Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
СЕВЕРНАЯ ЗВЕЗДА Назад
СЕВЕРНАЯ ЗВЕЗДА

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Андрэ НОРТОН и Шервуд СМИТ
РАЗУМ НА ТОРГИ

ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Анонс

Перед вами - еще один роман из сверхзнаменитого сериала Андрэ Нортон о
головокружительных приключениях отважного Дэйва Торсона и лихой компании
вольных торговцев со звездных кораблей `Королева Солнца` и `Северная Звезда`
- сериала, с которого для российских читателей началось знакомство с жанром
приключенческой научной фантастики. Новая миссия. Новая планета. Новые
невероятные опасности. Странствия Дэйва Торсона и его людей продолжаются!..

Глава 1

- Они будут стрелять!
Голос шел отовсюду.
Дэйн Торсон бросился бежать, но ноги месили на одном месте, не продвигая
его вперед. Он в ужасе оглянулся назад, увидел причудливые черные тени,
висящие в воздухе, как бомбы. Их были тысячи. В слепящем свете вокруг
плавали призраки. Какие-то лица были знакомы - полузабытые лица из детства.
Из Школы? Нет...
- Иииии - Йааа!
Вопль зазвенел в голове у Дэйна, грубо вырвав его из забытья.
Он сел в койке, мигая на мягкий ровный свет ночника на переборке, а
обрывки и осколки сна мелькнули перед глазами и пропали. Он не убегал от
надвигающейся атаки, он сидел в безопасности своей койки на борту `Северной
звезды`, где летал грузовым помощником.
Он глубоко вдохнул и выдохнул и сделал еще один вывод: сны и воспоминания
принадлежали не ему.
- Али, - сказал он. Это были сны Али Хамила - и воспоминания тоже его.
Он натянул одежду и нажал кнопку на пульте двери.
В коридоре он увидел Али, прислонившегося к стене и неподвижного. Он тоже
был бос, и его обычно учтивое сдержанное лицо было почти неузнаваемо. Дэйн
взглянул на наморщенный лоб инженера, где под спутанными черными волосами
блестели бисеринки пота, и подумал, насколько тяжелее был этот сон для него.
На слова времени не было: в ту же минуту два черно-белых блика ракетой
пронеслись по коридору, преследуемые новой ученицей Дэйна - Туи,
ригелианской полукровкой, которую они нашли на огромной обитаемой базе под
названием Сад Гармоничного Обмена, или попросту Биржа. Едва ростом с
ребенка, с сияющей от усердия голубой кожей, она двигалась со странной
плоскостопой грацией в псевдогравитации гипера, поставленной на 0,85 от
тяготения их места назначения.
Дэйн взглянул на Альфу и Омегу - корабельных кошек и перевел глаза на
Туи, ожидая, пока ригелианка переведет дыхание, и, заметил он с неловкостью,
избегая обвиняющего взгляда Али.
Кошки и Туи явно прервали какую-то игру. Маленькая полукровка легко
приноравливалась к изменениям гравитации; лучше, чем вся остальная команда с
микрогравитационной адаптацией, сделанной Крейгом Тау после пережитого на
Бирже. Туи привыкла к переменной гравитации огромной конструкции, которая
была домом для людей, насекомоподобных канддоидов и выходцев из тяжелого
мира шверов.
А остальная команда не привыкла. Люди, потомки терран, предпочитали
планеты вроде Гес-периды-4, до которой сейчас было меньше дня пути. Но они
далеко вышли за терранскую сферу влияния, и почти вся торговля будет
проходить в цилиндрических обитаемых базах космоса канддоидов. И потому оба
корабля соблюдали сложный цикл гравитации - то есть псевдогравитации
гиперпространства, - чтобы команда привыкала к различным соотношениям веса и
массы.
- Я слышала, кричал, да? - сказала Туи.
- Извините меня, - криво улыбнулся Али. - Надо будет спросить Рипа, что
он сунул в наши рационы...
- С негодованием отметаю! Вряд ли кто скажет, что от моей стряпни
пальчики оближешь, но никто пока и не отравился.
Это появились бок о бок Рип Шеннон и Джаспер Уикс: высокий, красивый,
темноволосый и бледный, приземистый, оба в коричневых мундирах Вольных
Торговцев - оделись на вахту. Хоть Рип и шутил, лицо у него было
встревоженное, и у Джаспера тоже.
- Вы не могли из самой ходовой рубки слышать, как я ору во сне, - сказал
Али.
Рип покачал головой. А Джаспер похлопал себя по лбу:
- Я тебя здесь слышал.
- Туи тебя слышит, в гидропонной лаборатории. - Гребень Туи прилег к
голове, когда она показала за угол и тронула себя за ухо. - Плохой сон, Али
Камил?
- Плохой сон, Туи, - ответил Али, попытавшись улыбнуться.
- Второй, - заметила Туи, и ее зрачки вдруг сузились в щелочки. - Ты
кричишь две вахты назад. Туи слышала. Доктор Тау говорит: `Туи, делай
работу`. Ты думаешь, плохой сон от плохой еды?
- Нет.
Этот голос прозвучал с другого конца коридора: доктор Крейг Тау, старший
из вновь набранного экипажа.
- Извините. - Красивое лицо Али свело напряжением. Дэйн кожей чувствовал,
до чего его коллеге все это неприятно. Али был не из тех, кто любит делиться
эмоциями, тем более подробностями личной жизни. - Кажется, я приобрел
способность превращать кошмары детства в цветные видеосны. Интересно, не
причитается ли мне с вас плата за трансляцию?
Тау слабо улыбнулся и ответил:
- Прошу вас четверых присоединиться ко мне в кают-компании через..,
десять минут. Настало, кажется, время, для разговора, который уже давно
назрел. Туи, отчего бы тебе пока не приземлиться в ходовой рубке? Мы тебе
потом все расскажем.
Маленькая ригелианская полукровка кивнула и засмеялась.
- Что смешного? - спросил Дэйн. Туи слегка подпрыгнула; ее голубая,
причудливо чешуйчатая кожа лоснилась здоровьем.
- Приземлиться в ходовой рубке? Я там приземляюсь? Течения космоса меня
приземляют!
Она смеялась сквозь зубы шипящим смехом - попытки Дэйна объяснить ей, что
Али умеет настраивать двигатели, чтобы они `пропускали сквозь себя`
гиперпространство, создавая псевдогравитацию, особого успеха не имели.
Гребень ее чуть опустился, когда она добавила:
- Скоро выход! Настоящее свободное падение до входа в гравитационный
колодец!
Дэйн отметил слово `вход`. Не `спуск`. Он подозревал, что она все еще
слабо представляет себе понятия `верх` и `низ`. На уровне разума она
понимала это хорошо, но не понимала физически, несмотря на свою
фантастическую адаптабельность. Но Дэйн не сказал ничего. Время покажет. И
он не знал, что нужно объяснять, а в чем предоставить дело опыту.
Туи минуту на него смотрела, потом ее гребень снова встал дыбом, она
побежала вприпрыжку по коридору и скрылась. Кошки за ней.
Тау не ждал ответа. Он вернулся в свою каюту, и до Дэйна донеслось
шипение закрывающейся двери.
Оставшиеся переглянулись, пожали плечами, и Дэйн сказал:
- Что бы оно ни было, а может подождать, пока примем душ и выпьем
чего-нибудь горячего. Али кивнул и тоже скрылся в своей каюте. Джаспер
посмотрел ему вслед и произнес:
- Я лучше пойду закончу работу.
И скрылся в направлении отсека двигателей.
Скоро свободное падение.
Дэйн вернулся в свою кабину, размышляя, не под влиянием ли Туи они стали
в свободном падении пользоваться поручнями, стенами и палубой вместо
магнитных подковок, как привыкли за много лет на `Королеве Солнца`.
Сунув грязный мундир в щель приема стирки, он посмотрел на часы. Еще
осталась половина периода отдыха. Кажется, ему не придется спать, пока Рип и
Джаспер не сменятся с вахты, и не придется заступать ему с Али, но это его
не волновало. Если не считать странных снов Али, пер вый рейс `Северной
звезды` проходил без особых событий. Много напряженной работы, но это не
было неожиданным. У Рипа еще один день дежурства по камбузу, потом наступит
очередь Дэйна. Там можно будет подремать, если надо.
Он быстро принял горячий душ, натянул чистую форму и пошел в
кают-компанию, соединенную с, камбузом.
Остальные трое подошли примерно в то же время. Влажные черные волосы Али
были зализаны назад, красивое лицо чуть потемнело. Он рухнул в привинченное
кресло, насмешливо улыбаясь.
- Крейг, если это будет мужской разговор типа `поговорим, ребята, о
прошлом`, я бы лучше доспал, пока свободен.
Врач, который служил на `Королеве Солнца` дольше, чем Дэйн, был Вольным
Торговцем, сохранял невозмутимый вид. Незаметный, аккуратный человек,
который вряд ли постарел с виду за все время, что Дэйн его знал, Крейг Тау
говорил тихим и ровным голосом в спокойной и прямолинейной манере. Все
бывшие юнги `Королевы Солнца` сохраняли к нему уважение: он был честен,
талантлив и трудолюбив.
Дэйн молчал. Али бравировал, но Дэйн знал, что он напряжен и скован.
- Я надеялся, - начал Тау, - что этот разговор можно будет отложить. У
нас и без того слишком много, о чем надо думать: новый корабль, новые
должности и обязанности для каждого, контракт, который может прервать полосу
невезения, из которой мы никак не выберемся после старта с Кануче. Если
добавить, что команды обоих кораблей недоукомплектованы, а работу все равно
делать надо... Короче, думать есть о чем.
- Ладно, - перебил Али. - Я уже понял: дело плохо. Почему бы не сказать о
нем прямо?
Тау вопросительно взглянул на слушателей. Рип кивнул, внимательно глядя
живыми черными глазами, и Дэйн тоже кивнул автоматически. Только Джаспер
Уикс - неизменно вежливый и сдержанный, как все венерианские колонисты,
насколько Дэйну было известно, - терпеливо ждал, пока Тау перейдет к
главному.
- Вернемся мысленно назад, - сказал Тау. - К нашим приключениям на
планете Саргол.
- Трудно их забыть, - прокомментировал Али с иронией в голосе. - Дэйн
тогда благоухал, как танцовщица-перышко из веселого дома, собираясь на
каждую торговую встречу с этими саларики...
- Эта межзвездная банда из кожи вон лезла, чтобы выставить нас
зачумленным кораблем, - добавил Рип.
- А потом четверых из нас выворачивало наизнанку, как пустые мешки, -
вспомнил Дэйн, вздрогнув. - Не помню, чтобы меня еще когда в жизни так
тошнило. Да и не было больше такого.
Джаспер быстро поднял глаза, и Тау ему улыбнулся:
- Нет, Джаспер, это не случайное совпадение. Вы помните, что тошнило тех
из вас, кто выпил `чашу воина` саларики, и это правда, но когда межзвездная
банда запустила нам чуму на борт `Королевы`, с токсинами справились только
ваши иммунные системы.
- И что? - спросил Али с напряженной улыбкой. - Это связано с моими
кошмарами? Тау ответил:
- Именно так, но имей терпение. Следующий пункт - вспомните наш почтовый
рейс до контракта с Кануче.
- Ксэхо...
- И Трюсворлд, - сказал Дэйн. Этого он вспоминать не любил. В кошмарах он
до сих пор видел лежащего в его койке покойника с его же, Дэйна, лицом.
- Помните, что тогда проскользнуло на борт `Королевы`?
Джаспер втянул в себя воздух:
- Эсперит. Тау кивнул. Али фыркнул:
- Старый мой друг Крейг, я тебя ценю и уважаю, но если ты хочешь вывалить
на нас, что мы превращаемся в стаю космогончих с пси-возможностями, значит,
ты слишком долго изучал эту вудуистскую чушь.
Дэйн усмехнулся, ожидая, что врач будет это опровергать. Рип тоже
улыбался, и только Джаспер сидел с непроницаемым, как всегда, лицом.
После долгой паузы Тау ответил:
- Боюсь, что именно это я и собираюсь вам сказать.

***

На глазах у Тау Али Камил зарылся лицом в ладони. Молодой инженер
испустил такой театральный стон, что трое его товарищей улыбнулись. Тау
хорошо знал этих ребят, и, несмотря на шутовство Али, было видно, что ему
это известие далось тяжелее всех. Тау подумал, глядя, как Али трясет
головой, что чем дольше Али шутит, тем сильнее он расстроен.
Теперь Али сунул пальцы в уши и затряс ими, потом посмотрел на Дэйна.
- В чем дело, викинг? Не слышу тебя - думай громче!
Высокий и костлявый грузовой помощник улыбнулся, но настроение у него на
самом деле было комбинацией легкой озадаченности и неопределенного
неудобства. Это тоже не удивило Тау. Возможные реакции он предсказал
довольно точно. О чем он не мог догадаться - как они это знание используют.
- Вопросы есть? - спросил он. Камил поднял прищуренные глаза:
- Есть. Как будем от этого избавляться?
- От чего именно? - возразил Тау. - От самого синдрома? Или от изменений
в вашей нервной системе, от которых он возник?
- Подозреваю, - заметил Рип со своей спокойной улыбкой, - что это убрать
не так просто, как срезать бородавку.
- Боюсь, что нет.
Тау ждал, пока до них это дойдет.
Али вздохнул:
- У тебя явно есть новости и повеселее. Можно выложить и их тоже.
Тау допил джекек, пустая банка автоматически сложилась, и он запустил ее
в утилизатор.
- Прежде чем двигаться вперед, давайте вернемся назад. Я первым начал
что-то замечать несколько месяцев тому назад: если кто-то из вас плохо спал,
остальным тоже неизменно снились дурные сны. Я стал вести записи, учитывая,
где вы спали при назначении на разные работы. Если вы находились по своим
каютам, то есть относительно близко друг к другу, яркие сны одного
действовали на других. При назначении на работы, требовавшие отсутствия,
видимой реакции не было.
- Расстояние ослабляет воздействие, - заключил Джаспер.
Тау кивнул.
- Есть еще один момент - достаточно тонкий, и я не хотел вам говорить,
чтобы...
- Старик все это знает? - перебил его Али.
- Капитан Джеллико знает, конечно. И доктор Кофорт тоже. Али вздохнул.
- Я в своем последнем рапорте отметил, что вскоре, наверное, с вами
поговорю. Дэйн заинтересовался:
- А Старик на это что-нибудь сказал? Тау улыбнулся:
- Сказал только, что мне сочувствует.
- Тебе? - вытаращил черные глаза Али. - Тебе он сочувствует? А нам?
Дэйн засмеялся, Джаспер улыбнулся. Только Рип сидел, задумавшись и глядя
вдаль.
Потом посмотрел на Тау:
- Второе, про что ты говорил, - сказал он. - Это насчет того, что мы
иногда.., знаем, кто где?
У Тау сердце забилось чуть быстрее, но он изо всех сил постарался этого
не показать.
- Да, это и есть второй момент. Я это заметил, когда мы так надолго сели
на мель на Бирже. Если кто-то из вас искал другого, создавалось впечатление,
что он бессознательно знает, где этот другой находится на борту `Королевы` и
на борту ли вообще. Опять-таки этот синдром снимался расстоянием.
Дэйн запустил пальцы в свои желтые волосы, взъерошив их дыбом.
- Я думаю... - Он покачал головой.
- Ты это заметил, - подсказал Тау. - Я однажды видел твою реакцию.
- А это не может быть оттого, - спросил Дэйн, неуверенно улыбнувшись, -
что мы просто знаем, где тот, другой, должен скорее всего быть? Мы так давно
работаем вместе, отлично знаем расписание друг друга - почти как свое.
- И это правда, - согласился Тау. - Еще одна причина, из-за которой я так
долго ничего вам Не говорил. Я хотел посмотреть, не придет ли кто-нибудь из
вас к тем же выводам.
- Это недавнее прошлое. - Али откинулся на стуле. - А что будет дальше?
Если Викинг забудет пригнуться перед люком, будет у меня синяк на лбу? Или
если Джаспер во время вахты пропустит ланч, проснусь ли я на смене вахт с
мыслью о венерианском грибковом супе?
Али говорил легко и небрежно, и на его смуглом лице и в черных чуть
припухших глазах отражался только интерес, но Тау знал, что он злится. Для
Али новые горизонты медицины и развитие возможностей человека мало что
значили по сравнению с перспективой, что кто-то или что-то может вторгнуться
в границы его частной жизни. Это значило, что ты не можешь просто уйти в
свою каюту, когда хочешь быть один, и покрепче закрыть дверь, потому что это
будут знать все четверо.
- Не могу сказать с уверенностью, - ответил Тау. - Когда стало ясно, что
наши проблемы с кредитом на Бирже решены, капитан дал добро на покупку
последних данных медицины. Я копаюсь в них с тех самых пор, как мы покинули
зону космоса микосян. Ничего, прямо связанного с вашим случаем, я не нашел -
и это неудивительно, - но есть кое-какие данные, позволяющие мне строить
гипотезы о безграничных возможностях биологической адаптации человека.
- И что из этого следует? - спросил Али.
- Из этого следует, что у нас есть три альтернативы, каждая ведет в двух
направлениях. Первая: вы ничего не делаете, и ничего больше не случается.
Возможно, что синдром вообще исчезнет. Или же, наоборот, этот потенциал
возрастет.
- Второй выбор: мы пытаемся с этим бороться? - спросил Али, и улыбка его
чуть искривилась.
- Одна из возможностей, - согласился Тау. - Можем ставить эксперименты с
попытками притупить эффект, и снова либо это сработает.., либо ваши тела
против вас восстанут.
Он подождал, чтобы эта мысль усвоилась.
- И третье: мы пытаемся с этим работать. Снова-таки, это может дать нам
лишь то, что вы четверо ловите образы из снов друг друга и знаете, где кто
из вас находится. Или же... - Он развел руками.
- Или же мы будем играть по высоким ставкам в барах и космопортах, -
произнес Али с горьким смехом. - Отличный способ сделать себе состояние -
читать карты партнеров через их собственный разум.
- Надежный способ быть убитым, - тихо сказал Джаспер.
- А кто нам сказал, что мы сможем читать еще чьи-то мысли, кроме наших? -
вставил Рип. - Я за третий выбор. Поймите, если мы выясним, как с этим
работать, мы, может, найдем способ это отключать, когда захотим.
Али поднял глаза и облизал губы.
- Крейг?
Тау в сомнении покачал головой.
- Хотел бы я это обещать, но не могу. Здесь слишком много такого, о чем
мы, люди, знаем слишком мало.
Рип вздохнул и посмотрел на часы.
- Не надо сейчас принимать решений, - предложил Тау. - Подумайте.
Обсудите между собой. Вели хотите, поговорите на следующем докладе с
капитаном или с доктором Кофорт. Что делать, можно обсудить позже. У нас еще
много есть вопросов.
- Мне хватает ходовой рубки, - сказал Рип. - Наследующем выходе мы
выныриваем в зоне Гесперид. И даст Бог, чтобы там нас не ждали остатки
пиратов Флиндика.
Они переглянулись, вспомнив об обстоятельствах, в которых им достался
этот корабль. Планета, к которой они направлялись, была закуплена по
контракту другой командой Торговцев, за что та команда и была убита. Хотя
высокопоставленный администратор Торговцев, который тайно правил кругом
пиратов, и сидел сейчас в тюрьме, а круг распался, кто мог гарантировать,
что власти выловили всех?
- Тем больше причин, - протянул Али, - возобновить мой прерванный сон. -
Если вы, космические ищейки, в него залезете, я ожидаю, что вы добавите к
сюжету что-нибудь забавное или хотя бы элегантное.

Глава 2

- Минута до выхода, - объявил по трансляции Рип Шеннон.
Он глядел на экраны, показывающие разгон двигателей до мощности,
необходимой для возврата в нормальное пространство. Он их почти что слышал,
ощущал вибрацию, сотрясавшую корабль и передававшуюся креслу через плиты
палубы. Его чувства были заняты оценкой знакомых звуков, глаза пробегали по
рядам огней на консоли. На травлении связью сидел Дэйн Торсон, и его большие
руки рассеянно потирали страховочную сеть, удерживающую его в кресле. Глаза
его смотрели на пустой пока экран.
Все огоньки консоли Рипа мирно горели зеленым; обратный отсчет дошел до
нуля.
- Выход!
Рип защелкал клавишами управления кораблем.
- Есть выход!
Доклад Джаспера из машинного отделения еще отдавался в рубке, а с экранов
уже исчезал причудливый свет гиперпространства, и Рипа охватило знакомое
чувство тошноты выхода. Автоматически включив магнитные подковки, Рип
почувствовал, как тело натягивает страховочную сеть. Псевдогравитация
ускорения исчезла; они были теперь в свободном падении, летя сквозь космос с
чудовищной скоростью.
Рип следил за показаниями приборов консоли, пока датчики `Северной
звезды` медленно рисовали картину их курса.
- Только бы я первый, только бы я первый, - бормотал он себе под нос,
глядя на яркую отметку, показывающую преследующих их корабль с
приблизительно той же скоростью - `Королева Солнца`.
Но Рип еще не успел получить нормальную картинку с навпьютера, как Дэйн
объявил:
- Получено сообщение, позывные `Королевы Солнца`.
Он щелкнул клавишами, запуская сообщение в общую трансляцию, и из
динамиков раздался спокойный, деловой голос Стина Уилкокса:
- `Королева` - `Звезде`. Наше местоположение - в системе Гесперид,
приблизительно двадцать световых минут от солнца, на высоте около
восемнадцати градусов над эклиптикой.
Рип состроил недовольную гримасу, прочитав на экране подтверждение той же
информации.
- Подтверди прием, - сказал он, стараясь говорить так же ровно и
спокойно, как и опытный астрогатор `Королевы Солнца`.
- `Звезда` - `Королеве`. Подтверждаю прием.
- У нас есть зрители, - сказал Уилкокс почти сразу. - Двое. Двести
семьдесят градусов, отметка четыре, двести девяносто градусов, отметка
четыре. Видите их?
Пальцы Рипа забегали по клавиатуре, глаза осматривали все датчики.
- Я...я...
- Проморгали.
Добродушный голос Уилкокса звучал по рации механически.
Рип посмотрел на Дэйна, который смотрел на него в замешательстве. Он
знал, как работать с , управлением связи - все они знали, - но операции на
связи в аварийной ситуации - это было не то, что он знал на память и мог
ответить спросонья.
- Стандартный вызов связи? - буркнул про себя Рип, испытывая острый
прилив досады. Он хотел водить корабль в совершенстве, соблюдая гладкость и
темп работы, как на `Королеве`, но на это у него просто не хватало людей.
Дэйн послушно повторил в коммуникатор:
- Стандартный вызов связи?
- Уже сделано, - ответил голос Уилкокса. - Ответа нет. Капитан велел
держать ушки на макушке.
Ушки на макушке.
Неформальный тон приказа. Рип ощутил смешанное чувство гордости и
беспокойства, оглядывая знакомые ряды приборов и решая, какой лучше
назначить режим автоматического сканирования и через какой интервал. То, что
Джеллико и Уилкокс не дали детального, формального приказа, значило, что они
относят ситуацию к его уровню компетенции. Это было облегчение, но в то же
время и беспокойство. Он думал, что Джеллико так поступил еще и для того,
чтобы его ободрить.
Обтирая вспотевшие ладони о штаны, Рип заставил себя отвлечься от этих
мыслей, а Уилкокс передал:
- Примите координаты точки рандеву и параметры подхода к планете.
Рип смахнул рукавом бисеринки пота с верхней губы и подавил вздох
облегчения. Это уже было легче. Он ввел координаты в навпьютер, подпрыгнул
на сиденье, когда сопла заурчали и толкнули корабль вперед, выводя `Северную
звезду` на указанную Уилкоксом орбиту, которая через девять часов должна
была привести их к точке рандеву. Наконец-то график орбиты засиял единой
линией, и Уилкокс после подтверждения отключился.
С явным облегчением на лице Дэйн отстегнул страховочную сеть и
вытолкнулся в люк. Рип проверил, что на квантовой ленте записана нужная
информация, и ввел ленту. Автопилот быстро принял управление на себя; когда
все заработало должным образом, настало время опросить экипаж.
- - Джаспер?
- Сопла остывают стабильно, - донесся быстрый ответ. - Все зеленое и на
ходу.
- Али?
- Двигатели в автономном режиме и стабильны, о мой пилигрим, - ответил
беззаботный голос.
Пилигрим. Рип закрыл глаза, подумал о Дэйне, и...
И ничего.
Он открыл глаза, посмотрел на приборы и сел чуть передохнуть. Он
заработал отдых. Снова вызвал образ Дэйна. Увидел высокую крепкую фигуру,
взъерошенную желтую шевелюру...
И знал, что `местоположение` у него в мозгу - просто его воображение. Он
вздохнул. Каждый раз, когда он пытался обнаружить Дэйна, Джаспера или Аяи с
помощью той мистической пси-связи, о которой говорил Крейг Тау, сперва
работало его воображение. Кажется, связь работала только тогда, когда этот
процесс шел помимо его сознания.
- И что тут хорошего? - буркнул он про себя, глядя на приборы, где
высвечивался новый курс корабля. Талант, который действует, лишь когда его
не осознаешь, полезнее не больше, чем двигатели, которые работают только на
поверхности планеты, когда весь экипаж в увольнении.
Рука его повисла над клавишей связи и вернулась обратно. Талант. Так он
считал, но он знал, что двое других считают это проклятием.
Они все четверо решили не экспериментировать со своими новыми
способностями. Фактически это решил Али - и столь определенно, что остальные
трое с этим согласились. Но это не значит, что Рип не может
экспериментировать сам. Сейчас он хотел поделиться своими наблюдениями с
Дэйном или Джаспером, но не будет ли это нарушением соглашения?
Он вздохнул, третий раз осматривая экраны. Окончательно отдал управление
автопилоту, включив его на подачу сигнала общей тревоги в случае аномалий, и
снова пошел в камбуз выпить чего-нибудь горячего.
В камбузе на потолке сидела Туи. Только она не считала это потолком.
Привыкнув жить в микрогравитации у Оси Вращения Биржи, она считала `верх` и
`низ` просто удобными условностями для ориентации в пространстве.
`Северная звезда` была построена для крупных гуманоидов - даже выше
Дэйна, - что означало, что многие из припасов в камбузе хранились высоко.
Так что Туи просто рассматривала потолок как пол и переориентировала мебель
так, что до всего доставала.
Рип привык к жизни в свободном падении во время приключений на Бирже. И
все же в нем слишком много оставалось от уроженца Терры, чтобы в животе не
заныло под ложечкой при виде кого-то, кто сидит на потолке вниз головой.
`Это невозможно!` - захлебывался его мозжечок. Он закрыл глаза и заставил
мозг переориентироваться. Когда он открыл глаза, он сам стоял на потолке. Он
отключил магнитные подковки, мягко оттолкнулся и приземлился рядом с Туи,
которая держала в обеих руках какой-то напиток.
- Устала? - спросил он, глядя с интересом на паутинные пальцы Туи,
играющие качающейся банкой джекека. Туи смотрела на вращение жидкости, и
зрачки ее желтых глаз сузились в щелочки. Потом высунулся голубой язык и
уверенно лизнул жидкую сферу.
Забавно, как маленькая ригелианская полукровка любила играть с едой в
микрогравитации. Сначала Рипа это волновало: воспитанный на Терре, он еще
раньше, чем испытал свободное падение на практике, был приучен с уважением
относиться к опасности, которую представляет собой жидкость в невесомости.
Но он знал, что Туи прожила в невесомости почти всю жизнь, и видя, как она
жонглирует пузырями жидкости или заставляет их вертеться, они все понимали,
что Туи знает, что делает. Сколько бы она ни играла, грязи она не устраивала
никогда. Они оставили ее в покое, ожидая, что ей эти игры наскучат. Но они
не наскучили.
- Не устала я, - ответила Туи, выверчивая еще одну жидкую сферу. -
Коротко спать - коротко работать, коротко спать - коротко работать для моих
биоритмов хорошо. Долго работать, долго спать труднее.
Она вдруг перевернулась, и гребень ее встал дыбом, пока она серьезно
рассматривала свой пузырь под другим углом. Маленькая, легкая, хрупкая, она
напоминала Рипу ребенка - но она была вполне совершеннолетней и подписала
контракт как полноправный член экипажа.
- Она умница, - сказал Дэйн, когда они улетели с Биржи -
терранско-канддоидско-шверской обитаемой базы, где Туи провела почти всю
свою жизнь. - Она учится никак не медленнее нас, если не быстрее, и она куда
больше знает о работе с грузом в невесомости, чем любой из нас.
Она быстро освоила терранский и уже умела читать не хуже любого из
команды и писать уже умела неплохо. Но ее разговорная речь все еще состояла
из коротких не правильных фраз, составленных из нескольких языков - родных
языков ее соседей по гнезду на Бирже.
Она засосала свой пузырь и улыбнулась, показав ряд острых белых зубов.
- Дэн и Туи кончать шахтные боты. Грузовые трюмы готовы. Много работать.
Она потерла руки.
Рип кивнул, высасывая банку горячего свежего джекека. Несколько раз ему
случалось помогать Дэйну, когда Туи отдыхала. Первой работой Дэйна в
качестве грузового помощника было оценить все данные по сьеланиту, который
они могут закупить на Бирже, переделать грузовые трюмы `Северной звезды` под
прием частично уже рафинированного товара, и наконец, спроектировать и
построить два общего назначения шахтных бота, которые будут переделаны под
конкретный груз, когда будет понятно, с чем приходится иметь дело. Их надо
будет передать на `Королеву Солнца`, поскольку именно этот корабль Джеллико
предназначил для спуска на Геспериду-4.
И снова слишком много работы для такой малочисленной команды. Дэйн не
думал, что полет в гипере продлится достаточно долго, чтобы успеть все
сделать, и потому все это время работал больше, чем только на своих вахтах.
Как и все они.
- Нужно еще люди, - сказала Туи. Рип поднял глаза, увидел наклоненную
голову ригелианки, вопросительно глядящей на него с поднятым гребнем. Ее и
его мысли шли параллельно - достаточно странно.
- Это точно, - согласился он, прихлебывая горячее питье.
Проблема только в том, думал Рип, глядя, как Туи играет с новым пузырем,
чтобы найти хорошую, надежную команду. Те двенадцать, что были с самого
начала на `Королеве Солнца`, знали друг друга давно и хорошо, знали силу и
недостатки каждого, и каждый был готов доверить другим свою жизнь. До того
они набирали свой экипаж на Терре, надеясь на современный компьютер
`Коррелятор профилей`, который Торговцы всей вселенной прозвали
`Психологом`. Но события словно сговорились держать их подальше от Терры, и
тем временем они нашли двух новых членов экипажа: доктора Раэль Кофорт,
недавно вышедшую замуж за капитана, и Туи. Притирка друг к другу для старого
экипажа `Королевы` казалась труднее, чем для новичков.
Рип улыбнулся про себя, направляясь к люку. Пока что им везло, и он был
доволен, что набор команды - это забота капитана Джеллико. Рип хотел водить
свой собственный корабль, но есть обязанности, которые он с удовольствием
оставит Старику.

***

Туи смотрела вслед исчезнувшему в люке Рипу. Почему это добрый Рип Шеннон
так хмурился? Они хотя бы немножко поговорили. Последнее время очень часто
он, Дэйн или Джаспер заходили в камбуз, видели там Туи и быстро уходили. Три
раза она видела этих троих или двоих из них за серьезным разговором, но
стоило ей подойти ближе, и они тут же переходили на разговор о текущей
работе.
Туи горестно подумала, не ведет ли она себя не правильно, и вспомнила о
своей последней работе. Дэйн был доволен, он ей доверял много разных
обязанностей. Она стояла свои вахты, тщательно за собой убирала, не трогала
ничьих вещей или инструментов - все как Нунку ей советовала. Значит, она не
создает проблем. И все равно терране не останавливаются поговорить.
В определенной степени Туи была готова к такому поведению.
- Нельзя бросить одно клинти и тут же завести другое, - предупреждала ее
Нунку, когда она улетала с Биржи с этой командой. Только сейчас они,
кажется, сильнее хмурятся и чаще говорят тайком - после того как Крейг Тау
собрал всех на то совещание.
Туи чуть не свистнула, выражая свои чувства, но остановилась. Что делать
в таких случаях, она знала.
Она метнулась через камбуз ввести команду выдать миску вареного риса.
Потом бросилась в гидропонный сад и пробежала пальцами по собственному
огороду кореньев. Там она нашла три зрелых тизовых корешка, сине-зеленых,
пухлых и хрустящих. Прополоскав их в воде, она бросилась обратно в камбуз
как раз вовремя, чтобы успеть к готовому рису.
Быстрыми движениями она нарубила корешки и смешала их с рисом. С чашкой в
руках она вылетела в люк и проскакала до своей каюты.
Там она отставила еду в сторону и включила собственную консоль. Минуту
она сидела, глядя на эту консоль - немое свидетельство, что она -
полноправный член экипажа, некто, имеющий собственную ценность. До прибытия
на `Северную звезду` у нее очень мало было своих вещей и никогда не было
своего угла. Теперь у нее каюта - только ее и больше ничья. Никто другой
сюда не входил: если она им была нужна, они шумели снаружи и ждали, пока она
выйдет, или вызывали ее по корабельной связи.
На Бирже Туи тайно жила в заброшенном складе в Оси Вращения базы с
группой других молодых существ, таких же бездомных и потерянных, как она
сама. Они объединились в клинти - однажды Туи пыталась перевести Рипу это
слово на терранский. Самое близкое значение было `клан`, или `семья`, хотя
клинти не было ни тем, ни другим. Очень трудно было бросить свое клинти, но
она больше всего на свете хотела лететь к звездам. А их вождь Нунку, хотя и
не намного старше Туи, но умеющая читать в чужих мозгах, как датчик корабля
в космосе, помогла ей достичь этой цели.
Нунку даже сделала ей перед отбытием подарок: кристалл, на котором все
члены клинти что-нибудь для нее записали.
Сейчас Туи вызвала этот кристалл, разделив экран так, что перед ней
возникли все лица. Каждый раз, когда внутри у нее был холод и мысли
возвращались к тому времени, когда она жила со своим клинти, вместо того,
чтобы думать о том, что еще ей предстоит узнать, она уходила к себе в каюту
и еще чуть-чуть читала из каждого письма. Самую чуточку. Она еще не дошла до
конца и надеялась, что эта пустота внутри уйдет раньше, чем она прочтет
последнее письмо.
Теперь она открыла свой контейнер с едой и откусила кусочек. Почти вся
терранская еда была несъедобна, кроме риса и моркови. Это были настоящие
деликатесы; Туи думала, что рис никогда ей не надоест.
Засовывая ложку в рот, она смотрела на экран. Вот Нунку, длинная и худая,
глядящая на Туи своим нежным и мудрым взглядом. Нунку сидит рядом с большим
компьютером, который сама построила из подобранных на свалке деталей. Она
всех членов клинти научила, как заставить компьютеры себе помогать, если
живые существа не могут или не хотят.
Рядом с Нунку был Момо, маленький и круглый, с алой кожей. Она коснулась
изображения Момо на экране. Момо был самым близким кровным родственником
Туи. Именно письма Момо она чаще всего слушала, и от его порции осталось, по
терранскому счету, всего сорок семь минут. Она оставляла его для тех дней,
когда холод у нее внутри был как простор между звездами.
И она тронула кнопку над изображением Китин. Китин зашевелилась, распушив
свой темный мех. Сейчас Туи слушала Китин в третий раз; о чем же она
говорила раньше? Ах да, о кораблях и звездах. Китин тоже страстно хотела
путешествовать.
- ..обещай мне написать, - сказала Китин, и ее рычащий голос спотыкался
на ригелианских слогах. У Китин был дар к языкам; она знала их больше, чем
все прочие в клинти. - Я дала себе обет, что попаду в зону тяжести, как ты,
и упражняюсь, чтобы я могла жить на планете и выносить ее гравитацию. Только
ты мне напиши в письме, на что она похожа и как мне к ней готовиться...
Туи грустно свистнула. Она любила Китин - одну из самых давних своих
подруг, - но не хотела слышать о том, чтобы оставить клинти. Ей хотелось
притвориться перед собой, что она все еще с ними, и она остановила Китин и
запустила Наддаклака. Единственный кандцоид в клинти, Наддаклак все время
попадал в неприятности с властями, был дерзок и отважен, изредка правдив, но
всегда изобретателен. Послание Наддаклака было смешным собранием длинных
глупых историй о столкновениях с властями канддоидов и шверов. Все они
кончались поражением властей и победой Наддаклака. Туи знала, что все это не
правда, но совсем не такая, как в историях на терранском видео. У этих
терран было просто пристрастие к историям, которые никогда не случались. Туи
этого не понимала, но все равно смотрела их вместе со своим клинти, пытаясь
что-нибудь понять в терранском складе ума.
Постепенно ее желудок заполнялся рисом, а пустота над ним - весельем, и
Туи могла снова вернуться мыслями к работе и перспективе посадки на планету
первый раз в жизни.
Она остановила письмо Наддаклака, но консоль не выключила. Вместо этого
она посмотрела на время. Тау уже спит, и Али Камил тоже - тот единственный,
кто никогда с ней не разговаривал. У Дэйна тоже должен был начаться период
сна, но она знала, что он работает - кажется, он не любит спать одновременно
с Али.
Вспоминая эту таинственную конференцию в камбузе и непонятные разговоры,
которые с тех пор она постоянно видела, она решила, что пора покопаться в
компьютере.

Глава 3

- Приготовиться к ускорению, одна восьмая стандартной гравитации,
двадцать секунд, ноль девяносто, - звучал ровный голос Рипа по трансляции. -
По моему сигналу, пять.., четыре...
Дэйн и Туи закончили проверку вакуум-скафандров и закрепились на захватах
для рук снаружи шлюза грузового трюма.
- Сигнал!
Двигатели дали импульс, и палуба дернулась из-под ног. Через двадцать
секунд Рип объявил:
- Мы на тросовом расстоянии от `Королевы`. Относительная скорость в
допустимых границах.
Дэйн сложил свою робу внутрь одного шахтного бота общего назначения. Туи
повторила его действия и молча ждала. Конструкция шлюза более чем что-либо
другое выдавала не терранское происхождение корабля. `Северная звезда`, по
строенная для операций в микрогравитации, имела главный грузовой шлюз снизу;
сейчас они стояли на противоположной стене головами к шлюзу. Через минуту
Рип объявил:
- Штотц сообщает о запуске соединительных модулей.
Дэйн посмотрел на Туи, утонувшую в скафандре Раэль Кофорт. Он удержался
от смеха, заметив, что первым в списке на приобретение - если рейс будет
удачным - следует поставить подогнанный скафандр для Туи.
Если, конечно, она останется в команде.
- Готова? - спросил он.
- Готова, - донесся ее флейтоподобный голос из рации скафандра.
Почти сразу послышался глухой стук модулей, толкнувшихся в наружную
обшивку корпуса `Северной звезды` с обеих сторон грузового отсека. Он
представил себе, как с автоматической плавностью схватывают корпус тросы,
буквально вплавляясь в обшивку `Звезды`. Чуть подрагивала палуба, когда Рип
тонко маневрировал двигателями, и Дэйн ощутил под ногами толчок, когда два
корабля, теперь уже тесно соединенных, завертелись вокруг общего центра
тяжести, подобно двойной звезде. Теперь главный шлюз был определенно
наверху, хотя ускорение в виде веса было едва ощутимо.
Дэйн включил контроль шлюза, и они молча смотрели, как постепенно падает
давление, а их тени принимают резкие очертания, свойственные безвоздушной
среде.
- Проверь на утечки, - сказал он, вдавливая кнопку на груди своего
скафандра.
Туи повторила его движение. Световой сигнал в шлеме Дэйна успокоительно
светился зеленым, и он перенес свое внимание на консоль шлюза. Когда сигналы
продувки загорелись зеленым, он отпер наружный люк, и тот медленно скользнул
в сторону, открывая усыпанный алмазами черный фон космоса, обрамляющий
грациозную иглу `Королевы`. Он знал, что, если секунду подождать, вращение
корабля проведет край грузового отсека `Северной звезды` через звезду, но на
это не было времени.
- Отлично, Туи, давай цеплять эти джипи. Дэйн увидел, как мигнул свет на
шлеме Туи, когда она прицепила осветительный кабель к ближайшему шахтному
боту, называемому джипи, и поплыла вверх по лестнице. Он включил свой свет и
сделал то же самое, последовав за ней с меньшим рвением. На краю шлюза они
оба прицепили тросы. Потом повернулись перетаскивать свои джипи в нужные
положения.
Дэйн согнул ноги, выпрямил спину и стал выводить массивный бот из шлюза.
Поначалу он еле двигался, но Дэйн знал, что тут главное - продолжать тянуть,
и не обязательно сильно. И все же он со слабым удовлетворением отметил, что
его бот вышел за пределы палубы раньше, чем у Туи, и он пристегнул его к

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 134048
Опублик.: 21.12.01
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``