Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
МЯТЕЖ Назад
МЯТЕЖ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Звездный путь. 1-26

Барбара Хэмбли: ИШМАЭЛЬ
Дэвид ДВОРКИН: ЛОВУШКА ВО ВРЕМЕНИ
Джин ДЕ ВИЗ: `ЦЕПНАЯ АТАКА`
ВОНДА МАККИНТИР: ГНЕВ КАНА
Вонда МАКИНТАЙР `В ПОИСКАХ СПОКА`
Вонда МАКИНТАЙР `ЭФФЕКТ ЭНТРОПИИ`
ДИАНА КЭРИ: БОЕВЫЕ СТАНЦИИ
ДИАНА КЭРИ: ПОСЛЕДНЯЯ ГРАНИЦА
Девид ДВОРКИН `ТРЕЛЛИСАНСКАЯ КОНФРОНТАЦИЯ`
Дж.М.Диллард: НЕОТКРЫТАЯ СТРАНА
Дженет Каган: ПЕСНЬ УХУРЫ
Джин ДЕ ВИЗ `ПРЕДАТЕЛЬ`
Джин ЛОРРА `УБИЙСТВО НА ВУЛКАНЕ`
Джон ВОРНХОЛТ `СВЯТИЛИЩЕ`
Диана ДУЭЙН `ВРАЧЕБНЫЕ ПРЕДПИСАНИЯ`
Диана ДУЭЙН `ДРУГ МОЙ, ВРАГ МОЙ`
Диана Дуэйн: МИРСПОКА
Диана Кэри: ДРЕДНОУТ
Л.А. ГРАФ `СМЕРТЕЛЬНЫЙ ОТСЧЕТ`
Майкл ФРИДМАН `ЗОВ ТЬМЫ`
Маргарет Уондер Бонано: ЗОНД
Мел ГИЛДЕН `БУГИМЕНЫ`
Мелинда СНОДГРАС `КРИСТАЛЛИЧЕСКИЕ СЛЕЗЫ`
Мелисса Крендалл: ИГРА БЕЗ ВЫИГРЫША
Питер Дэвид: Звездный Путь: Новые Границы.
Роберт ВАРДЕМАН `ГАМБИТ КЛИНГОНОВ`
Роберт ВАРДЕМАН `МЯТЕЖ НА ЭНТЕРПРАЙЗЕ`
Сандра МАРШАКИ и Мирна КАЛБРЕЙС `ТРЕУГОЛЬНИК`
ЮДИТ И ГАРФИЛД РИВЗ-СТИВЕНС: ПРИМА МЕМОРИ

Д И А Н А К Э Р И


П О С Л Е Д Н Я Я Г Р А Н И Ц А
(из цикла `Звездный Путь`)


ВО СЛАВУ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕЙ
(вступительное слово)

Да, то был весьма мрачный и славившийся штормами район.
Внезапно на горизонте появился звездолет. Вулкан возопил!
Впрочем, все могло быть... совершенно иначе. Когда Дайен
впервые попросила меня написать предисловие к `Последней границы`,
я согласился, успокаивая себя тем, что ей, по крайней мере,
пришлось написать не менее 127 тысяч слов, прежде чем я пообещал
хоть как-то ее за это похвалить. Конечно же, будь у меня побольше
времени, я бы разродился целым рядом глав мудрой и проникновенной
прозы по этому поводу. Да... Но теперь, когда остается всего лишь
несколько дней до того, как мы отошлем роман в издательство, я
чувствую себя точно так же, как в те воскресные ночи, когда я,
будучи студентом, готовился к очередному экзамену. В те дни я
пробегал взглядом по списку вопросов и тем в надежде, что
какая-нибудь из них меня вдохновит.
Сегодня темой для моего творчества, вполне возможно, станет
месть. Я мог бы отплатить Дайен за то, что она поставила меня в
дурацкое положение, заставив описывать, каково быть ее мужем и
соавтором, но, думаю, что делать этого не стану. Большинство
психологов считают, что пережитая в детстве психическая травма
приводит к тому, что люди становятся ворами, убийцами, наркоманами,
проститутками или писателями. В общем-то, я доволен, что Дайен
выбрала последнее. Однако, когда в три часа ночи внезапно
включается свет из-за того, что капитан Карл опять что-то нашептал
на ушко моей женушке, должен признать, что тогда все эти воры и
убийцы выглядят не столь отталкивающе. Есть еще одна чрезвычайно
привлекательная возможность - посмотреть на все придуманное нами с
Дайен с изрядной долей юмора.
Я, например, мог бы фантазировать о том, чтобы выкинуть из
какой-нибудь части сериала сцену или переписать ее по-своему, но
какой именно выбрать эпизод? Нет, так, пожалуй, и до беды недалеко.
Пародии на сериал `Стар Трек` продолжают веселить истинных фанатов
этой телеэпопеи, но в то же время довольно часто интерпретируются
людьми от `Трека` далекими как издевательство над ним. А как насчет
того, чтобы прокомментировать некоторые технические и научные,
мягко выражаясь, вольности, время от времени используемые в сериале
с целью продления его существования? Нет, подобные комментарии
превзошли бы по размерам сам роман.
Очень часто спрашивают, как может телесериал длиною в двадцать
лет сохранять такое огромное число верных поклонников. Но даже фэны
`Стар Трека` не могут прийти к единому ответу на этот вопрос.
Некоторые считают, что персонажи `Стар Трека` - знаменитая четверка
с `Энтерпрайза` - представляют собой классическую комбинацию
взаимопонимания, сочувствия, юмора и конфликта, над которой не
властны годы. Есть и такие, кто придерживается мнения о несомненном
превосходстве сериала `Стар Трек` над прочими дурацкими `мыльными`
операми, коими в наши времена заполнены телеэкраны. А это значит,
что он отнюдь не предназначен для аудитории, общий интеллектуальный
уровень которой не превышает разума червя или подвергнутой
лоботомии домашней мухи. Хоть я и согласен с подобными
наблюдениями, думаю, есть в сериале еще кое-что, делающее `Стар
Трек` столь живучим. Нечто куда более важное, и, тем не менее,
почему-то довольно часто остающееся неотмеченным. В течение
нескольких тысяч лет философские и религиозные лидеры
проповедовали, что человек по сути своей порочен и зол.
Когда в начале 60-х создавался сериал `Стар Трек`,
происходящее в мире, казалось, наглядно демонстрировало правоту
подобных утверждений: планета поражена чумой войн, расовыми
волнениями, перенаселенностью, экологическим кризисом и ожиданием
ядерного уничтожения - все это лишний раз доказывало обреченность
рода человеческого. Провидцы живописали сверхперенаселенную Землю
будущего, превращенную в свалку промышленных отходов, обитатели
которой, доведенные крайней нищетой до полного ожесточения,
проводят дни свои в изнурительной борьбе за жалкое существование.
Признаться, довольно угнетающая перспектива. К чести `Стар
Трека`, его взгляд на дальнейшую судьбу человечества куда более
оптимистичен. Сквозь весь телесериал красной нитью проходит мысль о
Великом будущем, которое всех нас ожидает. Да, вне всякого
сомнения, возникнут и проблемы, и многие из них могут показаться
непреодолимыми, но человечество - это отнюдь не ошибка природы.
Создатели сериала хотели показать, что все мы существа особенные и
в состоянии сами управлять своей жизнью. Судьба человечества
сложится прекрасно в том случае, если не позволить сегодняшним
трудностям затмить мечты о Прекрасном Завтра.
Дайен и я считаем для себя большой честью то, что нам довелось
стать частицей Вселенной `Стар Трека`, и навсегда постараемся
сохранить то, что сделало сериал выразителем общественного сознания
наших дней, - уважение к человечеству. `Последняя граница` - роман,
погружающий, так сказать, в исторические глубины нашей эпопеи.
Действие его происходит за двадцать пять лет до того, как Джеймс
Кирк появился на борту `Энтерпрайза`. Мы с Дайен сознательно
попытались спроецировать его во время появления всем нам хорошо
знакомого Стар Трека, в тот период, когда еще ничего не было. Иначе
говоря, до того, как была детально разработана технология
строительства звездолетов, до того, как подверглась испытанию
политика федерации, до того, как капитаны поняли, каким образом
поступать в той или иной ситуации, связанной с Неизведанным, когда
им пришлось с этим столкнуться. Сюда относятся неизбежные конфликты
между нашей философией, мечтаниями, надеждами и той жестокой
реальностью, которая зачастую служит фоном для столкнов- ения
различных разумов. Мы надеемся, что сериал `Стар Трек` будет
продолжаться, все бо- льшее и большее число людей, не
рассматривающих жизнь всего лишь как процесс, лишенный всякого
смысла, присоединятся к нам и потребуют: `Давайте еще! На этом
нельзя ставить точку!`

Грегори Бродье

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
КОСМОС...

До встречи со звездами у него еще оставалось свободное время,
пшеничные поля, простиравшиеся под голубыми небесами, и дурманящие
ароматы старого деревянного амбара. Но когда лежащий в кармане
коммуникатор внезапно пискнул, Джим Кирк понял, что скрыться от
реальности все же невозможно. Его рука автоматически коснулась
портупеи, на которой обычно болтались фазер и переговорное
устройство, и лишь спустя мгновение он вспомнил, что сегодня одет в
гражданское.
- Какого черта, - пробормотал Джим, нащупывая переговорник в
кармане небесно-голубой джинсовой куртки.
Включив радиотелефон, он зло бросил в трубку:
- Занимайся своими делами, Маккой. Я в отпуске.
- Значит, отдыхаешь и вдруг ни с того ни с сего распсиховался.
Все понятно, - ответил ему до боли знакомый голос.
- Ну, кто это вздумал не повиноваться приказам? - Кирк
переложил коммуникатор в левую руку, а правой стал быстренько
откручивать панель, вмонтированную в толщу стены амбара. Дело это
непростое, панель не снимали по крайней мере... нет, сейчас Кирк не
хотел считать годы. В данный момент время было не на его стороне.
- Так чего же ты хочешь? - спросил он, открывая находившийся
за панелью сейф. Виноватое молчание Маккоя было вполне объяснимо.
- Мне подумалось, ты мог бы со мною пообедать.
- А лучше ты ничего не придумал?
- Хорошо, но здесь, в космических доках, полный аврал. У меня
просто голова кругом идет, так что ничего лучше аппетитного жаркого
из корнуэльской курочки я придумать не смог. Ну, чем еще мне тебя
привлечь? Я же хирург! А не чертов... В общем, моя фантазия
иссякла.
- В таком случае, занимайся своим делом, - резко оборвал его
Кирк. - Видишь ли, бывают такие дни, когда люди предпочитают, чтобы
их не беспокоили. Все! Конец связи! - Джим сунул коммуникатор в
карман, представив себе квадратное лицо Маккоя, выражавшее,
очевидно, полную растерянность и беспомощность. Конечно же, он не
прав... Здесь все несправедливо. И где это написано, что капитан
звездолета всегда должен являться исключением? Сегодня ему не
хотелось походить на других, он мечтал быть таким, каким всегда
себя помнил: крутым, блондинистым кучерявым парнем с большими
амбициями и несколько болезненным воображением. Кирк знал - стоит
выглянуть из амбара, и он увидит, что из окна родного дома за ним,
как в детстве, наблюдает мать. Ей всегда было интересно, о чем
думает сын, только она побаивалась спросить у него об этом. А
впрочем, она, быть может, просто безоговорочно признавала его право
на личную жизнь, в отличие от Маккоя. Наверное, даже бактерия имела
бы больше уважения к внутреннему миру кого бы то ни было, чем этот
костоправ.
Перебирая содержимое сейфа, Кирк удержался от непреодолимого
желания бросить взгляд назад, через плечо. С великой осторожностью
он извлек на свет связку пожелтевших писем. Написанные на почтовой
бумаге Звездного флота они выглядели как какие-нибудь `сокровища`
из частной коллекции первоклассника. Джим скривился, водя пальцем
по выцветшим чернилам написанных от рук строчек.
- Господи, просто каменный век какой-то, - машинально
пробормотал он, воздержавшись от дальнейших комментариев. Внезапно
Кирк даже порадовался своему одиночеству. Распрямляя спину, капитан
подумал, что двадцать пять лет назад делал это гораздо легче, и
пошел по устилавшему амбар сену к дверному проему, сквозь который
пробивался столб света. Там он и присел на солнышке с пачкой писем
в руках.
Солнечные лучи ласкали лицо, возвращая коже ее настоящий цвет.
Он вспомнил, каким бледным становится человек от бессменных
дежурств на звездолете, несмотря на искусственные источники
освещения, имитировавшие солнце. Это все равно, что таблетки вместо
нормальной пищи. Вроде те же калории, а вкус - не тот. Вероятно,
это происходило от того, что в освещении звездолета не было тепла.
Звездолет... Как могло случиться, что слово, прежде такое
прекрасное, ныне казалось столь отвратительным? В этом не было вины
звездолета, и дело даже не в той трагедии, что низвергла его на
землю подобно Икару. И Маккой здесь ни при чем, хотя сам врач
придерживался другого мнения, и Спок тоже, он тем более не смог бы
помочь при всем своем огромном желании. Так значит, это, должно
быть, вина его, Кирка, он виноват тем, что дослужился до капитана,
и жестоко поплатился за это. Щурясь на ярком солнце, Джим разделил
пачку на две части, затем, найдя необходимое письмо, начал читать:

10 мая 2183 года.
Дорогие Джордж и Джим. Это письмо наверняка придет к
вам с опозданием, а жаль... Ваше послание с трудом нашло
меня после того, как по ошибке побывало в другой звездной
системе, - вот он, Звездный флот, во всей красе. Мы можем
патрулировать галактику, но наша почта работает
отвратительно. Да, бойцы мои, в планах последнего месяца у
нас вышла неувязочка. И мне ужасно перед вами неловко.
Знаю, что обещал приехать, но, увы, сами понимаете, с
обещаниями у нас вечная проблема. И даже отцам порой
приходиться их нарушать.
Джордж, сынок, я так горжусь той зеленой лентой,
которую тебе вручили на научной ярмарке! Ты уже знаешь
биологию куда лучше меня. Эта лента висит на дверях
рекреационной палубы так, чтобы всякий входящий ее видел.
Все, кто работают на звездной базе, поздравляют меня. Что
же до твоего предложения, Джимми, то вряд ли что-нибудь
получится. Космос совсем не так прекращен, как кажется с
Земли. Когда-нибудь вы поймете, как прекрасно ощущать у
себя под ногами планету и любоваться звездами, лежа на
зеленой траве. Воистину, это благодать Божья. Ну ладно...
Как видите, ответ на ваше письмо получился довольно
краткий...

- Нет, - вздохнул Кирк, - нет. Но, может быть, я все-таки
невнимательно слушал.
Сев, прислонившись спиной к почерневшим доскам амбара, он
скрестил по-турецки ноги. Затем отхлебнул предусмотрительно
прихваченного с собой кофе, разбавленного медом и молоком. Когда
Джим был маленьким, его тетя боялась давать ему черный кофе и
всегда разбавляла его именно таким образом, и напиток напоминал
скорее жидкий сникерс, нежели кофе. Вкус ностальгии. Он сложил
пожелтевшее письмо, обращаясь к исчерканным пожухлым листам:
- Говори, я тебя внимательно слушаю.


ГЛАВА 1

Командир Службы безопасности отложил ручку и начал крутить
рукоятку настройки сенсорных датчиков видеокамер, а затем перевел
взгляд на выстроившуюся перед ним шеренгу мониторов.
Каждый из них ловил его отражение, и командира чертовски
раздражало, что он в который раз видит одного и того же детину с
ржаво-рыжей шевелюрой и суровым выражением лица - до боли знакомый
образ из выцветших от времени снов. Командир отвлекся от своего
изображения и пристально вгляделся в экраны мониторов, показывающих
различные отделения, лаборатории и комнаты звездной базы. Было уже
два часа искусственной ночи, и все казалось абсолютно спокойным...
По крайней мере, хотя бы на какое-то время. Офицер поставил
компьютерного часового на дежурство, снова взял ручку и продолжил
писать письмо, решив воспользоваться свободной минутой.

...Очевидно, что нет причин, по которым вы не смогли
бы приехать сюда по окончании занятий в школе, однако
жить на звездной базе-2 вам. конечно, не разрешат. В конце
концов, вашей маме необходимо заботиться о собственной
карьере. А я, даже будучи начальником Службы безопасности,
не смогу проводить с вами все свободное время. К тому же,
сразу по прибытии новичков обычно одолевает тоска по Земле.
Ведь здесь нет ни лугов, ни озер, ни лягушек, ни автогонок,
совсем ничего... Только бесконечные лаборатории, аудитории
для занятий, модуляторы окружающей среды да пара
гимнастических залов, столь крохотных, что в них даже в
баскетбол не поиграешь.

Шеф Службы безопасности вновь отложил ручку, явно недовольный
замаскированной правдой, которую собирался отослать домой.
Прикрытая ложь и впрямь куда лучше истины, способной разрушить
хрупкую веру домашних. А их вера и надежда значили сейчас куда
больше правды о настоящем положении вещей. Он даже обрадовался,
когда цепь его размышлений прервал тревожный звонок на одном из
мониторов. Подобно детектору лжи, работавшему над психологической
загадкой, крайний слева монитор фокусировался на бильярдной, его
датчики отмечали малейшие колебания температуры человеческих тел,
силу потоотделения и массу других факторов, способных показаться
компьютеру подозрительными и опасными. В бильярдной четверо мужчин
сгрудились около одного из столов, впрочем, точнее было бы сказать,
что трое из них плотно обступили четвертого. Самый здоровенный из
троицы, держа беднягу за шиворот, тыкал его носом в зеленое сукно
стола. Шеф Службы безопасности внимательно всмотрелся в лица на
экране, и глаза его сузились. Он признал в этой троице межпланетных
дельцов Чертяку Джонса и его сброд. Гроза здешней системы, они
частенько бывали в неладах с законом, и, тем не менее, им
разрешалось поставлять на базу продукты, топливо, а также оказывать
разного рода сомнительные услуги за весьма солидную мзду. Однако
смуглолицый курчавый парень, которого они, похоже, мучили, был явно
не из их компании. Он принадлежал к персоналу звездной базы, и в
столь поздний час ему явно нечего было делать в бильярдной.
- Но, ребята... - воскликнул смуглолицый на чистейшем
английском, с выговором, характерным для уроженцев Вест-Индии, - вы
уже и так меня дважды били... И вообще, я лучше вас играю. Просто у
меня сегодня выдался тяжелый день. Труднейший. Если бы не так, я бы
вас непременно сделал...
- Точно, Рид, - заметил один из троицы. - Я весь вечер это
выслушиваю, и меня уже тошнит от этой ругни... Пора начинать
большую игру.
Чертяка Джонс схватил Рида за волосы.
- Почему бы тебе как следует не призадуматься над только что
сказанным и не выставить свое месячное жалование против наших?
- С удовольствием, но мне уже пора уходить. Вы же понимаете, я
на дежурстве. Если меня застукают с вами, варвары, сидеть мне на
губе.
- Смотри-ка, ему уже пора, - процедил сквозь зубы третий деляга,
- что за странное совпадение.
- Делаем ставки! - прорычал Чертяка Джонс, С трудом, поскольку
его прижимала к столу двухсотфунтовая туша дельца, Дрэйк Рид извлек
из кармана свой платежный ваучер. Он только что проиграл две
партии, и этот ваучер, похоже, показался ребятам Джонса вожделенной
добычей, поскольку они тут же поспешили освободить свои карманы от
кредиток Федерации. На краю стола образовалась приличная кучка
ценных бумаг.
Джонс улыбнулся и наконец-таки отпустил Рида.
- Готовь шары, Бензопила, - бросил он бородачу из своей
компании.
Рид пожал плечами.
- Ну, смотрите, теперь вам точно со мной не совладать.
- Цыпленок еще вякает? Давай, давай, ты разбиваешь. Рид
покачал головой, на лету поймав брошенный Джонсом кий. Шеф
безопасности схватился за портупею, не отрывая взгляда от
монитора, в то время как Рид расслабил свои плечи под стандартной
красной униформой Звездного флота и склонился над бильярдным
столом.
- Сегодня вечером встречаются игроки-любители звездной базы,
- процедил шеф как раз в тот момент, когда кий Рида нанес
молниеносный удар по бильярдному шару и треугольник разноцветных
шаров разлетелся по зеленому сукну. Чертяка Джонс и его команда,
округлив глаза, смотрели на то, как половина всех шаров закатились
в лузы. Прежде они такого не видели и уж тем более не ожидали
подобного от Рида. В том-то и была их беда, подумал про себя шеф
безопасности. Когда шары перестали падать в лузы, Бензопила,
тряхнув своей буйной шевелюрой, осклабился на Рида.
- Ну, что, цыпленок, можешь теперь открывать глаза, - с
издевкой произнес он. Однако блестящие карие глаза Рида и так были
открыты. Он вновь с невинным видом пожал плечами, ответив:
- Должно быть, опять какие-то помехи в работе искусственного
гравитационного поля.
- Да, конечно же, лучше бы оно так и было, - прорычал Джонс,
вытаскивая из-за голенища ригеллианский кинжал. - Что ж, продолжай
игру, разбойник.
Шеф безопасности быстро переключил монитор на режим автоматики
и поспешил по коридору к электронному лифту. За его спиной дверная
панель Службы безопасности звездной базы автоматически закрылась,
что-то тихонько прошуршав.

К тому времени, как Рид сделал еще два молниеносных удара
кием, Джонс и его сподручные почуяли неладное. Но игра есть игра, и
делягам оставалось лишь надеяться на то, что это всего лишь
случайное везение простофили. Однако удары становились все сложнее
и сложнее, и вскоре на зеленом сукне не осталось ни одного шара.
- Он обчистил нас, Чертяка! - заорал один из троицы.
- Я же предупреждал, - неуверенно оправдывался Рид.
- Проклятый шулер, - прошипел Джоне, когда офицер, положив кий
на стол, стал запихивать купюры за голенища своих сапог. - Ну-ка,
быстро положи все обратно! Ты еще должен нам одну партию, и на сей
раз играть с тобой буду лично я!
Рид напрягся и решительно замахал руками.
- Нет, нет, ребята... Я не могу. Мне пора идти... Дежурство...
сами понимаете... У меня потом такие .неприятности могут быть... -
Он стал потихоньку пятиться к двери, но бандит по кличке Бензопила
схватил его за глотку.
Рид заверещал:
- Послушайте, у меня с прошлого раза не зажило...
- Теперь тебе конец, мошенник!
- Э, послушай-ка, плесень, живо убери с меня свои присоски!
Джонс поднес к глазам Рида кинжал. На клинке отчетливо просма-
тривались следы запекшейся крови. На какой планете, при каких
обстоятельствах он был использован, уже не имело значения...
Главное, что на нем имелись следы крови и, судя по всему,
человеческой. Дверная панель тихонько зашипела, приоткрываясь.
Вбежав в бильярдную, командир Службы безопасности дал коленом Риду
под ребра, и тот, вскрикнув от боли, присел. После этого, заломав
его руку, шеф безопасности направил свою пушку на людей Джонса.
- Стоять на месте, придурки!
- Да он нас надул! - возмутился было Бензопила.
- Я лично был свидетелем вооруженного нападения, - парировал
шеф безопасности. - И если вы хотите, чтобы я забыл о том, что
видел, вам лучше смотаться с этой звездной базы в течение ближайших
десяти минут.
- Я вам все объясню... - начал было Рид.
- Ваше имя, мистер! - потребовал командир службы.
- Фрэнсис Дрейк Рид, сэр, я могу объяснить...
- Будете объяснять там, где нужно... Похоже, вы недалеко ушли
от своих недисциплинированных подчиненных. К дверям!
Джонс шагнул было вперед.
- Но у него же наши...
Шеф снял оружие с предохранителя, заставив тем самым Джонса
мгновенно отпрянуть.
- Я же сказал вам... Десять минут... Живо! Дверная панель
открылась, и шеф протолкнул в проем трясущегося Рида. Бильярдный
кий в грязных лапах оставшегося за дверями бандита тотчас был
сломан надвое.

Когда командир Службы безопасности и Рид оказались в
турболифте, спасенный, наконец-таки. вздохнул с облегчением и,
прислонившись к стенке, принялся потирать бока.
- С тобой все в порядке? - спросил командир.
- Господь с тобою, Джордж, - ответил Рид, закусив губу, - ну
ты мне и врезал,
Джордж отбросил со лба прядь ржавого цвета и склонился над
товарищем.
- Я повторяю, с тобой все в порядке?
- В общем-то, да, а красоту мог бы и пораньше навести.
- Тогда заткнись! И гони поскорее денежки! Рид бросил на
Джорджа очередной неприязненный взгляд, доставая смятые купюры
из-за голенищ.
Взяв деньги, шеф безопасности тут же их пересчитал.
- Похоже, Джонс неплохо заработал в этом месяце.
- Только мышцы, - рассмеялся Дрейк, - и полное отсутствие
талантов. Но ты-то хорош. Появился в самый подходящий момент, будто
Бэтмэн какой-то. Этакий сорвиголова.
- На, держи, вот твоя половина, а то, что в другом сапоге,
можешь оставить себе.
Приняв обиженный вид, Дрейк возмутился.
- А с чего ты взял, что у меня во втором сапоге что-то есть?
Джордж с трудом сдержался, чтобы не улыбнуться.
- Ты, мягко выражаясь, не совсем честен.
- Что за ерунда... Но, по правде говоря, все зависит от того,
как на это посмотреть... Я же с самого начала предупреждал Джонса.
- Само собой, но ты так все хитро придумал, что они ни на грош
твоему предупреждению не поверили.
- Я прост как стакан сметаны.
- О, нет, Дрейк, на самом деле ты оппортунист с лицом святой
невинности. - Джордж похлопал его по смуглой щеке. - Врешь как
сивый мерин.
- Я протестую!
- Рид, ты негодяй с акцентом столичной девки, признай это. Ты
можешь лечить людей байками не хуже любого Тринидадского попа и
умело этим пользуешься.
- И это я слышу от человека, ради наполнения карманов которого
рисковал собственной жизнью!
Джордж, взглянув на пачку купюр, неожиданно почувствовал
угрызения совести. `Бог мой, до чего же я докатился`, - мелькнуло у
него в голове. Однако самобичевание продолжалось недолго. В конце
концов, изначально эти деньги принадлежали Бог знает кому и попали
в лапы Джонса отнюдь не законным способом. По крайней мере, теперь
они будут потрачены на благую цель, а не на дешевое дерьмо
инопланетного производства.
- Спасибо, Дрейк. Для меня эти деньги очень много значат. Мне
ни за что не удалось бы скопить столько и к концу следующего
месяца.
- Великие умы, Джордж, великие умы... Мы с тобой спелись не
хуже рок-группы на празднике `Юманите-Диманш`.
Дверь лифта открылась, и Джордж с Ридом прошли в офис Службы
безопасности. Первым делом шеф проверил монитор, контролировавший
бильярдную. Разумеется, Джонс и банда восприняли его слова всерьез,
и теперь здесь уже никого не было. Люди вроде этих подонков
стараются не портить отношения со Службой безопасности Звездного
флота. Ведь потерять привилегию пребывания на звездной базе для них
куда страшнее, чем расстаться с поставленными на кон деньгами, даже
если сумма равнялась заработку всех троих за целый месяц. Так что
теперь в бильярдной стояла полная тишина.
- Тебе бы лучше переодеться .в нашу форму, прежде чем сюда
кто-нибудь войдет, - предложил Джордж.
- Какая разница? Когда мой лучший друг - шеф Службы
безопасности...
- Не испытывай судьбу, пират. - Дрейк Рид немедленно подошел к
стенному шкафу и стал натягивать на себя всю боевую упряжь агента
Службы безопасности, включая пуленепробиваемый жилет и оружие.
Далее в полной экипировке он все равно чем-то походил на
Тринидадского миссионера.
- Ты мне так и не рассказал, для чего тебе понадобились эти
деньги.
Джордж уселся напротив мониторов, взял в руки прибор на
магнитах. Тусклый свет подсвечивал листы бумаги, четко выделяя
написанное.
- Я собираюсь купить Джимми подарок на день рождения. Кажется,
мы говорили об этом.
- Наверное, но весьма туманно. Так что это за подарок?
- Ну...
- Небось, женщину решил ему купить.
- Ты же знаешь, дружище, что он еще даже не гардемарин, - с
усмешкой попенял Джордж.
- Ну, так чего твой сорванец на сей раз возжелал?
- Думаю, он хочет в подарок яхту.
- Я это сразу понял, еще когда водил его в прошлый раз по
музеям. Да, но в Айове ему понадобится лошадь, чтобы тянуть эту
лодку под парусом. Об этом ты подумал? - напомнил Дрейк, подойдя к
сидевшему за пультом управления Джорджу. Затуманенный взгляд
командира Службы сразу же прояснился.
- Она не пойдет в Айову. Я отправлю яхту на озеро Онтарио.
Каждое лето мои мальчики гостят у своей тетки в Георгианском
заливе. И в этом году, Дрейк, махровый рэкетир, их будет ожидать
изящная белая лодчонка под парусом и капитанская фуражка, на
которой будет вышито имя `Джимми`.
- А как к этому отнесется Джордж младший? - поинтересовался
Рид.
Шеф удивленно поднял брови.
- А с чего бы ему завидовать? В конце концов, ведь залив носит
его имя. Да ты же знаешь, мои ребятки друг перед другом не
выпендриваются. Джордж - чисто практический тип, ну прямо как я.
Никакого воображения. Ему просто интересно, почему все происходит
именно так, а не иначе. А вот Джимми - чистейшей воды идеалист, он
хочет, чтобы во Вселенной был порядок.
Опять нахлынули воспоминания, и Джордж снова взялся за ручку,
но задумался, перечитав последние строки своего письма.
Его размышления прервал голос Дрейка.
- И зачем только ты это делаешь?
- Что именно?
- Пишешь письма. Разве не проще мальчикам просто посмотреть на
экран и увидеть разговаривающего с ними отца? К тому же отправление
каждого такого письма на Землю обходится тебе в целое состояние.
Почему бы не сделать видеозапись?
Джордж вздохнул.
- Ты же знаешь, я не могу думать и говорить одновременно.

...Дети мои, я знаю, что это выглядит немного
странновато - посылать старомодные письма вместо
компьютерных видеокассет, но в этом есть особый смысл.
Помните, когда я водил вас в музей мореходства, мы читали
бортовой журнал торгового судна, бороздившего океаны в 1910
году? Помните, сколь близкими мы ощутили себя с капитаном,
когда пытались разобрать его почерк и постичь смысл мелко
исписанных страниц. Мы ощущали почти то же самое, что и
он. А все потому, что в бескрайних морских просторах
человек предоставлен самому себе, и все его глубинные
чувства и настроения так или иначе выходят на поверхность.
Есть что-то очень личное и интимное в письменных
принадлежностях: и в ручке, и в бумаге. Я помню выражения
ваших лиц. Надеюсь, когда-нибудь, мальчики, вы точно так же
будете перечитывать мои письма... Даже если я, подобно
моим предкам, не смогу пересечь океан на утлой
зубочистке... Вы дотронетесь до бумаги и сразу же поймете,
кто ее касался... И я буду знать, что вы тем самым
прикоснулись ко мне...

- Только уж постарайся не писать им очень грустного письма,
Джордж. - Он посмотрел в глаза Дрейка. Этот выходец из Вест-Индии
снова взялся за свои проповеди, но на сей раз - всерьез.
- А ты откуда узнал, что письмо грустное? - спросил Джордж, и
пальцы его задрожали.
Рид, присев на консоль, бросил взгляд на друга.
- Я просто вижу выражение твоего лица. Тот мгновенно покраснел.
- Да чтоб тебя...
- Бросай свою писанину, пока она не стала угнетать нас всех
своей тоской, - продолжал настаивать Дрейк. На какое-то мгновение
взгляд Джорджа заледенел. Его глаза словно говорили - не смей
вмешиваться в мою личную жизнь, это единственное, что у меня
осталось.
- Диктую: Засим остаюсь с любовью, ваш папочка, - тыкал Рид
пальцем в лист бумаги.
Командир, чувствуя себя так, словно его выставили голым на
всеобщее обозрение, отвернулся.
Да, если бы он мог написать своей семье всю правду о себе,
если бы пальцы его не онемели, когда выводили последние слова.

... Джордж, ты теперь хозяин в семье. Заботься о своих
близ- ких. Назначаю тебя своим заместителем. Я напишу вам,
дети, как только вы доберетесь до Георгианского залива. Да,
кстати, Джим, умоляю тебя не впадать в истерику, когда тетя
Ильза будет называть тебя Ими. На этом заканчиваю свое
послание. Ваш папочка.

Он тут же сложил исписанный листок вчетверо, словно старался
уберечь его от посторонних глаз. Зная, что Дрейк за ним наблюдает,
Джордж сунул письмо в стандартный конверт Звездного флота,
запечатал, быстро надписал адрес и, открыв крышку пневмопровода,
бросил конверт в контейнер для сбора почтовой корреспонденции.
Через две недели его мальчики прочтут это послание. И уже поздно
вернуть письмо или что-то изменить.
- Ты всегда становишься таким серьезным, когда пишешь своим
котятам, - заметил Рид, скрестив на груди руки. - Знаешь, дружище,
у тебя нрав сонного аллигатора, ведь ты не будешь этого оспаривать.
Джордж, бросив на него беглый взгляд, постарался освободиться
от внезапно охватившего его презрения и стал возиться с рукоятками
мониторов.
- Нет, лучше бы мне спать с ромуланкой, чем с тобой
разговаривать...
- О, это запросто. Ведь ты даже не знаешь, как они, эти
ромуланцы, выглядят.
- А мне это и не надо знать.
- Джордж, ты расист, мракобес и изувер...
- Знаю.
Совершенно неожиданно двери офиса Службы безопасности
распахнулись, что само по себе уже было странно, поскольку
открываться они обязаны лишь перед претерпевшим тщательную проверку
персоналом, а те, кто вошли - двое мужчин и женщина, не имели
значков с закодированным паролем, позволявшим пройти через
компьютерный контроль. Но как же удалось этим посторонним
проникнуть сюда? Джордж слегка повернулся на стуле, чтобы как
следует разглядеть шедшую впереди женщину.
Все, что он успел отметить, так это ее виноградно-зеленые
глаза и длинные, до плеч, волосы - словно пшеничное поле в час
рассвета. Белые как хлеб... Пройдя в офис в сопровождении ничем не
примечательных мужчин, она сразу же спросила:
- Джордж Кирк?
- Да. - автоматически произнес тот. Один из вошедших с нею
мужчин направился к нему, другой к
Дрейку. Все произошло так неожиданно, что нападавшему удалось
схватить шефа Службы безопасности за руки прежде, чем тот успел
взяться за оружие. Женщина, резко рванувшись вперед, закрыла рот и
нос его друга мокрой тряпкой. Глаза Дрейка в ужасе расширились,
когда в Ноздри ударил удушливый, какой-то химический, запах, и
вскоре он обмяк. Освободившись от первого из нападавших, Джордж
кубарем покатился по полу. Когда он вскочил на ноги, в руках у него
уже был пистолет.
Времени на то, чтобы как следует прицелиться и выстрелить, уже
не было, поэтому он просто ударил нападавшего рукояткой пистолета в
челюсть. Если бы не шок после того, как Рид повис на руках женщины,
Джорджа вряд ли смогли бы взять врасплох. Однако, как только Дрейк
отключился, к Кирку подбежал второй из нападавших и нанес
сокрушительный удар в солнечное сплетение.
Глотнув воздуха, Джордж постарался удержаться на ногах, тем не
менее ему все же пришлось опереться на руку, в которой он сжимал
свою пушку. Мужчины держали его за руки, в то время как женщина
приближалась с пропитанной дурманящим зельем тряпкой. Чутье
подсказывало Джорджу, что это профессионалка. Она словно угадывала
наперед каждый из его рывков, и в конце концов ей удалось поднести
пропитанную удушливым наркотиком тряпку к ноздрям шефа Службы
безопасности. Мышцы Кирка тут же обмякли, и все находившиеся в
комнате предметы стали молниеносно терять свои цвета. Он
почувствовал, что проваливается в бездну. Сильнодействующий
наркотик буквально поглотил его. Он провалился в черное небытие.


ГЛАВА 2

Единственным реальным ощущением была Нереальность... Хотя
далее она не была вполне осязаемой, но во всяком случае,
идентифицируемой. В конце концов он ощутил под собой твердый пол.
Легкая дрожь пробежала по его спине. Сама здешняя атмосфера словно
оказывала невыносимое давление. Джордж медленно приходил в себя. Он
попытался пошевелить руками, но они ему не повиновались. Глаза его
так и не открылись. Похоже, наркотик не только ослепил, но и
окончательно парализовал тело. `Не паникуй, - предупредил он себя.
- Паника губит. Постарайся предпринять хоть что-нибудь`. Кирк
подумал о своем правом предплечье, правой руке, пальцах правой
руки. Невероятным волевым усилием он заставил себя прочертить по
пыльному полу некое подобие полукруга... И чуть не потерял сознание
от боли. Но рука продолжала двигаться и вскоре уткнулась в нечто
теплое и твердое. На ощупь - чья-то нога или рука.
- Дрейк, - прошептал Джордж. Он вновь попытался
сконцентрировать свою волю, чтобы открыть
глаза. Ничего не получилось. Снова постарался поднять веки, и слава
Богу, на сей раз глаза отреагировали на свет. Его затуманенный
наркотиками мозг все же отметил желтоватое сияние корабельных
фонарей в углу потолка. Этим и объяснялась непрекращающая вибрация
- двигатели! `Да, ситуация экстренная`, - пронзила Кирка
единственная мысль. Его схватили и доставили куда-то против воли и
желания. А это означало, что ему надо придти в себя молено быстрее.
Следующей задачей было поднять голову.
- Если бы я повернулся набок, - пробормотал он, вслушиваясь в
звук собственного голоса, - то смог бы воспользоваться руками и,
быть может, даже присесть. - Он бросил попытки сфокусироваться на
желтых лампочках и вместо этого постарался повернуться. В конце
концов каким-то чудом ему это удалось. Когда он вновь попытался
открыть глаза, что-то черное залило один из них. Нет, багрово-алое.
Неужели кровь? `Без паники!` Джордж ощупал свой глаз. Волосы?
Неужели его волосы такого цвета?! Он повернул голову к мигающим на
потолке лампочкам. Нет, сомнений быть не могло, это все -же его
волосы. К счастью, судя по всему, кровью он пока не истекал.
Хвала Господу, теперь можно было как угодно перемещаться в
пространстве, не боясь, что голова неожиданно отвалится. Джордж
попытался привстать и, как ни странно, в этот миг ощутил, что
голова его полетела куда-то вниз. Он схватился за нее обеими
руками.
- О Боже! Черт побери! Какой ужас... Ой!
- Джордж!
- Пр-р-роклятье!
- Джордж, послушай, Джордж, ты где?
- Здесь, - выдохнул он. - Да... постарайся быстро не вставать,
что бы сейчас не взбрело тебе в голову.
- Джордж... ты что, опять мне врезал?
- Да нет, что ты. Я и не думал тебя бить. Кто-то просто
накачал нас наркотиками. Постарайся не делать лишних движений. Все
нормально. Сейчас я к тебе подползу.
Упираясь ладонями в пол, Кирк попытался добраться до Дрейка.
Джордж надеялся на то, что он движется в правильном направлении,
несмотря на отвлекающее мигание желтых лампочек и раздваивающиеся в
глазах предметы. Мышцы дрожали от невероятных усилий, однако с
каждым мгновением к нему возвращался контроль над собственным
телом. Джордж добрался до красно-черных неясных очертаний кучи в
униформе Службы безопасности - до Дрейка. Он нащупал его грудь и
продолжал трогать друга пальцами, пока не нашел плечо. Судя по
всему, это и впрямь был Дрейк, а не кто-нибудь еще, кого здесь
вполне могли уложить за компанию.
- А ну, попытайся встать, - обратился он к распростертому на
полу Риду. - Только не торопись. - Возня с Дрейком отняла много
сил, но кровообращение Джорджа восстановилось, и наркотический
дурман окончательно выветрился из головы.
- Что ты на сей раз натворил? - прорычал он.
- Я? Я?
- Наверняка это твоя вина. Дрейк присел рядом.
- Моя вина? Моя? И что, значит, когда они спросили Джорджа
Кирка, это я должен был сделать шаг вперед?
- Они ведь могли нас убить, хотя почему-то так и не сделали этого,
- вслух размышлял Джордж. - Но почему?
- По-твоему, того, что мы здесь, недостаточно? Слушай,
давай-ка лучше не будем говорить об этом. О-хо-хо... У меня башка
будто выдолбленная тыква.
Джордж, оглядел стены их тесной тюрьмы.
- Судя по окраске и материалу - корабль Звездного флота... Но
очень старый. И совсем маленький. Скорее всего, чей-то личный
транспорт.
- Эта штуковина называется `Хаббл Виэксти` - `Межзвездный
бродяга`.
Глаза Джорджа округлились, и он с ненавистью посмотрел на
Дрейка.
- Чего-чего?
- `Межзвездный бродяга`.
- С чего это ты взял?
- Читай вон ту табличку на стене... Видишь, написано -
контракт на постройку номер 116-Б отправлен получателю в январе

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 126323
Опублик.: 21.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``