Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
ЗАМОК НА СТЫКЕ МИРОВ Назад
ЗАМОК НА СТЫКЕ МИРОВ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Виктор ЧИРКОВ

ЗАМОК НА СТЫКЕ МИРОВ


1. ПУТЬ К ВОРОТАМ

Все тело ныло... Ощущение потери памяти, смешанное с тупой болью во
всех частях тела... Стоп. Это уже было. Полет - или что-то иное, обрывки
мыслей о прочитанных романах, судорожная попытка выбраться из этого бреда.
Мне нужно открыть глаза. Голубое небо меньше всего походило на потолок
комнаты, где все началось. Я приподнялся... тело было цело, но рука,
правая рука... В глазах потемнело. То, что я обнаружил там сильно
напоминало кадр из фильма ужасов. Почти человеческую руку покрывала
сверкавшая на солнце чешуя. Страшные когти переливались оттенками голубого
цвета. Указательный палец украшал перстень с черным бездонным камнем. Я
снова провалился в беспамятство.
Второе пробуждение прошло легче. Мои силы восстанавливались, а с ними
возвращалось чувство юмора. Я оценил лапу и подумал, что нос или ухо
теперь тереть лучше левой конечностью, затем ощупал лицо, оно не
изменилось, это чуть приподняло общее состояние духа. Так было привычней.
Изучая свой внешний вид дальше, я ничего нового не обнаружил. Немного
осмелев сел, потрогал новую кисть, она оказалась теплой и не столь уж
противной. Ближе к локтю чешуя отсутствовала, лишь маленький детский шрам.
Разглядывая его, я захотел мысленно разгладить кожу, выравнять давний
дефект, стал словно погружаться в информационное поле поврежденной зоны.
Моя мысль будто ввинчивалась в это давнее повреждение кожи. Появилось
ощущение нарушенной гармонии. Я разглаживал и выравнивал, черпая
информацию в окружающих тканях. Наконец, ощутил удовлетворение содеянным,
теперь инородное изменение пропало. Не знаю точно, сколько времени я
мечтал, но когда очнулся, то обнаружил, что найти место шрама невозможно.
Меня потянуло на эксперименты. Лапа удивительно легко подчинялась, сверкая
зелено-голубыми солнечными бликами при движении. Она была явно моей или,
по крайней мере, возникла по какому-то непонятному стечению обстоятельств
с изрядной долей моего участия.
Правда, сжать ее в кулак полностью я не мог, мешали когти, а что
если... - шрам рассосался по моей воле! Я собрал все свои жалкие силы и
уставился на лапу. Она превратилась в руку, замечательную, знакомую мне
руку!
Только вот, радость первого успеха была испорчена при взгляде на
левую конечность. Там теперь за сияла, радостно переливаясь на солнце,
сине-зеленая когтистая кисть все с тем же перстнем. После нескольких
попыток я сделал две лапы, правда, перстень остался все-таки один, он лишь
кочевал с одной конечности на другую. Теперь эта операция проходила легко,
а что если сделать четыре?! Интересно, где будет кольцо? Но благоразумие
все же одержало верх.
Изрядно помучившись и, осознав, что с лапой ничего поделать нельзя, я
попытался хотя-бы изменить внешний вид: появляться среди людей с таким
приобретением не хотелось.
Попытка убрать чешую не удалась, это поражение нужно признать. А что,
если мои новые способности простирались дальше? Если я смог перестроить
свое тело...
- Правда, не очень успешно, - мелькнула мысль, явно ехидная, и,
похоже не моя.
- Нужно попробовать соорудить хотя-бы перчатку, собрав все силы, все
внимание... - бубнил я.
- Умения у тебя явно не хватает.
- Опять комментарий?! Ну вот, уже сам с собой заговорил, - произнес
я, при этом продолжив попытки создать перчатку.
Изделие с треском лопнуло, обнажив здоровенные когти отливавшие
цветом вороненой стали.
- Зато силы много... - послышался новый комментарий.
Следующее ваяние перчатки я начал с попытки уменьшить длину когтей, и
это мне удалось... - сантиметров до двух. Более аккуратный контроль за
процессом создания позволил мне скрыть измененную конечность черной
кожаной перчаткой. Вот только перстень, несмотря на все старания, оказался
поверх перчатки, словно он хотел видеть мир вокруг. Снять его и спрятать в
карман мне не удалось, но тем не менее это уже был явный успех. Эти
эксперименты окончательно утомили непривычный разум, я задремал.
Ввинтившийся в мозг вопль: `Осел, тебя сожрут!` - мгновенно вернул
меня к реальности (что было действеннее `осел` или `сожрут`, я понять не
успел). Так как, даже не открыв еще глаза, я ощутил здоровенную змею,
готовую отобедать подогретой на солнце дичью. Моя (уже смирился) лапа
засветилась в этом мире на грани сна и протянулась к змее, увеличившись и
разорвав перчатку. Когти прежнего размера сомкнулись на змеиной голове.
Раздался жуткий хруст, что-то чавкнуло. Веки наконец раскрылись, - лапа
уже прежних размеров, все с тем же перстнем, блеснув на солнце, обтянулась
кожей. Кольцо снова находилось поверх перчатки.
Гадина все еще стояла в боевой стойке, но голова отсутствовала.
Вокруг разлетелись брызги, оставшиеся от нее. Змея была довольно большая,
раньше мне такие не встречались. Окраска о принадлежности к какому-либо
виду ничего не говорила, в учебнике биологии таких не упоминалось.
Все это безобразие длилось лишь мгновение. Я откатился в сторону,
приподнятая часть тела змеи рухнула на песок.
- Ничего себе, что-то у меня нет желания ссориться, - откомментировал
все тот же голос (пусть голос, так проще для моего перегруженного
впечатлениями восприятия).
Пришло время наконец чуть-чуть осмотреться и подумать. Я стал
выуживать свои воспоминания...


Странные сны иногда посещали меня. То было зыбкое колебание между
сном и явью. Собственно, даже не сон, а какое-то воспоминание, глубоко
укрытое в недрах памяти и сохранившее лишь детский страх перед
неизвестностью и мучительную боль утраты чего-то несвершившегося. Жизнь
неслась, раскручивая свою спираль, и вообще-то не сулила ничего нового или
необычного. Начинало казаться, что земной путь пройден. Все напоминало
последний день в городе, из которого уезжаешь вечерним поездом, а все дела
сделаны уже к обеду...
Воспоминания оживали шаг за шагом, короткими минутами перехода от яви
ко сну. И то, что так угнетало, постепенно проявилось. Я наконец
рассмотрел все. Но это была не более чем иллюстрация, она напоминала об
Этом как картина - настоящий шторм.
Что же сыграло роковую роль - любопытство, скука или судьба,
тянущаяся за мной из прошлого? Потом уже было трудно определить. Впрочем,
я не смог бы указать и точное начало пути. Что двигало мной? Мог ли я
предположить, что будет дальше, когда шаг за шагом пытался вдохнуть жизнь
в мертвые вихри иного мира.
Воображаемый мир стал оживать, исчезло ощущение натюрморта. Раз от
раза все глубже и подвластнее становилась бездна. Теперь я помнил детали,
все говорило, что именно Это было утеряно памятью. Но теперь чувство
детского страха сменилось ощущением глубокого удовлетворения понятым, а
может созданным? Что это такое? Трудно оценить. Но оно находилось рядом,
вполне реальное, твердо обосновалось и никуда не собиралось исчезать.
Огромная бездна, клубящийся туман, уходящий в бесконечность, смешанное
впечатление страшной высоты и невозможности разбиться. Мелькнула явившаяся
извне мысль, что эта мощь со мной навсегда, что путь открыт, что прежнего
счастливого неведения не будет никогда.
Такое заключение дало больше вопросов, чем ответов. И что с новым
знанием делать, кроме как нырнуть... Да, нырнуть в воображаемый туман,
который вам снился в детстве... Может лучше следовало обратиться к
психиатру?! Два укола в день, свежий воздух, и через месяц болезнь
пройдет. Но если это и было видением, то очень реалистичным. Что я
собственно теряю? Попробовать? И попробовал...


Чем же мое любопытство кончилось? Похоже, моя новая часть тела была
отрывочной копией из какого-то романа, скрещенная с весьма
быстродействующей системой защиты неизвестного принципа действия. Два
столь странно сочетаемых понятия дали этот удивительный гибрид. Какие
возможности у новой конечности - неясно, но она явно была частью меня, а
уж соображала значительно быстрее. Пришлось удовлетвориться пока таким
объяснением на сей счет.
Куда я попал, совершенно непонятно. Каким способом - некоторые
соображения теперь были... Похоже, неумелые эксперименты с необычными
образами привели на какой-то путь. Испугавшись, я попытался покинуть его,
и был выброшен в неизвестное место Земли. В это по крайней мере хотелось
верить. Пребывание в недоступной пониманию человека среде, помноженное на
испуг, дало такой странный результат. Вот, собственно, и все, что удалось
вспомнить и понять. Негусто.
Я встал, в обе стороны тянулся бесконечный пляж, края водной глади
видно не было. Продолжением песчаной полосы служил лес, перемежающийся
скалами. Из-за деревьев и каменных выступов далее ничего не
просматривалось. Понять, где я, не представлялось возможным. Любовь к
теплу, глубоко укоренившаяся в подсознании, оказала добрую услугу (при
суммировании сил, указавших мое нынешнее место пребывания), по крайней
мере, тут в данный момент тепло.
Насколько мог различить взгляд, никаких заметных следов человека или
иной жизни не имелось, кроме змеи. Правда это была уже не жизнь, только
комментировала же не она...
Впереди или южнее, впрочем, в той стороне, куда я смотрел, в тумане
виднелся не то мыс, не то скала. Присмотревшись к чему я почувствовал, что
увидел что-то еще, как в ситуации со змеей, какое-то свечение, неясные
контуры сооружения, скорее всего замка. В них переливалось и искрилось
нечто. Прикрывая глаза от солнца правой конечностью, я заметил, что
перстень светится в тон и такт тому странному пламени. Взгляд невольно
остановился на кольце, лапа сжалась...
- Ну что уставился? Проковыряешь дыру или раздавишь, как бедную
змейку!
- Да, - произнес я, - лапа с когтями, кольцо с юмором и интеллектом -
нужен психиатр.
- Осел! Хотя и здоровый... У меня только половина интеллекта. Вторую
вернуть мне поможешь ты.
Далее перстень продолжал ворчать, обращаясь скорее сам к себе -
Психиатра ему, где тут он его возьмет, впрочем доктор, не доктор, - лапа
все-равно останется, правда, если хирург попробует... представляю его на
месте гадины, хихикс!
Стало ясно, что у меня появился попутчик, но по пути куда?
- Теперь я начну или жить в новой шкуре, или лучше утопиться, -
задумчиво сказал я сам себе.
- Ну наконец-то, а утопиться все равно, думаю, не получится. Ступив в
колодец и выйдя из него целым, нет!
- Слушайте, может...
- Лучше ты, обращаться на вы к жалкой половине, это как-то слишком.
- Может все-таки объяснишь, кто ты и откуда?
- Понимаешь, я могу рассказать лишь часть...
- Половину что-ли? - ехидно поинтересовался я.
- Да, примерно. Когда ты создал межсферный переход, поглотивший тот в
котором был заперт я, затеплилась надежда. Но все оказалось не так просто,
ты потерял контроль и рванул назад, твои мысли путались, это походило на
тайфун. Не имея сил повлиять на происходящее, я лишь подправил тебя
поближе к замку, надеясь на лучший исход. Но ты, мало того, что выбрался,
но и прихватил меня с собой, правда, не в лучшем образе...
- Слушай, а этим зеленым сокровищем меня одарил ты?
- Нет, но это не так уж плохо, как показал первый опыт. Кстати вторую
половину будет совсем не просто найти и освободить.
- Почему, собственно, ты решил, что я буду кого-то искать, спасать?
- Понимаешь ли, - несколько подумав ответил перстень, - если даже
неосознанно ты прихватил страдальца из колодца, то в помощи несчастному не
откажешь?
- Так, а, кто же собственно просит?
- Потом, все потом, но один ты быстро заскучаешь! Слишком велики
изменения в твоем `я`, да и внешне тоже. Жить среди людей таким? Путь
развития дальше тернист. Люди им идут так редко, нас уже давно на Земле
Людей нет, - затараторил перстень.
- Кого это `нас`? - спросил я.
- Узнаешь, когда мои части сольются и снова станут единым целым.
Лапа была теплой и спокойной, наверное, мне ничего не угрожало. О как
я ошибался... От перстня - действительно не угрожало, (пока не угрожало,
кроме пожалуй его язвительности), но на пути к сердцу замка - дело иное.
- Здесь делать больше нечего, куда идти ясно, тогда в путь, -
подытожил перстень наше знакомство.


Теперь я окинул взглядом пляж и вздрогнул! От змеи осталось лишь
углубление в песке, равное телу змеи.
- Началось, - проворчал перстень, - но, думаю, слуги замка на пляж не
появятся, а это так, шутка. Ты можешь идти?
- Да, - ответил я, так как уже восстановил силы и отложив дальнейшие
расспросы направился к туманному мысу.
По мокрой и удивительно твердой полосе песка, что лежал на грани
океанского прибоя шагалось легко и свободно, мыс медленно приближался.
Несмотря на солнце, вокруг его скал клубился туман. Огромный монолит
вырастал прямо из песка и омывавшего его океана. Камни на подступах к
скале покрывал мох. Мелкие трещины, словно паутина сплетенная веками,
опутывала гранит. На мысу власть времени кончалась, и, хотя, скала имела
вполне естественный вид, она была здесь чужой.
- Ну и что? - обратился я к перстню.
- Ворота со стороны материка, нужно подниматься через лес.
Я глубоко вздохнул и подумал, проглотив слюну, что неплохо бы
поужинать, солнце было невысоко.
- Ничего, поужинаем и еще как, если, конечно, войдем, или что-нибудь
нами не покушает. Тут похоже гости не часты.
Глянув назад я осознал в очередной раз, что, собственно, идти-то мне
некуда. Оставалось одно: искать место, где не так круто, что бы лезть
через лес наверх. Мелькнула мысль проложить тоннель, но ее прервал голос
(или мысль. Не как не определиться) кольца, что лучше поберечь силы, чем
шуметь и заниматься дурацкими экспериментами.
Поиски приемлемого подъема довольно быстро увенчались успехом.
Подобие тропы среди камней шло вглубь леса. Повороты, прямые участки...
Петляя, тропа поднималась и забирала вправо. Склон стал более пологим,
деревья реже, и у меня просто отнялась речь...
Лес расступился, долина плавно уходила вверх, теряясь среди гор.
Взгляд скользнул по ней к горной гряде, покрытой льдом искрившимся
багровыми отблесками вечернего солнца. Леса, волнами меняли окраску,
переходили в долины и пустоши, а еще выше последней ступенью к вечности,
звездам, пространству лежали древние льды. Стоп. О вечном. Обернувшись, я
узнал на фоне закатного солнца силуэт замка, что пригрезился мне с пляжа.
Под стать окружающей природе, огромный, он словно парил над скалой, и
снега гор отражались в его не-то окнах, не-то плитах. Отражалось вечное в
древнем или древнее в вечном? Видение растаяло. Звенящая глубокая тишина
повисла, обволакивая лес, скалу, камни.
- Иногда в лучах закатного солнца, это, что во многих мирах, то чего
нет нигде, может видеть и простой смертный. Напряги зачатки своего второго
зрения, всмотрись, - нарушив молчание, молвил мой попутчик, заключенный в
перстне.
Я вновь стал всматриваться в скальный монолит. Постепенно проявилась
новая картина, вернее, она усложнилась в сравнении с первым видением. В
глубине, словно звало на помощь, пульсировало и билось пламя. Вместе с ним
переливался и перстень. Но на пути к нему была скала, закрывавшая огромные
ворота, которые даже приоткрыть-то было немыслимо, так они оказались
велики. На них искрились, будто живые, текли в непрерывном движении
неизвестные письмена. Заполнение контуров все время менялось, напоминало
расплавленный металл.
Я попробовал остановить взглядом их бег, слиться с ними и неожиданно
осознал, что начал учиться новой грамоте. Руны оказались древнее рода
человеческого и были уже очень стары до появления на Земле Христа.
Продолжив следить за переливами этих дивных рун, я ощутил что
погружаюсь в них, смысл странных образов стал мне понятен. Древняя надпись
гласила:

Если с вопросом пришел, то стучи
Сражаться явился, прочь уходи
Коль друг, то стражу скажи
Хозяином стать на пустующим троне, - войди!

Или точнее так я мог бы передать ощущение вынесенное из этого
огненного вихря.
- Очнись, очнись, что с тобой?! - голос перстня вывел меня из
оцепенения. Багровый солнечный диск был совсем близко к поверхности моря.
Теперь ворота были видны отчетливо, по ним все также струилась
замысловатая вязь.
Взглянув на камень в кольце, я обратился к своему попутчику,
заключенному в перстне:
- Что же мне теперь делать?
- Нужно проникнуть в замок до захода солнца, обмануть стража ворот.
Какой-нибудь демон наверняка охраняет прихожую. Не факт, что с заходом
замок не сместится в любой иной мир, где уже восход, весна или еще
что-нибудь, - сварливо ответил перстень.
- Но надпись не требует никого обманывать!
- Какая надпись?
- Ну, не надпись, а то, что изображено на воротах.
- Там нет ничего, хотя когда-то... Постой, ты видишь следы таблички
для гостей?
- Да не следы, а сверкающие письмена.
- Тогда, может постучать? - спросил провожатый из перстня, похоже сам
себя. Но я уже принял решение сам, первое на этом пути.
- Я решил! Я войду.
- Что?! - испугался мой спутник в кольце.
Ноги сами стали шире. Левая рука обернулась когтистой лапой. Перчатка
исчезла. Когти вытянулись. Каждая часть меня соединилась в едином порыве.
Я окинул вторым зрением округу, было пусто. `Можно не таиться` - всплыла
откуда-то странная мысль. Я перевел взгляд на скалу, сосредоточил внимание
на воротах, медленно (как мне казалось), стал втягивать энергию, затем
направил ее на ворота. Весь импульс вернулся ко мне чуть усиленный. Мысль
о зеркале пришла вовремя. Поток раз от раза рос, становился все плотнее и
почему-то шире, расползался по скале, словно в противостояние втягивались
все новые площади. Одна из сторон должна быть уничтожена... `Еще один
отскок, и мне конец` - пронеслась мысль. Энергии уже накопилось на
небольшой тоннель сквозь горы. Последний импульс чуть не опрокинул меня. Я
немного отступил. Мой экран прогнулся и площадь на которую сфокусировалась
энергия, уменьшилась до размеров ворот и их выбило. Я увидел глубокий
портал в скале. Ворота вынесло внутрь, теперь они лежали горизонтально.
Из-под их створок доносились сдавленные всхлипы.
На месте ворот, прямо в воздухе, светились все те же руны, только они
были ярче. Мероприятие по открытию двери похоже пошло им на пользу.
У существа в перстне было явно человеческое или подобное прошлое, оно
икало! Интересно, что лучше: дать воды или постучать по спине? И где я мог
прочитать, как прекратить икоту у кольца с камнем. Без проводника было
непонятно, что делать дальше, ломать больше вроде и нечего. Хотелось...
что хотелось, подумать я не успел.
Перстень неожиданно перестал икать и подал рассерженный голос.
- Что дальше, что дальше - ума надо набраться, дурак с инициативой, -
донеслось до меня, и так далее и тому подобное.
Наконец мне удалось вставить фразу и прервать этот однообразный
монолог.
- Там было написано, - если хозяин, войди... - начал оправдываться я.
- Войди, а не вышиби дверь, - назидательно уточнил демон.
- А как твоя половина, заключенная в замке, - я попытался перевести
разговор в другое, важное узнику перстня, русло.
Мой собеседник приумолк, затем будто с кем-то посовещался и несколько
успокоился.
- Достаточно было отомкнуть запор, он тебе бы поддался. Так
утверждает моя половина, - произнес он, помолчал и добавил, обращаясь уже
сам к себе: - Интересно, почему?
- Лучше спроси свою составляющую, как короче пройти к ней, чем
заниматься нравоучениями.
- Это слишком длинно, она будет подсказывать лишь в крайнем случае,
наши с ней возможности очень ограничены.
- Так что теперь?
- Не знаю, разбудил ли ты все силы замка или лишь часть?... Теперь
письмена на месте ворот чувствую и я. Они ожили. Все равно нужно идти.


Путь до ворот оказался длиннее, чем представлялось на первый взгляд.
Уже под аркой, я понял, что дотянуться до колец, заменяющих ручки, можно
лишь с хорошей лестницы. Теперь створки лежали в глубине проема, сначала
их, словно поршень, выбило вовнутрь, затем они упали. Толщина ворот была
около метра, похоже, они не предназначались для входа, являясь лишь
декорацией.
Мы вошли под арку. Нам никто не препятствовал. По всей видимости я
открыл дверь нестандартным способом, может нужно было все же постучать?
Бросив прощальный взгляд в долину, я прочел надпись в проеме, она
была на прежнем месте, лишь отсутствовала строка, (или как там это можно
назвать) про нового владельца.
Ворота лежали перегородив выход из-под арки в зал. Я вскарабкался на
упавшие створки и двинулся дальше.
- Вот это удар, - оценил я содеянное.
- Ну влип, ну соня, ну впечатали, - голос принадлежал не перстню и
шел из под створок.
- Отлично, сторож отдыхает! - отметило кольцо. Всхлипы и вздохи,
приглушенные громадой ворот, продолжались. Тем временем я углядел еле
заметную трещину в монолите створки, у самого угла, примерно в направлении
стонов. Почему я дальше поступил так - объяснить трудно.
- Извини, дорогой друг, - произнес я, обращаясь к голосу из-под
ворот. Сложил лапы вместе и направив на трещину, сосредоточился на ней,
высвободив остаток энергии, запасенной у ворот. Уроки, приобретенные
ранее, при вскрытии ворот, пошли на пользу. Даже этот малый навык
управления Силой позволил мне достаточно точно сфокусировать энергию на
трещине, как бы ввернувшись в нее. По трещине зазмеилось голубое пламя,
она медленно расширилась. Раздался треск. Кусок отлетел и разбился о
стену.
- Ой, - сказало кольцо.
Мои ноги подкосились, я сел прямо на створке ворот. Из-под створки
вылетело золотое торнадо, рвануло к центру зала и, рассыпавшись,
образовало это...
Перстень присвистнул. Похоже он не очень представлял или основательно
подзабыл, сидя в межсферном колодце, с кем предстоит сражаться.
За коротким тоннелем (или глубокой аркой) находился большой зал. В
середине его, весь в разноцветных всполохах света, стоял страж.
Огромные, острейшие шипы торчали по телу, переливались и сверкали
полированными гранями. Походившая на тигриную морда оканчивалась рогом.
Тело покрывали пластины сине-зеленого цвета (того же что и цвет моих лап)
и каждая размером примерно с меня. Оно стояло на громадных, коренастых
лапах, похожих на тигриные, било по полу хвостом, на конце которого
имелось колючее утолщение, размером с небольшой грузовик. Стоило добавить,
что все это переливалось, искрилось и было чуть больше трехэтажного дома.
Зверь наконец заметил меня и чуть успокоился. Сел на задние лапы и
частично втянул когти.
- Ну что, колечко? - запинаясь спросил я, повернувшись к выходу, -
может удерем?
Ответить оно не успело. Демон похоже все прекрасно понял, протянул
лапу, створки и битая крошка на полу растаяли. Я плюхнулся на пол тоннеля.
На месте проема в долину захлопнулась новая огромная дверь.
У меня зашевелилась мысль о расплате. Материальных убытков мы похоже
не принесли, несмотря на шумное вторжение, но тем не менее встретили нас
без оваций. Сражаться с ним, интересно как? Более того, мои конечности,
хотя и остались в боевом виде, но были уже в перчатках. Похоже от лап
пользы не будет, они ретировалась. Но лапа до этого случая предупреждала
об опасности, так что же мне ничего не угрожало? Вид стража говорил об
обратном. Но все-таки зверь сразу не напал, стало чуть легче и ужас
охвативший меня вначале, немного отступил. Я поднял глаза от собственных
лап к зверю и увидел как тот томно потянулся, убрал когти окончательно
и... зевнул, захлопнув пасть со звуком оборвавшегося разводного моста.
Какие-либо запахи, которые должны были быть у животного таких размеров
отсутствовали, только слабо тянуло озоном. На концах шипов все время
что-то потрескивало.

2. СТРАЖ

Его сон был долгим и сладким, но пробуждение... Демон попал под
упавшие ворота замка. Парадокс состоял в том, что будучи стражем ворот, он
не мог их разрушить без ведома хозяина замка. Прошло много веков и он
плохо помнил почему обитатели этого удивительного места остались одни. Но
то, что старый владелец покинул их, помнил хорошо. Похоже исчезнув, тот
предполагал появление нового владельца, надпись на входе однозначно
говорила о таком событии.
Почему он согласился на эту службу, страж не помнил, как и зачем ему
такая боевая мощь. Плата за могущество оказалась весьма велика. Демон не
мог покинуть свой пост без приказа хозяина. Умереть он не мог, его природа
отличалась от человеческой. Смерть в людском понимании, т.е. от износа или
повреждения была невозможна. Стоя в силу природных особенностей выше
кармического круга смерти в цепи перерождений и развития, его раса
отличалась от людской. Если людям нужно было выбираться из круга, где
смерть являлась естественной формой сохранения ценного материала, то для
демона энергетическая и материальная основа была как раз такая, какую
получал человек, развившись до определенного состояния.
Имея в начале жизненного пути потенциал, о котором людской род и не
помышлял, его собратья довольно давно пошли разными дорогами. Их на Земле,
пожалуй, не осталось.
Так что же задержало его здесь? - служба за дополнительные знания у
существа более могущественного, чем он. Но замок остался без хозяина.
Покинуть эту дыру и пост привратника на стыке миров было невозможно без
его помощи. Оковы отпирались из тронного зала, это подсказал соплеменник,
висевший там, или вернее то, что от него осталось. Они иногда
перебрасывались мыслеформами. Но сквозь пространство данного места
установить связь было довольно сложно. Когда-то отдельные людские существа
приходили сюда, но их сил не хватало даже достичь ворот.
Зал не был изолирован от мира, и, соорудив нечто вроде призрака, (по
людской терминологии), он отправлял его побродить в мир. Такой фокус был
возможен, если большая его часть не покидала охранную звезду. Раньше он
пытался покинуть прихожую, но пространство всегда сворачивалось, и он
оказывался в центре звезды. Выбраться в другие миры, даже через зал тысячи
дверей, призрак не мог, слишком слаб. Пришлось ограничится Землей. Не имея
выбора, демон наблюдал за родом человеческим, узнав о нем довольно много.
Круг перерождений позволял сохранять наработанный материал и
продвигаясь ступень за ступенью, существо могло стать `бессмертным`,
перебраться на ступень, которая для расы демонов была нулевой. Тела людей
были сделаны из удивительных материалов, в основном из воды. Они легко
перерабатывались этим миром. Сырье шло в дело многократно, души постигали
мир ступень за ступенью, совершенствуясь круг за кругом и что интересно,
людям об этом было известно. Почему вторая ступень такого великолепного
механизма разладилась, он не знал. Все меньше бабочек вылетало из
инкубатора. Копошились лишь личинки. Число их росло, развитие
затормозилось. Они пожирали друг друга. Кармической памяти у душ не стало.
Спираль развития стала скручиваться. Новых душ не появлялось, а остатки от
старых стали сворачиваться в коллапс. Тел становилось больше и больше.
Гусеницы пожирали друг друга. Орудия поедания все совершенствовались... И
он потерял интерес к прогулкам. Планета умирала.
Теперь демону было не до рассуждений. Лежа под дверью, он не мог
выбраться, попал в ловушку. Оставалась надежда, что то, что сюда
вломилось, столь могуче, что выпустит его?
Он завопил, в надежде на помощь. Ответная накатившаяся волна жалости,
желания помочь, удивила его.
Плита накалилась, зазмеилась трещина, по ней пробежали голубые искры.
Угол немного отодвинулся. Отколотый от створки, он уже не имел власти и
мог быть разрушен. Теперь демон был на свободе, пусть только в прихожей,
но так все-таки лучше, чем лежать под плитой. Кусок двери отлетел в
сторону. Страж стоял посреди зала в своей боевой ипостаси. Он всматривался
в проход, искал обладателя этой немалой силы. Никого не было. Разбитая
дверь лежала на полу, частично пересекая пентаграмму.
Демон чуть потянулся, зевнул, посмотрел под арку входа. Часть надписи
`если хозяин - входи` отсутствовала. Услышав голос, он перенес свое
внимание ближе к пентаграмме, на створке сидел человек, который вдруг
заговорил сам с собой и попытался удрать! Этого демон допустить не мог.
Столько времени он торчал тут один, а тут пришел гость, может даже новый
владелец?
Выбравшись на свободу (в пределах поста), страж легко убрал мусор и
старые ворота, протянул конечность в сторону выхода и быстро восстановив
створки на их естественном месте пребывания, в проходе.
Демон всматривался еще и еще раз: на полу сидел явно человек со
странными передними конечностями. Перчатки не мешали видеть стражу это
удивительное творение. Правая кисть обладала громадной энергией,
подпитывала левую. Лапы существа не являлись механическим устройством, они
были единым целым с человеком. На указательном пальце красовался перстень.
Присмотревшись к нему внимательней, страж обнаружил, что кольцо
переливалось как-то очень знакомо. Такая субстанция ему уже встречалась в
покоях замка. Она очень походила на сородича, да еще знакомого.
Человек замер и удрать больше не пытался. Теперь страж рассмотрел его
внимательней. В форме человеческого тела находилось нечто иное, гораздо
более сильное, но судя по явному испугу, существо слабо представляло свои
возможности и резервы. Потенциал его был велик и это не смотря на то, что
перерождение еще не закончено.
Демон задумался: факты были на лицо. Не смотря на мелкоту и
принадлежность к человеческому роду, существо вышибло ворота без особого
труда, беспрепятственно прошло внутрь. Получалось, что пророчество старого
владельца сбылось.
Когда-то, в начале службы, когда все еще шло своим чередом, демон
путешествовал, посещал иные миры. Дубовый зал заполнялся гостями...
Удивительные то были гости. Эх было время. Ведь демон, на посту у ворот не
был рабом, скорее он был на службе за плату. Почему так не повезло?
Начальство сгинуло, когда он был на посту, да еще в охранной пентаграмме.
Но может теперь повезло, все вернулось? Демон размечтался: существо
вступило в права владения всем этим, он покинул ворота, срок службы
наконец закончился.


Через несколько минут, немного придя в себя, я окинул зверя
осторожным взглядом. Если он не напал сразу, то по всей видимости и не
собирался. Зверь присел на задние лапы и внимательно наблюдал за из-под
полуприкрытых век за мной. Кольцо молчало.
Выбор у меня был невелик. Пути назад не существовало, зверь
восстановил дверь, выломать ее еще раз я не смог бы, слишком много сил
ушло на открытие ворот в первый раз. По крайней мере, я так думал. Впереди
стоял громадный монстр. Есть ли двери за его спиной, видно не было.
Я взглянул в глаза громадине и подумал: `Эх стал бы он поменьше,
тогда возможно, удалось бы поговорить.`
- Это можно, - пришел ответ прямо в голову, и он явно был от монстра.
Тварь заискрилась. По броне пробежали молнии. Закружился золотой
вихрь, скрутился плотнее и уменьшился. Наконец, смерч распался: на месте
монстра, в центре зала стояло котообразное существо несколько необычного
вида.
Одето оно было в куртку, штаны и кроссовки. Из под куртки выбивалось
пышное жабо. Более детально разглядеть не удалось.
В правой лапе котяра сжимал здоровенный меч, весь в каких-то рунах.
Критически взглянув на него, потом на меня, он почесал свободной лапой
затылок. Далее попробовал сунуть меч в несуществующие ножны. Кот был
толстоват и меч прошел через оттопыренную полу куртки. Послышался треск
разрываемой ткани. Почесав лапой теперь уже за ухом, страж вздохнул,
что-то сделав с мечом. Клинок блеснул, стал чуть меньше кинжала и исчез на
поясе, под курткой. Затем, котообразный сделал шаг навстречу и протянул
лапу в приглашающем жесте.
- Прошу вас, господа.
- Похоже про меня он знает, - вставил мой попутчик из перстня.
Я поднялся с пола и осмотрелся. Зал был велик. Никаких следов пыли,
словно время тут было не властно. Золотистая причудливая линия опоясывала
зал. Ее контур походил на звезду. Упав дверь, пересекла периметр и
частично легла внутрь. Похоже, демон-страж спал во внутреннем замкнутом
контуре, ближе ко входу, поэтому оказался в ловушке, под воротами. Никаких
следов погрома не осталось. В центре стены, напротив входа, имелось три
двери приличных размеров. Две крайних обычного вида, окованы металлом.
Средняя же... Ее украшали живые драконы! Твари резво щелкали пастями,
пытались оттяпать друг другу, то хвост, то голову, при этом оставались
совершенно невредимы. Несмотря на всю резвость они были словно прикованы к
своим местам около границы молочно-желтого тумана... На стенах из черного
материала ничего не было. Плиты уходили вверх, исчезая в серой мгле.
Потолок, если он конечно был, не просматривался.
Разные мысли лезли в голову после предварительного осмотра. Уж не
линия ли на полу сдерживала стража?
- Крадись вдоль стены, - шепнул мне тип из кольца.
- Не стоит бояться, прошу вас, - снова произнес котообразный.
Мои обе кисти остались в зеленой броне, когти выпущены. Это
насторожило. Я еще внимательнее посмотрел в центр пентаграммы, пытаясь
понять, что мне угрожает, но ощутил лишь искренний интерес и расположение.
- Уже легче, есть меня по крайней мере не собираются, - прошептал я
сам себе.
- Демоны не едят людей как пищу - будет несварение желудка, по
аналогии для нашей расы в сравнении с родом человеческим, - донеслось из
центра зала.
`Слух у него отменный`, - подумал я и пошел вперед. Приблизившись к
линии, я почувствовал нечто и это удержало меня от резких шагов вперед.
Внимательно рассмотрев линию, я заметил: из нее поднималась завеса! Ох как
все не просто! По краю же зала, вершины контура звезды упирались в стены.
Более того, завеса там была значительно плотнее. Если б я двигался по
периметру, то пересек защиту несколько раз, да еще в самом ее плотном
месте! Советы хороши, но не всегда следует поступать согласно им. Я
подошел еще ближе, вытянул лапы и сделал попытку пощупать дымку над
линией. По звезде пробежал блик и что-то, напомнившее дождь в солнечный
день, образовало стену. Никаких ощущений не возникло, только от дождя
повеяло прохладой. Дождь почему-то шел снизу вверх и исчезал в вышине.
Я раздвинул лапами завесу (она легко подчинилась), затем шагнул
вперед. Все это время бормотавший перстень умолк. Зал оказался больше, чем
показалось при первом осмотре. До стража в центре, я шел довольно долго.
Наконец я добрался до демона, продолжавшего стоять по середине зала и
обнаружил, что тот ростом примерно с меня, толще и в таком обличье не так
уж страшен.
Морда, или может лицо, смахивала на кошачью. Взгляд больших глаз
неопределенного цвета, был очень проницателен. Над пастью красовались
шикарные усы. Цвет шерсти почему-то был зеленоватый. Голову завершали
очень подвижные уши. Одно все время поворачивалось в бок.
- Маркольдино, - напыщенно произнес котяра, - впрочем, можно просто
Марк, - добавил он, и протянул толстую пушистую лапу.
- Ян, - отрекомендовался я, пожав его шерстяную конечность, своей,
чешуйчатой. Его лапа оказалась приятной на ощупь, гибкой и удивительно
подвижной. Перчатки на моей лапе не было. Традиционный для людей жест:
подавать незащищенную руку в знак дружеского расположения. Хотя тут все
было наоборот, лапа без перчатки являлась более быстрым оружием,
прикрытая, она должна была еще прорвать перчатку...
- Итак, - произнес демон...
- Так все же, меня мучит море вопросов, - перебил я.
- Например, почему я в кроссовках, - вежливо откликнулся страж.
- И это тоже, как ты узнал?
- Просто ты на них уставился. Кое-что для своего образа я почерпнул в
твоей просьбе - стать поменьше (в части одежды). Собственно, почему-бы и
нет, к тому же так очень удобно. Да и вообще, посмотри на себя!
Я посмотрел. Действительно, кроссовки, летние брюки и рубашка с
коротким рукавом. На руке красовалась перчатка, которую я успел водрузить
после лапопожатия. Довершал этот ансамбль перстень с бездонным камнем.
Теперь самоцвет был словно омут осенью, черен и глубок. Я подумал, что
попутчик мертв. Попытался заглянуть в него, и никого не обнаружил.
- У тебя проблема? - поинтересовался Марк.
- Понимаешь ли, ко мне прилип какой-то тип, который нес всякую чушь,
- ответил я.
- Какой тип, - явно заинтересованно спросил страж.
- В кольце. Он все твердил, что его половина в замке, что он мечтает
стать целым и тому подобное.
- Это не чушь, - очень серьезно сказал страж и чуть помолчав,
продолжил, - когда-то, давно, один шаловливый демон Локи попробовал
построить энергетический тоннель, правда мне неизвестно куда... Что он
сделал не так, неизвестно. Может его попытку просто пресекли. Но так или
иначе, часть его успела просочиться в переход, другая была еще в зале.
Такие операции вообще трудны, - а в зале окон, опасны вдвойне. В процессе
переноса, он был поделен на две части. Вокруг половины в зале захлопнулся
шар и она осталась висеть недалеко от трона. Куда делась другая -
неизвестно. А будучи разделенным, он потерял все свои способности, лишь
иногда рассуждал.
- Постой, мне казалось, что все было в тронном зале? - перебил я.
- Ты очень осведомлен, но это одно и то же. Тронный, зал окон... у
него много имен, - ответил страж.
- Так значит...
- Может мне продолжить? - сердито поинтересовался Марк.
- Конечно, конечно!
- Мы иногда беседовали с частью, заточенной в шаре. Периодически она
пыталась установить связь с пропавшей половиной своего `я`, но
безрезультатно. Теперь ты принес пропавшее.
- Но в кольце никого нет, он пропал, - возразил я.
- Просто охранная звезда блокировала его, так как он демон, хотя и не
целый, - пояснил страж, - покинешь ее, опять оживет. А ты что сделал, что
бы пересечь ее?
- Собственно ничего, просто раздвинул. Но все таки, где я нахожусь и
кто ты?
- М...да, у тебя есть шанс стать властелином замка на стыке миров...
- задумчиво протянул демон.
- Это я уже слышал, - перебил я.
- А что касается меня, - будто не слыша, ушел от ответа страж, и
далее кратко сообщив, как в одно из дежурств оказался на посту.
- Так пойдем со мной, - наивно спросил я, потеряв надежду получить
доходчивые объяснения.
- Я не могу покинуть пост, меня всегда возвращает в центр
пентаграммы. Не могу рассказать о замке, ты все должен сделать сам.
Надежда на приятного попутчика растаяла. Мне предстояло решить куда
двигаться дальше. Из середины зала я окинул его еще раз взглядом. В плане
прихожая замка, если это применимо к столь большому помещению,
представляла собой круг, в который вписана пятиконечная звезда. В одном

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 120282
Опублик.: 19.12.01
Число обращений: 2


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``