Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
РАССКАЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ Назад
РАССКАЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Даниил Хармс.

Рассказы для детей


* * *

I

ОДНАЖДЫ лев, слон, жирафа, олень, страус, лось, дикая лошадь и собака
поспорили, кто из них быстрее всех бегает.
Спорили, спорили и чуть было не подрались.
Услыхал Гриша Апельсинов, что звери спорят, и говорит им:
- Эх вы, глупые звери! Зря вы спорите! Вы лучше устройте состязание.
Кто первый вокруг озера обежит, тот, значит, и бегает быстрее всех.
Звери согласились, только страус сказал, что он не умеет вокруг озера
бегать.
- Ну и не бегай,- сказал ему лось.
- А вот побегу!- сказал страус.
- Ну и беги!- сказала жирафа.
Звери выстроились в ряд, Гриша Апельсинов махнул флагом, и звери
побежали.

II

ЛЕВ несколько скачков сделал, устал и пошел под пальмами отдохнуть.
Остальные звери дальше бегут. Впереди всех страус несется, а за ним
лось и жирафа.
Вот страус испугался, чтобы его жирафа и лось не обогнали, повернул к
ним голову и крикнул:
- Эй, слушайте! Давайте из озера всю воду выпьем! Все звери вокруг
озера побегут, а мы прямо по сухому дну поперек побежим и раньше всех
прибежим!
- А ведь верно!- сказали лось и жирафа, остановились и начали из
озера воду пить.
А страус подумал про себя:

- Вот дураки! Пускай они воду пьют, а я дальше побегу.
И страус побежал дальше, да только забыл голову повернуть и, вместо
того чтобы вперед бежать, побежал обратно.

III

А ЛОСЬ и жирафа пили, пили, пили, пили, наконец жирафа говорит:
- Я больше не могу.
И лось говорит:
- Я тоже больше не могу.
Побежали они дальше, да уж быстро бежать не могут. Так их от воды
раздуло.
А слон увидал зто и ну смеяться!
Стоит и смегтся! Стоит и смегтся!
А собаку по дороге блохи заели. Села она и давай чесаться! Сидит и
чешется! Сидит и чешется!
Так что первыми олень и дикая лошадь прибежали.

IV

А СЛОН-ТО все стоит и смегтся, стоит и смегтся!

V

А СОБАКА-ТО все сидит и чешется, сидит и чешется!

VI

А ЖИРАФА-ТО все бежит!

VII

А СЛОН-ТО все смегтся!

VIII

А СОБАКА-ТО все чешется!

1930-е


nаmе=3>Сказка

- Вот,- сказал Ваня, кладя на стол тетрадку,- давай писать сказку.
- Давай,- сказала Леночка, садясь на стул.
Ваня взял карандаш и написал:
`Жил-был король..
Тут Ваня задумался и поднял глаза к потолку. Леночка заглянула в
тетрадку и прочла, что написал Ваня.
- Такая сказка уже есть,- сказала Леночка.
- А почем ты знаешь? - спросил Ваня.
- Знаю, потому что читала,- сказала Леночка.
- О чем же там говорится? - спросил Ваня.
- Ну, о том, как король пил чай с яблоками и вдруг подавился, а
королева стала бить его по спине, чтобы кусок яблока выскочил из горла
обратно. А король подумал,что королева дерется, и ударил ег стаканом по
голове. Тут королева рассердилась и ударила короля тарелкой. А король ударил
королеву миской. А королева ударила короля стулом. А король вскочил и ударил
королеву столом. А королева повалила на короля буфет. Но король вылез из-под
буфета и пустил в королеву короной. Тогда королева схватила короля за волосы
и выбросила его в окошко. Но король влез обратно в комнату через другое
окно, схватил королеву и запихал ег в печку. Но королева вылезла через трубу
на крышу, потом спустилась по громоотводу в сад и через окно вернулась
обратно в комнату. А король в это время растапливал печку, чтобы сжечь
королеву. Королева подкралась сзади и толкнула короля. Король полетел в
печку и там сгорел. Вот и вся сказка,- сказала Леночка.
- Очень глупая сказка,- сказал Ваня.- Я хотел написать совсем
другую.
- Ну, пиши,- сказала Леночка.
Ваня взял карандаш и написал:
`Жил-был разбойник...`
- Подожди!- крикнула Леночка.- Такая сказка уже есть!
- Я не знал,- сказал Ваня.
- Ну, как же,- сказала Леночка,- разве ты не знаешь о том, как один
разбойник, спасаясь от стражи, вскочил на лошадь, да с размаху перевалился
на другую сторону и упал на землю. Разбойник выругался и опять вскочил на
лошадь, но снова не рассчитал прыжка, перевалился на другую сторону и упал
на землю. Разбойник поднялся, погрозил кулаком, прыгнул на лошадь и опять
перемахнул через нег и полетел на землю. Тут разбойник выхватил из-за пояса
пистолет, выстрелил из него в воздух и опять прыгнул на лошадь, но с такой
силой, что опять перемахнул через нег и шлгпнулся на землю. Тогда разбойник
сорвал с головы шапку, растоптал ег ногами и опять прыгнул на лошадь, и
опять перемахнул через нег, шлепнулся на землю и сломал себе ногу. А лошадь
отошла в сторону. Разбойник, прихрамывая, подбежал к лошади и ударил ег
кулаком по лбу. Лошадь убежала. В зто время прискакали стражники, схватили
разбойника и отвели его в тюрьму.
- Ну, значит, о разбойнике я писать не буду,- сказал Ваня.
- А о ком же будешь? - спросила Леночка.
- Я напишу сказку о кузнеце,- сказал Ваня.
Ваня написал:
`Жил-был кузнец...`
- Такая сказка тоже есть!- закричала Леночка.
- Ну? - сказал Ваня и положил карандаш.
- Как же,- сказала Леночка.- Жил-был кузнец. Вот однажды ковал он
подкову и так взмахнул молотком, что молоток сорвался с рукоятки, вылетел в
окно, убил четырех голубей, ударился о пожарную каланчу, отлетел в сторону,
разбил окно в доме брандмейстера, пролетел над столом, за которым сидели сам
брандмейстер и его жена, проломил стену в доме брандмейстера и вылетел на
улицу. н опрокинул на землю фонарный столб, сшиб с ног мороженщика и стукнул
по голове Карла Ивановича Шустерлинга, который на минуточку снял шляпу,
чтобы проветрить свой затылок. Ударившись об голову Карла Ивановича
Шустерлинга, молоток полетел обратно, опять сшиб с ног мороженщика, сбросил
с крыши двух дерущихся котов, перевернул корову, убил четырех воробьев и
опять влетел в кузницу, и прямо сел на свою рукоятку, которую кузнец
продолжал ещг держать в правой руке. Все это произошло так быстро, что
кузнец ничего не заметил и продолжал дальше ковать подкову.
- Ну, значит, о кузнеце уже написана сказка, тогда я напишу сказку о
себе самом,- сказал Ваня и написал:
`Жил-был мальчик Ваня...`
- Про Ваню тоже сказка есть,- сказала Леночка.- Жил-был мальчик
Ваня, и вот однажды подошел он к...
- Подожди,- сказал Ваня,- я хотел написать сказку про самого себя.
- И про тебя уже сказка написана,- сказала Леночка.
- Не может быть!- сказал Ваня.
- А я тебе говорю, что написана,- сказала Леночка.
- Да где же написана? - удивился Ваня.
- А вот купи журнал `Чиж` номер семь и там ты прочтешь сказку про
самого себя,- сказала Леночка.
Ваня купил `Чижа` N 7 и прочитал вот эту самую сказку, которую только
что прочитал ты.

1935


Двенадцать поваров

Я говорю, что на этой странице нарисовано двенадцать поваров. А мне
говорят, что тут только один повар, а остальные не повара. Но если остальные
не повара, то кто же они?


Семь кошек

Вот так история! Не знаю, что делать. Я совершенно запутался. Ничего
разобрать не могу. Посудите сами: поступил я сторожем на кошачью выставку.
Выдали мне кожаные перчатки, чтобы кошки меня за пальцы не цапали, и
велели кошек по клеткам рассаживать и на каждой клетке надписывать - как
которую кошку зовут.
- Хорошо, - говорю я, - а только как зовут этих кошек?
- А вот, - говорят, - кошку, которая слева, зовут Машка, рядом с ней
сидит Пронька, потом Бубенчик, а эта Чурка, а эта Мурка, а эта Бурка, а эта
Штукатурка.
Вот остался я один с кошками и думаю: `Выкурю-ка я сначала трубочку, а
уж потом рассажу этих кошек по клеткам`.
Вот курю я трубочку и на кошек смотрю.
Одна лапкой мордочку моет, другая на потолок смотрит, третья по комнате
гуляет, четвертая кричит страшным голосом, ещг две кошки друг на друга
шипят, а одна подошла ко мне и меня за ногу укусила.
Я вскочил, даже трубку уронил. - Вот, - кричу, - противная кошка! Ты
даже и на кошку не похожа. Пронька ты или Чурка, или, может быть, ты
Штукатурка?
Тут вдруг я понял, что я всех кошек перепутал. Которую как зовут -
совершенно не знаю.
- Эй, - кричу, - Машка! Пронька! Бубенчик! Чурка! Мурка! Бурка!
Штукатурка!
А кошки на меня ни малейшего внимания не обращают.
Я им крикнул:
- Кис-кис-кис!
Тут все кошки зараз ко мне свои головы повернули.
Что тут делать?
Вот кошки забрались на подоконник, повернулись ко мне спиной и давай в
окно смотреть.
Вот они все тут сидят, а которая тут Штукатурка и которая тут Бубенчик?
Ничего я разобрать не могу.
Я думаю так, что только очень умный человек сумеет отгадать, как какую
кошку зовут.

Посмотри на эту картинку и скажи: которая кошка Машка, которая Пронька,
которая Бубенчик, которая Чурка, которая Мурка, которая Бурка и которая
Штукатурка.

1935

Во-первых и во-вторых

ВО-ПЕРВЫХ, запел я песенку и пошел.

ВО-ВТОРЫХ, подходит ко мне Петька и говорит: `Я с тобой пойду`. И мы
оба пошли, напевая песенки.

В-ТРЕТЬИХ, идем мы и смотрим - стоит на дороге человек, ростом с
ведерко.
`Ты кто такой?` - спросили мы его.- `Я самый маленький человек в
мире`.- `Пойдем с нами`.- `Пойдем`.
Пошли мы дальше, но маленький человек не может за нами угнаться. Бегом
бежит, а все-таки отстает. Тогда мы его взяли за руки. Петька за правую, я
за левую. Маленький человек повис у нас на руках, едва ногами земли
касается. Пошли мы так дальше. Идем все трое и песенки насвистываем.

В-ЧЕТВЕРТЫХ, идем мы и смотрим - лежит возле дороги человек, голову на
пенек положил, а сам такой длины, что не видать, где ноги кончаются Подошли
мы к нему поближе, а он как вскочит на ноги, да как стукнет кулаком по
пеньку, так пенек в землю и ушгл. А длинный человек посмотрел вокруг, увидел
нас и говорит: `Вы,- говорит,- кто такие, что мой сон потревожили?` -
`Мы,- говорим мы,- веселые ребята. Хочешь, с нами пойдем?` - `Хорошо`,-
говорит длинный человек да как шагнет сразу метров на двадцать. `Эй,-
кричит ему маленький человек.- Обождн нас немного!` Схватили мы маленького
человека и побежали к длинному. `Нет,- говорим мы,- так нельзя, ты
маленькими шагами ходи`.
Пошгл длинный человек маленькими шагами, да что толку? Десять шагов
сделает и из вида пропадет. `Тогда,- говорим мы,- пусть маленький человек
тебе на плечо сядет, а нас ты под мышки возьми`. Посадил длинный человек
маленького себе на плечо, а нас под мышки взял и пошел. `Тебе удобно?` -
говорю я Петьке. `Удобно, а тебе?` - `Мне тоже удобно`,- говорю я. И
засвистели мы веселые песенки. И длинный человек идет и песенки
насвистывает, и маленький человек у него на плече сидит и тоже
свистит-заливается.

В-ПЯТЫХ, идгм мы и смотрим - стоит поперек нашего пути осгл.
Обрадовались мы и решили на осле ехать. Первым попробовал длинный человек.
Перекинул он ногу через осла, а осел ему ниже колена приходится. Только
хотел длинный человек на осла сесть, а осгл взял да и пошгл, и длинный
человек со всего размаху на землю сел. Попробовали мы маленького человека на
осла посадить. Но только осел несколько шагов сделал - маленький человек не
удержался и свалился на землю. Потом встал и говорит: `Пусть длинный человек
меня опять на плече понесет, а ты с Петькой на осле поезжай`. Сели мы, как
маленький человек сказал, и поехали. И всем хорошо. И все мы песни
насвистываем.

В-ШЕСТЫХ, приехали мы к большому озеру. Глядим, у берега лодка стоит.
`Что ж, поедем на лодке?` - говорит Петька. Я с Петькой хорошо в лодке
уселся, а вот длинного человека с трудом усадили. Согнулся он весь, сжался,
коленки к самому подбородку поднял.
Маленький человек где-то под скамейкой сел, а вот ослу места-то и не
осталось. Если бы ещг длинного человека в лодку не сажать, тогда можно было
бы и осла посадить. А вдвогм не помещаются. `Вот что,- говорит маленький
человек,- ты, длинный, вброд иди, а мы осла в лодку посадим и поедем`.
Посадили мы осла в лодку, а длинный человек вброд пошел, да ещг нашу лодку
на веревочке потащил. Осел сидит, пошевельнуться боится - верно, первый раз
в лодку попал. А остальным хорошо. Едем мы по озеру, песни свистим. Длинный
человек тащит нашу лодку и тоже песни поет.

В-СЕДЬМЫХ, вышли мы на другой берег, смотрим - стоит автомобиль. `Что
ж это такое может быть?` - говорит длинный человек.- `Что это?` - говорит
маленький человек.- `Это,- говорю я,- автомобиль`.- `Это машина, на
которой мы сейчас и поедем,- говорит Петька. Стали мы в автомобиле
рассаживаться. Я и Петька у руля сели, маленького человека спереди на фонарь
посадили, а вот длинного человека, осла и лодку никак в автомобиле не
разместить. Положили мы лодку в автомобиль, в лодку осла поставили - и все
бы хорошо, да длинному человеку места нет. Посадили мы в автомобиль осла и
длинного человека - лодку некуда поставить.
Мы совсем растерялись, не знали, что и делать, да маленький человек
совет подал: `Пусть,- говорит,- длинный человек в автомобиль сядет, а осла
к себе на колени положит, а лодку руками над головой поднимет`. Посадили мы
длинного человека в автомобиль, на колени к нему осла положили, а в руки
дали лодку держать. `Не тяжело?` - спросил его маленький человек.- `Нет,
ничего`,- говорит длинный. Я пустил мотор в ход, и мы поехали. Всем хорошо,
только маленькому человеку впереди на фонаре сидеть неудобно, кувыркает его
от тряски, как ваньку-встаньку. А остальным ничего. Едем мы и песни
насвистываем.

В-ВОСЬМЫХ, приехали мы в какой-то город. Поехали по улицам. На нас
народ смотрит, пальцами показывает: `Это что,- говорит,- в автомобиле
дубина какая сидит, себе на колени осла посадил и лодку руками над головой
держит. Ха! ха! ха! А впереди-то какой на фонаре сидит. Ростом с ведерко!
Вон его как от тряски-то кувыркает! Ха! ха! ха!` А мы подьехали прямо к
гостинице, лодку на землю положили, автомобиль поставили под навес, осла к
дереву привязали и зовем хозяина. Вышел к нам хозяин и говорит: `Что вам
угодно?` - `Да вот,- говорим мы ему,- переночевать нельзя ли у вас?` -
`Можно`,- говорит хозяин и повел нас в комнату с четырьмя кроватями. Я и
Петька легли, а вот длинному человеку и маленькому никак не лечь. Длинному
все кровати коротки, а маленькому не на что голову положить. Подушка выше
его самого, и он мог только стоя к подушке прислониться. Но так как мы все
очень устали, то легли кое-как и заснули. Длинный человек просто на полу
лег, а маленький на подушку весь залез, да так и заснул.

В-ДЕВЯТЫХ, проснулись мы утром и решили дальше путь продолжать. Тут
вдруг маленький человек и говорит: `Знаете что? Довольно нам с этой лодкой и
автомобилем таскаться. Пойдемте лучше пешком`.- `Пешком я не пойду,-
сказал длинный человек,- пешком скоро устанешь`.- `Это ты-то, такая
детина, устанешь?` - засмеялся маленький человек.- `Конечно, устану,-
сказал длинный,- вот бы мне какую-нибудь лошадь по себе найти`.- `Какая же
тебе лошадь годится? - вмешался Петька.- Тебе не лошадь, а слона нужно`.-
`Ну, здесь-то слона не достанешь,- сказал я,- здесь не Африка`. Только это
я сказал, вдруг слышим на улице лай, шум и крики. Посмотрели в окно, глядим
- ведут по улице слона, а за ним народ валит. У самых слоновьих ног бежит
мальенькая собачонка и лает во всю мочь, а слон идет спокойно, ни на кого
внимания не обращает. `Вот,- говорит маленький человек длинному,- вот тебе
и слон как раз. Садись и поезжай`.- `А ты на собачку садись. Как раз по
твоему росту`,- сказал длинный человек.- `Верно,- говорю я,- длинный на
слоне поедет, маленький на собачке, а я с Петькой на осле`. И побежали мы на
улицу.

В-ДЕСЯТЫХ, выбежали мы на улицу. Я с Петькой на осла сел, маленький
человек у ворот остался, а длинный за слоном побежал. Добежал он до слона,
вскочил на него и к нам повернул. А собачка от слона не отстает, лает и тоже
к нам бежит. Только до ворот добежала, тут маленький человек наловчился и
прыгнул на собаку. Так мы все и поехали. Впереди длинный человек на слоне,
за ним я с Петькой на осле, а сзади маленький человек на собачке. И всем нам
хорошо, и все мы песенки насвистываем.
Выехали мы из города и поехали, а куда приехали и что с нами там
приключилось, об этом мы вам в следующий раз расскажем.

1928

О том, как старушка чернила покупала

На Кособокой улице, в доме N 17, жила одна старушка. Когда-то жила она
вместе со своим мужем, и был у нег сын. Но сын вырос большой и уехал, а муж
умер, и старушка осталась одна.
Жила она тихо и мирно, чагк попивала, сыну письма посылала, а больше
ничего не делала.
Люди же говорили про старушку, что она с луны свалилась.
Выйдет старушка другой раз летом на двор, посмотрит вокруг и скажет:
- Ах ты, батюшки, куда же это снег делся?
А соседи засмеются и кричат ей:
- Ну, виданное ли дело, чтобы снег летом на земле лежал? Ты что,
бабка, с луны свалилась, что ли?
Или пойдет старушка в керосиновую лавку и спросит:
- Почем у вас французские булки?
Приказчики смеются:
- Да что вы, гражданка, откуда ж у нас французские булки? С луны вы,
что ли, свалились?
Ведь вот какая была старушка!
Была раз погода хорошая, солнечная, на небе ни облачка. На Кособокой
улице пыль поднялась. Вышли дворники улицу поливать из брезентовых кишок с
медными наконечниками. Льют они воду прямо в пыль, сквозь, навылет. Пыль с
водой вместе на землю летит. Вот уже лошади по лужам бегут, и ветер без пыли
летит пустой.
Из ворот 17-го дома вышла старушка. В руках у нег зонтик с большой
блестяшей ручкой, а на голове шляпка с черными блестками.
- Скажите,- кричит она дворнику,- где чернила продаются?
- Что? - кричит дворник.
Старушка ближе:
- Чернила!- кричит.
- Сторонись!- кричит дворник, пуская струю воды.
Старушка влево, и струя влево.
Старушка скорей вправо, и струя за ней.
- Ты что,- кричит дворник,- с луны свалилась, видишь, я улицу
поливаю!
Старушка только зонтиком махнула и дальше пошла.
Пришла старушка на рынок, смотрит, стоит какой-то парень и продает
судака большого и сочного, длиной с руку, толщиной с ногу. Подкинул он рыбу
на руках, потом взял одной рукой за нос, покачал, покачал и выпустил, но
упасть не дал, а ловко поймал другой рукой за хвост и поднес к старушке.
- Во,- говорит,- за рупь отдам.
- Нет,- говорит старушка,- мне чернила...
А парень ей и договорить не дал.
- Берите,- говорит,- недорого прошу.
- Нет,- говорит старушка,- мне чернила...
А тот опять:
- Берите,- говорит,- в рыбе пять с половиной фунтов весу,- и как бы
от усталости взял рыбу в другую руку.
- Нет,- сказала старушка,- мне чернила нужны.
Наконец-то парень расслышал, что говорила ему старушка.
- Чернила? - переспросил он.
- Да, чернила.
- Чернила?
- Чернила.
- А рыбы не нужно?
- Нет.
- Значит, чернила?
- Да.
- Да вы что, с луны, что ли, свалились!- сказал парень.
- Значит, нет у вас чернил,- сказала старушка и дальше пошла.
- Мяса парного пожалуйте,- кричит старушке здоровенный мясник, а сам
ножом печгнки кромсает.
- Нет ли у вас чернил? - спросила старушка.
- Чернила? - заревел мясник, таща за ногу свиную тушу. Старушка
скорей подальше от мясника, уж больно он толстый да свирепый, а ей уж
торговка кричит:
- Сюда пожалуйте! Пожалуйте сюда!
Старушка подошла к ег ларьку и очки надела, думая сейчас чернила
увидать. А торговка улыбается и протягивает ей банку с черносливами.
- Пожалуйте,- говорит,- таких нигде не найдете.
Старушка взяла банку с ягодами, повертела ег в руках и обратно
поставила.
- Мне чернила нужны, а не ягоды,- говорит она.
- Какие чернила - красные или черные? - спросила торговка.
- Черные,- говорит старушка.
- Черных нет,- говорит торговка.
- Ну тогда красные,- говорит старушка.
- И красных нет,- сказала торговка, сложив губы бантиком.
- Прощайте,- сказала старушка и пошла.
Вот уже и рынок кончается, а чернил нигде не видать.
Вышла старушка из рынка и пошла по какой-то улице.
Вдруг смотрит - идут друг за дружкой, медленным шагом, пятнадцать
ослов. На переднем осле сидит верхом человек и держит в руках большущее
знамя. На других ослах тоже люди сидят и тоже в руках вывески держат.
`Это что же такое? - думает старушка.- Должно быть, это теперь на
ослах, как на трамваях, ездят`.
- Эй!- крикнула она человеку, сидящему на переднем осле.- Обожди
немного. Скажи, где чернила продаются?
А человек на осле не расслышал, видно, что старушка ему сказала, а
поднял какую-то трубу, с одного конца узкую, а с другого - широкую,
раструбом. Узкий конец приставил ко рту, да как закричит туда, прямо
старушке в лицо, да так громко, что за семь вгрст услыхать можно:

Спешите увидеть гастроли Дурова!
В госцирке! В госцирке!
Морские львы - любимцы публики!
Последняя неделя!
Билеты при входе!

Старушка с испугу даже зонтик уронила. Подняла она зонтик, да от страха
руки так дрожали, что зонтик опять упал.
Старушка зонтик подняла, покрепче его в руках зажала, да скорей, скорей
по дороге, да по панели, повернула из одной улицы в другую и вышла на
третью, широкую и очень шумную.
Кругом народ куда-то спешит, а на дороге автомобили катят и трамваи
грохочут.
Только хотела старушка на другую сторону перейти, вдруг:
- Тарар-арарар-арар-рррр!- автомобиль орет.
Пропустила его старушка, только на дорогу ступила, а ей:
- Эй, берегись!- извозчик кричит.
Пропустила его старушка и скорей на ту сторону побежала. До середины
дороги добежала, а тут:
- Джен-джен! Динь-динь-динь!- трамвай несется.
Старушка было назад, а сзади:
- Пыр-пыр-пыр-пыр!- мотоциклет трещит.
Совсем перепугалась старушка, но хорошо, добрый человек нашглся,
схватил он ег за руку и говорит:
- Вы что,- говорит,- будто с луны свалились! Вас же задавить могут.
И потащил старушку на другую сторону.
Отдышалась старушка и только хотела доброго человека о чернилах
спросить, оглянулась, а его уж и след простыл.
Пошла старушка дальше, на зонтик опирается да по сторонам поглядывает,
где бы про чернила узнать.
А ей навстречу идет старичок с палочкой. Сам старенький и седенький.
Подошла к нему старушка и говорит:
- Вы, видать, человек бывалый, не знаете ли, где чернила продаются?
Старичок остановился, поднял голову, подвигал своими морщинками и
задумался. Постояв так немного, он полез в карман, достал кисетик,
папиросную бумажку и мундштук. Потом, медленно свернув папиросу и вставив ег
в мундштук, спрятал кисетик и бумагу обратно и достал спички. Потом закурил
папиросу и, спрятав спички, прошамкнул беззубым ртом:
- Шешиши пошаются в магашише.
Старушка ничего не поняла, а старичок пошел дальше.
Задумалась старушка.
Чего это никто про чернила толком сказать ничего не может.
Не слыхали они о чернилах никогда, что ли?
И решила старушка в магазин зайти и чернила спросить. Там-то уж знают.
А тут рядом и магазин как раз. Окна большие, в целую стену. А в окнах
всг книги лежат.
`Вот,- думает старушка,- сюда и зайду. Тут уж наверно чернила есть,
раз книги лежат. Ведь книги-то, чай, пишутся чернилами`.
Подошла она к двери, двери стеклянные и странные какие-то.
Толкнула старушка дверь, а ег саму что-то сзади подтолкнуло.
Оглянулась, смотрит, на нег другая стеклянная дверь едет. Старушка вперед, а
дверь за ней. Всг вокруг стеклянное и все кружится. Закружилась у старушки
голова, идет она и сама не знает, куда идет.
А кругом всг двери, двери, и все они кружатся и старушку вперед
подталкивают. Топталась, топталась старушка вокруг чего-то, насилу
высвободилась, хорошо ещг, что жива осталась.
Смотрит старушка - прямо большие часы стоят и лестница вверх ведет.
Около часов стоит человек. Подошла к нему старушка и говорит:
- Где бы мне про чернила узнать?
А тот к ней даже головы не повернул, показал только рукой на какую-то
дверку, небольшую, решетчатую. Старушка приоткрыла дверку, вошла в нег,
видит - комнатка, совсем крохотная, не больше шкафа. А в комнатке стоит
человек. Только хотела старушка про чернила его спросить...
Вдруг: `Дзинь! Дджжжиин!` - и начал пол вверх подниматься.
Старушка стоит, шевельнуться не смеет, а в груди у нег будто камень
расти начал. Стоит она и дышать не может. Сквозь дверку чьи-то руки, ноги и
головы мелькают, а вокруг гудит, как швейная машинка. Потом перестало гудеть
и дышать легче стало. Кто-то дверку открыл и говорит:
- Пожалуйте, приехали, шестой этаж, выше некуда.
Старушка, совсем как во сне, шагнула куда-то выше, куда ей показали, а
дверка за ней захлопнулась и комнатка-шкапик опять вниз поехала.
Стоит старушка, зонтик в руках держит, а сама отдышаться не может.
Стоит она на лестнице, вокруг люди ходят, дверьми хлопают, а старушка стоит
и зонтик держит.
Постояла старушка, посмотрела, что кругом делается, и пошла в какую-то
дверь.
Попала старушка в большую, светлую комнату. Смотрит - стоят в комнате
столики, а за столиками люди сидят. Одни, уткнув носы в бумагу, что-то
пишут, а другие стучат на пишущих машинках. Шум стоит будто в кузнице,
только в игрушечной.
Направо у стенки диван стоит, на диване сидит толстый человек и тонкий.
Толстый что-то рассказывает тонкому и руки потирает, а тонкий согнулся весь,
глядит на толстого сквозь очки в светлой оправе, а сам на сапогах шнурки
завязывает.
- Да,- говорит толстый,- написал я рассказ о мальчике, который
лягушку проглотил. Очень интересный рассказ.
- А я вот ничего выдумать не могу, о чем бы написать,- сказал тонкий,
продевая шнурок через дырочку.
- А у меня рассказ очень интересный,- сказал толстый человек.-
Пришел этот мальчик домой, отец его спрашивает, где он был, а лягушка из
живота отвечает: ква-ква! Или в школе: учитель спрашивает мальчика, как
по-немецки `с добрым утром`, а лягушка отвечает: ква-ква! Учитель ругается,
а лягушка: ква-ква-ква! Вот какой смешной рассказ,- сказал толстяк и потер
свои руки.
- Вы тоже что-нибудь написали? - спросил он старушку.
- Нет,- сказала старушка,- у меня чернила все вышли. Была у меня
баночка, от сына осталась, да вот теперь кончилась.
- А что, ваш сын тоже писатель? - спросил толстяк.
- Нет,- сказала старушка,- он лесничий. Да только он тут не живет.
Раньше я у мужа чернила брала, а теперь муж умер, и я одна осталась. Нельзя
ли мне у вас тут чернила купить? - вдруг сказала старушка.
Тонкий человек завязал свой сапог и посмотрел сквозь очки на старушку.
- Как чернила? - удивился он.
- Чернила, которыми пишут,- пояснила старушка.
- Да ведь тут чернил не продают,- сказал толстый человек и перестал
потирать свои руки.
- Вы как сюда попали? - спросил тонкий, вставая с дивана.
- В шкафу приехала,- сказала старушка.
- В каком шкафу? - в один голос спросили толстый и тонкий.
- В том, который у вас на лестнице вверх и вниз катается,- сказала
старушка.
- Ах, в лифте!- рассмеялся тонкий, снова садясь на диван, так как
теперь у него развязался другой сапог.
- А сюда вы зачем пришли? - спросил старушку толстый человек.
- А я нигде чернил найти не могла,- сказала старушка,- всех
спрашивала, никто не знал. А тут, смотрю, книги лежат, вот и зашла сюда.
Книги-то, чай, чернилами пишутся!
- Ха, ха, ха!- рассмеялся толстый человек.- Да вы прямо как с луны
на землю свалились!
- Эй, слушайте!- вдруг вскочил с дивана тонкий человек. Сапогов так и
не завязал, и шнурки болтались по полу.
- Слушайте,- сказал он толстому,- да ведь вот я и напишу про
старушку, которая чернила покупала.
- Верно,- сказал толстый человек и потер свои руки.
Тонкий человек снял свои очки, подышал на них, вытер носовым платком,
одел опять на нос и сказал старушке:
- Расскажите вы нам о том, как вы чернила покупали, а мы про вас
книжку напишем и чернил дадим.
Старушка подумала и согласилась.
И вот тонкий человек написал книжку:

О том, как старушка чернила покупала.

1928-1929


nаmе=8>Загадочный случай

Это невероятно! Кто обьяснит мне, что произошло? Вот уже третий день я
лежу на диване, и меня от страха трясгт. Я ничего не понимаю.
Случилось это так.
В моей комнате, на стене, висит портрет моего приятеля Карла Ивановича
Шустерлинга. Третьего дня, когда я убирал свою комнату, я снял портрет со
стены, вытер с него пыль и повесил его обратно. Потом я отошел, чтобы издали
взглянуть, не криво ли он висит. Но когда я взглянул, то у меня похолодели
ноги, а волосы встали на голове дыбом. Вместо Карла Ивановича Шустерлинга на
меня глядел со стены страшный, бородатый старик в дурацкой шапочке. Я с
криком выскочил из комнаты.
Как мог Карл Иванович Шустерлинг в одну минуту превратиться в этого
странного бородача? Мне никто не может объяснить этого...
Может быть, вы скажете мне, куда исчез мой дорогой Карл Иванович?


* * *

- Ты был в зоологическом саду?
- Был.
- Видел льва?
- Это с хоботом?
- Нет, это слон, лев не такой.
- А, с двумя горбами.
- Да нет же! С гривой!
- А-а! Да, да, с гривой, такой с клювом.
- Какой там с клювом! С клыками.
- Ну да, с клыками и с крыльями.
- Нет, это не лев.
- А кто же?
- Это не знаю. Лев жглтый.
- Ну да, жглтый, почти серый.
- Нет, скорей почти красный.
- Да, да, да, с хвостом.
- Ну да, с хвостом и когтями.
- Знаю! С когтями и величиной с чернильницу.
- Какой же это лев. Это, скорее, мышь.
- Что ты! Мышь с крыльями не бывает.
- А это с крыльями?
- Ну да!
- Так тогда это птица.
- Вот-вот. Я тоже думаю, что птица.
- Я тебе говорил про льва.
- И я тоже, про птицу льва.
- Да разве лев - птица?
- По-моему, птица. Он ещг всг так чирикает: `Тирли-тирли,
тють-тють-тють`.
- Постой! Такой серенький и жглтенький?
- Вот-вот. Серенький и жглтенький.
- С круглой головкой?
- Да, с круглой головкой.
- И летает?
- Летает.
- Ну так я тебе скажу: это чиж!
- Ну да! Верно же, это чиж!
- А я спрашивал про льва.
- Ну, льва не видал.


Озорная пробка

В 124-м детском доме, ровно в 8 ч. вечера, зазвонил колокол.
Ужинать! Ужинать! Ужинать! Ужинать!
Девчонки и мальчишки бежали вниз по лестнице в столовую. С криком и
топотом и хохотом каждый занимал свог место.
Сегодня на кухне дежурят Арбузов и Рубакин, а также учитель Павел
Карлович, или Палкарлыч.
Когда все расселись, Палкарлыч сказал:
- Сегодня на ужин вам будет суп с клгцками.
Арбузов и Рубакин внесли котел, поставили его на табурет и подняли
крышку. Палкарлыч подошгл к котлу и начал выкрикивать имена.
- Иван Мухин! Нина Вергвкина! Федул Карапузов!
Выкликаемые подходили. Арбузов наливал им в тарелку суп, а Рубакин
давал булку. Получивший то и другое шгл на свог место.
- Кузьма Паровозов!- кричал Палкарлыч.- Михаил Топунов! Зинаида
Гребешкова! Громкоговоритель!
Громкоговорителем звали Сергжку Чикина за то, что он всегда говорил во
весь дух, а тихо разговаривать не мог.
Когда Сергжка-Громкоговоритель подошгл к котлу, вдруг стало темно.
- Электричество потухло!- закричали на разные голоса.
- Ай, ай, ай, ты смотри, что ты делаешь!- громче всех кричал
Громкоговоритель.
- Громкоговоритель в супе купается!- кричал Кузьма Паровозов.
- Смотри не подавись клгцками!- кричал Пгтр Сапогов.
- Тише, сидите на местах!- кричал Палкарлыч.
- Отдай мне мою булку!- кричала Зинаида Гребешкова.
Но тут стало опять светло.
- Электричество загорелось!- закричал Кузьма Паровозов.
- И без тебя вижу,- отвечала ему Зинаида Гребешкова.
- А я весь в супе!- кричал Громкоговоритель.
Когда немного поуспокоились, Палкарлыч опять начал выкрикивать:
- Пгтр Сапогов! Мария Гусева! Николай Пнгв!

На другой день, вечером, когда Палкарлыч показывал детям новое
гимнастическое упражнение, вдруг стало опять темно.
Федул Карапузов, Нина Вергвкина и Николай Пнгв, повторяя движения
Палкарлыча, поскользнулись в темноте и упали на пол.
Пгтр Сапогов, воспользовавшись темнотой, ударил Громкоговорителя
кулаком в спину.
Кругом кричали:
- Опять потухло! Опять потухло! Принесите лампу! Сейчас загорится!
И действительно, электричество опять загорелось.
- Это ты меня ударил? - спросил Громкоговоритель.
- И не думал,- отвечал Сапогов.
- Тут что-то неладно,- сказал Палкарлыч.- Ты, Мухин, и ты,
Громкоговоритель, сбегайте в соседний дом и узнайте: если там электричество
не тухло, как у нас, то надо будет позвать монтгра.
Мухин и Громкоговоритель убежали и, скоро вернувшись, сказали, что,
кроме как в детском доме, электричество не тухло.

На третий день, с самого утра, по всему детскому дому ходил монтгр с
длинной двойной лестницей-стремянкой. Он в каждой комнате ставил стремянку,
влезал на нег, шарил рукой по потолку, по стенам; зажигал и тушил разные
лампочки, потом зачем-то бежал в прихожую, где над вешалкой висел счгтчик и
мраморная дощечка с пробками. Следом за монтгром ходили несколЬко мальчишек
и с любопытством смотрели, что он делает. Наконец монтгр, собираясь уходить,
сказал, что пробки были не в порядке и от лггкой встряски электричество
могло тухнуть. Но теперь всг хорошо, и по пробкам можно бить хоть топором.
- Прямо так и бить? - спросил Пгтр Сапогов.
- Нет, это я пошутил,- сказал монтгр,- но во всяком случае теперь
электричество не погаснет.
Монтгр ушгл. Пгтр Сапогов постоял на месте, потом пошел в прихожую и
долго глядел на счгтчик и пробки.
- Что ты тут делаешь? - спросил его Громкоговоритель.
- А тебе какое дело,- сказал Петька Сапогов и пошгл на кухню.
Пробило 2 часа, потом 3, потом 4, потом 5, потом 6, потом 7, потом 8.
- Ну,- говорил Палкарлыч,- сегодня мы не будем сидеть в темноте. У
нас были пробки не в порядке.
- А что такое пробки? - спросила Мария Гусева.
- Пробки, это их так называют за их форму. Они...
Но тут электричество погасло, и стало темно.
- Потухло!- кричал Кузьма Паровозов.
- Погасло!- кричала Нина Вергвкина.
- Сейчас загорится!- кричал Громкоговоритель, отыскивая впотьмах
Петьку Сапогова, чтобы, как бы невзначай, дать ему подзатыльник. Но Петька
не находился. Минуты через полторы электричество опять загорелось.
Громкоговоритель посмотрел кругом. Петьки нет как нет.
- Завтра позовгм другого монтгра,- говорил Палкарлыч. Этот ничего не
понимает.
`Куда бы мог пропасть Петька? - думал Громкоговоритель. На кухне он,
кажись, сегодня не дежурит. Ну, ладно, мы с ним ещг посражаемся`.
На четвгртый день позвали другого монтера. Новый монтгр осмотрел
провода, пробки и счгтчик, слазил на чердак и сказал, что теперь-то уж всг в
исправности.
Вечером, около 8 часов, электричество потухло опять.

На пятый день электричество потухло, когда все сидели в клубе и
рисовали стенгазету. Зинаида Гребешкова рассыпала коробочку с кнопками.
Михаил Топунов кинулся помогать ей собирать кнопки, но тут-то электричество
и погасло, и Михаил Топунов с разбега налетел на столик с моделью
деревенской избы-читальни. Изба-читальня упала и разбилась. Принесли свечу,
чтобы посмотреть, что произошло, но электричество загорелось.
На шестой день в стенгазете 124-го детского дома появилась картинка: на
ней были нарисованы человечки, стоящие с растопыренными руками, и падающий
столик с маленьким домиком. Под картинкой была подпись:

Электричество потухло -
Раз, два, три, четыре, пять.
Только свечку принесли -
Загорелося опять.

Но несмотря на это, вечером электричество всг-таки потухло.
На седьмой день в 124-й детский дом приезжали какие-то люди. Палкарлыч
водил их по дому и рассказывал о капризном электричестве. Приезжие люди
записали что-то в записные книжки и уехали.
Вечером электричество потухло.
Ну что тут поделаешь!

На восьмой день, вечером, Сергей Чикин, по прозванию Громкоговоритель,
нгс линейки и бумагу в рисовальную комнату, которая помещалась внизу около
прихожей. Вдруг Громкоговоритель остановился. В прихожей, через раскрытую
дверь, он увидел Петра Сапогова. Пгтр Сапогов, на цыпочках и то и дело
оглядываясь по сторонам, крался к вешалке, над которой висел счгтчик и
мраморная дощечка с пробками. Дойдя до вешалки, он ещг раз оглянулся и,
схватившись руками за вешалочные крючки, а ногами упираясь о стойку, быстро
влез наверх и повернул одну пробку. Всг потухло. Во втором этаже послышался
визг и крик.
Минуту спустя электричество опять зажглось, и Пгтр Сапогов спрыгнул с
вешалки.
- Стой!- крикнул Громкоговоритель, бросая линейки и хватая за плечо
Петьку Сапогова.
- Пусти,- сказал Петька Сапогов.
- Нет, не пущу. Это ты зачем тушишь электричество?
- Не знаю,- захныкал Петька Сапогов.
- Нет, вргшь! Знаешь!- кричал Громкоговоритель.- Из-за тебя меня
супом облили. Шпана ты этакая.
- Честное слово, тогда не я тушил электричество,- завертелся Петька
Сапогов.- Тогда оно само тухло. А вот когда монтгр сказал, что по пробкам
хоть топором бей - ничего, я вечером и попробовал одну пробку ударить.
Рукой, слегка. А потом взял ег да повернул. Электричество и погасло. С тех
пор я каждый день тушу. Интересно. Никто починить не может.
- Ну и дурак!- сказал Громкоговоритель.- Смотри у меня: если ещг раз
потушишь электричество, я всем расскажу. Мы устроим товарищеский суд, и тебе
не поздоровится. А пока, чтоб ты помнил, получай!- И он ударил Петьку
Сапогова в правую лопатку.
Петька Сапогов пробежал два шага и шлгпнулся, а Громкоговоритель поднял
бумагу и линейки, отнгс их в рисовальную комнату и как ни в чгм не бывало
пошгл наверх.

На следующий, девятый, день Громкоговоритель подошгл к Палкарлычу.
- Товарищ учитель,- сказал он,- разрешите мне починить
электричество.
- А ты разве умеешь? - спросил Палкарлыч.
- Умею.
- Ну, валяй, попробуй, авось никому не удавалось, а тебе удастся.
Громкоговоритель побежал в прихожую, влез на вешалку, поковырял для
вида около счгтчика, постукал мраморную дощечку и слез обратно.
И что за чудо? С того дня в 124-м детском доме электричество горит себе

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 132722
Опублик.: 16.01.02
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``