Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
НЕСОВМЕСТИМОСТЬ Назад
НЕСОВМЕСТИМОСТЬ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIP НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Анри Бертьен
No Fate


C` Anrie Bertien, 1996-1998, All rights reserved. По всем вопросам
издания и/или соблюдения авторских прав обращайтесь, pls, по e-mail:
Anrie.Bertien@usa.net, Anrie.Bertien@ukraine.com, Credo@mail.ru либо по
адресу: Украина, Харьков, А/Я 8327.

I:
1. Данный текст соответствует первой редакции (от 27/12/98).
2. Все описанные в данном тексте события являются авторским вымыслом.
Всякое возможное сходство с реальными лицами и/или событиями является
случайным и непреднамеренным, никакой ответственности за это автор не нес╗т.
3. Автор не принимает на себя никакой ответственности за несовместимость
формата текста с Вашими редакторами, принтерами и проч., и проч..
4. Вы можете свободно копировать данный текст, распечатывать его
содержимое любым способом, переплетать распечатанный текст или выбрасывать
его в корзину для мусора; Вы можете дарить его знакомым и любимым или вообще
делать с ним вс╗, что Вам будет угодно, пока это не связано с извлечением
прибыли. Если же Вы намерены получить какую-либо прибыль - Вам необходимо
согласовать этот вопрос с автором.
5. Категорически запрещается вносить какие-либо изменения в текст или
распространять его фрагменты (а не текст целиком). В случае цитирования
данного текста прямая или косвенная, но - однозначная ссылка на Copyright
обязательна. При этом цитируемый фрагмент не должен нести иной смысловой
нагрузки, чем в контексте произведения.
6. В случае обнаружения в тексте каких-либо ошибок или неточностей Вы
имеете право сообщить об этом автору, при этом скопировав в сво╗м письме
фрагмент (абзац) целиком. Это же касается случаев, когда Вы набер╗тесь
смелости предложить автору новую (более удачную) редакцию какого-либо
фрагмента. :)
7. Автор будет благодарен за любые (в том числе критические) отклики и
замечания, за предложения о публикации, издательстве и проч..
8. Автор искренне надеется, что не будет получать пустых и
бессодержательных писем - вне зависимости от того, выражают они восторг или
негодование (или вообще ничего не выражают).
9. Автор благодарен:
- Всевышнему - за бесконечное долготерпение.
- Источнику вдохновений, так и не использованному, увы, в полной мере
(Nathalie.ua@usa.net).
- Всем, кто наш╗л в себе мужество дочитать до конца - за терпение.
- Тем, кто не наш╗л в себе такого мужества - за проявленный интерес.
И, наконец - низкий поклон всем тем, чьи дела, поступки, мысли и чувства,
творения и судьбы, жизнь или смерть послужили исходным материалом.

Sincerely yours, Anrie Bertien.
-...Разум двенадцатого уровня - штука почти безукоризненная...- Размышлял
Ум Саах.- Но... к сожалению - именно `почти`...- Вот и сейчас он слушал
беседу, которая навевала ему грустные мысли... Хотя он, как обычно, заранее
знал, чем это закончится...
...Ли и Гай переглянулись и Ли нерешительно произнесла:
- Может, вс╗ же попробуем?- Гай озабоченно молчал.
- Построим активную копию мира Зе, там и проверим...- Не слишком уверенно
закончила Ли.
- А как с энергетикой?- Вскинул брови Дир.- Столько из пальца не
высосешь...
- Да есть тут одна идея...- Глубокомысленно протянула Ли.
- Расскажи,- попросила Ка.
- Не знаю... Но, по-моему - система слишком громоздка.- Пожала плечами
Ли.- Я бы даже сказала - чрезмерно громоздка. Уровень избыточности превышает
все разумные рамки. Подумать только - двенадцать степеней защиты только на
нижнем уровне отбора... Колоссальная энергия тратится впустую, просто ради
`лишь бы чего не вышло`!
- Перестраховывается старик...- Вздохнул Дир.
- Ну да - он перестраховывается, а у нас проблемы с энергетикой!- С
досадой молвила Ка.
- Не знаю... Я бы, пожалуй, пару уровней снял.- Пожал плечами Гай. Этого
бы хватило, чтобы решить все наши энергетические проблемы.
- На пару циклов впер╗д!- Добавили в один голос брат Бо и брат Би.
- А если сюда просочатся несовершенные?- С тревогой спросила Ли.- Ведь с
нашего уровня уже можно разрушить вс╗, что создано всеми нами - да и нашими
предшественниками - до сих пор...
- А ты видела их на ближайших пяти уровнях?- Вскинул брови Гай.
- Я - нет. Но Ум Саах считает...
- Ну, так сходите к нему!- Не оборачиваясь, бросила через плечо Ка. И
только Ан молчал, как будто вс╗ происходящее было ему безразлично. На самом
деле он думал. Думал о том, что сказал ему недавно А Ха:
- В мире Зе есть проблемы...
- Какие?
- Массовый психоз, если можно так выразиться. У людей пропало желание
думать. Вместо него очень обострено желание получить готовый результат, не
прилагая усилий. Желание быть в толпе, ведомой кумиром и поклоняться ему. И
- низвергнуть его, растоптать, разочаровавшись - чтобы найти нового
кумира... Желание быть правым, но не желание познавать, искать истину...
Увлечение всем этим уже просто опасно для всего мира...
- Может, им нужно просто подробно и обстоятельно вс╗ объяснить?-
Нерешительно спросил Ан.
- Нет.- Улыбнулся А Ха.- Ты же знаешь двуногих... Разум, знания которого
ограничены, всегда недоверчив... Поэтому, даже зная истину, ты не можешь им
`просто сказать` - они тебе не поверят. Засвистят. Заплюют. Затюкают.
Забросают камнями. Надо просто подать им необходимые знания в таком виде,
чтобы они легко заглотили их все - кроме тех выводов, которые они должны
сделать сами. А себе они,- А Ха иронично улыбнулся,- почему-то верят.
- Понимаю...- Сокруш╗нно вздохнул Ан.- Знакомая, увы, картина...
- Словом, такие проблемы. И ты мог бы их решить. Но ты - личность
чересчур противоречивая... И потому слишком неустойчив... С одной стороны -
недооцениваешь свои возможности и последствия своего бездействия, с другой -
переоцениваешь свою роль. Точнее, е╗ значение... Кроме того - ты чересчур
нерешителен... Если тебе вс╗ рассказать - ты испугаешься ответственности и
можешь наделать глупостей... Я уже молчу о таком пороке, как лень...
- Тогда - почему именно я?- Не понял Ан.- Может, проще послать
кого-нибудь другого?- А Ха покачал головой:
- Другого свободного разума, пригодного для этой роли, пока нет.
- Столь сложна роль?- Иронично вскинул брови Ан.
- Нет. Столь многозначна. Ты же знаешь, что Саах никогда не делает
ничего, что могло бы иметь только один смысл, одну цель...- Ан согласно
кивнул головой.- Я так думаю... что дело, в общем, в тебе... Ты стал слишком
пассивен. Ты слишком любишь комфорт и уют. Ты ленив. Ты не хочешь бороться
со злом - надеясь, что оно минует тебя...- А Ха немного помолчал.- Мне
кажется,- заключил он,- что, поставив на одну чашу весов твои пороки, а на
другую - судьбу мира Зе, старик хочет заставить тебя сделать выбор. Просто
правильный выбор...
- А если я сделаю неправильный выбор? Стоит ли ещ╗ больше усугублять
ситуацию в мире Зе - может, можно просто объяснить, что там нужно сделать?
- Ты же прекрасно знаешь, что Мир не может рухнуть от твоих ошибок...- С
улыбкой разв╗л руками А Ха.- Так что правильность выбора нужна больше тебе,
чем ему...
- Понятно...- Обреч╗нно опустил голову Ан.
- Так что - тебе предстоит воплощение. Если хочешь - я скажу Сааху, чтобы
он оставил тебе там твою И - тогда тебе будет легче. Подумай. Когда решишься
- скажи.
...Ан не хотел этого воплощения. И по тем причинам, о которых говорил А
Ха, и - потому, что всякий разум интуитивно побаивается этого. Даже понимая,
что без этого он, в конце концов, начн╗т деградировать - не хотел... Но - он
знал, он слишком хорошо знал, что рядовой разум не может - не имеет ни
возможности, ни права - противиться воплощению. Рано или поздно оно вс╗
равно состоится. И потому ничто другое не могло сейчас занимать его мысли...
* * *
- А вы... уверены, что даже... при существующей системе отбора на ваш
уровень не могут просочиться несовершенные?- Медленно, даже почти как-то
неуверенно, с некоторой грустью произн╗с Ум Саах.
- А что - были прецеденты?- Удивл╗нно спросил Дир.
- М-да...- Ум Саах тяжело вздохнул. Гости переглянулись: Саах обычно так
вздыхал, когда видел у собеседника слишком слабое, поверхностное понимание
сути вещей. Старика это разочаровывало и он искренне сникал, но - понимая,
что объяснениями такие проблемы решить невозможно, никогда и ничего не
объяснял. У пришедших предательски `засосало под ложечкой`: когда к Сааху
приходили с сырыми, непродуманными идеями, это, с одной стороны,
расстраивало старика, которого все они очень любили, а с другой - это
никогда не `сходило с рук` пришедшим: Ум Саах всегда умудрялся сделать так,
чтобы последующий ход событий показал пришедшим уровень их заблуждения. А
увидеть и самому прочувствовать последствия своих заблуждений - занятие,
согласитесь, не из самых приятных...
Саах молчал. Молчали и гости. Наконец старик, как бы между прочим,
спросил:
- Кстати... Вы как-то говорили, что Вас слишком мало... и просили о
пополнении... Ну, против Гая и Ка... я ничего не имею... собственно, они и
так уже с вами работают... Думаю, что переход на двенадцатый уровень для них
- просто формальность... А вот... интересно, насколько вы уверены в
непогрешимости Са Ху и стойкости Бе?
- То есть?- Гости с изумлением переглянулись.
- Са Ху ведь проявил себя в мире Рон?- Неуверенно промолвила Ка.
- Проявил...- Вздохнул Ум Саах.- Когда наверняка знал, что на него
смотрим мы все... А как он повед╗т себя, когда будет уверен, что деяния его
останутся неизвестными для всех нас? Когда он будет предоставлен сам себе и
не будет даже догадываться о нашем существовании? Ну, а Бе...- Старик
усмехнулся,- ему ведь никто ещ╗ не пел Песню Славы...
- Творец...- Ли выступила вперед, голос е╗ дрожал. Ум Саах поднял веки и
выжидающе смотрел на не╗: к нему не принято было так обращаться по пустякам.
Ли смутилась.- Скажи, Отец...- Потупив взор, произнесла она,- у тебя
действительно есть основания сомневаться в над╗жности Са Ху? Или ты
просто...
- Если бы у меня были основания...- тихо произн╗с Саах,- Са Ху уже не
было бы не только на одиннадцатом, но и на восьмом уровне... Но, с другой
стороны - я надеюсь, ты не думаешь, что я назвал это имя случайно?- Старик
испытующе взглянул на Ли. Та была вынуждена вновь потупить взор: Саах
действительно никогда ничего не делал и не говорил `просто так`.
- Но, Отец...- Вступилась за подругу Ка,- мы ведь не можем подозревать
каждого...
- И не можем наверняка знать, какие действия предпримет свободный разум в
той или иной ситуации...- Пожал плечами Дир.
- Разумеется...- Совсем тяжело вздохнул Творец и отв╗л взор.- Тем не
менее, совсем несложно узнать, на что будут направлены его действия, когда
он получит свободу. Полную свободу - как от каких-либо обязательств перед
нами, так и от самих знаний о нас...- Закончил он. Гости были подавлены.
Теперь им было неудобно, что они оторвали Сааха от раздумий, заставив
заниматься тем, что им самим уже не казалось столь важным.
- Так что подозревать каждого совсем не нужно - вс╗ это очень легко
проверяется...- Продолжал тихо и почти безразлично говорить старик.- Просто
я хотел надеяться, что разум высших уровней уже не нуждается в
воплощениях... На самом же деле это, увы, не так... Жаль... Но - что
делать...- Глаза его оживились, он встал и посмотрел вдаль:
- Я отправлю Вас в мир Зе. Ка и Гай попадут туда сразу - два подходящих
места там есть...- Саах на секунду задумался, затем продолжил:
- Чуть раньше я отправлю туда Са Ху и Бе. Чтобы вы могли воочию лицезреть
все их действия. Я, к сожалению, знаю, каковы они будут, но... Вам нужно
жить своим умом. Брат Би... Попад╗т туда не сразу... Он будет воплощен в
мире Че, после чего, перебравшись в мир Зе, встретит там...- Саах
улыбнулся,- женщину... Я пока не буду говорить, кто она... И полюбит е╗... И
останется в мире Зе... Ли и Дир встретятся в мире Че и полюбят друг друга.
Но чувства их будут сложными и запутанными... и связанными с чувствами брата
Бо... Собственно, брат Бо нужен там для того, чтобы наполнить чувства Ли...
И - родить ребенка, который понадобится чуть позже... У Ли будет двое детей
- от Бо и от Дира, хотя она будет не прочь иметь больше... Но больше там
сейчас не нужно... Ли и Дир переберутся в мир Зе... Ненадолго... Года на
полтора... Как раз в то время, когда можно будет увидеть Са Ху и Бе в полном
величии их несовершенства... В мире Зе они встретятся с Гаем и Ка... И им
будет трудно расставаться... Но расставание будет неизбежным. Ты же,
молчаливый Ан... воплотишься в мире Зе и сыграешь там роль, о которой пока
не знаешь. Ты не сможешь е╗ сыграть правильно, если будешь заранее знать всю
меру ответственности - ты слишком слаб для этого... Поэтому я пока
промолчу... Я надеюсь, что ты достаточно ум╗н, чтобы сделать вс╗ правильно.
А Ха считает, что тебе будет нужна твоя И... Она будет воплощена. Но будет
ли она с тобой... Я подумаю. Возможно, это целесообразно. Хотя... До сих пор
такого никогда не делалось... Собственно, если е╗ заменит На - от этого
будет больше пользы. Для вас обоих. Тем не менее - я оставлю тебе выбор.
Если у тебя не хватит силы духа... если ты попросту испугаешься - ты
пройд╗шь мимо И... и тогда твой путь пересеч╗тся с На. А И... она как-нибудь
устроит свою судьбу... Может быть...- Саах ненадолго затих.- Но ты так и не
сумеешь е╗ забыть и будешь всю жизнь маяться вопросом, правильно ли ты тогда
поступил...- Старик ненадолго замолк.
- Всем вам предстоит трудная жизнь, полная переживаний и глубоких
размышлений...- Чуть погодя, снова продолжил он.- Лишений у вас не будет -
они вам не нужны. Вам нужен повод для раздумий - и вы его получите.
Сполна... Почти все вы будете иметь достаточно власти над средой, чтобы не
иметь связанных с этим неудобств. Заодно увидите, как вы этой властью
воспользуетесь. Что же касается Ала, Гая и Ка, то в мире Зе я такой власти
дать им не могу. Скажем так: они будут достаточно независимы от среды, чтобы
иметь возможность выполнить свою миссию. Этого будет достаточно. Эта жизнь
будет для вас длиной в ночь. А завтра мы встретимся. Тогда и поговорим. И об
энергетике, и о двенадцати уровнях защиты...- `Собственно,- улыбнулся про
себя старик,- на самом- деле их шестнадцать - так что четыре у вас ещ╗
впереди...` Вслух же он продолжил:
- Тогда же поговорим и о Са Ху. Про Бе я вообще молчу - та роль, которая
уготовлена ему... роль марионетки... заставит вас содрогнуться...- Старик
поднял руку в знак прощания, и, не оборачиваясь, удалился.
- Пойдем,- сказал А Ха.- Я проведу вас...
- Но зачем это вс╗?- Удивилась Ли. Разве нельзя придумать что-нибудь
попроще воплощений?
- Ты хочешь оспаривать решения Творца?- Улыбнулся А Ха.- Или кто-нибудь
из вас может припомнить ситуацию, в которой он оказывался бы неправ? Ну, а
воплощения... пока являются единственным безукоризненным способом как
проверить, на что способны одни, так и показать это другим...
- Ну, потом вс╗ видишь по-другому...- Пожал плечами Гай.- Только подумать
страшно: ведь это - целая жизнь... Времени жалко... Мог бы просто
объяснить...
- А он вместо этого покажет. И вы сами увидите и пойм╗те. И - всего лишь
за одну ночь...- Снова улыбнулся А Ха.
- Ты представляешь, как это тяжело - всю жизнь маяться, зная, что у тебя
здесь непочатый край работы?- С тоской в голосе сказала Ка.
- Ты не будешь об этом знать.- Улыбнулся А Ха.- А завтра займ╗шься своей
работой. Пойд╗м...
- Ты хочешь сказать...
- Конечно. Я отключу вашу память перед воплощением.
- То есть - мы будем воплощены, как обычные разумы нижних уровней?- В
один голос с изумлением воскликнули Ка и Гай. `Мда... А старик видит уж куда
дальше меня... Я только сейчас понял, почему этих двоих он отправил сразу в
мир Зе...`- C сожалением подумал А Ха. Вслух же он сухо сказал:
- С полной памятью могут воплощаться только разумы, особо сильные духом,
для выполнения строго отвед╗нной им роли и добровольно решившиеся на это.
- Мы добровольно...- Начал было Гай, но А Ха перебил его:
- Вы просто не представляете себе трудностей такого воплощения...- махнул
он рукой. Обычно так воплощается только Ум Саах, да и то - в виде копии, а
не основы... А потом осторожно вбирает в себя то, что сумеет постичь
копия... Ну, да ладно... Мы уже пришли. Ложитесь, дети мои...- Улыбнулся А
Ха,- и да будет приятен ваш сон...
...Ан поискал глазами И - е╗ нигде не было. Сердце заныло...
- Она будет воплощена тоже в мире Зе, только позже... На один год
виртуального времени... Ваши судьбы очень близко пересекутся - остальное
зависит от вас. От обоих...- По-отечески улыбнувшись, шепнул ему А Ха. Ан
поблагодарил его взглядом.
...Гай хотел сказать `не хочу!`, но... чей-то спокойный и, в то же время,
не допускающий возражений голос откуда-то со стороны напомнил:
- Разум твоего уровня не в силах и не вправе противиться воплощению...-
Это было последнее, что он услышал перед тем, как провалиться в небытие...
Потом - темнота, боль, свет... где-то далеко... И - боль, досада, обида и
горечь, переполнившие его...
* * *


Only for you, Nathalie...
`Пролог`, или просто... буквально несколько слов о том, как я узнал об
этой истории...
...Было прекрасное субботнее утро. Я собирался с девочками на пляж,
прич╗м - как минимум - на целый день, а если повез╗т - то и на два... У нас
это неплохо получалось в последнее время - собираемся где-то этак в 5-10
пар, находим уедин╗нное местечко и - культурно отдыхаем. Честно говоря,
когда проводишь целый день в компании `прекрасных дам` - начинаешь
чувствовать себя `почти падишахом` (а я бы не сказал, что это так уж
неприятно...). Ну, а наши `девочки`, находясь целый день в обществе десятка
`мальчиков`, тоже, видимо, немало тешат сво╗ женское самолюбие... Может, я и
не прав в трактовке этих событий, но отличное настроение и прекрасные
отношения во всех парах, установившиеся с начала этого лета, заставляют нас
в конце каждой трудовой недели собираться той же компанией, чтобы получить
`запас эмоций` на следующую... Понятно, что мысли мои были заняты только
предстоящим дн╗м; `подруга дней моих` уже упорхнула, чтобы не опоздать `к
началу` и улечься загорать до прихода первого мужчины; мне же предстояло
разместить в рюкзаке разумную часть огромной горы в большинстве сво╗м
совершенно ненужных вещей, любовно отобранных Nathalie для нашего
`романтического путешествия`...
Если бы кто-то сказал мне сейчас, что на пляж я не пойду - прич╗м, в
общем-то, по своей воле, и - ни сегодня, ни завтра; что девочки на меня
серь╗зно обидятся, а моя милая Nathalie вообще перестанет со мной
разговаривать (и продержится целых два дня) - но вс╗ это не будет меня
сколько-нибудь серь╗зно занимать - я бы посмотрел на этого `прорицателя`,
как на умалиш╗нного, а через минуту уже забыл бы о его существовании... Но -
судьбе было угодно распорядиться именно так...
Когда рюкзак был примерно наполовину заполнен, а остальные вещи были
заботливо водворены мной, как мне казалось, на места, обычно ими в квартире
занимаемые, раздался звонок в дверь. Нельзя сказать, чтобы я придал этому
какое-либо серь╗зное значение - может, `подруга дней моих` почему-то
вернулась; а может - соседка снова решила оставить у нас ключи... Нет - я, в
общем-то, понимаю, что оставлять у соседей единственный в семье комплект
ключей - может быть, и проще, чем изготовить каждому из членов семьи свой,
собственный; но я совершенно не понимаю, почему для этой их простоты кто-то
из нас должен постоянно сидеть дома; а посему я собирался просто повесить
эти ключи `на гвоздик` в прихожей и совершенно спокойно исчезнуть на день
(или на два - это уж как получится)... Каково же было мо╗ изумление, когда,
открыв дверь, я увидел Гарика Ованесяна - очень неглупого, достаточно
прямого и приятного парня, моего давнего хорошего знакомого; человека, для
которого прийти в гости без предварительной договор╗нности было совершенно
немыслимо, даже если речь шла о родителях или ближайших друзьях... Сам факт
его появления предполагал, следовательно, известную неординарность ситуации,
а безутешно-потерянное выражение его лица заранее подтверждало мои самые
худшие опасения... Картину дополнял пакет с кассетами, общими тетрадями и
ещ╗ какой-то чепухой, который нав╗л меня на мысль, что Гарик сбежал из дому,
прихватив с собой вс╗ самое ценное - или же ему помогли покинуть обычно
оккупируемую им территорию, скажем... резко изменившиеся взгляды любимой
женщины.
Понятно, что любая неординарность происшедшего, толкнувшего Гарика на
такой немыслимый, с его точки зрения, поступок, вовсе не извиняла его
`некорректности` в его собственных глазах, а посему он с минуту стоял в
дверях, пытаясь как-то лихорадочно оправдать сво╗ поведение - если не в моих
глазах, то, хотя бы, в своих собственных; но, поскольку никаких
членораздельных звуков он выдавить из себя не мог, а потуги его выражались в
основном сменой красных и белых пятен на лице да чередованием выражения
скорби, потерянности и виноватости - я сч╗л целесообразным просто `вдвинуть`
его в дверной про╗м, отобрать пакет - что было весьма сложно, поскольку он
вцепился в него м╗ртвой хваткой, протолкнуть его в комнату и усадить на
диван. Некоторая бесцеремонность обращения и чашка горячего чая несколько
вернули его к жизни: он уже не смотрел на себя, как на `наглого и
беспардонного нарушителя правил приличия`, а где-то минут через пять к нему
вернулась даже способность говорить...
* * *
...То, что поведал Гарик, наводило меня на самые грустные мысли: либо
следовало предположить, что он просто свихнулся, либо - запросто можно было
свихнуться самому. Ну, что я мог подумать, если он заявил:
- Сегодня я потерял одну весьма уважаемую и любимую мной женщину.
Навсегда...
- Карину?- Участливо предположил я, ибо не мог представить себе иной
любимой Гариком женщины, кроме его законной супруги.
- Нет. Лин.
...Признаться, это меня весьма озадачило: допустить, что Гарик имел
любовницу - само по себе безрассудство; а, учитывая его честность и
открытость - абсолютно невероятным следует считать, что он вообще способен
что-либо скрывать, особенно - от жены... Оправившись от `первой
ошарашенности`, я наш╗л уместным поинтересоваться:
- Кто она?- Рассчитывая услышать хоть что-то, способное внести какую-либо
ясность в происходящее. Ответ Гарика окончательно убедил меня в том, что
один из нас определ╗нно свихнулся:
- Инопланетянка...- одними губами прошептал он.
...Не знаю, насколько читателя может интересовать дальнейшее развитие
событий, равно как и объяснение того, в каких муках являлась на свет эта
книга и какие - реальные или выдуманные - события в ней описаны: всякий,
кого интересует только сюжет, может не читать эти строки; я же считаю
необходимым вс╗ же рассказать - буквально в двух словах - тем, кому это
интересно - о том, что заставило меня - человека, не сочинившего в своей
жизни ни одного опуса - скрипеть перьями и мозгами несколько лет и в
результате представить на ваш суд творение, которое мне, по сути, не
принадлежит: практически вс╗, что вы здесь прочт╗те, есть изложение
магнитофонных и `ручных` записей, сделанных Гариком в разное время и в
разных местах примерно в течение года.
...На всякий случай перед тем, как вызвать `скорую` к больному с
предположительным диагнозом `шизофрения`, я решил выудить из Гарика всю
информацию, какую только удастся: отчасти - просто из любопытства, отчасти -
для того, чтобы вс╗-таки определиться, кто из нас больше претендует на роль
пациента известной в городе больницы за высоким каменным забором... То, что
я в этот день услышал, действительно походило на бред сумасшедшего - однако
бред этот в моей голове постепенно складывался во вполне связный рассказ...
Думаю, что не стоит его здесь приводить - по сути дела, это был бы просто
краткий пересказ самой книги; замечу лишь, что не верил ни одному слову
честнейшего из своих знакомых ни в тот день, когда он уговаривал меня
перечитать его дневники и прослушать записи, умоляя начать работу над
книгой; ни - когда, уже начав работу, `перелопатил весь полученный
материал`; пожалуй, не могу поверить до конца и сейчас. Впрочем, если быть
до конца логичным, то прид╗тся признать, что у меня нет другого выхода,
кроме как вс╗ же поверить - ибо, во-первых, ни разу в жизни ни мне, ни
кому-либо из известных мне людей не приходилось уличать Гарика во лжи, а
во-вторых - извините, зачем ему вс╗ это надо? От своей доли гонорара он
заранее отказался, заявив, что для него несоизмеримо важнее, чтобы с этой
историей ознакомилось как можно больше людей; меня же сл╗зно умолял заняться
этой работой, заявляя, что `выход в свет этой книги` считает теперь делом
всей своей жизни... На мои робкие попытки отбрыкаться от его проблем,
аргументируя это тем, что я ведь в жизни ещ╗ вообще никогда ничего не писал,
он заявил, что мне, дескать, недаром выдали в школе похвальный лист по
русскому языку и литературе - он-де читал мои сочинения и восхищался ими...
Я пытался убедить его, что `читабельная` книга - это не школьное сочинение,
и нет никакой гарантии, что результат моих ночных бдений вообще сможет
кого-либо заинтересовать... Он не слышал моих возражений, повторяя, как в
бреду:
- Кроме тебя, Анри, никто этого не сделает... Ты один способен понять вс╗
это и показать людям...
- Послушай, Гарик, а ты не пробовал подсунуть это кому-нибудь из маститых
писателей, имеющих имя - чтобы их книги покупали, опыт - чтобы эти книги
возможно было прочесть, время - чтобы вс╗ это,- я показал на его пакет,-
изучить и связи - чтобы суметь это издать?
- Послушай, Анри,- вдруг парировал он, и мне показалось, что в его словах
впервые за сегодняшний день появился здравый смысл,- теперь ты знаешь вс╗,
так скажи: есть ли в мире такой человек, который, приди я сейчас к нему с
таким рассказом, сочт╗т меня нормальным?
- Не думаю,- вынужден был согласиться я.
- Так ты что - хочешь упрятать меня в психушку?- Подв╗л черту Гарик, и,
поскольку на этот его последний аргумент мне уже нечем было возразить, я
вынужден был согласиться. Признаться, в тот момент я не думал, что
действительно буду этим заниматься - мне просто хотелось как-то закончить
затянувшийся почти до вечера разговор. Я уже представлял, как буду
выкручиваться, глядя в честные глаза Гарика, и придумывать причины, почему я
опять не занимался книгой... Собственно, окончательно сломала мо╗
сопротивление Nathalie: после того, как истекло два дня после описываемого
события и она перестала дуться, решив, что я уже достаточно наказан, ей
пришла в голову мысль поинтересоваться: что же, собственно, заставило Гарика
`нарушить правила хорошего тона`, а меня - оставить без внимания (подумать
только - на целый день!) стайку хорошеньких девушек, среди которых она сама
занимала отнюдь не последнее место... Примерно через неделю, которую она
провела то в наушниках, то - листая страницы Гариковых рукописей, она вдруг
подошла ко мне вплотную и, глядя прямо в глаза - в упор - тв╗рдо произнесла:
- Эврика!
- Что - `Эврика`?- Поинтересовался я; на что она, не отводя глаз и не
меняя уверенно-торжественного выражения лица, заявила:
- Я поняла, почему приш╗л Гарик.
- И?
- И почему ты с ним просидел целый день.
- Ну и?
- Ты должен это сделать, Анри...
...И я сдался! Прости меня, читатель, что выношу на суд твой сво╗
несовершенное творенье - к этому меня вынудили стенания старого друга и
глаза любимой женщины... Оставь меня в покое, маститый критик - ибо я
открыто признаю, что не умею писать и не знаю `законов жанра`; но ведь я и
не собираюсь впредь отбирать хлеб у твоих постоянных клиентов, которые
обеспечивают тебя работой... Не суди меня строго, издатель, что я не могу
даже толком определить жанр этого произведения, ибо - как я могу сделать то,
что, быть может, затрудняешься сделать ты сам? И да простит меня всевышний,
если я сделал что не так - ибо знает он, что я того не хотел... Я просто
написал изложение, как делал это в четв╗ртом классе средней школы; только
`первоисточником` послужили не строки, написанные классиком, а разрозн╗нные
записки и записи, произвед╗нные на свет Божий моим другом Гариком, которые я
больше года пытался собрать и систематизировать, а потом соединить в едином
повествовании - стараясь, с одной стороны, не исказить смысл услышанного и
прочитанного, а с другой - привести его к виду, в котором хотя бы сам мог бы
без особого напряжения вс╗ это прочесть... Некоторые эпизоды были описаны
ясно и подробно - их изложение не составляло труда; иные же были описаны
так, что приходилось часами копаться с Гариком в остатках его воспоминаний,
чтобы добиться сколько-нибудь последовательного изложения событий... Немало
было и вещей, которые он рассказывал просто по памяти, а я, записав его
отрывистое бормотание на магнитофон, пытался бессонными ночами приводить
услышанное в удобоваримый вид... Чтобы не утруждать читателя бесконечными
`Гарик сказал...` или `Гарик подумал, что...`, я сч╗л возможным изложить вс╗
`от первого лица` - так, как были написаны эти дневники и заметки; так что -
теперь, устроившись поудобнее вечерком у камина, Вы можете представить, что
слышите эту историю от самого Гарика, заглянувшего к Вам `на огон╗к`...
Собственно, я сказал вс╗, что хотел, и готов приступить к изложению
`невероятной истории, случившейся с моим другом Гариком`. Итак, теперь -
прямо со следующей страницы - начинается Глава 1, в которой и повествуется о
том, как вс╗ это началось...
Глава 1: Клира.
Однажды, ясным январским утром, я в приподнятом настроении двигался по
скрипучему снегу в лаборатории Алекса - судя по его утреннему звонку, он,
наконец, напоролся на то, что мы упорно искали ещ╗ с прошлой весны. Тема там
была такая... экзотическая: чтобы что-то найти, надо просто тупо вс╗
перепробовать... Ну, мы и поделили эту дурную работу на двоих, чтобы
ускорить процесс. В этой ситуации найд╗т тот, кому просто повез╗т. А если
перепробуем вс╗ и не найд╗м - тогда каждый начн╗т перепроверять действия
другого. Может, такой способ и не слишком тешит самолюбие участников, но
зато дурной работы поубавилось вдвое. И вот - сегодня Алекс звонит мне домой
и заговорщицким ш╗потом предлагает зайти. Похоже, что он `взял лису за
хвост`, а вот `вытащить из норы` не получается. `Ничего,- думал я,- вдво╗м
как-нибудь вытянем...`. Вс╗-таки почти год впустую - слишком сложно: уже и
энтузиазм начал иссякать... А без этого самого энтузиазма в нашем деле... Да
что там - в любом, почитай, деле... М-да...
Алекса на месте не оказалось. Девочки сказали, что будет часа через два.
Поскольку ничего вразумительного они мне сообщить не могли, мне ничего не
оставалось, как ждать. Сидеть на месте не хотелось. Прислушиваться к
разговорам о том, кто кому чего не так сказал или где какое нижнее бель╗
продают - скучно... Я вышел на улицу. Градусов десять. Снег искрится на
солнце. Ветра нет. Скованная льдом река блестит, как наряд Снегурочки. Я
невольно удивился сравнению: почему именно `наряд Снегурочки`? А Бог его
знает... Надо где-то протянуть эти два часа. На морозе? Я по╗жился... Кстати
подвернулся кинотеатр. Я посмотрел на часы: только что начался сеанс. В
полупустом зале вполне можно было подремать и подумать о сво╗м. Так мне
казалось...
- ...Здесь погреб╗н Фаэтон - колесницы отцовской возница. Пусть он е╗ не
сдержал, но, дерзнув на великое, пал!...- Услышал я, входя в зал. `Ид╗т
журнал`,- соображаю. Странно - практически никогда не смотрю журналов, а
тут... С первых слов мне стало как-то не по себе... Дремота прошла.
- ...Много веков с надеждой и страхом обращал человек свой взор к небу:
дождь и солнце, пронизывающий холод и ласковое тепло, голод или урожай - нет
предела могуществу неба... А по ночам из ч╗рной бездны сверкающими
глазами-зв╗здами смотрело небо на человека. И казалось человеку, что где-то
именно там, в глубинах неба, как раз и хранятся `главные тайны`...-
`страшным голосом` вещал диктор.- Великие тайны хранит Вселенная... Как
стало известно ещ╗ в семнадцатом веке, любая планетная система существует по
законам, не нами придуманным.- Уже более спокойным голосом продолжал он.- И
один из этих законов гласит, что не может планета находиться на произвольно
выдуманной орбите - расстояние от не╗ до е╗ звезды четко регламентировано...
Никто, пожалуй, пока толком не знает, почему именно это так, но все девять
известных нам планет этому закону строго подчиняются. Есть тут, правда, одна
проблема... Дело в том, что Закон этот гласит, что должна быть в нашем
планетном семействе ещ╗ одна планета - где-то между Марсом и Юпитером. Как
раз в том месте, где сейчас находится широкоизвестный `пояс астероидов`...
Конечно, можно предположить, что эти астероиды и есть осколки `недостающей`
планеты. Но... если планета действительно существовала, то какая же сила е╗
уничтожила? И - была ли на этой планете жизнь, был ли разум? Кто знает...
Астрономы назвали между собой планету-загадку Фаэтоном: так звали сына
обычной Земной женщины и Гелиоса - бога Солнца. Миф о Фаэтоне, который был
хорошо известен ещ╗ древним египтянам и античным грекам, повествует, похоже,
о страшной космической катастрофе...
Я встрепенулся: тема обещала быть не слишком скучной. В голове уже
вертелись разные `космические сюжеты`, варианты развития событий. Наконец,
встряхнув головой, как бы пытаясь избавиться от наваждений, я `превратился
во внимание`.
- Лишь раз был нарушен завед╗нный в мире порядок и не выезжал бог Солнца
Гелиос, чтобы светить людям.- Продолжал тем временем вещать диктор.- А
случилось это так... Сказали однажды Фаэтону злые люди, что не сын он
Гелиосу. Бросился оскорбл╗нный Фаэтон к богу Солнца и взмолился:
- О свет всего мира, всемогущий Гелиос! Уничтожь мо╗ сомнение, дай
доказательство того, что ты мой отец!
- Проси у меня, что хочешь, о сын мой Фаэтон. Клянусь, я исполню твою
просьбу!- Отвечал бессмертный Гелиос.
- Дай мне хоть раз проехать по небу в твоей солнечной колеснице и самому
светить людям.
- Безумный!- Воскликнул Гелиос.- Тебя же жд╗т неминуемая гибель!
- Но отец... Ты дал мне клятву!
...И не посмел лучезарный Гелиос нарушить клятву бессмертных. Скрепя
сердце повелел он открыть врата Солнца, и выехал Фаэтон на огненной
колеснице...
- Сын мой! Помни последние наставления!- Напутствовал Фаэтона Гелиос.- Не
гони коней, не съезжай с дороги. Ты сам увидишь е╗ - она ид╗т через вс╗
небо...
...Но не слушал его Фаэтон. Бешено колотилось его ликующее сердце,
стремясь вырваться из груди на свободу...
...Огнедышащие кони подхватили золотую колесницу. Вот уже мчится она по
небу. Ликует Фаэтон. Но нет в колеснице великого бога Гелиоса. Непривычно
легка колесница. Волнуются огненные кони. Не чуют они тв╗рдой руки -
бросаются из стороны в сторону, как будто и не правит ими никто. И не
заметил Фаэтон, как свернули кони с небесной колеи. Взглянул Фаэтон с
вершины неба на Землю - и ужас сковал его: под ним - бездонная пропасть...
Посмотрел он вверх - а там, среди зв╗зд, раскинулся чудовищный Скорпион с
ядовитым жалом... Несут Фаэтона кони прямо к Скорпиону. С трудом натянул
Фаэтон непослушные вожжи и отвернул колесницу от смертельной опасности. А
навстречу - уже новая угроза: огромный Бык, сверкающий зв╗здами, нацелил
свои рога на колесницу. В ужасе взвились на дыбы кони и помчались вверх, к
самым зв╗здам... Выпустил в страхе Фаэтон вожжи. Раскалилось от близкого
жара небо, пылают и падают зв╗зды... А обезумевшие кони уже несутся вниз, к
Земле. Тщ╗тно пытается Фаэтон поймать потерянные вожжи. В страхе юноша: ведь
он не бог, он смертен и давно жалеет, что упросил отца дать ему Солнечную
Колесницу. Мчится навстречу Земля. Тают от жара облака. Вспыхивают горы,
покрытые лесом. Нестерпимым становится жар. Пламя от низко летящей колесницы
охватывает всю Землю. Кипят моря и реки. Вздымаются клокочущие волны и
затопляют горящую Землю. Гибнут богатые города и целые народы. Неумолимо
приближается к Земле пылающая колесница. Вспыхивают кудри на голове
Фаэтона... И вскричала тогда великая Гея-Земля:
- О, величайший из богов, Зевс-громовержец! Не дай мне погибнуть, спаси
от огня!
Услышал Великий Зевс мольбу Геи-Земли и метнул свою молнию в колесницу.
Разбежались кони... Разбросаны среди зв╗зд осколки колесницы. А горящий
Фаэтон прон╗сся по небу подобно падающей звезде...
Так заканчивается этот удивительный миф. Сегодняшний день позволяет
по-новому взглянуть на эту историю, задуматься над возможной связью событий
земных и космических. Миф о Фаэтоне - что это? Память о космической
катастрофе? Связана ли эта катастрофа с предполагаемой гибелью планеты? Кто
знает, удастся ли людям узнать об этом хоть что-нибудь... Но, если Фаэтон
существовал - на н╗м могла быть высокоразвитая цивилизация! Возможно, жители
Фаэтона могли летать на другие планеты. Могли они прилетать и на нашу
древнюю Землю. Тогда становятся понятными и остатки огромных `аэродромов` в
Южной Америке, и изображения людей в скафандрах на древних скалах, и многие
сооружения древних цивилизаций, об истинном назначении которых мы начинаем
догадываться только сегодня, и многое, многое другое...
Пошли титры. А я задумался. Согласитесь, было о ч╗м: совершенно
невероятная история, но - в то же время - в ней совершенно не видно
противоречий... Вс╗, что я знал раньше, очень легко вписывалось в сюжет,
дополняя его... Я вышел на набережную. Фильм меня как-то не интересовал, а
дремать расхотелось. Задумчивым этаким, затуманенным взором огляделся я
вокруг... Улыбнулся: парочка лошадей - по крайней мере, так мне тогда издали
показалась - затеяла игры прямо на улице... Кобыла, похоже, ещ╗ не уверена
была, что ей это надо - встревоженная такая, неуверенная... Пытается не то
убежать, не то - завлечь... Сама, похоже, ещ╗ не определившись, решится она
окончательно или нет... Он же - массивный, красивый, сильный жеребец - уже
начал сходить с ума... `Как бы не пришиб кого`- подумал я. Вспомнилось, как
могут вести себя жеребцы во время гона... Попадись сейчас ему кто-то на пути
- сомн╗т и не заметит...
- Иво! Иво!- Раздался какой-то сиплый не то хрип, не то крик: мужичонка,
по виду - точно научный работник какого-то зоопарка, задыхаясь и
прихрамывая, пытался бежать, сорванным голосом подзывая жеребца... На того,
естественно, эти призывы не произвели ни малейшего впечатления: он стоял,
расставив пошире передние ноги, пригнув и наклонив немного вбок голову,
тяжело дышал... всей позой своей, обращ╗нной к избраннице, как бы спрашивая:
`Ну, как - долго мы ещ╗ будем играть в эти игры?`. Той отступать было уже
некуда: сзади - заборчик на высоком берегу зам╗рзшей реки, с одной стороны -
здание лодочной станции, с другой - ограждение моста... Самец стал медленно
подходить, время от времени взрывая тяж╗лыми копытами снег и грозно
всхрапывая... Спешить ему было уже некуда: он, похоже, прекрасно понимал,

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIP НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 127280
Опублик.: 21.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``