Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
РАЗ-ДВА Назад
РАЗ-ДВА

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Юрий Ю.Зубакин

СТРАХ СМЕРТИ

с Юрий Ю.Зубакин, 1998 Рассказ опубликован в сборнике `Точка отсчета - 98`


Раз-два, раз-два...
Искрящийся снег скрипит под широкими лыжами. Мимо проносятся покрытые
инеем вековые ели - их гигантские лапы окружают меня со всех сторон.
Раз-два, раз-два...
Это я говорю себе, чтобы не заснуть. Безумно хочется спать - всю
последнюю ночь я шел без остановок.
Раз-два, раз-два...
Не будешь же, в самом деле, говорить `правой-левой`?
Раз-два, раз-два...
Я давно не чувствую ног. Иногда мне кажется, что они передвигаются сами
по себе.
Раз-два, раз-два...
Я устал. Я невозможно устал. Когда же все это закончится?..
Раз-два, раз-два...
Я чувствую чудовище. Мне нужно успеть догнать его, пока оно не
добралось до очередной деревни. В прошлый раз я замешкался, и пришлось
надолго задержаться среди разрушенных домов, собирая останки людей. Трупы
уже промерзли, и оттого было вдвойне трудней их нести. Я управился только
к утру. Обычаев этого поселения я не знал, и потому решил придать мертвых
огню. Надеюсь, они не очень обиделись на меня за это - даже если бы и
хотели, чтобы после смерти их ели черви или глодали рыбы.
Раз-два, раз-два...
Жутко трещит голова. И хочется спать. Странно: что сильнее - желание
спать или головная боль? А может быть, боль появилась, чтобы я не заснул?..
...Все-таки задремал на ходу, и упал. Трясу головой, чтобы побыстрей
развеять сонливость. Отираю с лица холодную кашицу. Нет, что не говори, а
снег - это замечательно. Осторожно кладу рядом с собой тяжелый дорожный
посох, зачерпываю горстями хрустящую массу, и яростно тру горящее лицо.
Головная боль как-то враз отступает, и даже кажется, что спать почти
расхотелось.
Я тяжело поднимаюсь с колен, и только тут запоздало вспоминаю про лыжи.
К счастью, они не сломались. Впредь нужно быть осторожней - запасной пары
у меня нет.
Быстро отряхиваю с меховой одежды налипший снег, поправляю широкий
кожаный ремень с древними письменами. Оправляю сбившийся мешок, завожу за
плечи резной посох. Вот так. А сейчас кладу на него запястья. Теперь во
время бега руки будут отдыхать. Мне нужно беречь силы для битвы с
чудовищем.
Раз-два, раз-два...
В голубом небе - ни облачка, и оттого кажется, что солнце светит
нестерпимо ярко. Не то, что неделю назад - после холодов на три дня стал
густой туман, и я чудом не заблудился в этом бесконечном лесу. Зато теперь
все деревья покрыты толстым слоем инея, и оттого кажется, что попал в
сказку - белые искрящиеся ветки на ярком небе. Красиво.
Раз-два, раз-два...
Промелькнул припорошенный снегом древний идол. А ведь я, пожалуй, знаю,
кто это такой. Говорят, что я родом из этих мест, но я этого не помню -
так давно это было, и так много чудных земель и народов я пересмотрел.
Раз-два, раз-два...
Я прибавляю шаг, и сонливости больше нет и в помине. Я чувствую, что
чудовище совсем близко. А вот и курящиеся клочья слизи, не успевшие
протопить снег. Уже скоро.
Я выбегаю на опушку, и сразу же вижу того, кого преследую уже третью
неделю.
Чудовище бежит по глубокому снегу, высоко подбрасывая зад, разбрызгивая
во все стороны капли гноя и слизи. Я останавливаюсь, и медленно спускаю с
ноющих плеч посох. Чудовище, почувствовав, что я нагнал его, тоже
останавливается, и оборачивается. Оно понимает, что теперь убегать
бесполезно, все равно придется драться. Оно готовится к схватке.
Его вид ужасен. Бесформенная голова с красными слезящимися глазками - в
два ряда, по пять в каждом. Вместо носа - заполненное вонючим гноем
отверстие.
Огромная пасть с желтоватыми клыками - левый обломан. Тело... Не знаю
даже, как его описать - настолько оно отвратительно - беловатое, покрытое
беспрерывно лопающимися гнойниками. И вместе с тем во всем облике чудовища
что-то до боли знакомое и родное.
Наверное, это потому, что я сам его создал. И сам же случайно выпустил.
Я торопливо утаптываю снег, снимаю заплечный мешок, и достаю теплую
подстилку -предстоит нешуточная битва.
Чудовище тоже устраивается поудобней - оно знает, что грубая физическая
сила здесь не поможет, а для битвы образами и чувствами нужно, чтобы ничто
постороннее не отвлекало. Ни затекшие ноги, ни холодный снег.
Я ложусь на подстилку. С запоздалой досадой понимаю, что ночью
следовало выспаться - сонливость тяжелой стеной обрушивается на меня. А
это значит, что у меня сегодня будет два врага - созданное мной чудовище и
моя усталость.
...Я начинаю осторожно приближаться к врагу. Я знаю, что он так же
внимательно оглядывает меня, стараясь нащупать наиболее слабое место в
моей обороне. Он знает, кто я такой, и потому будет действовать с
удвоенной осторожностью.
...А зря я не развел костер, было бы теплее. Сухие сучья весело
потрескивают, заглушая вой вьюги, и холод отступает. Сейчас мне тепло и
уютно, я прихлебываю из огромной кружки горячий душистый чай, и жизнь
снова кажется чертовски привлекательной штукой. Я еще раз отхлебываю
обжигающей жидкости, поправляю меховую накидку, и смотрю в темноту за
жарким костром. Из окутанного мглой леса, к огню, летят светлячки. Я
любуюсь их красноватым свечением, и тем, как дружно они кружатся -
кажется, будто они специально выдерживают расстояние друг от друга. Два
горизонтальных ряда, по пять в каждом. Запах дыма смешивается с запахами
летнего леса, и мне кажется, что я почти счастлив. Вот только что-то
непонятное беспокоит меня... Будто и не должен я сейчас сидеть перед
веселым костром, а обязан совершать нечто героическое и достойное
всяческого поощрения... И эти странные светлячки...
Внезапно я вспоминаю о плоской фляжке, наполненной настойкой из редких
тайных трав. И как это я позабыл о ней!
Я отцепляю фляжку, и делаю из нее хороший глоток. Огненная жидкость
враз окатывает меня горячей волной, и я расслабляюсь окончательно.
Осторожно завинчиваю крышку и прикрепляю флягу обратно к поясу. Мне сейчас
удивительно хорошо, и я укладываюсь спать. Любой герой заслуживает отдыха.
Особенно такой, как я... Ласковый ветерок трогает мое лицо, и я улыбаюсь,
глядя на зависших надо мной светлячков. Спокойной ночи...
...От удара я увернулся в последний миг, и чудовище разочарованно
взревело. Еще не очнувшись окончательно, я ударил по нему волной боли.
Удар развернул врага, и отбросил далеко назад - за темный барьер, куда я
не мог мысленно дотянуться.
Я полностью очнулся, и вместе с этим ко мне пришла ярость. Чудовище
умело воспользовалось моей усталостью, и искусно усыпило меня. Этого я
своему созданию никогда не прощу.
Взревели трубы, и рыцари в сверкающих латах окружили плюющееся
чудовище. Лучники принялись осыпать его отравленными стрелами, и оно
взвыло от нестерпимой боли.
Страшный зверь с ревом кинулся на людей, вгрызаясь в стену живых тел, и
вот уже вырвался из окружения. Принялись стрелять солдаты в серебристых
скафандрах, они погнали врага к заранее приготовленной ловушке,
подстегивая зеленоватыми лучами бластеров. А вот и западня: чудовище с
разбегу прыгает, и тут же проваливается в глубокую яму с острыми кольями
на дне. Зверь кричит от боли, ворочаясь на окровавленной земле, а затем
внезапно распадается на тысячи ядовитых пауков.
Насекомые проворно карабкаются по стенам, и кажется, вот-вот уйдут.
Я улыбаюсь, и ослепшие от старости колдуны, окружившие яму, начинают
творить страшное заклинание. Воздух над ямой вспенивается, и вот уже
огромное пульсирующее покрывало, состоящее из призрачных нитей, плотно
накрывает ее.
Сквозь искрящуюся ткань хорошо видно, как черные пауки, прикоснувшись к
этому сиянию, вспыхивают и скатываются на дно.
Вселенную потрясает чудовищный рев, от которого рушатся горы и моря
выходят из берегов - в яме опять беснуется чудовище. Я подхожу к краю и
гляжу, как оно скалится и брызгает гноем. Отвратительное, все же, существо
я породил, но еще более отвратительно, что я позволил ему вырваться
наружу... Вдруг зверь успокаивается, медленно усаживается на вспоротую
землю, и начинает плакать.
И внезапно я вспоминаю все слезы и боль утрат, которые видел за эти
долгие годы.
Поседевшая за ночь мать, приникшая к умершему ребенку. Невольная слеза,
катящаяся по небритой щеке воина, глядящего на погребальный костер. И
всегда - невыносимый страх смерти...
Я чувствую, что чудовище пытается сломить меня этими воспоминаниями.
Мне нестерпимо больно, сомнение стальными когтями рвет хрупкую Истину, и
чтобы унять занявшийся в душе пожар, я резко выкрикиваю древнее
заклинание. Жуткий зверь яростно ревет, и взрывается. Темное облачко -
все, что от него осталось - поднимается вверх, но и оно вскоре
растворяется в морозном воздухе.
Я победил.
...Медленно возвращается сознание. Со стоном приподымаюсь с ледяной
подстилки. С удивлением оглядываюсь - оказывается, уже стоит глубокая
ночь, и небо усыпано яркими крупными звездами. Холодно. Отдираю с усов и
бороды наросший иней.
Подпрыгиваю, и ожесточенно хлопаю себя по бокам, пытаясь согреться.
Вместе с ощущением тепла приходит усталость. Накатывает сонливость. С
трудом разлепляя отяжелевшие веки, гляжу туда, где недавно сидело чудовище
- но там уже никого нет, и только снег разбросан во все стороны, будто от
взрыва. Мысленно я тоже не вижу своего врага.
Я действительно победил.
В последний раз оглядываюсь на ночной заснеженный лес. Больше мне здесь
делать нечего. Пора возвращаться.
Протягиваю к небу руки, и звезды послушно осыпаются, образуя у ног
призрачную дорожку, ведущую ввысь. Я улыбаюсь, и ступаю на нее.
За спиной трещит одежда - это прорастают крылья, и вот уже они
застилают полмира. Холод приятно окутывает все члены, плоть сходит с
костей черепа, и только на месте губ и ушей остаются ссохшиеся куски кожи.
В пустых глазницах вспыхивает струящийся туман.
Я смотрю на дорожный посох - теперь он превратился в тяжелую косу.
Иссохшим пальцем провожу по узкому краю мерцающей стали, и улыбаюсь
бескровными губами.
Острая. Любовно глажу отполированную за многие века древесину.
Надежная...
Я поднимаюсь все выше, и вот уже лечу высоко над землей.
Мое чудовище никогда не оживет. Я убил свой страх, и он никогда больше
не сможет навредить людям.
Теперь я сам позабочусь о них.

4.01.98.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 132528
Опублик.: 17.01.02
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``