Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ПРОКЛЯТИЯ Назад
ПРОКЛЯТИЯ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Микки СПИЛЛЕЙН
ЦЕЛУЙ МЕНЯ СТРАСТНО


ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Глава 1

Эта девица стояла прямо посреди дороги в свете фар и размахивала руками,
как марионетка. Мне оставалось только выругаться - и мои громогласные
проклятия эхом отозвались у меня в ушах. Отжав педаль, я до отказа повернул
руль влево, и машина, пройдя несколько метров юзом, остановилась у самого
края обрыва.
Да, я все же ухитрился объехать эту дамочку, но в течение нескольких
секунд она была на волосок от смерти. Теперь меня стало трясти. Сигарета,
выпавшая у меня изо рта, успела прожечь дыру в штанине, пока я не выбросил
ее в окно. Пахло жженой резиной и горелой тряпкой. Я уже приготовился
сказать этой чокнутой особе все, что я о ней думаю, но прежде, чем я успел
выйти из машины, она оказалась на сиденье рядом со мной, захлопнула за собой
дверцу и проговорила:
- Спасибо, мистер.
`Спокойнее, не горячись! - сказал я себе. - Задержи дыхание и успокойся.
Потом можешь надавать ей по заднице и выгнать - пусть добирается домой
пешком`.
Я вытащил сигареты, и она просто выхватила пачку у меня из рук. И тут я
обнаружил, что ее трясет не меньше, чем меня. Я прикурил и дал прикурить ей.
- А глупее вы ничего не могли придумать? - спросил я.
- Да, это было действительно глупо, - согласилась она.
Мимо промчалась машина. В глазах девицы промелькнул ужас.
- Вы собираетесь стоять тут всю ночь, мистер?
- Не знаю, что и делать. Ведь я собирался сбросить вас с обрыва.
Свет фар ударил в заднее стекло, и я смог разглядеть ее застывшее лицо.
Когда и эта машина проехала, девушка вздохнула с облегчением. Кто-то мог бы
назвать ее красивой, хотя я, скорее, счел бы ее интересной, нежели
симпатичной. Широко посаженные глаза, большой рот, рыжеватые волосы,
рассыпанные по плечам. Хорошо сшитое пальто было ей явно великовато. Я
вспомнил ее, возникшую на дороге перед моей машиной. Девица совсем без царя
в голове.
Включив мотор, я дал газ и не торопясь тронулся в путь, постепенно
приходя в себя. Это можно назвать несчастным случаем. А что еще делать,
когда мчишься по горной дороге со скоростью около семидесяти миль в час и
вдруг прямо перед твоей машиной появляется викинг женского пола! Я открыл
окно, чтобы глотнуть свежего воздуха.
- Как ты здесь очутилась? - осведомился я.
- А как вы думаете?
- По-моему, тебе захотелось поразвлечься. - Я искоса взглянул на нее и
увидел, что она облизнула губы. - Но я не из тех, с кем проходят подобные
штучки.
- В следующий раз постараюсь не ошибиться.
- Следующего раза могло и не быть. Повези тебе чуть меньше, и от тебя
осталась бы только памятная надпись на скале.
- Спасибо за предупреждение, - ядовито ответила девушка. - Впредь буду
осторожнее.
- Я не стану докучать тебе советами, если ты не попытаешься еще раз
впечататься в мою машину.
Она выбросила сигарету и выпустила изо рта струйку дыма.
- Послушайте, я благодарна вам за то, что вы посадили меня в машину. И
весьма сожалею, что перепугала вас до смерти. Но, если можно, помолчите и
довезите меня куда-нибудь. А если нет - высадите.
Я усмехнулся. Да, особа с таким нервами будет веревки вить из любого
парня, если тот вовремя не даст ей пинка.
- О`кей, детка, - проговорил я. - Теперь моя очередь просить прощения.
Любой может влипнуть, и, по-моему, именно это со мной и случилось. Так куда
тебя отвезти?
- А куда вы едете?
- В Нью-Йорк.
- Хорошо, я с вами.
- Это большой город, крошка. Скажи, куда тебя отвезти.
Лицо ее опять окаменело.
- Высадите меня у метро, у первой попавшейся станции.
Она сказала это таким тоном, - что мне сразу расхотелось улыбаться. Я
вписался в очередной поворот и дал полный газ.
- Черт возьми, ты что думаешь, что все парни одинаковы?
- Заткнитесь!
Я чувствовал, что она наблюдает за мной. Я даже отслеживал точно те
моменты, когда она опускала глаза, а потом снова впивалась в меня взглядом.
Ясно было, что ей хочется что-то сказать мне, но она молчала и смотрела в
окно. Ну и черт с ней! Пусть сперва научится быть вежливой.
Позади послышался шум мотора догоняющей нас машины. Девушка первая
заметила ее и испуганно вжалась в сиденье. Машина обогнала нас, и ее красные
сигнальные огни какое-то время посверкивали на спуске впереди, а потом
растворились в заревев фонарей и неоновых реклам лежащего внизу городка.
От резкого поворота девушка качнулась на сиденье, и ее плечо коснулось
моего. Она тут же дернулась, как от ожога, отодвинулась в дальний конец
сиденья и застыла в напряженной позе, равнодушно глядя в окно.
Я сбавил скорость до пятидесяти, потом до тридцати пяти миль в час.
Яркая надпись на дороге гласила: `Ханфилд. Население 3600. Скорость до
25`. Мы проехали еще с четверть мили, когда на дороге впереди нас замигал
красный фонарик. Я притормозил.
Посреди дороги стояла полицейская машина, и двое парней в форме о чем-то
оживленно разговаривали с водителем обогнавшего нас автомобиля. Наконец они
его отпустили и махнули нам, приказывая остановиться.
Тревога. Так всегда бывает: начало любой переделки похоже на дымок,
вьющийся над кусочком сухого льда. Запаха на чувствуется, но ты видишь его,
следишь за тем, как он клубится и окутывает все вокруг, и уже понимаешь, что
скоро все твое спокойствие полетит к чертям. Я взглянул на свою спутницу:
она замерла, стиснув зубы, чтобы не закричать. Я высунулся из машины, прежде
чем полицейские приблизились к нам.
- Что-нибудь случилось?
Полицейский кивнул и выплюнул сигарету. Пистолет он носил по-ковбойски и
для пущей важности держал руку на рукояти.
- Откуда едешь, приятель? - поинтересовался он. Да, это был крутой
полицейский. Любопытно, сколько ему платят?
- Из Олбани, а что?
- Не видел ли ты кого-нибудь на дороге? Кого-нибудь, кто ловил машину?
В этот момент девушка коснулась моей руки. Она стиснула ее горячо и
крепко и быстрым движением сунула себе под пальто. Рука моя ощутила
гладкость кожи и нащупала холмик пушистых волос. Кроме пальто, на девушке
ничего не было. Моя рука дрогнула, она потянула ее, крепко прижимая к телу,
и свела ноги. У меня не осталось никаких сомнений в смысле этих действий.
- Нет, - проговорил я. - Мы с женой не спали всю ночь и обязательно
заметили бы кого-либо на дороге. А кого вы ищете?
- Одну женщину... Она удрала из больницы - поймала на дороге машину и
смылась. Когда они там опомнились и сообщили по радио ее приметы, ее и след
простыл.
- Надо же! Не хотел бы я быть на месте того, кто посадит ее в машину. А
что, она очень опасна?
- Все сумасшедшие опасны.
- А как она выглядит?
- Высокая блондинка. Вот и все, что нам известно. Никто не помнит, что на
ней было надето.
- Ну, все ясно. Мне можно ехать?
- О`кей!
Он вернулся к патрульной машине, а я стал медленно, не отрывая взгляда от
дороги, вытаскивать свою руку из-под ее пальто.
Поспешно проскочив городок, я прибавил скорость. Девушка взяла меня за
локоть и стала потихоньку придвигаться ко мне.
- Вернись-ка лучше на место, сестренка, - проговорил я. - Твои фокусы мне
ни к чему.
- Я понимаю.
- Вот и спасибо.
- Можете не везти меня до метро, если не хотите.
- Ну почему же?
Она вдруг столкнула мою ногу с педали.
- Смотрите, - произнесла она, и я повернулся к ней. Она широко распахнула
пальто и улыбнулась. Да, пальто оказалось ее единственной одеждой. У нее
была атласная кожа. Предложение внимательно изучить холмики и впадины ее
тела считалось совершенно недвусмысленным. Она вся изогнулась на сиденье,
бесстыдно раздвинув ноги в стороны, и на губах ее вновь заиграла улыбка. И
тут я узнал ее. Нет, не девушку, а улыбку. Это была профессиональная улыбка,
которая походила на испепеляющий огонь, но на самом деле была пустой. Я
наклонился к девушке и запахнул на ней пальто.
- Ты так замерзнешь, - заметил я.
- А может, вы меня боитесь, считая меня сумасшедшей? - Ее губы искривила
жестокая усмешка.
- Нет. Просто твои прелести меня совсем не волнуют, так что заткнись.
- Вот как? Почему же вы не выдали меня полиции?
- Однажды мальчишкой я увидел, как ловец собак поймал в сеть сучку. Я
ударил его по ногам, схватил собачонку и удрал с ней прочь. Он догнал меня и
жестоко избил, но я все равно радовался.
- Понятно, - вымолвила он. - Но вы поверили тому, что сказал
полицейский?
- У человека, который выскакивает на дорогу перед мчащейся машиной, явно
не все дома, и хватит об этом.
Она улыбнулась, но теперь ее улыбка стала менее профессиональной. Я
усмехнулся, покачал головой и снова погнал машину вперед. Проехав несколько
миль, я остановился у бензоколонки. К машине сразу же подскочил служащий, я
попросил его заправить бак и пошел открывать капот. Блондинка вылезла из
машины и скрылась в здании станции. Лишь когда я расплатился, она вернулась
и юркнула на свое место.
За это время в ней что-то изменилось. Выражение ее лица смягчилось,
словно растаяла ледяная маска, и напряжение спало. Когда мы отъехали от
станции, мимо нас промчалась очередная машина, но на этот раз девушка не
обратила на нее ни малейшего внимания. Она улыбнулась - на это раз
неподдельно - и, положив голову на спинку сиденья, прикрыла глаза.
Впрочем, все это меня не касалось. Я знал, что мне надо только добраться
до Нью-Йорка, высадить ее у ближайшего метро, сказать `до свидания!`, а
через пару дней узнать из газет, где и кто ее сцапал. Я это твердо решил, и
ничто не могло помешать мне исполнить намеченное. Так, во всяком случае, мне
казалось. Только тревога по-прежнему курилась, словно дымок над кусочком
сухого льда, и окутывала все вокруг.
Через пять минут она подняла голову и попросила закурить. Я протянул ей
сигарету и зажигалку. Она прикурила и глубоко затянулась.
- Вас, конечно, все это удивляет? - спросила она, выпуская струйку дыма.
- Не особенно.
- Я была... - она запнулась, - в больнице. - Рука с сигаретой дрогнула. -
Они силой держали меня там. Они все у меня отобрали, всю мою одежду.
Я кивнул с притворным сочувствием. Она покачала головой:
- Может, я все же найду кого-нибудь, кто меня поймет. Я подумала.., а
вдруг это будете вы?
Я хотел ей возразить, но не успел. Луна, скрывавшаяся до сих пор в
облаках, вдруг озарила все вокруг бледно-желтым сиянием, и среди упавших на
дорогу теней я внезапно увидел одну, что была темнее других. Чуть впереди
путь нам преграждал новенький седан. Скрип тормозов и скрежет железа
разорвали тишину. Я распахнул дверцу и выскочил из машины навстречу
человеку, появившемуся из седана. Сердце тревожно забилось. Но я никак не
ожидал, что все окажется настолько скверным. Пистолет в руках человека,
стоявшего около седана, выплюнул струйку огня, и мимо моего уха пролетела
пуля. Второй раз он выстрелить не успел, потому что мой кулак с силой
впечатался в его физиономию. Я хотел ударить еще раз, но что-то со свистом
рубануло воздух над моей головой. Я подставил под удар руку и развернулся,
чтобы двинуть нападавшего ногой, но было поздно. Что-то опять просвистело
воздухе и обрушилось на мою голову. Последнее, что я почувствовал, была
ненависть к ублюдкам, напавшим на меня.
Отключился я, кажется, не очень надолго. Дикая боль в голове привела меня
в чувство. От каждого удара сердца череп мой, казалось, раскалывался на
множество кусков, а перед глазами вспыхивало ослепительно яркое сияние.
За всем этим я смутно различал голоса, рыдания и чью-то брань,
перекрывавшиеся шумом мотора. После нескольких попыток приподняться я понял,
что руки мои накрепко прикручены к телу, а в запястья и щиколотки впивается
что-то железное.
В этот самый момент гул затих, голоса смолкли, и вокруг стало происходить
что-то новенькое. В такие моменты не думаешь. Ты пытаешься вспомнить,
расположить события по порядку, понять, как это могло случиться, но все
оказывается бессмысленным. Остается только безумная ненависть, поглощающая
даже боль. Но ты ничего не можешь сделать Я лежал на полу. Рукава моей
рубашки были красными, во рту ощущалась горечь. Две пары ботинок двигались
перед моим лицом. Я запомнил начищенные до блеска ботинки, у одного на носу
была царапина. Затем к первым двум парам присоединились еще две, и все они
двинулись в одном направлении. Я скосил глаза и проследил за ними. И тогда я
увидел девушку, сидящую на стуле, и то, что они с ней сделали.
Теперь на ней не было пальто, а белую нежную кожу сплошь покрывали синяки
и ссадины. Она была связана, и ее рот открывался в беззвучном крике.
- Хватит! - произнес чей-то голос. - Этого достаточно.
- Она может говорить, - возразил другой.
- Нет, она больше не заговорит. Я видел такое раньше. Глупо, конечно, что
мы зашли так далеко, но у нас не было выхода.
- Послушай...
- Здесь слушаешь ты, а я - приказываю! Ботинки отодвинулись немного
назад.
- Ладно, но мы не узнали ничего нового.
- И довольно. Нам и так известно больше, чем другим. И потом, есть другие
способы получить то, что нам надо. Главное, что она теперь уже никому ничего
не скажет. И пусть катится.
- Все готово?
- Да, - послышалось отвратительное хихиканье. - А парня тоже?
- Разумеется. Вытащите их на дорогу.
- Надо бы ее приодеть.
- Что ты болтаешь, свинья? Вы, двое, помогите отнести этих голубчиков. Мы
и так задержались.
Меня сжигала ненависть, но я даже не мог видеть ничего выше их колен. Я
мог лишь слышать их. Я старался запомнить их голоса, чтобы потом опознать
этих вшивых, грязных ублюдков. Кто-то подхватил меня за руки и за ноги. Я
надеялся, что хоть сейчас смогу рассмотреть кого-нибудь, но боль в голове
оказалась сильнее, и пелена вновь окутала мой мозг. Когда она на мгновение
рассеялась, я увидел свою машину у обочины дороги. Задняя ее часть была
поднята домкратом, красные огоньки стоп-сигнала ярко светились в темноте.
Умно, очень умно, подумал я. Если кто-нибудь и заметит машину, то
подумает, что с ней что-то случилось и шофер ушел за помощью. Никто не
остановится, чтобы узнать, в чем дело. С этой мыслью я снова провалился в
беспамятство.
Это было похоже на пробуждение от дурного сна. Когда просыпаешься в
тревоге с бешено колотящимся сердцем и не сразу можешь понять, было ли это
наяву или только приснилось. И только секунду спустя я вдруг осознал, что
это не сон, а кошмарная действительность.
Девушка сидела рядом со мной в машине. Наброшенное наспех пальто лишь
подчеркивало белизну обнаженного тела. Ее голова прислонилась к оконному
стеклу, а глаза были устремлены вверх. Неожиданно она дернулась и свалилась
на меня. Но нет, не потому, что пришла в себя - просто кто-то толкнул машину
сзади. Девушка была мертва.
Машина быстро неслась вперед, и ее трясло как в лихорадке. Я с трудом
приподнял голову и увидел свободно вращающийся руль и приближающуюся скалу.
У меня хватило сил открыть дверцу и на ходу вывалиться на дорогу.
Вскоре до меня донесся глухой звук удара.

Глава 2

- Майк...
Я повернул голову на голос. Движение вызвало дикую боль, и я замер. Снова
послышалось мое имя, на этот раз яснее.
- Майк...
Я приоткрыл глаза. Свет причинял им боль, но я старался не закрывать их.
Сначала она была просто темно-синим пятном, потом пелена чуть рассеялась, и
все цвета стали ярче.
- Привет, кошечка, - прохрипел я. Вельда улыбнулась так, словно она была
самым счастливым человеком на свете:
- Как я рада, что вижу тебя снова, Майк.
- Я.., я тоже рад. Только почему.., я здесь?
- Многие этому удивляются.
- Я...
- Молчи. Врач сказал, чтобы я не болтала с тобой, когда ты проснешься,
иначе он сразу же меня выгонит.
Я попытался улыбнуться, и Вельда взяла меня за руку. Ее рукопожатие было
теплым и мягким. Оно как бы говорило, что все в порядке. Я не разжимал
пальцы, и когда я проснулся, ее рука была все еще в моей.
В комнате появился врач - эффектный мужчина небольшого роста - и принялся
меня осматривать, вглядываясь мне в лицо. Результаты его, кажется, вполне
устроили, и с довольным видом он направился к двери Там он остановился и
взглянул на часы.
- Еще полчаса, мисс, - заявил доктор. - Я хочу, чтобы он поспал.
Вельда кивнула и крепко стиснула мою руку.
- Тебе лучше?
- Немного.
- Пат в коридоре. Хочешь, я его позову?
- Да.
Вельда встала и пошла к двери. Я услышал, как она с кем-то
переговаривается, и только после этого увидел Пата. Он глуповато улыбался и
покачивал головой.
- Ну, как я тебе нравлюсь? - поинтересовался я.
- Очень. Белые бинты тебе идут. Но три дня назад я полагал, что мне
придется возиться с очередным покойником.
Прекрасный парень этот Пат. Очень хороший полицейский, только с весьма
своеобразным чувством юмора. От его слов я почувствовал, как волосы под
повязкой встают дыбом.
- Три дня назад?
Пат кивнул и придвинул к кровати кресло.
- Тебя нашли в понедельник, а сегодня четверг.
- Боже мой!
- Я тебя понимаю.
Он посмотрел на Вельду. Они обменялись мимолетными, непонятными мне
взглядами. Вельда улыбнулась и качнула головой в знак согласия.
- Ты можешь вспомнить, что случилось, Майк? - осведомился Пат.
О, я тотчас узнал этот тон, вкрадчивый и безразличный, за которым Пат
пытался скрыть свое беспокойство. Он заметил, что я его раскусил, и опустил
глаза, теребя полу своего пиджака.
- Да.
- Ты можешь мне все рассказать?
- Зачем?
На этот раз Пат попытался изобразить удивление, и это у него тоже не
получилось.
- Да просто так.
- Произошел просто несчастный случай, вот и все.
- Все?
- Да.
Я ухмыльнулся и взглянул на Вельду. Она тоже выглядела встревоженной, но
все же улыбалась.
- Может быть, ты объяснишь мне что-нибудь, детка? Он не желает.
- Я разрешаю Пату сказать тебе все. Он и со мной держится так же
таинственно.
- Твой ход. Пат, - произнес я.
С минуту тот пристально разглядывал меня.
- Теперь я вижу, что ты вполне пришел в себя. А раз так, то я вспомню о
том, что я полицейский и ты обязан отвечать на мои вопросы.
- Конечно, только я вспомню о том, что у меня есть конституционные права.
Пусть все будет законно. Спрашивай!
- Хорошо, только говори тише, а то врач прогонит меня отсюда. Если бы мы
с тобой не были друзьями, меня бы и близко к тебе не подпустили.
- А в чем дело?
- Тебя ведь еще нельзя допрашивать.
- И кто же хочет меня допросить?
- Помимо служащих правозащитных органов, еще и государственные чиновники.
Авария произошла в штате Нью-Йорк, но ты попал в больницу, которая находится
в Нью-Джерси. С тобой жаждет потолковать полиция штата Нью-Йорк, а также и
те, кто повыше.
- Я думаю, пока мне лучше побыть в Нью-Джерси.
- Парням из госаппарата наплевать, в каком ты штате.
- Может быть, ты все же объяснишь мне, в чем дело? - поинтересовался я.
Я наблюдал за выражением его лица, пытаясь понять, что же все-таки он
скрывает. Пат опустил глаза и рассеянно покусывал ногти.
- Тебе крупно повезло, что ты выпал из машины. Дверца была неплотно
закрыта, и это тебя спасло. Тебя нашли в кустах. Если бы машина не
загорелась, ты бы все еще лежал там. К счастью, огонь привлек внимание
нескольких автомобилистов, которые подъехали выяснить, в чем там дело. От
твоей машины мало что осталось.
- Но в ней еще находилась и женщина, - уточнил я.
- Знаю. - Пат пристально посмотрел на меня. - Она была мертва, но ее
опознали...
- Как бежавшую из больницы, - закончил я за него.
На Пата это не произвело никакого впечатления, и он продолжал:
- Полицейские округа весьма болезненно восприняли это известие. Почему ты
их обманул?
- Мне не очень-то понравилось их поведение. Пат кивнул, как будто поверил
этому объяснению.
- Ты все же подумай, Майк, прежде чем начнешь молоть чепуху, -
предупредил он меня.
- Почему?
- Потому что женщина погибла не в аварии.
- Знаю...
Наверное, мне не следовало говорить это так равнодушно. Пат закусил губу
и сжал кулаки.
- Черт возьми, Майк, куда ты лезешь? Ты хоть понимаешь, во что ты
вляпался?
- Нет, но я жду, что ты объяснишь мне это.
- Эта женщина находилась под надзором ФБР. Она была замешана в какой-то
очень большой игре, о которой мне ничего не известно. Ожидалось, что она
выступит с заявлением на закрытой сессии Конгресса. Больница, куда ее
поместили, охранялась полицией, а теперь мальчики из Вашингтона потирают
руки, горя желанием тебя сцапать. Они считают, что это ты выкрал ее и убил.
Я лежал, разглядывая извилистую трещину, тянувшуюся через весь потолок.
- А что думаешь ты, Пат?
- Я хочу услышать твою версию.
- Я уже все рассказал.
- Несчастный случай? - саркастически рассмеялся он. - В твоей машине
случайно оказалась почти голая девица. И ты случайно повез ее через
полицейский заслон. И потом она случайно умерла, а твоя машина впечаталась в
скалу. Придумай что-нибудь более правдоподобное, дружище. Я слишком хорошо
тебя знаю. Несчастные случаи происходят, когда ты сам этого хочешь.
- Это был несчастный случай.
- Майк, подумай! Ты, конечно, можешь называть это как угодно. Как
полицейский, я смогу тебе помочь, если начнутся неприятности, но, если ты не
расскажешь мне все честно, я ничего не сумею сделать. Когда за тебя примутся
ребята из ФБР, тебе придется придумывать что-нибудь поостроумнее, чем
история про несчастный случай.
Вельда взяла меня рукой за подбородок и повернула мою голову к себе.
- Майк, ты можешь рассказать поподробнее? - попросила она.
Вельда была очень серьезна, и это показалось мне забавным. Мне хотелось
чмокнуть ее в кончик носа и выпроводить, но она смотрела так умоляюще, что
вместо этого я заговорил:
- Это был несчастный случай. Я посадил ее в машину по пути из Олбани. Я
ничего не знал о ней, но она, судя по всему, насмерть перепугалась, когда
нас остановили, а полицейские вели себя не слишком вежливо. Поэтому я им
ничего не сказал. Мы проехали примерно десять миль, когда дорогу нам
перегородил седан и вынудил нас остановиться. Вот тут-то и начинается та
часть истории, в которую ты, Пат, вряд ли поверишь. Я выскочил из машины,
чтобы узнать, в чем дело, и какая-то сволочь выстрелила в меня, но
промахнулась. Я красиво уложил ублюдка на землю. Больше я ничего не успел
сделать. Один черт знает, куда они нас утащили, но определенно они хотели
узнать что-то от этой девицы. Живой она от них не ушла. Потом эти парни
решили избавиться от нее и от меня, затолкали нас в машину и пустили ее без
тормозов по крутой дороге.
- Кто они? - нахмурился Пат.
- Черт возьми, если бы только я их видел! Пять или шесть человек!
- Ты сумеешь их опознать?
- Не по лицам... Может быть, по голосам, если их услышу.
На самом деле я в этом не сомневался. Их голоса по-прежнему звучали у
меня в голове, и я запомню их до самой моей смерти или пока не умрут эти
негодяи.
В комнате воцарилась мертвая тишина. Вельда смотрела на меня в изумлении.
- И это все? - спросила она.
- Это все, что он расскажет другим, - мягко проговорил Пат, подойдя
поближе к кровати. - И я тебе подыграю. Надеюсь, ты сказал правду?
- А ты боишься, что это выдумка?
- Гм... Я проверю. Пока кое-что кажется мне странным.
- Например?
- Брешь в ограждении... Медленно движущаяся машина не смогла бы ее
пробить.
- Значит, они разбили ограждение специально, своей машиной например.
- Возможно. Но где же была твоя рухлядь, пока они занимались женщиной? -
осведомился Пат.
- У дороги. Поднятая на домкрат и с включенными стоп-сигналами.
- Ловко придумано.
- Я тоже так решил, когда увидел.
- И правда, кто станет обращать внимание на стоп-сигналы? Все мчались
мимо.
- Разумеется.
Пат нерешительно посмотрел на Вельду, затем на меня.
- Ты собираешься влезть в эту историю?
- А что мне еще остается?
- О`кей, я постараюсь что-нибудь разузнать. Надеюсь, это не обойдется
тебе слишком дорого. А сейчас спи. - И Пат направился к двери.
- Я и сам поразнюхаю, что к чему, когда поднимусь, - проронил я.
Пат, уже взявшийся за дверную ручку, обернулся:
- Не думай пока об этом, дружище, на сегодня с тебя хватит.
- Но мне не нравится, когда в меня стреляют, а потом устраивают
автомобильную катастрофу.
- Майк...
- Всего хорошего. Пат.
Он сухо усмехнулся и вышел. Я приподнял руку Вельды и взглянул на ее
часы.
- У тебя еще осталось пять минут. Как ты хочешь их провести?
Вся серьезность мгновенно покинула ее. Она была шикарная девушка, и ее
лицо склонялось надо мной все ниже и ниже. Вельда, с черными как смоль
волосами и такая красивая, что иногда даже мне делалось почему-то страшно.
Ее руки гладили мой подбородок, а прикосновение ее груди приносило
облегчение моим ранам. Я с трудом оторвался от ее губ и поцеловал в шею и
плечо.
- Я люблю тебя, Майк. Я люблю тебя всегда, даже такого разбитого, как
сейчас. - Она погладила меня по щеке. - Что мне надо делать, Майк?
- Держи ухо востро, киска, - проговорил я. - Узнай все, что только можно.
Найди эту больницу и попробуй проследить, какая ниточка тянется оттуда в
Вашингтон.
- Это будет непросто.
- В Капитолии не умеют хранить секретов, так что обязательно пойдут
разговоры.
- А что будешь делать ты?
- Попытаюсь убедить ФБР, что это был несчастный случай и ничего больше.
Глаза у Вельды стали еще больше.
- Ты считаешь.., что все это не случайно...
- Гм-м... Это действительно случайность, но мне никто не поверит.
Я проводил ее взглядом до двери, любуясь ее грациозной походкой,
напоминающей движения дикой кошки. Клеопатра могла ходить так. Но конечно же
не так соблазнительно, как Вельда.
- Вельда, - прошептал я, и она обернулась. - Покажи мне свои ножки.
Она шаловливо посмотрела на меня и быстро подняла юбку, обнажив
изумительно стройные ноги, обтянутые нейлоном. Белизна тела, которая не была
прикрыта чулками, влекла меня к себе со страшной силой.
- Хватит, киска, иди!
Вельда рассмеялась и послала мне воздушный поцелуй.
- Теперь ты понимаешь, что испытывал Одиссей? Да, подумал я. Он был
дурак. Я бы на его месте спрыгнул с корабля.

Глава 3

И вновь наступил понедельник: дождливый, пасмурный день. Я смотрел в
окно, когда отворилась дверь и в палату вошел врач.
- Готовы?
Я отвернулся от окна и затушил сигарету.
- Да. Они внизу?
Он облизнул губы и кивнул:
- Боюсь, что да. Я взял шляпу:
- Благодарю вас, доктор, что вы так долго скрывали меня от них.
- Это было необходимо. Ведь вас едва не искалечили; молодой человек. Даже
и сейчас могут возникнуть осложнения.
Он проводил меня до лифта. Мы тепло распрощались, я спустился вниз и
подошел к окошечку кассы. Кассирша спросила мое имя и сообщила, что счет уже
оплачен моей секретаршей, вручив мне квитанцию.
Когда я повернулся, они уже стояли передо мной, держа шляпы в руках.
Молодые ребята с глазами стариков. Это были рядовые сотрудники, такие
частенько встречаются в толпе, но мы не догадываемся, кто они такие. Они не
ходят в сапогах и не носят пистолетов в потайных карманах, не слишком
толстые, но и не слишком худые. Их лица вряд ли можно запомнить. Рядовые
сотрудники службы Эдгара Гувера.
Высокий парень в голубом костюме сказал:
- Наша машина ждет вас, мистер Хаммер.
Я сел на заднее сиденье между ними. Мы проехали по туннелю Линкольна,
свернули на Сорок первую улицу, а потом, проехав по Девятой авеню,
остановились у серого здания. Тут располагалось их управление.
О, это были действительно милые ребята. Они взяли у меня шляпу и пальто,
усадили в кресло, предварительно осведомившись, достаточно ли я здоров,
чтобы побеседовать с ними, а когда я сказал, что вполне здоров, предложили
вызвать моего адвоката, если я пожелаю.
Я усмехнулся:
- Незачем. Задавайте свои вопросы, и если я сумею, то охотно отвечу на
них. Во всяком случае, благодарю за заботу.
Высокий кивнул и посмотрел на кого-то стоявшего у меня за спиной.
- Принесите дело, - сказал он. Я услышал, как открылась и закрылась
дверь. Высокий склонился над столом.
- Итак, мистер Хаммер, переходим прямо к делу. Вы полностью осознаете
ситуацию?
- Боюсь, что для меня никакой ситуации не существует.
- В самом деле?
- Послушайте, приятель. Вы, может быть, агент ФБР, и возможно, я случайно
услышал нечто, что вас интересует. Но давайте говорить в открытую. Я не
блефую и нахожусь здесь по собственной воле. Как вы понимаете, я достаточно
хорошо знаком с законами, но я не сопротивлялся, когда вы привезли меня
сюда. Я хочу, чтобы все встало на свои места как можно скорее. У меня много
дел, и я не желаю, чтобы полиция все время висела у меня на хвосте. Это
ясно?
Мой собеседник ответил не сразу. Снова хлопнула дверь. Через мою голову
чья-то рука протянула папку. Высокий взял ее, открыл, перелистал несколько
страниц и снова закрыл. Он не стал читать - и так знал все наизусть.
- Говорят, вы тяжелый человек, мистер Хаммер.
- Некоторые люди действительно придерживаются такого мнения.
- Мне известно, что вы несколько раз нарушали закон.
- В таком случае обратите внимание на результат.
- Обратил... Полагаю, мы совершенно свободно можем лишить вас лицензии,
если пожелаем. Я достал сигарету и закурил.
- Я уже сказал, что готов сотрудничать с вами. Можете меня не запугивать.
Он покосился на папку:
- Мы вас не запугиваем. Полиция Нью-Йорка хочет допросить вас. Может
быть, вы поговорите сначала с ними?
Все это уже начинало меня утомлять.
- Как хотите... Им ничего не останется, кроме как беседовать со мной.
- Вы проскочили через полицейский кордон.
- Не правда! Я там остановился.
- Но вы солгали полицейскому!
- Да, но я же не был под присягой. Если бы он был умнее, то поговорил бы
и с девушкой. - Я с безразличным видом пустил струйку дыма к потолку.
- А мертвая женщина в вашей машине?
- Неубедительно. Вы прекрасно знаете, что я ее не убивал.
Он как-то лениво улыбнулся:
- Откуда же мы можем это знать?
- Потому что не я ее убил. Я даже не знаю, как она умерла. Но если ее
застрелили, то вы уже давно обыскали мою квартиру и обнаружили там мой
пистолет. Экспертизу уже провели, и результат оказался отрицательным. Если
ее задушили, то след на ее шее не от моих рук. Если ее закололи...
- Ей, проломили голову каким-то тупым орудием, - равнодушно сообщил он.
- Тогда вам надо осмотреть меня, и вы все поймете, - также спокойно
отозвался я.
Если я ожидал, что мой собеседник разозлится, то я ошибался. Просто
улыбка его стала менее лучезарной. Позади меня кто-то хмыкнул.
- О`кей, мистер Хаммер, вы, кажется, полностью в курсе дела. Иногда нам
удается раскалывать и трудных людей без особых хлопот. Мы проверили все, о
чем вы только что говорили, пока вы лежали в больнице без сознания. Вам что,
сообщили об этом?
Я покачал головой:
- Нет, я не дружу с полицейскими. Я предпочитаю сам распоряжаться своей
судьбой. Но если вам действительно надо узнать что-то, что мне известно,
буду рад вам помочь.
Он на мгновение задумался:
- Капитан Чамберс дал полный отчет а деле. Все детали были тщательно
проверены, и то, что мы выяснили, вполне совпадает с вашими показаниями.
Только поймите, мистер Хаммер, вы нам не нужны. Как оказалось, вы не
замешаны в этом деле. Но нам следовало проверить все возможности.
- Хорошо... Значит, я чист? - - Да, судя по всему.
- Полагаю, в полиции Нью-Йорка узнают об этом?
- Да, мы возьмем это на себя.
- Благодарю.
- Один момент...
- Да?
- Судя по вашему досье, вы достаточно разумны и догадливы. Каково ваше
мнение обо всем случившемся?
- С каких это пор парни из вашего ведомства ищут себе помощников?
- Когда им не остается ничего другого.
Я бросил окурок в пепельницу и посмотрел на него.
- Женщине определенно было известно что-то такое, чего ей знать не
следовало. Те, кто охотился за ней, оказались ловкими ребятами. Я думаю, их
седан обогнал нас вскоре после того, как я посадил ее в машину. Однако там
место было не слишком удобное, и они проехали вперед, чтобы устроить засаду.
Женщина не стала говорить, и ее ухлопали. Я считаю, все было подстроено так,
чтобы ее сочли погибшей в автокатастрофе.
- Да, это так.
- Вы не против, если я задам вам один вопрос? - Спрашивайте.
- Кто она?
- Берга Тори.
Я выжидающе взглянул на него, и он, продолжая, пожал плечами:
- Она была платной танцовщицей в ночном клубе. В общем, девица легкого
поведения.
- Я не имею к этому никакого отношения, - проговорил я, нахмурившись.
- И мы так считаем, мистер Хаммер.
Высокий сообщил мне все, что хотел сказать, и вытянул из меня все, что
мог. Теперь оставалось лишь поблагодарить его и уйти. Я поднялся и надел
шляпу. Один из ребят открыл передо мной дверь. Повернувшись к высокому, я
улыбнулся и произнес:
- Я еще буду, приятель.
- Что?
- Иметь к этому отношение, - ухмыльнулся я. - И тогда другим тоже
придется повозиться.
Хлопнув дверью, я вышел в холл и с минуту стоял там, прислонившись к
стене, поджидая, пока утихнет боль в голове и перед глазами перестанут
плясать искры. В пересохшем рту чувствовалась сухая горечь, и мне хотелось
сплюнуть. И тогда волна ненависти захлестнула меня, и я снова услышал их
мерзкие голоса. Я знал, что никогда не смогу их забыть. Знал, что наступит
день, когда я услышу их опять, но после этого они никогда больше не
прозвучат.
Спустившись вниз, я взял такси и поехал в контору Пата. Дежурный
полицейский проводил меня в его кабинет. Пат ожидал меня, приготовив
дружескую улыбку.
- Как дела, Майк?
- Не знаю, на что они рассчитывали, но время потеряли впустую, - заявил
я, усаживаясь на стул.
- Они никогда не теряют времени даром.
- Тогда зачем весь этот спектакль?
- Проверка на вшивость. Я предоставил им факты, но сами они пока ничего
не сделали.
- Кажется, они совсем не похожи на людей, которые способны на что-либо
путное.
- Я и не жду от них этого. - Пат немного помолчал и осведомился:
- Я полагаю, ты тоже кое-что из них вытряс?
- Да, я узнал ее имя. Берга Тори.
- И это все?
- Некоторые подробности ее биографии. А что еще? Пат опустил глаза и стал
разглядывать свои руки.
Словно собравшись с духом для продолжения разговора, он вновь посмотрел
на меня:
- Майк, я дам тебе некоторую информацию. Причина, побуждающая меня к
этому, заключается в том, что иначе ты начнешь доискиваться до всего сам, а
это сейчас совершенно ни к чему.
- Ну?
- Ты слышал о Карле Эвелло? Я кивнул.
- Эвелло - всемогущ. Последнее сенатское расследование выявило ряд
крупнейших имен преступного мира, но его имя не всплыло. Вот насколько он
силен. Другие, правда, тоже не слабы, но они ничто по сравнению с ним.
Я удивленно поднял брови:
- А я и не знал, что он так всесилен. А на чем зиждется его могущество?
- Никто ничего об этом не знает. Есть некоторые подозрения, но пока нет
ни малейших конкретных доказательств. Теперь они хотят заполучить его. А
если он будет у них, то попадутся и другие.
- Вот оно что!
- Берга Торн была его любовницей.
- Выходит, ей было известно что-то, что позволило бы прижать этого типа?
Пат пожал плечами:
- Кто знает? Считалось, что да. Ты же сам говорил, что те подонки
пытались что-то у нее выведать.
- Ты думаешь, это были люди Эвелло?
- Очевидно.
- А при чем здесь больница?
- Ее поместили туда по настоянию врача. Когда комиссия стала ее
допрашивать, у нее от переживаний случился нервный срыв. И все слушания были
отложены, пока она не поправится.
- Хорошенькая получается картина. Непонятно даже, за что мне уцепиться.
- А тебе и не надо ни за что цепляться. - Глаза Пата, казалось, метали в
меня маленькие молнии. - Тебя это совершенно не касается.
- Чушь!
- О`кей, герой. Давай покончим с этим раз и навсегда. У тебя нет причин
вмешиваться. Это была случайность. Ты же сам так утверждаешь. И ты ничего не
добьешься, а едва ты попробуешь что-нибудь сделать, на тебя посыплются удары
со всех сторон.
Я улыбнулся ему своей самой обворожительной улыбкой:
- Ты мне льстишь, Пат.
- Не лезь в бутылку.
- Я не лезу.
- Ладно. Ты парень умный, и я знаю, как ты работаешь. Я лишь пытаюсь
остановить тебя, пока не поздно и пока не начались неприятности.
- Ошибаешься, - заметил я. - Они уже начались, понимаешь? Мне врезали
между глаз, злодейски убита женщина, искорежена моя машина. - Я встал и
прошелся по кабинету. - Может быть, я слишком горд, но я не позволю шутить с
собой подобным образом. Я нанесу ответный удар любому, а если это окажется
сам Эвелло - тем хуже для него.
Пат забарабанил пальцами по столу:
- Черт возьми, Майк, ну почему у тебя совсем нет здравого смысла? Ты...
- Послушай, а если бы кто-нибудь поступил так с тобой, что бы ты стал
делать?
- Но этого же не случилось.
- Да.., но это случилось со мной. И эти ребята от меня не скроются. Черт
возьми, Пат, ты-то меня знаешь.
- Знаю и именно поэтому прошу тебя не вмешиваться в это дело. Что, если я
начну взывать к твоему патриотизму?
- Ха, патриотизм! Мне наплевать, если даже Конгресс, президент и
Верховный суд станут умолять меня оставить все, как есть. Их не били и не
пытались размазать по скале. Им не понять меня. ФБР может упрятать за
решетку кого угодно, но едва они добираются до какой-нибудь шишки, что
происходит? Начинают снимать показания. Костелло тоже давал показания, и я
мог ткнуть пальцем в те места его показаний, где он лгал. И что же? Ты и сам
все знаешь не хуже меня. Они слишком могущественны: чересчур много денег и
влияния. Но, черт возьми, до них мне и правда нет дела. Я жажду увидеть тех,
кто был в седане. Если ФБР опередит меня, то о`кей, я подожду. Подожду, пока
они выложат комиссии все, что продиктовал им их хозяин, а потом уж
позабочусь о том, чтобы ни тебе, ни кому другому не пришлось больше с ними
возиться.
- Ты все обдумал?
- Да, я имею право на самозащиту.
- Перестань.
- Хорошо, - ухмыльнулся я. - Ты ведь и сам все знаешь, правда?
- Да. Вот этого-то я и опасаюсь.
- Но ведь это не просто убийство.
- Да.
- Это же грязные ублюдки. Знаешь, как они отделали ее, прежде чем убить?
- На ее теле.., вернее, на том, что осталось после взрыва, ничего не было
заметно.
- Если бы ты видел все это, ты заговорил бы по-другому.
Пат испытующе посмотрел на меня.
- Они пытали ее не для того, чтобы выведать, сколько ей известно. Нет,
они хотели выбить из нее что-то конкретное и не смогли. Что-то очень важное.
- И ты собираешься выяснить, что это было?
- А ты как думал?
- Не знаю, Майк. - Пат потер лоб. - Я, собственно, и не надеялся, что ты
согласишься оставить это дело. Но раз ты все же решил вмешаться, вот что я
тебе скажу. Правительственные ребята - хитрые бестии. Они знают, кто ты и
как работаешь. Они даже знают, о чем ты думаешь. С этой стороны тебе ждать
помощи нечего. А вот если перебежишь им дорожку, ты пропал.
- Ты получил приказ?
- В письменном виде.., с самого верха. - Пат посмотрел мне прямо в глаза.
- Мне приказано докладывать обо всех твоих действиях Я встал и вытащил
сигареты.
- Бравые ребятки. Хотят работать одни и не принимают ничьей помощи.
- Но ведь у них есть все необходимое, - пытался оправдаться Пат.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 131913
Опублик.: 19.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``