Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ПЕРН 1-11 Назад
ПЕРН 1-11

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Энн Маккефри
Перн 1-11


1. Полет дракона: `Всадники Перна`
2. СТРАНСТВИЯ ДРАКОНА
4. МОРИТА - ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА ДРАКОНОВ
5. ИСТОРИЯ НЕРИЛКИ
6. АРФИСТКА МЕНОЛЛИ - ПЕСНИ ПЕРНА
7. АРФИСТКА МЕНОЛЛИ - ПЕВИЦА ПЕРНА
8. АРФИСТКА МЕНОЛЛИ - БАРАБАНЫ ПЕРНА
9. ЗАРЯ ДРАКОНОВ
10. ВСЕ ВЕЙРЫ ПЕРНА
11. ОТЩЕПЕНЦЫ ПЕРНА
? Скороходы Перна

Отсутствует 5-я чать: `Белый дракон`


ПРЕДИСЛОВИЕ

Энн Маккефри написала одиннадцать романов о Перне. Сама она
рекомендует читать их в следующем порядке (видимо, в
последовательности их создания):
1. Первоначальная трилогия - `Полет дракона`, `Странствия дракона`,
`Белый дракон`.
2. Дилогия о древнем Перне - `Морита - Повелительница драконов` и
`История Нерилки`.
3. Трилогия об арфистке Менолли - `Песни Перна`, `Певица Перна`,
`Барабаны Перна`.
4. Роман `Заря драконов`.
5. Первый и второй романы, дополняющие первоначальную трилогию -
`Отщепенцы Перна` и `Все Вейры Перна`.
Мы предлагаем вашему вниманию трилогию о Менолли; с этой
очаровательной девушкой-арфисткой хорошо знакомы те, кто читал роман
`Белый дракон`. Энн Маккефри посвятила ей три романа (или один роман в
трех частях), в которых описываются ее детство и юность. Заметим, что
Менолли еще не раз встретится нам в будущем - она является героиней
многих страниц `Отщепенцев Перна` и `Всех Вейров`.
Основной задачей данного предисловия является разъяснение некоторых
особенностей быта и нравов перинитов; рекомендую читателям
ознакомиться с приведенными ниже описаниями и комментарием в конце
книги.

У п р я ж ь д р а к о н о в. О ней Маккефри упоминает лишь в конце
`Странствий дракона`. До этого предполагается, что всадник просто
сидит на шее летающего зверя. Но вот Ф`нор с Кантом попадают на Алую
Звезду, где их так кружит чудовищный ураган, что без упряжи явно не
обойтись. И упряжь появляется. Теперь мы знаем, что всадник сидит на
шее дракона в ложбинке между двумя позвонками спинного гребня (словно
меж верблюжьих горбов), да еще привязан к чему-то прочными ремнями. К
чему? Пока неясно. Я полагаю, что шею и основание хвоста дракона
охватывают кожаные кольца, между которыми вдоль туловища зверя
протянуты ремни; к ним крепится груз, и к ним же пристегиваются
сидящие за всадником пассажиры.
П о л и г р а д а ц и и д р а к о н о в. В первом романе (`Полет`)
золотые драконы - это самки-королевы, от которых зависит существование
драконьего рода; бронзовые, коричневые и голубые - безусловно, самцы.
Относительно зеленых ситуация неясна; можно полагать, что среди них
есть и самки, и самцы. В `Странствиях` эта концепция несколько
уточнилась - Маккефри указывает, что существуют зеленые самки,
бесплодные, но весьма любвеобильные. С зелеными самцами вопрос
по-прежнему остался открытым. Наконец, в прологе к `Морите` и
`Нерилке` расставлены все точки над `i`: зеленые - только самки; самцы
же - бронзовые, коричневые и голубые.
Д е н ь г и. Трудно поверить, но в романах первоначальной трилогии
почти не упоминается о деньгах, хотя на Перне существуют весьма
развитые торговые отношения. Есть только один намек - в `Белом
драконе`. Робинтон, во время полета в Исту, просит коричневого
всадника Д`фио сделать за него ставку на предполагаемого победителя в
очередном брачном полете истинской королевы и сует ему в руку пару
монет. В дальнейшем, в `Истории Нерилки`, о перинитских деньгах
говорится более подробно. Оказывается, что на Перне существуют как
минимум две денежные единицы - серебряная и золотая марки; что их
ценность весьма высока - сундучок с монетами, приданое Нерилки, не раз
выручает Руат; что во время брачной церемонии жених подносит невесте
золотую монету с выгравированной датой торжества. Возможно, монеты
выпускались каждым Великим холдом, но скорее их чеканили для всего
Перна в одной из мастерских Цеха кузнецов.
С к а к у н ы. Они произошли от земных лошадей, зародышей которых
колонисты привезли с Земли - как и эмбрионов многих других животных.
Это обстоятельство выясняется только в `Морите`; до того можно
полагать, что скакуны выведены людьми из какой-нибудь породы местных
животных. Действительно, Маккефри не называет их лошадьми. Она говорит
о верховых животных, о тяжеловозах и бегунах-раннерах, о жеребцах и
кобылах, о конюхах и конюшнях, сбруе и стойлах, пастухах и пастбищах -
но нигде не описывает внешнего вида мутировавших коней. А они на Перне
как-то видоизменились - методами генной инженерии первопоселенцы
приспособили их к местным условиям. По-этому я полагаю, что лучше
именовать их нейтральным словом `скакуны`, чтобы подчеркнуть некоторое
отличие этих верховых животных от земных лошадей.
Ф а й р ы и д р а к о н ы. Файры или огненные ящерицы - небольшие
летающие создания, коренные обитатели Перна. Они очень благожелательно
относятся к людям и обладают почти всеми качествами драконов; согласно
смутным легендам (см. роман `Странствия`), драконы были выведены
первопоселенцами из файров с целью защиты от Нитей.
О драконах уже было сказано немало, поэтому остановимся на
перечислении их основных талантов. Детеныша дракона нужно запечатлеть
в момент появления из яйца; он избирает себе одного из предложенных
подростков-кандидатов и мгновенно устанавливает с ним телепатическую
связь, которая длится всю жизнь. Живут же драконы несколько меньше
людей - по-видимому, лет пятьдесят. Телепатический симбиоз между
всадником и драконом отнюдь не является отношениями господина и слуги;
скорее, это союз равных партнеров, исполненных взаимной любви. Если
всадник гибнет, дракон кончает жизнь самоубийством, уходя в
Промежуток. В случае смерти дракона, его напарник-человек остается
безутешным до конца дней своих.
Драконы разумны - или, по крайней мере, полуразумны - и обладают
гораздо более ясным сознанием, чем файры (в этом, а также в размерах,
и заключаются основные отличия между ними). Драконы превосходно летают
и свободно могут нести груз, равный весу пяти-шести человек; их
размеры - от двадцати пяти до сорока пяти метров. У них великолепное
зрение - гораздо лучшее, чем у людей. Своими огромными челюстями они
дробят в порошок огненный камень; затем в их желудках происходят некие
химические реакции, позволяющие им выдыхать пламя. Драконы -
плотоядные животные; раз в три-четыре дня они съедают около полутонны
мяса. Они очень любят греться на солнце и купаться; прекрасно плавают
и ныряют.
Наконец, главное свойство драконов - умение перемещаться в
Промежутке. Очевидно, Промежуток - некое подпространство, в котором
огромные расстояния (в том числе - и во времени) могут быть преодолены
за две-три секунды. В природе Промежутка нет ничего потустороннего;
это некая физическая реальность, доступная драконам в силу их
врожденных свойств. Там царят ледяной холод и тьма, там человек теряет
ориентацию и вскоре гибнет. Гибнет и дракон, если всадник не передал
ему четкого мысленного образа того места - во времени и в пространстве
- где необходимо выйти в обычный мир.
Драконы для перинитов священны. С ними связано множество сказаний и
песен, а также мера расстояния - `длина дракона`, которая составляет,
по-видимому, от двадцати до пятидесяти метров.
П р о ч и е ж и в о т н ы е. Периниты имеют крупный рогатый скот,
доставленный. в виде эмбрионов с Земли и подвергнутый целенаправленной
мутации. Кроме того, холдеры разводят огромных нелетающих птиц
величиной со страуса - либо также доставленных с Земли, либо
представителей фауны Перна.
На планете водятся довольно опасные хищники - всеядные летающие
ящеры весом до ста килограммов. На них охотятся; кроме того,
дрессируют, подрезают крылья и сажают на цепь во дворе холда. В
одомашненном состоянии эти звери называются стражами порога, в
естественном - дикими стражами. Они - дальние сородичи драконов и
файров, и обладают небольшими телепатическими способностями. Драконы -
а иногда и всадники - могут `говорить` с ними.
Р а с т е н и я. Маккефри упоминает довольно много плодовых,
злаковых и лекарственных растений. Поля, вероятно, засеивались
пшеницей и другими зерновыми, доставленными с Земли. В садах,
окружавших холды (особенно знамениты были руатанские сады), росли
плодовые деревья - скорее всего, местного происхождения. Их плоды,
похожие на яблоки, сушили на зиму. На юге континента росли лозы с
ягодами вроде винограда - они шли на вино; лучшим на всем Перне
считалось белое бенденское. Подробно описывается местное лунное дерево
с огромными плодами, величиной и вкусом напоминавшими дыню.
Ряд растений использовался в медицине - в `Нерилке` дан целый
перечень этих трав, имеющих вполне земные названия. Видимо, они и на
самом деле являются земными растениями, семена которых были привезены
колонистами и высажены вокруг холдов. Но на Перне был также обнаружен
местный целебный кустарник, из которого медики научились готовить
анестезирующую мазь и бальзам - это средство полностью снимало боль и
способствовало заживлению ран и ожогов.
А р ф и с т ы. Напомним социальную организацию Перна. Симбионты -
всадники и драконы - живут в Вейрах; их кормит остальное население. Во
время Прохождения всадники защищают материк от Нитей, в мирные периоды
- тренируются и выращивают драконов. Земли северного континента
делятся на районы с административными центрами в Великих холдах. На
каждой из таких территорий - десятки, если не сотни, малых холдов,
обитатели которых занимаются сельским хозяйством. Ремесленники
объединены в Цеха - кузнецов, ткачей, скотоводов, моряков, горняков и
т. д.; к Цехам относится и наука, имеющая чисто прикладной характер -
например, оптикой, механикой и электричеством занимаются в мастерских
кузнецов.
Два Цеха, однако, не носят производственного характера - это
целители и арфисты. Функции медиков на Перне аналогичны земным, но Цех
арфистов представляет совершенно уникальное явление. Арфисты не только
сочиняют баллады и песни, исполняя их в назидание и для развлечения
публики; их задачи гораздо шире. Во-первых, они являются хранителями
исторических сведений и учителями - воспитателями молодежи. Во-вторых,
они выполняют юридические обязанности, регистрируют браки, рождения,
посредничают в спорах. В-третьих, они разрабатывают системы связи -
например, коды, используемые при передаче сообщений с помощью
барабанов. В-четвертых, они исследуют новые земли и составляют карты.
Наконец, в-пятых, через огромную сеть странствующих арфистов их
Главный мастер получает как информацию о событиях во всех холдах, так
и возможность влиять на эти события. Таким образом, арфисты являются
одновременно поэтами, певцами и музыкантами, историками, учителями и
юристами, путешественниками, географами и разведчиками. Они - та сила,
иногда - явная, часто - тайная, которая стремится сохранить на Перне
мир, знания и стабильность.
Б а р а б а н н а я с в я з ь. Эта связь охватывала весь северный
континент; с ее помощью сообщения передавались на тысячи миль за
два-три дня. В Великих холдах была специальная служба - опытные и
очень сильные люди, способные часами бить в барабаны; сигнальные
пункты располагались высоко в скалах, чтобы звук разносился на
отдаленные расстояния. Малые холды, возможно, держали одного
барабанщика; но, скорее всего, сам холдер и его сыновья тоже могли
отстучать сообщение.
Кроме общепринятой, существовало много систем кодов; фактически,
каждый Великий холд и Цех имели свой код для передачи тайных
сообщений. Искусство воспринимать на слух сигналы барабана являлось
обязательным для образованного человека; этим умением обладали лорды,
владетели малых холдов, члены их семей, мастера со своими помощниками
и, конечно, всадники.
М. Нахмансон
Энн Маккефри

Полет дракона

`Всадники Перна`

I

ПРОЛОГ

Мечтая обрести удел иной,
Преодолев отчаяние и страх,
Они блуждали в бездне ледяной,
Чтоб родину найти в чужих мирах.

Когда легенда превращается в легенду? Почему миф становится мифом?
Сколько веков должно пройти, чтобы полузабытые события преобразились в
сказку? И почему некоторые факты так и остаются бесспорными, тогда как
достоверность других подвергается сомнению, если они, вообще, не
ветшают и не стираются в памяти?
Ракбет, в созвездии Стрельца, был желтой звездой класса G. В его
систему входило пять планет и еще одна, блуждающая - захваченная и
связанная узами тяготения в последние тысячелетия. Третья планета
системы имела атмосферу, воздухом которой мог дышать человек,
достаточно воды, которую он мог пить, и силу притяжения, позволявшую
ему уверенно стоять и ходить на своих ногах. Люди открыли и быстро
колонизировали ее: так они поступали с каждым, пригодным для жизни
миром. Но затем - то ли по забывчивости, то ли в результате крушения
империи (причину колонисты так и не узнали, и в конце концов это
перестало их занимать) - колонии предоставили самим себе.
Когда люди впервые высадились на третьей планете Ракбета и назвали
ее Перном, они почти не обратили внимания на пришлую планету,
двигавшуюся вокруг вновь обретенной звезды по вытянутой и неустойчивой
эллиптической орбите. Сменилось несколько поколений, и люди вовсе
забыли о ее существовании. Однако траектория космической скиталицы
пролегала так, что та один раз в двести земных лет вплотную
приближалась к Перну.
При благоприятных обстоятельствах и достаточно малом расстоянии
между мирами - а так случалось почти всегда - развившаяся на пришлой
планете жизнь пыталась пробиться сквозь космическую брешь и
перебраться на более гостеприимный Перн.
Ненадежная связь с Землей оборвалась как раз тогда, когда
развернулась отчаянная борьба с этой угрозой, низвергавшейся, подобно
серебряным Нитям, с небес Перна. С каждым последующим поколением
память о родине уходила из перинитской истории: сначала эти
воспоминания превратились в миф, затем они были преданы забвению.
В поисках защиты от вторжения смертоносных Нитей, периниты, с
присущей их земным предкам изобретательностью, приручили уникальный
вид фауны Перна. Людей, способных ж тесному эмоциональному контакту,
- а некоторые из них обладали и врожденными телепатическими
способностями, стали обучать обращению с необычными животными,
способность которых к телепортации в жестокой войне за очищение Перна
от Нитей была бесценным качеством.
Крылатые, длиннохвостые, огнедышащие драконы (название это было
заимствовано из сохранившейся в памяти земной легенды), их наездники,
воспитывавшиеся отдельно от остальных перинитов, угроза, с которой они
сражались, - все это легло в основу множества новых легенд и мифов.
Но вот Перн избавился от грозной опасности и жизнь вошла в более
тихое и спокойное русло. И, как не раз случалось и в земной истории, к
легендам стали относиться с сомнением, а наследники прежних героев
впали в немилость...

Часть первая

ПОИСК

Глава 1

Бей, барабан, трубите горны -
Час наступает черный.
Мечется пламя, пылают травы
Под Алой Звездой кровавой.

Лесса проснулась от холода, но не того - привычного, исходившего от
вечно сырых каменных стен. Это был холод предчувствия опасности, беды
худшей, чем та, что десять Оборотов тому назад загнала ее,
всхлипывающую от ужаса, в зловонное логово стража порога.
Пытаясь собраться с мыслями, она неподвижно лежала на соломе во тьме
сыроварни, служившей спальней и ей, и другим работавшим на кухне
женщинам. Зловещее предчувствие ощущалось сильнее, чем когда-либо
прежде. Лесса, сосредоточиваясь, коснулась сознания стража, кругами
ползавшего по внутреннему двору. Натянутая цепь выдавала беспокойство
зверя, но в предрассветных сумерках он не замечал ничего такого, что
могло бы послужить поводом для тревоги.
Свернувшись калачиком и крепко обхватив плечи руками, Лесса
попыталась снять напряжение. Постепенно, расслабляя мускул за
мускулом, она старалась распознать ту непонятную угрозу, которая
разбудила ее, но не встревожила чуткого стража.
Видимо, опасность находилась где-то за стенами холда Руат. Во всяком
случае, ее не было на опоясывающей холд защитной полосе, выложенной
каменными плитами, между которыми, сквозь старую кладку, пробивались
упорные ростки молодой травы. Зелень эта свидетельствовала об упадке
холда, камни которого в прежние времена славились завидной чистотой.
Опасность не исходила и со стороны заброшенной мощеной дороги, ведущей
в долину, вряд ли она притаилась в каменоломнях или мастерских,
расположенных у подножия скалы, на которой стоял холд. Ее нельзя было
уловить и в ветре, дувшем с промозглых берегов Тиллека. Но чувство
опасности наполняло Лессу, заставляя напрягаться каждый нерв, каждую
клетку ее стройного тела. Лесса пыталась распознать опасность до тех
пор, пока зыбкое предчувствие не покинуло ее вместе с последними
остатками сна. Она мысленно устремилась в сторону ущелья - дальше,
чем ей когда-либо удавалось дотянуться. Чем бы это ни было, оно
находится не в Руате... и пока не в окрестностях холда. И ощущение
совершенно незнакомое. Значит, это не Фэкс.
Лесса улыбнулась, вспомнив, что в течение уже трех полных Оборотов
Фэкс не показывался в Руате. Апатия, охватившая ремесленников, фермы,
приходящие в упадок, зарастающие травой камни холда - все приводило
Фэкса, самозваного повелителя Плоскогорья, в такую ярость, что он
предпочел забыть причины, из-за которых был захвачен некогда величавый
и богатый Руат.
Лесса нашарила в соломе сандалии, встала, машинально стряхнула с
волос сухие стебли и заплела нечесанные космы в тяжелый узел на
затылке.
Осторожно ступая между прижавшимися друг к другу в поисках тепла
спящими служанками, она спустилась по истертым ступеням в кухню. На
длинном столе перед громадным камином, повернувшись широкими спинами к
очагу, в котором еще теплилась кучка углей, громко храпели повар и его
помощники. Лесса проскользнула через похожую на пещеру кухню к двери,
ведущей во внутренний двор. Приоткрыв тяжелую створку - ровно
настолько, чтобы протиснулось легкое, стройное тело, - она ступила на
обледеневшие булыжники двора. Холод проник через тонкие подошвы
сандалий и обжег еще теплые после сна ступни; Лесса поежилась от
прикосновения свежего предрассветного ветра, пробравшегося под
заплатанную одежду.
Страж Порога ползком пересек двор, чтобы приветствовать ее; в
сознании зверя, как всегда, мерцала слабая надежда, что его
когда-нибудь освободят от цепи. Лесса ласково потрепала его торчащие
уши; зверь смиренно заковылял рядом, стараясь приноровиться к ее
легкому шагу. Глядя на безобразную голову стража, она пообещала себе,
что вскоре хорошенько почистит его. Когда Лесса стала подниматься по
вырубленной в сплошной скале лестнице к площадке над массивными
воротами, страж, натянув цепь, с глухим ворчанием улегся на землю.
Поднявшись на башню, Лесса устремила взгляд на восток - туда, где
на фоне светлеющего неба черными силуэтами вырисовывались каменные
столбы по обе стороны ущелья. Девушка нерешительно повернулась левее:
показалось, что именно оттуда доносится дыхание опасности. Подняла
голову, взгляд ее приковал свет Алой Звезды, которая с недавнего
времени начала затмевать все остальные звезды предрассветного
небосклона. Лесса смотрела на нее до тех пор, пока звезда, сверкнув
последним рубиновым лучом, не исчезла в сиянии восходящего Ракбета.
Алая Звезда, пылающая на рассвете... В ее памяти промелькнули
обрывки древних баллад - увы, слишком быстро, чтобы успеть уловить
смысл. К тому же, предчувствие подсказывало Лессе: хотя опасность
может появиться и с северо-востока, восточное направление таит куда
большую угрозу. Рано или поздно, враг появится, и с ним придется
вступить в борьбу. Напрягая глаза, словно это могло сократить
расстояние до неведомого врага, она всматривалась в сторону восхода.
Тонкий вопросительный свист стража достиг сознания Лессы, и ощущение
опасности растаяло бесследно.
Девушка вздохнула. Наступающее утро не принесло ответа - лишь
неясное ощущение тревоги. Придется подождать. Главное, что пришло
предупреждение и она приняла его. Лесса привыкла к ожиданию. Упорство,
стойкость и коварство тоже являлись ее оружием, усиленные неистощимым
терпением мести - мести, которая уже десять Оборотов была главным
смыслом ее жизни.
Свет зари залил безрадостный пейзаж Плоскогорья, первые лучи упали
на невспаханные поля в долине, на запущенные сады, где бродили в
поисках редких стебельков весенней травы стада дойных животных. Лесса
подумала, что теперь в Руате трава упорно пробивается в запретных
местах, но гибнет там, где должна бы буйно разрастаться. Она
попыталась вспомнить, как выглядела долина Руата до появления Фэкса -
плодородная и счастливая, ухоженная и богатая. Странная, задумчивая
улыбка скользнула по ее губам. Немного же дохода получил Фэкс от
захваченного Руата... и впредь, пока она, Лесса, жива, получит не
больше. Вряд ли он догадывается о причинах упадка.
Или, все же, догадывается, усомнилась Лесса, и острое предчувствие
опасности снова сжало сердце. Она повернулась спиной к солнцу. Там, на
западе, находился родовой, исконный холд Фэкса - единственный,
принадлежащий ему по праву. На северо-востоке не осталось почти
ничего, кроме голых каменистых плоскогорий и Вейра, некогда
защищавшего Перн.
Лесса потянулась, выгнула спину и глубоко вдохнула свежий утренний
воздух.
Во дворе пропел петух. Девушка настороженно обернулась, бросила
взгляд на холд - не хотелось быть замеченной в столь странной позе.
Она торопливо распустила волосы, и грязные, спутанные пряди скрыли
лицо. Быстро скользнув вниз по лестнице, Лесса подошла к стражу. Он
жалобно стонал и моргал: свет наступающего дня раздражал ему глаза. Не
обращая внимания на запах из пасти зверя, она прижала к себе его
чешуйчатую голову и стала почесывать остроконечные уши и выступающие
надбровья. Это доставляло стражу большое удовольствие, - его длинное
тело подрагивало, подрезанные крылья тихо шуршали. Он один знал правду
о Лессе. И он был единственным на всем Перне, кому она доверяла, -
доверяла с тех пор, как, спасаясь от беспощадных мечей, заливших плиты
холда руатской кровью, нашла убежище в его темном, вонючем логове.
Лесса неспешно поднялась, напомнив зверю, что в присутствии
посторонних он должен быть с нею таким же злобным, как и с остальными.
Раскачиваясь всем телом и выражая таким образом свое недовольство,
страж пообещал Лессе, что будет послушным, хотя даже мысль о показной
свирепости угнетала его.
Первые лучи солнца заглянули через наружную стену холда, и страж,
глухо ворча, бросился в свою темную конуру. Лесса торопливо
прошмыгнула через кухню в полумрак сыроварни.

Глава 2


Из Вейра, из чаши вулкана глубокой,
Всадники, мчитесь в простор синеокий!
Сияют драконы, взлетая, как дым,
Зеленым, коричневым и голубым.
Вот бронзой сверкнуло крыло вожака
И стая исчезла, мелькнув в облаках.

Ф`лар, прижимаясь к могучей шее бронзового Мнемента, первым возник в
небесах над главным холдом Фэкса, самозваного повелителя Плоскогорья.
За ним, вытянувшись правильным клином, появились остальные всадники
Крыла. Повернув голову, Ф`лар окинул взглядом привычный строй: он был
таким же строгим, как и в момент их входа в Промежуток.
Пока Мнемент, как и полагалось при дружественном визите, описывал в
воздухе пологую дугу, рассчитывая приземлиться на защитной полосе
холда, Ф`лар с нарастающим раздражением рассматривал обветшавшие,
древние, давно заброшенные укрепления. Ямы для огненного камня были
пусты, а разбегавшиеся от них вырубленные в камне желоба сплошь
позеленели от мха.
Остался ли на всем Перне хоть один лорд, который еще следит за
чистотой камней своего холда, как то предписывают древние законы? Губы
Ф`лара сурово сжались. Когда закончится этот Поиск и свершится
Запечатление, в Вейре соберется Совет бронзовых. И можно поклясться
Золотым Яйцом, что он, Ф`лар, станет его главой. Он возродит былое
усердие. Он очистит скалы Перна от зелени и накопившейся с годами
опасной дряни, он заставит вырвать с корнем каждый стебель травы,
пробившийся меж каменных плит. Дикая растительность вокруг любой фермы
станет непростительным грехом. И десятина, такая скудная и так
неохотно жертвуемая в последнее время, потечет в Гнездо Драконов -
пусть даже под страхом испепеления, но с приличествующей щедростью.
Мнемент одобрительно рявкнул, легко опускаясь на заросшие плиты
холда. Дракон сложил свои громадные крылья, и в этот момент в главной
башне пропел горн. Мнемент опустился на колени, уловив желание Ф`лара
спешиться. Бронзовый всадник, ожидая появления хозяина холда, встал
возле похожей на огромный клин головы дракона. Рассеянный взгляд
Ф`лара скользнул по долине, залитой теплым весенним солнцем. Он не
обращал внимания на любопытных. Они же, горя желанием получше
разглядеть прибывших, облепили край парапета и окна, проделанные в
нависающей над холдом скале.
Ф`лар не обернулся, когда ударивший в спину порыв ветра известил о
приземлении Крыла. Он знал, что Ф`нор, коричневый всадник и, по
стечению обстоятельств, его сводный брат, сейчас займет свое обычное
место - слева и чуть позади него. Уголком глаза Ф`лар заметил, как
подошедший Ф`нор носком сапога ожесточенно ковыряет пробившуюся между
камней траву.
Донеслись приглушенные звуки команды, и в открытых воротах
просторного двора появился небольшой отряд солдат. Во главе шагал
плотный мужчина среднего роста.
Мнемент выгнул шею так, что голова коснулась земли. Его фасеточные
глаза, оказавшись теперь на одном уровне с головой Ф`лара, с
нескрываемым любопытством уставились на приближающихся людей.
Драконы никогда не могли понять, почему их вид вызывает у людей
такой ужас. Лишь в начальный момент жизни дракон нападал на человека,
что объяснялось скорее простым неведением. Ф`лар же не мог объяснить
дракону причины, по которым обитателей холдов - от лорда до
последнего ремесленника - следовало держать в благоговейном страхе.
Он мог только передать, что этот страх доставляет ему, Ф`лару,
своеобразное удовольствие.
- Добро пожаловать, бронзовый всадник, в холд Фэкса, властелина
Плоскогорья. Он к твоим услугам, - произнес мужчина, поднимая руку в
приветствии.
Он говорил о себе в третьем лице - человек, привыкший не пропускать
подобные мелочи мимо ушей, мог бы воспринять это как признак
неуважения. Подобные манеры вполне соответствовали тому, что Ф`лар
успел узнать о Фэксе, и всадник оставил пока эту деталь без внимания.
Подтвердились и сведения о жадности Фэкса. Жадность сквозила в его
беспокойных глазах, бесцеремонно обшаривавших каждую деталь одежды
Ф`лара; в том, как он насупил брови, заметив рукоятку меча с
замысловатой резьбой.
В свою очередь, Ф`лар отметил дорогие перстни, сверкавшие на левой
руке Фэкса. Правая рука повелителя холда была слегка согнута в локте
- привычка, свидетельствующая о профессиональном владении мечом. Его
плащ из дорогой ткани был покрыт пятнами, ноги, в тяжелых сапогах,
стояли твердо, вес тела был смещен вперед, на носки. `Да, с этим
человеком нужно держать ухо востро`, - решил Ф`лар. Впрочем, как еще
можно было вести себя с победоносным покорителем пяти соседних холдов?
Столь неуемная алчность говорила сама за себя. Шестое владение
принесла Фэксу жена, седьмое... седьмое он получил по праву
наследства, но при крайне туманных обстоятельствах. Фэкс славился
своим распутством, что сулило успешный Поиск в этих семи холдах. Пусть
Р`гул отправляется по ту сторону гор и ведет Поиск там, среди
беспечных и прелестных обитательниц южных земель. Вейру сейчас нужна
сильная женщина. Не такая, как Йора. Тяготы судьбы, неопределенность
будущего - именно в таких тяжелых условиях могли выработаться
качества характера, которые Ф`лар хотел бы видеть у будущей Госпожи
Вейра.
- Мы в Поиске, - растягивая слова, мягко произнес Ф`лар, - и
просим гостеприимства твоего холда, лорд Фэкс.
При упоминании о Поиске в глазах Фэкса на мгновение вспыхнул злобный
огонек.
- Я слышал, что Йора умерла, - он внезапно перестал говорить о
себе в третьем лице, словно, не обратив на то внимания, Ф`лар прошел
некую проверку. - Значит, Неморта снесла яйцо? И у вас будет новая
королева. - Он бросил взгляд на Крыло Ф`лара, отметив про себя, что
всадники выглядят отлично и, судя по ярким цветам, драконы здоровы.
Ф`лар ничего не ответил. Всадники были в Поиске - значит, Йоры нет в
живых. Это было очевидно и не нуждалось в подтверждении.
- Итак, лорд... - Фэкс слегка склонил голову, ожидая, что всадник
назовет свое имя.
Секунду Ф`лар колебался: возможно, этот человек умышленно старается
вывести его из себя? Имена бронзовых всадников так же хорошо известны
всему Перну, как имя королевы драконов и ее наездницы, Госпожи Вейра.
Но лицо Ф`лара сохраняло спокойствие. Сделав вид, что не замечает
вопросительной интонации, он продолжал пристально смотреть на Фэкса.
Неторопливо, с небрежной надменностью, Ф`нор шагнул вперед,
остановившись чуть позади головы Мнемента. Его ладонь коснулась
гигантской челюсти дракона.
- Лорду Ф`лару, бронзовому всаднику Мнемента, требуется отдельная
комната. Я, Ф`нор, коричневый всадник, предпочел бы провести ночь
вместе с остальными людьми Крыла. Нас двенадцать.
Ф`лар оценил эту краткую речь брата, подчеркнувшего силу Крыла,
словно Фэкс сам не мог сосчитать. В то же время, слова Ф`нора
прозвучали столь дипломатично, что Фэкс не нашел возражений на этот
ответный выпад.
- Лорд Ф`лар, - процедил Фэкс сквозь зубы, сохраняя на лице
застывшую улыбку, - ваш Поиск в этих краях - большая честь для
Плоскогорья.
- Возможно - если одна из женщин Плоскогорья удовлетворит
требованиям Вейра, - мягко ответил Ф`лар.
- Тогда мы будем вечно гордиться этим, - учтиво сказал Фэкс,
склонив голову. - В старые времена из моих холдов вышла не одна
Госпожа Вейра!
- Из твоих холдов? - переспросил Ф`лар, вежливо улыбаясь,
интонацией подчеркивая множественное число. - О, да, вы же теперь
владеете Руатом, не так ли? Там, действительно, родились многие.
Гнев, промелькнувший на лице Фэкса, мгновенно сменился принужденной
гримасой любезности. Он отступил в сторону, жестом приглашая Ф`лара
пройти в ворота холда.
Предводитель отряда Фэкса рявкнул команду, к его люди, высекая
подкованными сапогами искры из каменных плит, выстроились в два ряда.
Драконы, повинуясь беззвучному приказу, вздымая облака пыли, поднялись
в воздух. Ф`лар бесстрастно проследовал мимо застывших шеренг. Глаза
людей выкатились от страха, когда огромные звери проплыли над ними ко
внутреннему двору холда. На главной башне кто-то испуганно вскрикнул,
увидев опускающегося на крышу Мнемента. Пока дракон пристраивал свое
громоздкое тело на столь неподходящей посадочной площадке, его широкие
крылья гнали вдоль двора пахнущий фосфином воздух.
Внешне безразличный к ужасу и благоговению, которое внушали людям
драконы, Ф`лар был доволен произведенным эффектом. Иногда следовало
напомнить властителям холдов, что им приходится иметь дело не только
со всадниками - обыкновенными смертными, чью жизнь можно прервать
ударом меча - но и с огнедышащими драконами. Нужно возродить в
сердцах людей то уважение, которое издревле питали обитатели холдов к
всадникам и к самим крылатым защитникам Перна.
- Мои люди только что поднялись из-за стола, но если ты
пожелаешь... - начал Фэкс и замолк, когда Ф`лар с легкой улыбкой
покачал головой.
- Я хотел бы засвидетельствовать почтение твоей супруге, лорд Фэкс,
- произнес Ф`лар, с удовольствием отметив, как сжались зубы Фэкса при
этой традиционной просьбе.
Ф`лар был удовлетворен. Расчет оказался точным. Во времена
последнего Поиска, результатом котором явились годы вялого и
бесплодного правления Йоры, его еще не было на свете. Но он тщательно
изучил записи о предыдущих Поисках, содержащие немало советов
относительно обращения с лордами, которые стремятся скрыть женщин от
людей Вейра. Если Фэкс откажет ему и не позволит всадникам выполнить
долг вежливости, то смертельный поединок расставит все по своим
местам.
- Не желаешь ли вначале взглянуть на предназначенную тебе комнату?
- попытался возразить Фэкс.
Ф`лар смахнул невидимую пылинку с кожаного рукава и покачал головой
- Прежде всего - долг, - он с притворным сожалением пожал
плечами.
- Несомненно, - еще сильнее сжав зубы, процедил Фэкс и размашистым
шагом ринулся вперед. Сапоги лорда грохотали по камням двора, словно
он пытался выместить на них переполнявшую его ярость.
Через двойные двери, обитые листами металла, Ф`лар и Ф`нор
неторопливо последовали за ним в высеченный в скале главный зал.
Слуги, нервно суетившиеся около огромного подковообразного стола, при
появлении двух всадников еще громче загремели посудой, то и дело роняя
ее из рук. Фэкс прошел в противоположный конец зала и с явным
нетерпением ждал у открытой двери, сделанной из цельной металлической
пластины, - единственного входа во внутренние помещения холда,
находившиеся, как правило, глубоко в скале и в грозные времена
служившие надежным убежищем.
- Похоже, питаются тут неплохо, - мимоходом заметил Ф`нор, бросив
взгляд на блюда с остатками пищи.
- Думается, лучше, чем в Вейре, - сухо ответил Ф`лар, прикрывая
ладонью рот, чтобы приглушить слова. Он посмотрел на двух служанок, с
трудом тащивших поднос, на котором лежала полуобглоданная туша.
- Нежное, молодое мясо, - сказал с горечью Ф`нор. - А старых и
жилистых животных они отправляют нам.
- Разумеется.
- Зал выглядит впечатляюще, - вежливо произнес Ф`лар, когда они с
братом подошли к Фэксу. Заметив, что лорд спешит двинуться дальше,
Ф`лар с нарочитой небрежностью повернулся спиной к увешанной знаменами
стене. Он указал Ф`нору на глубокие узкие окна, сквозь которые
заглядывало ярко-голубое полуденное небо; тяжелые бронзовые ставни
были полураскрыты. - Окна на восток, все как положено. Мне говорили,
что в построенном недавно главном зале Телгара они обращены к югу.
Скажи, лорд Фэкс, ты, конечно, верен традициям и выставляешь
рассветный дозор?
Фэкс нахмурился, пытаясь понять вопрос Ф`лара.
- Стража всегда на башне.
- Восточный дозор?
Фэкс посмотрел на яркий лоскут неба за окнами, потом скользнул
взглядом по лицу бронзового всадника, перевел глаза на Ф`нора и вновь
обратил их к окнам.
- Стража всегда на месте, - резко повторил он, - и на других
направлениях тоже.
- Со всех сторон, - задумчиво кивнул Ф`лар, повернувшись к брату.
- Со всех сторон света? И только?
- А где же еще? - сказал Фэкс, переводя взгляд с одного всадника
на другого. В его голосе послышалось раздражение.
- Об этом я должен спросить у твоего арфиста. В холде есть хорошо
обученный арфист?
- Конечно. У меня их несколько. - Фэкс вызывающе посмотрел на
всадников.
- У лорда Фэкса еще шесть холдов, - напомнил брату Ф`нор.
- Конечно, - произнес Ф`лар, в точности копируя интонацию Фэкса и
притворяясь удивленным.
Эта выходка не осталась незамеченной Фэксом, но хозяин холда не
рискнул трактовать ее как умышленное оскорбление. Он повернулся,
переступил порог и быстро зашагал дальше по коридорам, освещенным
чередой настенных светильников. Оба всадника последовали за ним.
- Приятно встретить лорда, соблюдавшего древние обычаи, -
одобрительно бросил Ф`лар брату. Его слова, произнесенные намеренно
громким шепотом, предназначались Фэксу. - Многие покинули надежный
монолит скалы и расширили свои наружные холды до опасных размеров.
Непростительный риск.
- Риск для одних, удобство - для других, лорд Ф`лар, - зло
усмехнулся Фэкс, переходя на обычный шаг.
- Удобство? Почему?
- В любой наружный холд легко проникнуть, если твои солдаты обучены
как следует. Опытные командиры и хорошо продуманный план - вот и вся
премудрость успеха.
`Этот человек не хвастун... - подумал Ф`лар. - Даже в нынешние
мирные времена он, заботясь о безопасности своего холда, не перестал
выставлять дозоры на башне. Однако вряд ли это объясняется почтением к
древним законам, скорее - инстинктивной осторожностью затаившегося
хищника. И арфистов он держит, вероятно, из тщеславия, а не подчиняясь
требованиям традиций. Он не обращает внимания на траву у стен холда,
ямы для огненного камня пусты и полуразрушены... и он не особенно
вежлив с людьми Вейра... пожалуй, его поведение даже оскорбительно. За
таким человеком следует приглядывать`.
Женская половина холда, в нарушение обычаев, располагалась не в
глубине скалы, а у наружной стены. Солнечный свет проникал внутрь
через три пробитых в камне глубоких окна с двойными ставнями. Ф`лар
отметил, что бронзовые петли ставень недавно смазаны. Ширина
подоконников отвечала требованиям правил и равнялась длине копья.
Очевидно, Фэкс не поддавался новомодным веяниям и явно не собирался
тут ничего менять.
Большую комнату украшали ковры с изображениями женщин, занятых
разнообразными домашними делами. Двери, по обе стороны, выходили в
меньшие по размеру спальни, из которых, по приказу Фэкса, боязливо
вышли обитательницы его дома.
Фэкс резким взмахом руки подозвал одну из них. Она была в просторном
синем одеянии, в волосах уже виднелись седые пряди, а многочисленные
морщины придавали ее лицу горестное выражение. Кроме того, ее фигура
имела явные признаки беременности. Женщина неуклюже приблизилась и
замерла в нескольких шагах от своего повелителя. По ее напряженной
позе Ф`лар понял, что она не стремится подойти к Фэксу ближе, чем того
требовала необходимость.
- Госпожа Кром, мать моих наследников, - произнес Фэкс без тени
гордости или сердечной теплоты.
- Леди... - Ф`лар замялся, ожидая, что ему назовут имя.
Она с опаской взглянула на своего властелина
- Гемма, - отрывисто бросил Фэкс.
Ф`лар низко поклонился.
- Леди Гемма, Вейр ведет Поиск и просит гостеприимства твоего
холда.
- Лорд Ф`лар, - тихим голосом ответила Гемма, - добро пожаловать
под защиту наших стен.
От внимания Ф`лара не укрылись ни легкий акцент Геммы, ни
уверенность, с которой она произнесла его имя. Он улыбнулся с
благодарностью и сочувствием, гораздо теплее, чем того требовал
этикет.
Фэкс явно не пренебрегал постелью в ночные часы - если судить по
количеству женщин в этом помещении, с одной-двумя из них леди Гемма
наверняка бы распрощалась без сожалений. Фэкс начал представлять
женщин, но их имена произносил крайне невнятно. Однако эта хитрость не
удалась: Ф`лар каждый раз вежливо переспрашивал имя. Ф`нор, улыбаясь,
неторопливо прохаживался у дверей, стараясь запомнить имена женщин,

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 126052
Опублик.: 19.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``