Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
КИНОСЪЕМКИ Назад
КИНОСЪЕМКИ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Наталия МАЗОВА

КИНОСЪЕМКИ


Не так все это было, совсем не так...
(Эпиграф)

На сумеречном севере
блесни, Эльфийский Берилл!
Друзей призови к оружию
и родичей собери,
Они увидят, услышат -
и откликнутся те, кто жив,
И Серая выйдет дружина
на южные рубежи...


Это повесть о событиях, которые уже имели место - но по
частям. Все вместе они произойдут не раньше, чем через
100 - 130 лет. И эта повесть - возможно, первый шаг к
тому, чтобы они произошли.
13.08.91.

Всем, с кем столкнула меня судьба на ХИ-91.
Таллэ.

Если кто-то узнал себя в героях повести,
не стреляйте в автора: пишет, как может!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БЕЛЫЙ ЦВЕТОК

И короля назовут королем -
В честь короля былого...

1

До 104-го Межпланетного конкурса красоты оставалось еще две недели,
но подготовка к нему уже шла вовсю. Дисмэс Риоль, удостоенная в прошлом
году гордого звания 103-ей Межпланетной Королевы красоты, приходила домой
только ночевать. Но Дисмэс была одним из членов жюри, а вот ее сестре,
пятнадцатилетней Айлучи, было решительно нечего там делать. И тем не менее
она целыми днями крутилась возле сестры - то в Оргкомитете, то на
стадионе, где должна была проходить основная часть конкурсов, то в отеле
`Космоцентр`, где поселялось большинство участниц.
С Айлучи-то и началась эта невероятная и вместе с тем самая обычная
история...


Проходя по галерее, опоясывающей `Космоцентр` на уровне пятого этажа,
Айлучи услышала, как сильный, красивый женский голос пел по-гранасиански,
но с сильным еленским акцентом: `К той, что надеется и мечтает, что ни о
чем пока не знает, ищи дорогу`. Пение сопровождалось звуками кесмины -
еленского инструмента, немного напоминающего лиру. Может быть, никто
другой не придал бы этому особого значения, но Айлучи сразу подумала о
печально известном фильме `Легенда о разбитом сердце` (из него и была эта
песня), в котором снималась подруга ее матери, знаменитая Камилла Лайди.
Вообще для Айлучи весь мир был наполнен захватывающими интригами, тайнами
и загадками, которые требовали ее немедленного вмешательства. Вот и теперь
ей почему-то жгуче захотелось взглянуть на женщину, так похоже подражавшую
Камилле.
- Ищи дорогу? - прошептала Айлучи. - Ничего, найду! Не впервой!
Теперь она уже точно определила, что пение доносится из окна шестого
этажа, расположенного прямо над ней. Она огляделась и заметила, что с
точно такой же галереи, проходившей по седьмому этажу, свисают длинные,
крепкие, как веревки, плети лианы неарисо, обрывающиеся на пятом этаже на
уровне плеч Айлучи. Недолго думая, она ухватилась за один из стеблей,
подтянулась и полезла по нему, словно по канату.
Вот и окно. И занавески не задернуты. Но не успела Айлучи в него
заглянуть, как песня внезапно оборвалась на полуслове, а затем прозвучал
резкий удар по струнам, похожий на недовольный возглас. Видимо, у певицы
что-то не получалось.
Осторожно придерживаясь за лиану, Айлучи подтянулась к окну.
Достаточно было одного взгляда, чтобы узнать эту красивую еленку с
кесминой на коленях. Это была не кто иная, как Рейес-Луо, которая в
прошлом году прошла весь конкурс плечом к плечу с Дисмэс, уступив ей всего
лишь три очка. Но если уж тебя не избрали Королевой, то безразлично,
вторая ты по очкам или десятая. Конкурс красоты - не олимпиада, где
вручают серебряные и бронзовые медали. Здесь может быть лишь одна награда.
Так что в этом году Рейес, видимо, решила победить или умереть.
Когда Айлучи заглянула в окно во второй раз, она увидела, как Рейес
снова взяла кесмину, настраивая ее. А затем комнату опять заполнила
пульсирующая, постепенно нарастающая мелодия, сквозь которую рвались
слова:

Ты вспоминай меня всегда,
Пусть не коснется тебя беда
В звездных глубинах
и в свете Эннора...

Неарисо под Айлучи подозрительно потрескивала, но она не обращала на
это никакого внимания. Происходящее нравилось ей все меньше и меньше.
Похоже, Рейес готовила эту песню для конкурса `В песне - вся жизнь`...
Когда она снова споткнулась на том же самом месте и приглушенно выругалась
сквозь зубы, у Айлучи исчезли последние сомнения.
- Ни о чем пока не знает? - бормотала она, слезая с лианы и при этом
в кровь обдираясь о колючки - все-таки неарисо не канат в спортзале. -
Ошибаешься, Рейес - уже знает! А кто предупрежден, тот, как известно,
вооружен. И очень опасен, черт бы побрал эти шипы! Срочно надо рассказать
об этом Дисмэс! Вот только заклею царапины мгновенным заживителем, чтоб не
доводить ее до обморока.


Тут я прерву свой рассказ для того, чтобы дать кое-какие необходимые
пояснения.
Не стоит смешивать Межпланетные конкурсы красоты с тем безобразием,
которое в ХХ веке было популярно на Земле и до сих пор распространено на
Элксионе. На Гранасии во все века слишком уважали женщин, чтобы оценивать
их, как породистых кобыл - по росту, весу, объему груди и бедер... Каждая
женщина красива по-своему, и внешнее обаяние всегда неотделимо от
характера. Поэтому Межпланетный конкурс красоты оценивает не только тело,
но и душу женщины (если ее, конечно, вообще возможно оценить). Зато ни на
одну из Королев не надо смотреть дважды, чтобы убедиться, что она
прекрасна. Недаром они зовутся Королевами красоты, а не `Мисс Галактика`
или `Лойниэле Вселенной`.
Про конкурс `В песне - вся жизнь` очень непросто рассказать - его
надо увидеть. Суть его в том, что каждая претендентка на звание Королевы
должна исполнить песню, которая максимально соответствует ее
индивидуальности. На первый взгляд может показаться, что легко спрятаться
за песней, создавая привлекательный романтический образ, но на деле это
удавалось очень немногим, да и вообще все тут гораздо сложнее...
На 103-ем конкурсе Дисмэс пела песню из первого фильма Камиллы Лайди
`Четверо и Одна`, сделавшего ее знаменитой. Но у Камиллы был и другой
фильм, принесший ей не меньшую популярность - `Легенда о разбитом сердце`.
Однако мало кто в Галактике знал, что фильм, выглядевший очередной
мелодрамой из жизни отважного кор-эндалл и прекрасной женщины чужого
народа, на самом деле - отражение реальных событий, случившихся с
Валентином Крымовым, предпоследним Председателем Совета Двенадцати
Звездных Капитанов Галактики. Камилла сама была свидетельницей этих
событий - и все же решилась на участие в фильме. После выхода фильма на
экран всегда сдержанный Крымов заявил, что охотно расстрелял бы Камиллу
как человека, не помнящего добра. Да и сама Камилла считала, что для этого
у него есть все основания.
Поэтому ни среди Шести с половиной, ни среди младшего поколения этот
фильм просто не обсуждался, а напоминать о нем Камилле считалось верхом
неприличия.
А теперь представьте себя на месте Айлучи:
Во-первых, Камилла Лайди в этом году входит в жюри конкурса.
Во-вторых, Рейес готовит для конкурса прощание Илан, которого Камилла
с некоторых пор слышать не может.
В-третьих, эта самая Рейес несомненно хороша, вряд ли здесь найдется
кто-то лучше. А кроме того, у нее такая воля к победе, что первое место ей
обеспечено.
А что это означает?
А это означает, что Камилла будет вынуждена награждать Рейес за
прощание Илан. Ведь конкурс `В песне - вся жизнь` центральный, он
формирует зрительские симпатии, без которых не бывает Королевы.
А что из этого следует?
Хорошо, если просто скандал. А если что-нибудь похуже?

2

Все эти соображения Айлучи изложила Дисмэс через час после своих
гимнастических упражнений на лиане. Дело в том, что Дисмэс по своему
характеру была противницей любых ссор и скандалов. Среди Шести с половиной
у нее была слава `умиротворительницы`, умеющей найти компромисс даже там,
где он казался абсолютно невозможным. Поэтому Айлучи ни на секунду не
сомневалась, что ее умная старшая сестра что-нибудь придумает.
Выслушав сестренку, Дисмэс надолго задумалась.
- Значит, так, - наконец сказала она. - На Рейес мы повлиять не можем
и не имеем права. Но можем сделать так, чтобы Королевой выбрали не ее.
- А кого? - раздраженно спросила Айлучи. - Дважды Королевой не
становятся, так что ты не в счет. А больше я никого не знаю.
- Вот если бы Ариэль... - задумчиво проговорила Дисмэс. - Но она не
согласится, уж я-то ее знаю.
Теперь задумалась Айлучи.
- Согласится! - наконец уверенно произнесла она. - Во-первых, она
человек порядочный и не захочет зла Камилле, во-вторых, на нее могут
повлиять четверо пиратов - они же дети Камиллы.
- Станут они на нее влиять! - усмехнулась Дисмэс. - А Алка еще и
посмеется.
- Тогда ты выходишь лично на Симона, и он, из великой любви к тебе,
привезет сюда Ариэль, закатанную в ковер. А здесь мы сами разберемся, что
к чему.
- Дело говоришь, - одобрила Дисмэс. - Пожалуй, я так и сделаю.
...Вечером того же дня на вилле `Нарцисс` красным светом вспыхнул
экран видеофона и механический голос произнес:
- 127-404-215-300, вас вызывает Гранасия. 127-404...
- Галактическая связь! - вскинулся Симон. Только он один и был в доме
в этот момент. Ариэль с Алкой собирали в саду абрикосы, Ричард и Андрей
отправились к морю, а Аська вообще пропадала черт знает где. Все-таки
Дисмэс была удачливым человеком.
Симон нажал кнопку `обратная связь`, и на экране медленно проступило
прекрасное лицо Дисмэс на черном фоне - значит, говорила она не из дома, а
с переговорного пункта.
- Здравствуй, Дис, - произнес Симон слегка дрожащим голосом. Он любил
Дисмэс вот уже четыре года, но никогда она не звонила ему первая.
- Привет, - видно, между Землей и Гранасией были какие-то помехи -
голос Дисмэс звучал неузнаваемо. - Как твоя практика? Удалось устроиться?
- Даже лучше, чем я ожидал. Все пятеро устроились на станцию
`Озы-Миража`. Будем испытывать `Призрак` - это их последнее слова науки по
поводу `Миражей`. Вообще практика - делать нечего: неделя в полете, а
потом еще три недели умные дяди выясняют, что они напутали в конструкции.
Однако после `Озы-Миража` сразу дают направление в патруль, так что это не
практика, а бальзам всей жизни.
- Рада за тебя. А теперь слушай. Тебе придется вернуться на Гранасию
и любой ценой привезти с собой Ариэль. Она мне срочно нужна. Кстати, где
она сейчас?
- Кажется, в саду с Алкой. А в чем дело? У тебя какое-то странное
выражение лица. И вообще, почему ты обращаешься ко мне, а не к Ричу?
- Ричард любит Ариэль без памяти. И если она захочет, сделает так,
что она до Гранасии просто не доберется. А тебе я доверяю. Дело в том, что
Ариэль должна обязательно принять участие в конкурсе красоты.
- Но зачем?
- Не перебивай меня. И не просто участвовать, а стать Королевой
красоты. Она обязана это сделать во имя Камиллы.
- Подожди. При чем здесь мама?
- Дело в том, что здесь одна готовит песню-всю-жизнь по прощанию
Илан. А у нее очень большие шансы стать Королевой. Надо ее чем-то
перебить, а я не знаю ничего лучше, чем Ариэль. И Айлучи думает так же.
- Теперь припоминаю. Мама что-то говорила о том, что она в жюри.
Ладно. Когда нам с Ариэль вылетать?
- Завтра, не позднее. И скажи ей, пусть соберет все свои лучшие вещи,
а то знаю я ее - все время в джинсах и рубашке, а про запас одно льняное
платье. Ну, до встречи.
- Подожди, ты ничего не хочешь...
- Ты же видишь, я говорю с космоцентровского узла. Энергия идет! Все
остальное - при личной встрече. Да, Ричу и Алке - ни слова!
Последние слова Дисмэс произнесла уже с гаснущего экрана. Симон нажал
кнопку `отбой`, затем прошел на балкон и крикнул:
- Эй, Ариэль! Иди домой и собирай свои лучшие вещи. Завтра с утра мы
летим на Гранасию.
- Ты с ума съехал, - заявила Алка, пытавшаяся нести корзину с
абрикосами на голове, не придерживая руками. - Зачем это нужно?
- А о тебе речь не шла. Это касается только Ариэль и меня.
- Но я тоже хочу знать, зачем нам надо на Гранасию, - Ариэль ловко
подхватила корзину, падающую с Алкиной головы.
- Вообще-то это приказ, а приказы не обсуждаются. - Симон с трудом
сдержал улыбку.
- Чей приказ?
- Ну, если тебе так хочется - твоего будущего непосредственного
начальства. Иди в дом, там все объясню.

3

Через четыре дня в дверь Риоль позвонили двумя короткими звонками.
Обе сестры кинулись к дверям.
На пороге стоял Симон. В одной руке у него была тяжелая клетчатая
сумка с пластинами милли-поля, другая рука лежала на плече Ариэль. Та была
в своих обычных джинсах и замшевой куртке, и вид у нее был не слишком
довольный. Симон поставил сумку на пол и устало произнес:
- Все! Доставил.
Дисмэс и Айлучи взглянули друг на друга с сознанием выполненного
долга.
- Надеюсь, Ариэль, что Симон все тебе объяснил, - сказала Дисмэс.
Ариэль торопливо кивнула:
- Учти, я это сделаю, но только из-за Камиллы. Идею этих конкурсов я
по-прежнему не поддерживаю.
- От тебя этого и не требуют. В данном случае главное не участие, а
победа. - Дисмэс повернулась к Айлучи. - Я думаю, ты сама все объяснишь
Ариэль, а я хочу поговорить с Симоном.
- Неужели тебе никогда не хотелось стать Королевой? - спросила Айлучи
у Ариэль, когда они остались одни в комнате. Ариэль пожала плечами.
- Если и хотелось, то так... теоретически. Не хватало еще, чтобы люди
на улицах все время оборачивались в мою сторону!
- Послушай! - Айлучи почему-то перешла на шепот. - А листок у тебя с
собой?
- Конечно. Я постоянно ношу его со дня рождения, - Ариэль расстегнула
воротник куртки и вытащила за цепочку свой кулон из зеленоватого
гранасианского золота. Небольшой листок, по форме напоминающий березовый,
был соткан из кружева тончайших металлических прожилок, и на них, как
капли росы, сверкали три зеленовато-золотистых алмаза-алфенилла -
прекраснейшие камни Гранасии. Затаив дыхание, Айлучи осторожно коснулась
листка.
- Наталия подарила тебе его со значением, - произнесла она так же
тихо. - Помнишь, что она сказала? `Этот лист - залог великого счастья и
великого чуда. Иногда я жалею, что мне не дано оказаться на твоем месте.`
- Я знаю Наталию и знаю цену ее подаркам, - Ариэль снова спрятала
листок под куртку. - Если уж на то пошло, то этот листок предвещает мне
нечто большее. Ради звания Королевы Наталия не захотела бы меняться со
мной местами.
- Ладно, не будем больше об этом, - Айлучи снова заговорила
нормальным голосом. - Тебе Дисмэс еще не говорила, что ты не будешь здесь
жить?
- Это еще почему?
- Потому, что если эту квартиру второй раз разнесут вдребезги
желающие взглянуть на Королеву, то нашей мамочке этого не пережить, -
объяснила Айлучи.
- Что же, я должна поселиться в `Космоцентре` или `Энноре`?
- Ни в коем случае! Там тебя живьем съедят - сначала претендентки на
престол, а потом доедят поклонники. Не-ет, у нас с Дисмэс разработана
целая система по защите тебя, сокращенно называемая `Антихмырь`. Начнем с
того, что на окраине Элмиазора имеется небольшая гостиница, построенная
лет триста назад. Стоит почти в лесу. Называется `Эланнимрэ`, что в
переводе означает `Белый цветок`. Туда мы тебя и вселим. А с первого дня
конкурса у дверей будет охрана. Да не делай ты квадратные глаза - я имею в
виду себя, Симона, ну и, конечно, Ричарда. Как только он узнает, что ты
участвуешь в конкурсе, он примчится на Гранасию, теряя тапочки и обгоняя
корабли. Хорошо бы сюда еще Алку с Андреем, но это уже из области
фантастики...

4

С этого разговора прошло две недели. Шел четвертый день 104-го
Межпланетного конкурса красоты. Из двухсот участниц с шести планет
осталось сорок пять. Впереди были Ариэль и Рейес. Борьба между ними шла с
переменным успехом, но ни разу разрыв не превысил четырех очков. Сегодня в
полдень претенденткам на звание Королевы предстоял конкурс спортивного
танца, а в девятнадцать часов (в гранасианских сутках - 25 часов)
начинался конкурс `В песне - вся жизнь` - кульминация выборов Королевы.
Спортивных танцев Ариэль не боялась. Рок-н-ролл она танцевала так же
превосходно, как Дисмэс - ноллу или Алка - ламбаду. Поэтому в десять утра
она вбежала в зал для разминки с легким сердцем и в хорошем настроении,
чего нельзя было сказать о четырех девушках лет восемнадцати, уже
находившихся там.
Надо сказать, что не все прогнозы Айлучи оказались точными. Конечно,
Ариэль своей солнечной, сияющей красотой и хорошим характером сразу
привлекла к себе всеобщее внимание. Поэтому все свободное от конкурсов
время она проводила взаперти в `Белом цветке`, не общаясь ни с кем, кроме
своей `охраны`. По улицам она ходила, замотав голову платком, чтобы
прохожие не узнавали ее по роскошной золотистой косе. Да и погода для
этого была самая подходящая - вторую неделю словно сквозь сито сеялся
мелкий дождь.
Но кое-что Айлучи не угадала. Во-первых, Алка и Андрей оказались на
Гранасии вместе с Ричардом, исправно участвовали в системе `Антихмырь` и
ни разу не смеялись над Ариэль. Возможно, так вышло потому, что все-таки
Камилла была их матерью. Во-вторых, с первого же дня почти все участницы
конкурса прониклись искренним расположением к Ариэль. Конечно, были и
недоброжелательницы, но в основном из тех, кто по очкам был в числе первых
и не мог простить Ариэль того, что она впереди. Зато девчонки лет
семнадцати-восемнадцати, еще не кончившие учиться, собравшиеся в Элмиазор
не столько за званием Королевы, сколько `людей посмотреть и себя показать`
по телевидению Галактики, так и липли к Ариэль.
Вот и сейчас эти четверо смотрели на ворвавшуюся Ариэль с обожанием.
Да и не удивительно - ведь она была идеальным существом, или, по
терминологии Наталии, гармонично напряженной личностью. За что бы она ни
бралась - все выходило у нее просто замечательно. А еще у нее был великий
дар располагать к себе людей...
- Привет, Дорс, привет, Жаклин, - весело говорила Ариэль, разматывая
мокрый платок и снимая ветровку. О, Ласси, и ты здесь? Все-таки прошла на
спортивный?
- Ничего, после него уж точно отсеюсь, - мрачно проговорила
хорошенькая гранасианка Ласси Инхолд, которая, несмотря на свое обаяние,
по натуре была пессимисткой.
- Ну зачем же так мрачно? Вот Нида, наверное, ничего подобного не
думает, - Ариэль повернулась к крепкой девчонке родом с Эффы.
- Думает, - ответила Нида с той же мрачной интонацией. - Только виду
не подает.
- Я вижу, в ваши ряды проникли тоска и уныние, - Ариэль звонко
рассмеялась. - Придется, наверное, опять подбадривать вас, как перед
`Модой на пять лет вперед`.
- Спой, спой! - наперебой закричали девчонки. - Мы любим, когда ты
поешь. А здесь у нас синтезатор, и даже есть, куда его подключать. Спой
песню про потерянный край!
- Вы ее уже слышали, - отбивалась Ариэль. - Я не люблю повторяться.
Спою вам что-нибудь еще из этой серии.
Она подошла к синтезатору, тронула клавиши грустным и светлым
аккордом...
Режиссер Борис Стэнли с Земли и его приятель, артист Хельд Нелдор с
Гранасии вот уже полчаса блуждали в поисках выхода, поминая при этом всех
чертей.
- Это все твоя затея, Борис, - говорил Нелдор. Сначала затащил меня
на этот конкурс, потом предложил взглянуть на красавиц в закулисной
обстановке... А на мой взгляд, это не метод. То, что мы ищем, не ходит на
конкурсы красоты. Чудес не бывает...
- Мы еще не видели Королеву, - без особого энтузиазма защищался
Стэнли.
- Вряд ли она нам подойдет. А если и подойдет - мы не подойдем ей.
Что ты можешь предложить Королеве, кроме своего твердого намерения,
обширных планов и полного отсутствия их воплощения в жизнь?
Стэнли не ответил. Он к чему-то прислушивался. Нелдор тоже вслушался
в доносившуюся откуда-то неподалеку мелодию. В светлом и чистом голосе
неизвестной девушки звучали вековечная печаль и робкая надежда. Мелодия
была незнакома Нелдору, да и слова он понял не все, но то, что удалось
понять, заставило его вздрогнуть от пока еще неясного предчувствия чего-то
большего, чем просто удача...

И горами от мстительной мглы заслонен,
Полыхает огнями Святой Тирион,
А на Дереве Белом, как память утрат,
В каждой капле росы наши слезы горят...

Нелдор обернулся к Стэнли. Вид у него был полуобморочный.
- Что это? - взволнованным шепотом спросил он.
- По моему, это чудо, - пробормотал Стэнли, вслушиваясь в до боли
знакомые слова. - То самое, которого не бывает.
- Скажу больше - это судьба! - негромко воскликнул Нелдор. - Вперед!
Знакомые слова отзвучали, и казалось, песня уже кончилась, но
внезапно прозвучало несколько аккордов, слиты в один широкий и смелый
распев, и в нем песня словно обрела новую силу. Мелодия осталась прежней,
но теперь слова были незнакомы ни Стэнли, ни Нелдору, а чистый голос
девушки постепенно крепнул, наливаясь силой и уверенностью:

Над седыми горами сгущается мгла,
И надежда на новое счастье ушла,
В моем Зеркале вновь отражается мрак,
Ты, зовущий меня - кто ты, друг или враг?

Нелдор осторожно заглянул в приоткрытую дверь зала для разминки.
Прямо перед собой он увидел девушку лет девятнадцати-двадцати, прекрасную
и светлую, как июльское утро. Тяжелая золотистая коса лежала на ее груди
снопом солнечных лучей, а в глубоком вырезе белой блузки поблескивал
листок из зеленоватого золота. В серых с легкой синевой глазах красавицы
полыхало настоящее пламя, а в голосе теперь звучал отчаянный вызов и в то
же время светилась надежда:

Искушению я посмотрела в лицо
И отвергла навек роковое Кольцо!
Если счастье дается упорной борьбой -
Я за Море уйду, но останусь собой...

- Что это такое? - снова спросил Нелдор, отодвигаясь от щели. -
Откуда оно взялось?
- Последний эльф из Остранны, - Стэли старался казаться спокойным, но
у него это плохо получалось. - Надеюсь, она поет не свою песню-всю-жизнь.
- Нет, это поет не она, - медленно проговорил Нелдор. - Я хочу
сказать, что она поет, словно подражая кому-то, у кого это получается
лучше. Хотел бы я взглянуть на нее, когда она запоет свою собственную
песню.
- Посмотришь вечером на конкурсе, но после этого - сразу к служебному
выходу. Человек она или на самом деле эльф - но мы заполучим ее в наш
фильм любой ценой!
- Но кто она? - растерянно спросил Нелдор. Стэнли в ответ только
плечами пожал.

5

Конкурс спортивного танца отсеял еще пятнадцать девушек, в том числе
Ниду, Дорс и Жаклин. Ласси каким-то образом удержалась. Вперед снова
вырвалась Рейес, но Ариэль уступала ей всего одно очко. Все с нетерпением
ожидали конкурса `В песне - вся жизнь`. Волновались все - и участницы, и
жюри, и зрители - все, кроме Дисмэс. Приложила ли она к жеребьевке свою
руку или нет - осталось тайной, но Рейес должна была выступить двадцать
седьмой, Ариэль - двадцать восьмой.
В 19-00 на стадион вышла ведущая, очаровательная Нириой Канти с Эффы
(Королева номер 98) и звонко объявила:
- Начинаем шестой конкурс 104-го Межпланетного конкурса красоты под
девизом `В песне - вся жизнь`. Первая выступает Зилла Нейя Орто. планета
Лия!
Одна за другой выходили очаровательные лиинки и эффианки, еленки и
менсанки, гранасианки и женщины Земли. Переливались над стадионом нежные
голоса, звенели музыкальные инструменты... Но Стэнли и Нелдору вся эта
музыка казалась кошкодранием. Они искали своего эльфа из Остранны. Наконец
Нириой Канти объявила:
- Рейес-Луо, планета Елена!
Дисмэс вздрогнула и быстро взглянула на сцену. Да, это она, Рейес,
совсем не изменившаяся за год и, кажется, в том же бирюзовом платье. Вот
только светло-розовые волосы за год отросли и теперь падали длинными
локонами на плечи.
- Она очаровательна, - Камилла Лайди повернулась к Дисмэс и
улыбнулась обворожительной улыбкой кинозвезды. - Я всегда считала, что во
всех женщинах с зеленой кровью есть что-то волнующее.
`Улыбайся, пока можно` - подумала Дисмэс. `Какое-то время тебе будет
не до смеха`.
В этот момент погасили все лампы, кроме одного прожектора, озарявшего
Рейес голубоватым светом. Осторожным, каким-то кошачьим движением она
дотронулась до кесмины, и над стадионом повисла нежная и вместе с тем
тревожная пульсирующая мелодия. Многие узнали ее - Дисмэс все чаще
замечала головы, повернутые в сторону Камиллы. Сама Дисмэс стиснула всю
волю в комок, чтобы не сделать того же самого.
К мелодии добавились слова, и Дисмэс в который раз отметила, что
голос Рейес необыкновенно звучен и красив. `Был, как сирена,
сладкогласен...` - внезапно вспомнилось ей.
А на сцене тем временем творилось черт знает что. Сознательно или
бессознательно, но Рейес очень похоже копировала Камиллу в знаменитой
сцене под балконом. Дисмэс уже не смогла заставить себя не оглядываться.
Камилла сидела, стиснув кулаки и закусив губу. На секунду ее губы
разжались, чтобы еле слышно произнести: `Рэссла вирз!`
`Если Камилла начала ругаться по-гранасиански - дело дрянь!` -
промелькнуло в голове у Дисмэс. Где же спасение, почему так невыносимо
долго звенят последние аккорды кесмины? Куда скрыться от нескромных
взглядов?
Растаяли в вечернем воздухе последние аккорды прощания Илан, и все на
стадионе замерло на целую минуту. Рейес со смущенной улыбкой ждала
аплодисментов, но здесь была Камилла - и стадион обморочно безмолвствовал.
- Оценки жюри! - Голос Нириой расколол отвратительную тишину, ударив
по нервам. Один за другим члены жюри нажимали кнопки. Вот результаты
высветились на большом экране - и вот тут стадион ошеломленно ахнул:
пятеро поставили Рейес 9 баллов, трое - 8 и лишь дважды мелькнул высший
балл - 10. Десятку поставили Камилла Лайди и Дисмэс Риоль.
- Общая сумма - 89, объявила Нириой. Побледневшая Рейес покинула
стадион почти бегом. И во взволнованном гуле зрителей лишь Дисмэс услышала
новое имя:
- Номер двадцать восемь - Ариэль Коренева, планета Оза!
`Поможет или нет?` - напряженно думала Дисмэс, не спуская глаз с
Камиллы. И вдруг гул стих, словно его выключили, только откуда-то сверху
прозвучал одинокий радостный возглас: `Это она!` Дисмэс обернулась к
сцене.
Ариэль стояла на сцене с гитарой в руках, тоненькая и стройная, как
молодое деревце в цвету, и смотрела на зрителей спокойно и весело. Она
представляла разительный контраст с другими участницами конкурса в
роскошных нарядах - на ней было ее любимое белое льняное платье длиной
чуть выше колен, с вышивкой на груди. На ногах - простые серые туфельки
без каблуков, и только на шее по-прежнему светился листок, подарок Наталии
Эрратос. В этот момент в ее красоте действительно проступало что-то
эльфийское - светлое, юное и вместе с тем вечное, как первозданная
природа. Во всяком случае, Нелдору она показалась еще более прекрасной,
чем была утром.
Девушка ударила по струнам гитары, и к небу рванулся удивительно
светлый, радостный, солнечный аккорд. Ариэль запела - и словно осветила
все вокруг. Откуда-то из далекой дали родились простые и звонкие слова ее
песни и заполнили собой все пространство над стадионом, а сильный и
светлый голос Ариэль радовался вместе с гитарой.

В стеклах плавится отблеск зари,
Утро раннее, солнце, прохлада -
В этот час ты со мной говори,
Ничего мне другого не надо...

Немногие слышали эту песню раньше - даже из Шести половиной. Ариэль
считала, что она принадлежит Прошлому Наталии, как и многие другие песни,
однажды услышанные от нее. Но на самом деле Наталия сложила ее сама еще в
юности, почти тридцать лет назад. Это была ее первая, и, как потом
оказалось, далеко не последняя песня. Но никогда больше не удавалось ей
озарить слова и мелодию этим бесконечно светлым сиянием летнего утра...
- Я понял, кто она такая! - в шепоте Стэнли рвалось наружу
восхищение. - Она не из эльфов - у тех почти все в прошлом - нет, она
рождена людьми! Нежнее лилии и тверже стального клинка - это она!
- Можешь не продолжать, - спокойно ответил Нелдор. - Я сам узнал
Эовин Ристанийскую. И в этот миг твой замысел перестает казаться таким
безнадежным, как раньше. Будет ли она Королевой или нет...
- Но ей от нас не уйти! - перебил его Стэнли. - Как только допоет -
ты к левому выходу, а я к правому! Эх, слева рать, справа рать...
А песня все кружила над стадионом, как необыкновенная птица...

Свет был розовым, стал золотым,
А на улице стало теплее,
И бегу по делам я своим -
Все быстрее, смелей, веселее...

Стадион снова безмолвствовал, но на этот раз не обморочно, а
трепетно, приобщаясь к чуду, творившемуся на сцене. А сердце Дисмэс
переполнялось радостью и восторгом. Она снова взглянула на Камиллу. Лицо
знаменитой киноактрисы оттаивало на глазах, как вынутые из холодильника
плоды.
Голос Ариэль смолк. Гитара еще звенела некоторое время, и вдруг
мелодия оборвалась одним резким и веселым ударом. Несколько секунд над
стадионом висела тишина, а затем ее разбили в клочья такие аплодисменты,
какие Рейес не могли бы даже во сне присниться.
- Оценки жюри! - голос Нириой силился прорваться сквозь эту бурю
народного восторга. Дисмэс улыбнулась и энергично нажала кнопку...
- Общая сумма - 100!
- Готова поклясться чем угодно, - шепнула Айлучи сидевшей рядом Алке,
- что на стороне Рейес больше не будет ни одной зрительской симпатии!
Камилла спасена!
...Нелдор стоял у левого служебного выхода и внимательно вглядывался
в лица проходивших мимо женщин. В темноте, сквозь сетку мелкого дождя, это
было не так просто, а кроме того, Нелдор прилагал некоторые усилия, чтобы
не попадаться на глаза юноше в куртке с эмблемой Звездного Флота,
отиравшемуся здесь же. Каким-то десятым чувством Хельд понимал, что ждут
они одного и того же человека, но именно это и вселяло в его сердце
надежду на успех.
Наконец, из дверей скользнула стройная фигурка в узких голубых
джинсах и коричневой ветровке. Голова девушки была повязана зеленым
шелковым платком, и Нелдор не сразу понял, что это именно та, кого он
выслеживает. Юноша в куртке звездолетчика сразу же подошел к ней.
- Поздравляю, Ариэль.
- Спасибо, Ричард. Это было как во сне, - звуки этого голоса рассеяли
последние сомнения Нелдора. Стараясь держаться на расстоянии, он
последовал за юношей и девушкой к флаинг-стоянке.
Видимо, дорогам Нелдора и Ариэль действительно было суждено
пересечься - Хельду отчаянно везло в этот дождливый вечер. Во-первых,
Ричард и Ариэль сели во флаер достаточно редкой окраски - вишневый с
широкими белыми обводами, хорошо видными даже в темноте. Во-вторых,
следующий флаер подлетел тут же, и к тому же был довольно
распространенного золотистого цвета, так что заметить слежку было не так
просто...
`Неплохая тренировка для будущего Следопыта`, - весело подумал
Нелдор, бросая свой флаер в поток скользящих над улицей воздушных
экипажей. Белые обводы маячили где-то впереди. Дважды, при резких
поворотах, Нелдор терял их из виду, но быстро находил снова. Интуиция
безошибочно вела его по следу Ариэль. Проследовав за вишневым флаером
почти через весь город, Хельд в конце концов подлетел к небольшой
гостинице на его окраине. Красавица и ее спутник вышли из флаера и
направились к ее дверям. Нелдор хотел последовать за ними, но у дверей
стояли трое, и он счел за лучшее не попадаться им на глаза. Трое
обменялись с Ричардом несколькими короткими фразами на одном из языков
Озы, после чего двое увели Ариэль внутрь, а один остался на крыльце вместе
с Ричардом.
`Ну и охрана!` - с уважением подумал Нелдор, глядя на парней у входа.
`Словно Хранителя Кольца оберегают от Черных Всадников.` Он вылез из
флаера и пошел в обход гостиницы, стараясь не привлекать к себе излишнего
внимания. Здание в восемь этажей, построенное еще в ту пору, когда все
окна и дверные проемы на Гранасии были полукруглыми, до самой крышей
увитое неарисо, оромэлью, риангой и другими вьющимися растениям. Небольшие
ажурные балконы, тоже, как правило, полукруглые и оплетенные зеленью.
Недалеко от задней стены - густые кусты лорна, в которых можно пролежать,
при случае, и час, и два незамеченным и из которых все окна видны как на
ладони.
Внезапно в одном из окон пятого этажа вспыхнул свет, и Нелдор увидел
силуэт девушки, снимающей платок. Теперь он бы уже не спутал этот профиль
ни с чьим другим.
- Умно, - Нелдор рассуждал вслух сам с собой. - Пятый этаж - значит,
ни с земли, ни с крыши не залезть. Но это также значит, что под окном нет
охраны.
Он подошел к самой стене, покрытой сплошным ковром. Оглядев длинную
плеть неарисо, изо всей силы рванул ее. В его руке осталось несколько
листьев, но лиана держалась крепко.
- Пожалуй, выдержит, - задумчиво произнес Нелдор. - В случае чего, мы
по ней влезем, но и исцарапаемся по-страшному. Однако, если не найдется
других путей, сгодится и этот.
Хельд крутился около `Белого цветка` еще около часа, и вскоре почти
все составляющие программы `Антихмырь` стали ему ясны.
`Да, Арагорн, выслеживающий Эовин - это эпизод, которого не было у
Толкиена` - мелькнуло у него в голове, когда он садился во флаер и
осторожно взлетал над засыпающим парком.
- ...В общем, так, - докладывал Нелдор Стэнли на следующее утро. -
Одна она нигде не ходит. Ее по очереди охраняют три парня в форме
курсантов Звездного Флота и, кажется, еще две девушки. Помимо этого, она,
видимо, в большой дружбе с нынешней Королевой - я видел ее в этой
гостинице, разговаривающую с одним из `охранников`. Но окно не охраняется,
и, хотя оно на пятом этаже, туда несложно влезть по лианам. В том, что ее
выберут Королевой, я уже не сомневаюсь, но в вечер награждения охрана не
подпустит к ней никого из желающих заключить контракт. Так что, если мы в
ту же ночь влезем к ней на балкон, то будем первыми.
- Да, но... - начал Стэнли.
- Ты считаешь, что она не заслуживает таких усилий? - перебил его
Нелдор.
- Заслуживает, но...
- Значит, и говорить не о чем. Ни ради одной женщины я не делал таких
вещей. Но ради нее сделаю.

6

Прошло еще два дня.
Айлучи оказалась права - история с прощанием Илан не прошла для Рейес
даром. За эти два дня Ариэль увеличила разрыв до двадцати двух очков, а
Рейес скатилась на четвертую позицию, пропустив вперед Тилзу Эфри с Эффы и
Гииду Ламм с Мены.
И вот настал вечер шестого, заключительного дня 104-го Межпланетного
конкурса красоты. На сцену поднялись пять оставшихся участниц, в том числе
и Ариэль. Сейчас на ней было длинное серовато-голубое платье, сшитое
специально для этого дня, а вместо листка с шеи спускалась нитка крупных
молочно-белых жемчужин. В этом наряде она действительно выделялась из ряда
девушек, как королева из своей свиты, и впервые за много лет у зрителей не
возникало сомнений в том, чью голову увенчает сейчас корона.
Трижды ударил гонг, и стадион замер. Луч прожектора осветил
поднявшуюся Камиллу Лайди.
- Имя 104-ой Межпланетной королевы красоты - Ариэль Коренева, планета
Оза! - произнесла она торжественно.
Ариэль выступила на несколько шагов вперед, и ряд девушек сомкнулся
за ее спиной. Откуда-то сверху на стадион упала нежная и красивая мелодия
`Луч звезды`. При первых ее звуках Дисмэс встала и не торопясь пошла к
сцене. Поднявшись, остановилась перед Ариэль и сняла со своей головы
корону Межпланетной королевы красоты, сверкающую искрами бриллиантов.
Стадион взорвался, и под торжественные вопли Дисмэс надела корону на
голову Ариэль, при этом незаметно для зрителей показав ей кончик языка, а
затем стала рядом с ней.
Так они и стояли рядом на глазах у всей Галактики - красота земная и
красота гранасианская, солнце и звезда, королева новая и королева старая,
а в реальной жизни - две хорошие подруги Ариэлиь и Дисмэс из младшего
поколения Шести с половиной, никогда не бывшие соперницами, и никто во
всей Вселенной не смог бы сказать, какая из них прекраснее.
Торжественным водопадом обрушился на них `Луч звезды`, и в его звуках
никто не услышал тихих рыданий. Это плакала Рейес.


Ариэль вошла в свой номер в `Белом цветке` и тут же зажгла свет, но
вошедшая следом Дисмэс ударила ее по руке и вернула выключатель в исходное
положение.
- Если хочешь провести спокойную ночь, не советую рисковать, - тихо
сказала она. - А если не видишь в темноте, то я прихватила свечку из
маминой коллекции. Фонарик все-таки светит слишком ярко, а свечу можно
поставить вот сюда, чтобы с улицы было незаметно. Смотри, твои вещи я
кладу вот сюда. Раздевайся, а я пойду вместе с остальными усмирять
поклонников, репортеров и прочих варваров. Потом к тебе придет Алка, она
постучит в ритме `Спэйс Ноллы`, вот так, - Дисмэс осторожно постучала по
дверному косяку. - Под дверью все это время будет стоять на шухере Ричард,
а в два часа его сменит Симон. Остальные будут сторожить внизу. Ну ладно,
я пойду. Спокойной ночи не желаю, это уж от нас зависит, какой она будет,
- с этими словами Дисмэс исчезла за дверью. Ариэль, едва касаясь кнопок,
поставила блок и без сил опустилась на кровать.
Перед ней снова промелькнуло все то, что было после того, как Камилла
Лайди назвала имя Королевы. Система `Антихмырь` сработала великолепно.
Сразу после того, как на Ариэль в беспорядке покидали три наряда от лучших
модельеров Галактики, шубку из меха слинта с планеты Орти, шкатулку с
полным набором драгоценностей и огромные веники цветов, Дисмэс схватила за
руку новую Королеву и потащила ее за кулисы. Там их уже ждала Айлучи,
быстро покидавшая все подарки в сумку с пластинками милли-поля. Дисмэс

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 122874
Опублик.: 20.12.01
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``