открываемых планет, пошлите еще полплутона. Описания всех планет
вы можете получить также в справочном бюро в фойе Большьго зала`.

Род не слушал. Он уже давно получил все описания, большинство из них
рассылалось Комиссией по эмиграции и торговле. Он удивился, почему ВЫХОД
в Новый Ханаан все еще не освободился.

Наконец он понял в чем дело. Перед четвертым ВЫХОДОМ появился настил с
крутым спуском, ведущим от пола Большого зала к ВЫХОДУ; затем большое
стадо крупного рогатого скота наводнило ВЫХОД, мыча и рыча. Это были ко-
ровы харфордской породы, из которых можно было бы приготовить немало
прекрасных бифштексов для богатой, но слегка голодной Земли. За ними и
между ними шли пастухи с кнутами; они подгоняли коров - от быстроты пе-
редвижения зависела цена: каждая минута открытого ВЫХОДА стоила не очень
дешево.

Род заметил, что комментатор замолчал: иссякли п олчаса, за которые он
заплатил. Он встал с чувством вины: нужно поторопиться, а то он может
опоздать и к ужину. Бормоча извинения, он протиснулся к движущейся до-
рожке на Хобокан Гейт. Этот ВЫХОД, употреблявшийся исключительно для
внутриземных перемещений, постоянно раскрывался и закрывался без опера-
тора: два пункта, которые он соединял, были связаны постоянно. Род пока-
зал свой билет электронному сторожу и вышел в Аризоне вместе с толпой
соседей.

Робот, управляющий ВЫХОДОМ, объяснял преимущества этого способа переме-
щения, но не смог предупредить небольшого отклонения. Проходя через ВЫ-
ХОД, Род почувствовал легкое дрожание, как при небольшом землетрясении,
затем почва вновь стала сама собой. Он находился в тамбуре, где давление
воздуха было таким же, как и на уровне моря. Механизмы уловили тепло
людских тел, тамбур закрылся, и давление стало падать. Род широко зев-
нул, привыкая к давлению на плато Гран Каньон, которое было на семьдесят
пять миллиметров ртутного столба ниже, чем в Нью- Йорке.

Хотя он проделывал это ежедневно, он вынужден был потереть рукой забо-
левшее правое ухо. Тамбур открылся, и он вышел. Переместившись на две
тысячи миль за долю секунды, он должен был теперь десять минут двигаться
по скользящей дорожке, а затем около пятнадцати идти пешком. Он решил
пробежаться и все-таки успеть домой вовремя. Возможно, это и удалось бы
сделать, если бы не несколько тысяч людей, стремившихся к той же цели.

Глава вторая.

ПЯТЫЙ ПУТЬ.

Ракетные корабли не преодолевали пространство, они только бросили ему
вызов. Ракета, покидающая Землю со скоростью семь миль в секунду, дви-
жется ужасающе медленно в сравнении с необузданным пространством. Только
Луна сравнительно близка - около четырех дней пути: Марс находился на
расстоянии тридцати семи недель, Сатурн - почти шести лет, Плутон дости-
жим за полстолетия по тем эллиптическим орбитам, которые доступны раке-
там.

Фотонные корабли Ортегю проносились через Солнечную систему сквозь
пространство. Основанные на релятивистском изменении массы, использующие
бессмертное уравнение Эйнштейна Е= mс2, они развивали огромные ускорения
на пределе человеческой выдержки. При их скорости внутренние планеты
достигались за несколько часов, до далекого Плутона было только восем-
надцать суток. В сравнении с ракетой они выглядели как реактивный само-
лет в сравнении с всадником.

Короткий век этой прекрасной новой игрушки объяснялся тем, что дальше
применять ее было негде. Солнечная система с человеческой точки зрения
состоит из крайне непривлекательной недвижимости, исключая, разумеется,
любимую Землю, зеленую от буйной растительности и прекрасную.

Планеты типа Юпитера обладают невыносимой силой тяжести, а отравленная
атмосфера и огромные давления делают их вообще непригодными для жизни
человека. Марсиане живут почти в вакууме; ящерицы, живущие в лунных ска-
лах, вообще не дышат. Все эти планеты не для людей.

Человек может существовать только на планетах, достаточно близко распо-
ложенных к звездам типа Ж, где температура не намного отличается от точ-
ки замерзания воды, как на Земле, кстати.

Зачем же уходить отсюда, если только тут можно жить? Причина заключалась
в детях, в слишком большом количестве детей. Мальтус уже давно указал на
это: количество пищи возрастает в арифметической прогрессии, а население
увеличивается в геометрической. Перед первой мировой войной половина на-
селения Земли жила на грани голода: перед второй население увеличивалось
на пятьдесят пять тысяч ежедневно: перед третьей мировой войной, то есть
в 1954 году, ежедневно прибавлялось сто тысяч ртов и животов. Ежегодно
население Земного шара увеличивалось на тридцать пять миллионов человек.

Оно продолжало расти, и поля уже не в состоянии были прокормить его. Во-
дородная бомба, бактериологическое оружие, нервные газы и прочие ужасы
не смогли намного уменьшить население. И по-прежнему на Земле гибло
больше людей от голода, чем от оружия.

Автор `Путешествия Гулливера` сардонически пр едлагал подавать ирланд-
ских детей на стол к английским джентльменам; другие предлагали менее
решительные пути сокращения населения; впрочем, особой разницы тут не
было. Жизнь, любая жизнь, всегда стремится выжить и воспроизвести себя.
Разум есть побочный продукт этой основной жизненной тенденции.

Но, возможно, и разум призван обслуживать это неразумное требование жиз-
ни. Наша Галактика содержит примерно сто тысяч планет земного типа, та-
ких же теплых и пригодных для жизни человека, как и родная Земля. Фотон-
ные корабли Ортегю могли достигнуть звезд. Человечество нашло место ко-
лонизации, и голодные миллионы европейцев пересекли Антлантику, чтобы
рожать детей в новых землях.

Но никакой народ, даже объединив свои усилия, не может сооружать и отп-
равлять сотню кораблей, каждый из которых вмещает тысячу колонистов,
ежедневно, и делать это день за днем, год за годом, бесконечно. Даже ес-
ли найдутся рабочие руки и желание (чего всегда было недостаточно), не
хватит стали, алюминия и урана в земной коре. Вряд ли нашлась бы и сотая
доля необходимого количества.

Но разум способен найти выход там, где его, казалось бы, нет. Психологи
однажды поместили человекообразную обезьяну в клетку, из которой вели
только четыре выхода. Затем они стали наблюдать: какай же выход она
предпочтет.

Обезьяна нашла пятый выход.

Доктор Джесси Эвелин Рамсботем не пытался решить проблему роста населе-
ния: он хотел построить машину времени. У него для этого были две причи-
ны: во-первых, считалось, что построить машину времени невозможно,
во-вторых, у него потели руки и он заикался в присутствии женщин. Он не
сознавал, что первая причина порождена второй: он вообще не думал о вто-
рой причине - это была тема, которой его сознание избегало.

Бесполезно размышлять, как изменилась бы история, если бы родители Джес-
си Эвелин Рамсботема дали бы ему обычное имя Билл, вместо того чтобы на-
делить его двумя женскими именами. Возможно, он стал бы знаменитым полу-
защитником, а кончил бы браком и выполнением своей нормы деторождения,
чтобы усугубить и так катастрофическое положение. Но он стал физиком и
математиком.

Прогресс в физике был достигнут отрицанием очевидного и признанием не-
возможного. Любой физик девятнадцатого века сказал бы, что атомная бомба
невозможна, если бы не был оскорблен этим вопросом; любой физик двадца-
того века объяснил бы, почему путешествия во времени не совмещаются с
реальным миром пространства-времени. Но Рамсботем начал перебирать три
величайших уравнения Эйнштейна: два релятивистских уравнения пространс-
тва и времени и уравнение приращения массы; в каждом из них содержалась
скорость света. Скорость была отправной координатой, изменения в прост-
ранстве вызывали изменения во времени, и он превратил эти уравнения в

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 137373
Опублик.: 21.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``