Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
ЗАЛ ОЖИДАНИЯ Назад
ЗАЛ ОЖИДАНИЯ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Дмитрий СЕРГЕЕВ
Рассказы

ЗАЛ ОЖИДАНИЯ
ПЕСЧАНЫЙ ДЕМОН
ПУТЕШЕСТВИЕ ВО СНАХ
ТОЧКА ВОЗВРАТА
ЧУЖИЕ ИГРЫ


Дмитрий СЕРГЕЕВ

ЗАЛ ОЖИДАНИЯ

Нарастающий грохот, сотрясавший весь дом, разбудил Артема Егорова
под утро. Мебель в комнате часто дрожала, мелкие предметы подпрыгивали
на месте, люстра, шторы, картины на стенах - все висящее раскачивалось
из стороны в сторону. Упало и разбилось большое овальное зеркало;
зеленая скатерть на столе неистово размахивала краями с длинной
бахромой, словно пыталась взлететь; белоснежная гладкошерстная кошка с
ярко-желтыми полными ужаса глазами, вздыбив шерсть и припав к полу,
дико визжала. Свет в квартире мигал не переставая, хотя его никто не
включал. За окном творилось невообразимое - что-то там громыхало,
клубилось и сверкало.
`Землетрясение!` - сразу мелькнуло в голове, хотя в этих краях о
таком явлении знали только понаслышке да поначитке. Схватив в охапку
одежду, сумку с документами и кобуру с пистолетом, Артем хотел
прихватить еще и кошку, но та вдруг куда-то испарилась. Оставив дверь
приоткрытой, Егоров, перепрыгивая через три-пять ступенек, понесся
вниз. Благо он жил на третьем этаже и, чтобы оказаться на улице, ему
потребовались считаные секунды.
Огромной силы шквал ветра тут же сбил его с ног, пылью залепило
глаза, рот и нос. Продолжая одной рукой крепко сжимать вещи, из
которых что-то уже улетело в окружающий мрак, другой Артем судорожно
пытался за что-нибудь зацепиться. При этом он все время ощущал
успокаивающую тяжесть кобуры на указательном пальце, продетом в одну
из петель, предназначенных для ремня, - ему, опытному оперативному
работнику, в просторечье - оперу, терять пистолет было никак нельзя.
Вдруг Егорова поволокло по земле, он заупирался ногами, все больше
понимая тщетность этого сопротивления. В следующий момент его с силой
ударило плечом о что-то твердое, да так, что искры из глаз посыпались.
На какое-то время он перестал ощущать самого себя, может быть, даже
потерял сознание. Снова начав ясно все осознавать и ощущать, Артем
удивился царившей вокруг тишине и чувству покоя, овладевшему им самим.
Стихия отступила. Но какая-то смутная, еще невнятная мысль беспокоила
оперативника, не давая ему сосредоточиться на окружающем.
`Пистолет`, - пронеслось в голове. Да, Егоров уже не ощущал кобуры
на своем пальце. Может, потому, что замлела рука? Опер резко поднялся,
скривившись от боли в плече. `Это пройдет, - подумал он. - Но
пистолет...` Оружия поблизости не было. Бросив одежду, Егоров
внимательно осмотрел землю вокруг столба, о который его так сильно
ударило. Густо оседавшая после урагана (или смерча) пыль затрудняла
видимость. Передвигаясь на коленях по мягкому слою песка и всякого
мусора, Артем ощупывал почву, взрыхляя ее пальцами. Вокруг уже
происходило какое-то оживление, слышались отдаленные голоса.
Наконец, прекратив поиски, Егоров поднялся во весь рост и
осмотрелся. Сквозь темную пылевую завесу пробивалось багровое зарево.
`Наверное, в городе начались пожары`, - подумал Егоров, впервые
отвлекшись от терзавшей его мысли об утраченном оружии. Помимо
голосов, опер различал теперь и звуки близких шагов.
- ...Рухнул? - донесся до Артема обрывок разговора приближавшихся
людей, и он различил их силуэты на фоне все яснее проступавшего
красного зарева.
- Нет, стоит, - ответили спрашивавшему.
- А соседний дом?
- Черт его знает, кажется, тоже стоит. Эй, у вас там все живы?
- Да. Правда, сосед мой сильно разбился, но живой и даже ходит
сам.
Егоров поднял с земли и быстро надел на себя пыльные брюки.
Рубашки поблизости не оказалось. Зато уцелели пиджак и галстук. Пиджак
Артем надел поверх майки, а галстук, повертев, отшвырнул в сторону.
Внутреннее состояние опера было ужасным. Ощущение всеобщей беды
переплеталось в нем с осознанием собственной неприятности - утери
личного оружия. Что скажут в отделе? - Что опытный оперативник во
время урагана с испугу выскочил на улицу в неглиже и потерял пистолет?
Ужасно! Нелепо! Нет, он, конечно, будет искать, он перероет и просеет
всю землю в радиусе ста, нет, двухсот метров вокруг злосчастного
столба. Вот только выяснит, что произошло. Может, надо срочно ехать в
отдел...
Осторожно ступая босыми ногами и потирая под пиджаком немеющее
плечо, Артем подошел к разговаривавшим. Вокруг них уже собралась
небольшая толпа, состоявшая из всклокоченных, перепуганных, наспех, и
оттого порою смешно, одетых (а зачастую и почти неодетых) людей. О
происшедшем катаклизме никто толком ничего не знал. Все разговоры
состояли в основном из коротких восклицаний: `Как загудит!`, `Как
застучит!`, `Как побежит!`. Сквозь оседавшую пыль уже было видно, что
красным было не зарево пожаров, а само небо, словно восход солнца
намечался сразу со всех сторон.
Егоров вернулся к столбу, пройдя там, где его тащило по земле, и
стал, расширяя круги, исследовать грунт, разрывая его босыми ногами, а
местами и более тщательно - руками. Пистолет потерялся, словно игла в
стоге сена. `Надо позвонить в отдел, узнать, что там`, - наконец решил
опер и вернулся в дом. В подъезде царил красноватый полумрак. В
квартире электричества не было, но и там было уже достаточно светло.
Телефон молчал. `Ничего удивительного, - подумал опер, - наверняка все
провода порвало`. Он подошел к окну: в воздухе еще висела легкая
дымка, но видимость была уже почти нормальной. Небо становилось все
ярче. Улицы зловеще пустовали, но их не уродовали следы каких-либо
разрушений или пожаров. Целы были и игравшие багровыми бликами окна
однообразных коробчатых домов.
Хотя бы примерно определить время без часов было невозможно, а
всегда точно шедшие тяжелые мраморные часы в бронзовой оправе теперь
стояли. Егоров завел их, но они так и не пошли. Безнадежно поломался и
маленький кругленький будильник. Наручные часы тоже стояли. `Магнитная
буря или что-то в этом роде`, - прокомментировал Артем, чтобы как-то
объяснить происходящее, и это его заметно успокоило. Но обрести полное
психическое равновесие оперативнику не давала мысль об утерянном
пистолете. Он снова отправился на поиски, и снова долго и бесполезно
обследовал местность в окрестностях столба.
Окончательно утратив надежду на благополучный исход неприятного
происшествия, Артем вновь вернулся в свою квартиру и подумал, что пора
идти в отдел. Он живо представил себе, как его коллеги, у которых
сегодня, наверное, и без того предвидится трудный день, будут брошены
на поиски его оружия и станут укоризненно посматривать на виновника
чрезвычайного происшествия, а может, и открыто высказывать ему свое
недовольство. `Но, что бы ни случилось, - решил Артем, - надо не
впадать в панику и уметь мужественно отвечать за свою нерасторопность.
Надо взять себя в руки, принять душ, позавтракать и - на службу. А там
видно будет`. К тому же боль в его плече неожиданно быстро прошла, и
он даже успел о ней забыть.
Краны в ванной сначала свирепо зарычали, потом жалобно завизжали
и, наконец, беспомощно зашипели. Помыться без света еще можно было бы,
но без воды... Напускной бодрости у опера несколько поубавилось.
Приготовить свое фирменное блюдо - яичницу - Артем не мог: не работала
плита. Отрезая хлеб, Егоров неосторожно резанул острым ножом палец и
был удивлен полным отсутствием боли и крови, хотя рана была глубокой.
Заклеив порез пластырем, Артем мог о нем больше не вспоминать. На
завтрак он решил обойтись консервами и сырыми сосисками, но пища
показалась ему совершенно безвкусной, даже несъедобной. Он вдруг
понял, что вовсе не хочет есть и пытается делать это по привычке, как
всегда перед уходом на работу. Тут Артем вспомнил о своей исчезнувшей
кошке и подумал, что она-то уж точно оголодала. Он обошел квартиру,
заглядывая во все углы, позвал - в ответ ни звука. Может, выскочила
вслед за ним в приоткрытую дверь и потерялась? Или ее унес смерч?
Артем вышел на лестничную площадку и снова позвал. Кошка не
объявилась. `Ладно, найдется, - вдруг остыл оперативник, - хватит с
меня других проблем`.
Егоров вышел на балкон и осмотрелся: небо было таким же
матово-красным, но заметно светлее. На нем не виднелось ни облачка, ни
поздней звезды, ни яркого проблеска первых солнечных лучей - казалось,
его равномерно покрасили багровой флуоресцентной краской.
В комнате, переодеваясь, Артем наткнулся взглядом на стоявшую в
серванте начатую бутылку коньяка и пару рюмок. Несколько нервничая от
своих раздумий, он машинально взял бутылку, отвинтил крышку, плеснул в
рюмку коньяку и сделал глоток. Отсутствие вкуса у жидкости поразило
его. Артем глотнул прямо из бутылки - вода. Не может быть. Еще вчера
мимоходом забегал к нему знакомый, и они из этой бутылки выпили по
паре рюмок - коньяк был хорошим. Егоров поспешно сделал еще несколько
глотков: `Да что это со мной?` Тогда он стал пить не спеша, стараясь
тщательно распробовать жидкость - результат был тот же. И вдруг,
поняв, что выпил уже с полбутылки, Артем хлопнул себя по лбу ладонью:
`Зачем? Я же собрался на работу! Теперь скажут, что спьяну потерял
пистолет`. Он сел на диван и стал внимательно вслушиваться в свои
ощущения. Но время шло, а коньяк на организме никак не сказывался -
что называется, `ни в одном глазу`! Может, пошутил кто? Последнее
время много всяких кудесников развелось: воду превращают в вино, вино
- в воду. Впрочем, черт с ними! Об этом потом. В конце концов, худа
без добра не бывает.
На улице Артем разглядел то, чего не видел с балкона: трава и
деревья всюду сникли и почернели, словно их опалило огнем или
прихватило морозом. `Что за черт?!` - в очередной раз изумился опер и
пошел к своему старенькому `москвичу`, стоявшему во дворе под открытым
небом. С первого раза машина не завелась, впрочем, так же, как и со
второго, третьего и четвертого. `Но ведь ездил же он вчера!` - в
сердцах подумал Егоров и, выбравшись наружу, сунул голову под капот.
Если бы он захотел и чуть поднапрягся, то в течение нескольких лет мог
бы купить машину поновее. Но опер с какой-то особой нежностью
относился к старым вещам и всегда с неохотой с ними расставался.
Когда-то, еще в раннем детстве, у него был серый пластмассовый
заяц, у которого уже стерся один глаз и поотваливались лапы. Но даже в
этом виде он продолжал оставаться любимой игрушкой. Видя такую любовь
к игрушечному зайцу, мама купила ему другого - яркого, оранжевого,
смеющегося. Старого же выбросили на мусорку. Но ребенок наотрез
отказался признавать благополучного и довольного, но какого-то чужого
зверька и требовал обратно серого калечку. К этому сначала отнеслись
как к пустому капризу. Однако мальчик горько и безутешно плакал до тех
пор, пока ему не вернули принесенного с мусорки и тщательно вымытого
старого приятеля.
Поломка машины так и не обнаружилась. Решив, что ему все же
придется подумать о новом автомобиле, опер отправился в отдел пешком.
Улицы города были захламлены мусором, асфальт местами полностью
засыпан песком, пылью и каким-то серым веществом, похожим на пепел.
Пустоту нарушали лишь редкие уныло бредущие прохожие, и было странно,
что нигде не появлялось никакого транспорта. Воздух застыл неподвижно,
ни одна черная ветка ни разу не колыхнулась. Природа замерла, будто в
ожидании чего-то тревожного и грандиозного.
Весь этот мрачный антураж еще больше отягощал и без того невеселое
настроение Егорова - сегодня ему предстояло написать самый неприятный
из всех написанных за годы службы рапорт. `А может, не все так уж
трагично, - пытался успокоить себя опер. - Ведь был ураган, стихийное
бедствие. Мало ли что может случиться, например, во время наводнения
или землетрясения: не только пистолет, бронетранспортер потеряться
может`. Но все это было слабым утешением.
У отдела милиции собралось с полсотни чего-то ожидающих и тихо
переговаривающихся горожан. Суточный наряд выглядел уставшим.
- У всех этих людей пропали дети, - объяснил дежурный. - И люди
все прибывают - кажется, исчезновение детей продолжается. Мы не
успеваем записывать показания, хотя приобщили к этому делу уже всех,
кто успел подойти.
Несмотря на ранний, хотя и никому не известный час, половина
кабинетов была открыта - в отдел постепенно стекались его сотрудники.
Часть их расположилась в актовом зале.
- Во всем городе нет электричества, не работает транспорт и...
часы, - словно сам удивляясь тому, что говорит, объяснял заместитель
начальника по оперативной работе майор Стасов. - Очевидно, это связано
с каким-то природным катаклизмом. Мы пока и сами плохо владеем
обстановкой, поскольку нет никакой связи с другими городами, так же,
как и внутри нашего города.
`Нет, - думал Егоров, - сейчас не время лезть со своими объяснения
по поводу пистолета. У отдела и без того хлопот невпроворот,
обстановка в городе чрезвычайная. К тому же, меня скорее всего
отстранят от дел, как минимум - на период расследования. А сейчас
каждый человек будет на счету, придется работать и тем, кто после
наряда, и отпускникам...`
- В качестве связного транспорта можно использовать лошадей
конного взвода, - предложил молодой участковый, лейтенант Елин.
- Нельзя их использовать, - тут же угрюмо отозвался командир того
самого взвода, о котором шла речь. - Всех лошадей этой ночью угнали.
- Вы что, конюшню на ночь не закрываете? Или у вас замки взломали?
- придирчиво полюбопытствовал Елин.
- Закрываем, - еще больше нахмурился взводный. - И замки у нас на
месте. Но лошадей нет.
- Странно, - изумился участковый.
- А что сегодня не странно? - уже раздраженно огрызнулся взводный.
`Да, - продолжал размышлять Егоров, - стоит подождать, пусть
обстановка утрясется, прояснится хоть немного. В конце концов, напишу
я рапорт сейчас или спустя несколько часов - в такой ситуации
существенного значения не имеет`.
- Интересно, железнодорожный транспорт тоже стоит? - спросил
кто-то из собравшихся из глубины зала.
- Еще не знаю. Сейчас начальник будет проводить оперативку -
может, у него больше сведений.
- Откуда? - вмешался Егоров. - Давайте лучше я схожу на вокзал и
все выясню.
- Ладно, - согласился Стасов. - Я доложу, что послал тебя по делу.
Находиться в отделе и видеть, что даже там никто ничего толком не
знает, Артему было тягостно. К тому же, чтобы на время отвлечься от
мыслей об утерянном оружии, надо было куда-то идти, что-нибудь делать.
В дежурной части сидел человек, показавшийся Егорову знакомым.
Опер задержался и вошел в дежурку.
- Да у него давно крыша поехала, - рассказывал дежурному человек,
показавшийся знакомым. - Он все какими-то потусторонними силами
увлекался, а сегодня совсем с ума сошел - вот как топором рубанул.
Артем подошел ближе, и даже ему, многое повидавшему оперативнику,
стало не по себе: в голове человека была прорублена страшная дыра,
сквозь которую виднелся явно поврежденный мозг. Егоров изумленно
посмотрел на дежурного. Тот сделал недоуменное лицо и пожал плечами.
- С твоего участка, - сказал он, протягивая бумажку с адресом. - У
меня все заняты. Возьми кого-нибудь из подошедших.
- Сам! - махнул рукой Егоров. - Тем более я иду на вокзал. Как раз
по пути.
Артем снова шел по пустынным захламленным улицам, над которыми
тревожно нависало багряное небо. Путь его лежал через городской рынок.
Там с унылыми лицами уже стояли редкие торговцы, у которых никто
ничего не покупал и которые ничего никому не предлагали, словно им
было все равно, будут у них брать товар или нет. Вид ярких фруктов и
ягод не вызывал у Егорова никаких эмоций, хотя он сегодня еще не ел.
Продукты казались настолько несъедобными, будто были сделаны из воска
или папье-маше. В одеревенелых лицах продавцов, в странной
остекленелости их глаз было что-то неестественное и пугающее. У одного
из прилавков на земле валялись довольно крупные денежные купюры. Их
никто не поднимал.
Егоров вышел на окраину, сплошь состоящую из старых деревянных
двухэтажек, осмотрелся по сторонам - здесь всегда было много злых
бродячих собак, часто норовивших цапнуть за ногу чужака. Но в этот раз
опер не увидел ни одной, словно все они передохли или их разом
отправили на живодерню. И это обстоятельство, вопреки всякой логике,
нисколько не обрадовало его, скорее даже разочаровало.
В квартире по адресу, написанному дежурным, уже находился врач с
двумя санитарами.
- Ничего, ничего, - успокаивал он человека в смирительной рубашке.
- Все будет хорошо, все будет прекрасно...
- Пешком? - коротко осведомился Егоров.
- Пешком, но галопом, - сострил доктор.
- А что к нам не зашли?
- Ближний свет, что ли? - заговорил угрюмый санитар. - Решили
своими силами.
- Повезло вам, - подытожил опер.
- Будете протоколы писать? - поинтересовался доктор.
- Дураки! Дураки! - вдруг заорал больной, пытаясь высвободиться. -
Каяться надо, а не протоколы писать! Не понимаете вы ничего! Убить вас
всех мало!
- Тише, тише, - успокаивал врач. - Мы все очень раскаиваемся.
Зачем же нас убивать?
- Мы потом запросим у вас нужные справки, - сказал оперативник и
вышел на лестничную площадку, поняв, что его помощь медикам уже не
нужна.
Решив побеседовать с соседями, он постучал в ближайшую квартиру.
Дверь отворила сердитая старушка, посмотрела недовольно.
- Вы сегодня не слышали вот в этой квартире... - начал Егоров.
- Не слышала! Не видела! Не знаю! И знать не хочу! - перебила его
старушка и, уже закрывая дверь, злобно добавила, - сволочи!
- Кто? - спокойно осведомился опер.
- Все! - зло сказала бабушка, приоткрыв дверь и с силой захлопнув
ее.
Опер, несколько секунд постояв в раздумье, решил вдруг ни к кому
больше не заходить и направился на вокзал, до которого теперь было
рукой подать.
Обстановка на вокзале была унылой и гнетущей. Поезда конечно же не
ходили. В то же время здесь для такого случая было на удивление мало
людей, будто многие, уже потеряв интерес к поездам, разошлись по
домам. Оставшиеся с безучастным видом сидели в зале ожидания или
стояли на перроне. На третьем пути томился застрявший в городе поезд.
В окнах его кое-где застыли лица пассажиров. Работники вокзала ничего
толком объяснить не могли.
- Прямо светопреставление какое-то, - развел руками дежурный.
Егоров медленно прошел по пустынному залу с чахнущими пальмами в
больших цветочниках, расставленных вдоль стен. За стойкой
расположенного в углу буфета стояла задумчивая продавщица, у которой
сегодня не было покупателей. В конце зала, в пустом ряду сидел
бородатый седой старик, по виду - бомж.
- Что, старик, не ходят поезда? - подсаживаясь к нему, спросил
опер.
- А мне все равно. Я никуда не еду, - сознался бомж, сразу
распознав в подсевшем работника милиции, которому бесполезно лгать. -
Это другие суетятся, таскаются с чемоданами. А у меня и чемоданов нет,
и ехать мне некуда, и время мне знать не обязательно. Часы стоят!
Поезд опаздывает! Телефон не работает! Плевать! Особенно теперь.
- Почему же теперь особенно?
- Ты так можешь? - вместо ответа спросил бомж и, вытащив из
кармана шило, насквозь проколол им свою ладонь.
- Ну, мы такие фокусы теперь тоже знаем, - Артем вынул шило из
руки бомжа и спокойно проткнул себе ладонь, сначала удивив, а потом
рассмешив старика. Бомж как-то глупо и радостно расхохотался.
- Так значит... - заговорил он, прерываясь и давясь смехом. - Так
значит, всем нам кранты - и бомжам, и ментам, и...
Егоров, не испытывая ни малейшей боли, вытащил шило из ладони и,
изо всей силы, почти по самую рукоятку всадив его в деревянное
сиденье, встал. Бомж нахально удержал его за рукав.
- Смерть уравняет всех! - торжествующе воскликнул он.
Егоров рывком освободил руку и, не оборачиваясь, пошел к выходу.
Там он едва не столкнулся с входившей с улицы женщиной и, резко
остановившись, застыл на месте - так знакомы были это обильно
намакияженное лицо, крашенные в белый цвет и почти всегда пережженные
волосы, еще сохранившая следы былой стройности осанка и вечная манера
одеваться броско и одновременно небрежно.
- Эльвира? - спросил Артем, словно был не уверен.
- Ты еще помнишь, как меня зовут? - со злой иронией в голосе
вопросом на вопрос ответила женщина, поправляя съезжающий с плеча
ремень увесистой дорожной сумки.
- Ты уезжаешь?
- Пытаюсь. А ты что, за мной следишь?
- Ну вот еще, больше мне заняться нечем.
- Конечно-конечно, ты всегда так занят! - и она, задев Артема
сумкой, быстро прошла мимо.
Егорова поражала та апатия, с которой город встретил происшедшее.
Может быть, это была растерянность, но, казалось, никто ничего не
пытается делать - все только ждут. Мысли опера отвлекла открывшаяся в
железной ограде калитка. Из нее вышел насколько богато, настолько же
безвкусно одетый человек с огромной золотой цепью на шее. На цепи
висел непомерно большой медальон с изображением русалки, держащей в
руках кубок. В этом человеке Артем узнал своего бывшего подопечного,
из своих сорока лет примерно пятнадцать просидевшего в местах
отбывания наказания. Во дворе, возле трехэтажного дома с нелепой
башней, стоял `Мерседес` с открытым капотом, уже, видимо, порядком
разозливший своего хозяина.
- Эй, начальник, что стряслось? - с высокомерной ухмылкой спросил
оперативника тип с медальоном.
- Не знаю, - ответил Егоров, не останавливаясь.
- Как это не знаешь? А кто знает? Не знают они ничего! Только
деньги государственные прожирать...
Егоров не дал ему договорить, сделав то, что ему хотелось сделать
много раз, но чего он не мог позволить себе раньше. Вернувшись,
оперативник взял наглого типа всей пятерней за лицо и втолкнул его в
калитку так, что тот, громко звякнув цепью, уселся на мощенную камнем
дорожку.
- Ты думаешь, это все? - услышал Артем, отойдя уже довольно
далеко.
Он нехотя обернулся.
- Это тебе так не пройдет! - кричал обиженный тип с цепью на шее,
нервно тыча указательным пальцем в сторону Егорова. - Можешь считать,
что ты уже не работаешь!
Опер вдруг саркастически рассмеялся и неожиданно поразился
странному сходству своего смеха с хохотом старого бомжа на
железнодорожном вокзале.
В отделе было все по-прежнему. И даже людей у входа и в коридорах,
кажется, не уменьшилось и не увеличилось.
- Что нового? - на всякий случай спросил Артем у дежурного.
- Все старое, - ответил тот. - Пропали все животные, дети и
несколько взрослых. С утра отправили двоих на велосипедах в ближайший
поселок узнать, что там, но они так и не вернулись. Короче, полный
мрак. Как тут не поверишь во всякую чертовщину?
- Состояние у меня какое-то странное, - сказал участковый Васин,
сидевший на стуле у окна и заполнявший какие-то бумаги, разложенные на
подоконнике.
- Это у тебя нервное переутомление, - объяснил дежурный. - Я себя
тоже странно чувствую.
- Скорее всего, это давление, - вмешался помдеж. Надо проверить
пульс. Дай.
Помдеж взял участкового за руку, глянул на часы и, вспомнив, что
они стоят, попросил Егорова:
- Давай, чтобы не путаться, ты будешь про себя считать секунды, а
я - удары пульса.
Артем ничего не считал, безразлично глядя, как помдеж тщательно
ощупывает руку участкового.
- Ну что? - спросил тот нетерпеливо. - Что?
- А черт его знает, где у тебя пульс! - почему-то разозлился
помдеж и зачем-то пошел к неработающему пульту.
Васин сам было принялся за поиски, но, быстро утратив интерес к
этому занятию, махнул рукой.
К вечеру, о котором можно было судить по заметно потемневшему
небу, все в отделе устали от напряженной и при этом какой-то
безрезультатной, бессмысленной работы. Все стали испытывать чувство
опустошения и одолевающее безразличие ко всему. Многие незаметно
расходились.
Егоров вышел на улицу. Небо уже стало похожим на вынутую из печи и
быстро остывающую золу. Городские кварталы на его фоне выглядели
беспорядочным нагромождением черных ящиков. Артема больше не волновало
утерянное оружие. Нет, он, конечно, еще надеялся, что ему придется
понести наказание за свою оплошность, но лишь в том случае, если,
наконец, прекратится начавшееся утром светопреставление. Иначе до его
утерянного пистолета никому дела не будет.
- Куда? - спросил себя опер, стоя на крыльце. - Домой? Ни за что!
И он побрел к уютному кабачку, в который ему раньше приходилось
заглядывать по уголовным делам. Хотелось как-то развеяться и провести
вечер в шумном месте.
Нарушив тишину совсем опустевших улиц, до слуха Егорова долетели
едва слышные завораживающие тягучие звуки. Они все усиливались и
наконец впереди на багровом фоне четко обрисовался силуэт человека,
сидящего на крыше торгового киоска. Свесив ноги и покачиваясь в такт
музыке, он играл на саксофоне. Поравнявшись с музыкантом, опер
остановился. Худощавый саксофонист, лет тридцати пяти на вид, в
надвинутой на глаза кепке, играл самозабвенно, ни на кого не обращая
внимания и ничего не видя вокруг. Огненные блики играли на зеркальной
поверхности инструмента, преломляясь в его изгибах. И было в этом
что-то притягивающее, навевающее щемящую тоску, и одновременно нелепое
и абсурдное.
В кабачке `Идиллия` действительно было людно. Видимо, многие
руководствовались теми же соображениями, что и Артем, не желая в этот
вечер оставаться наедине с неизвестностью. Видневшееся в узких,
похожих на бойницы окнах тускнеющее зарево помещения почти не
освещало. Поэтому на столах в простеньких керамических подсвечниках и
в расставленных тут и там на полу высоких металлических канделябрах
горели свечи. Несмотря на то, что столы были заставлены едой и питьем,
никто из посетителей не ел и почти никто не пил. А те, кто все же
заставлял себя пить, были так же трезвы, как и все остальные. Не было
и обычного обилия музыки. Толстенький тапер пытался играть на
стареньком рояле, который так же, как и маэстро, был не в лучшей форме
и сильно фальшивил. Под эту музыку так же фальшиво, с недовольным
выражением лица, танцевала почти обнаженная девица, к которой никто не
проявлял интереса.
- Что? Работа? - спросил вертлявый бармен, появляясь из-под
стойки, как черт из табакерки. - Будете кого-нибудь арестовывать и
сажать?
Егоров не ответил. Облокотясь локтем о стойку, он внимательно
осматривал зал, то и дело натыкаясь взглядом на знакомые лица.
- А по-моему, мы все и так уже сидим, и довольно прочно, -
продолжил бармен, протирая бутылку. - Пить будем? Наливаю бесплатно.
- Ну налей, - согласился опер, ощутив потребность чем-то себя
занять.
- Чего налить?
- А какая разница?
- Верно, никакой, - в свою очередь согласился бармен и наполнил
высокий фужер.
Артем сделал глоток - ни вкуса, ни запаха, все, как и утром.
- Надеюсь, вы не думаете, что у меня плохой товар?
- Не думаю, - оборвал разговор Егоров, увидев в затемненном углу
волнующе знакомый профиль.
Эльвира держала в руке такой же большой фужер. Она вяло, очень
нехотя делала из него небольшой глоток, после чего тонкой струйкой
выливала часть содержимого сосуда прямо на стол. Снова медленно делала
глоток, и снова лила на стол. Егоров осторожно, как бы с опаской,
подсел рядом. Женщина посмотрела на Артема тем застывшим взглядом,
который Артем в этот день видел у многих.
- Ты явно за мной следишь, - усталым и безразличным голосом
сказала Эльвира, но в глазах ее блеснула едва заметная искра.
- Не пришел твой поезд? - ухмыльнулся Артем.
- Неужели ты здесь на работе? - снова спросила она, словно не
слыша вопроса. - Или так, взгрустнулось?
- От кого ты хотела уехать - от меня, от себя или вообще от всего,
что связывает тебя с этим городом?
Вытаявшая под фитилем свечи выемка быстро наполнялась
расплавленным воском.
- Если ты меня преследуешь, то какой в этом смысл?
Расплавленный воск, переливаясь через край выемки, стекал вниз,
наростами застывая на подсвечнике.
- Но, как видишь, сегодня никто никуда не уехал и, может быть, уже
не уедет. Наверное потому, что уезжать бесполезно. Мы обречены все
свое носить с собой. Это только кажется, что можно от чего-то уехать,
- Артем последний раз глотнул из бокала и с раздражением отставил его
в сторону.
- Какой долгий и тяжелый день, - сказала Эльвира, глядя в пустоту.
- Неужели все это не сон?
Танцовщица как-то скомканно закончила выступление и под жидкие
аплодисменты удалилась.
- Мы с тобой давно не виделись, а сегодня встречаемся второй раз,
- Артем пристально разглядывал собеседницу. - Может, это неспроста?
Вдруг и вправду ничто в мире не происходит случайно?
- Надо же, никакого вкуса. И никакого результата, - Эльвира
перевернула фужер вверх дном, вылив на стол остатки влаги, и она,
дойдя до края, потекла на пол.
Егоров молча продолжал всматриваться в ее лицо. Она явно была все
такой же взбалмошной и неукротимой, только заметно осунулась внешне.
Все в ее жизни не ладилось. Кажется, последнее время она пила лишнего.
Артем понимал, что между ними мало общего и что теперь они еще более
не смогли бы ужиться, чем раньше. Но он привык к ней. Ему порой очень
не хватало этой женщины и было жаль ее, как в детстве того
потрепанного игрушечного зайчишку. Может быть, поэтому у него и не
возникало настоящей привязанности к другим, более молодым и интересным
женщинам.
Посетители кабачка неожиданно оживились и стали перемещаться к
выходу. На улице происходило какое-то движение и слышался далекий
мощный гул. Снова ураган? Многие стали выходить наружу. Егоров тоже
пошел к двери. Люди, тихо переговариваясь, тянулись к окраине
квартала, которая была в то же время и окраиной города. Там, на
очерчивавшем город шоссе, собралась уже значительная толпа. Все
смотрели вдаль. Далеко, у самого горизонта, что-то, громыхая, сверкая
и клубясь, сплошной стеной быстро катилось к людской обители.
- Смерч. Ураган. Ядерный взрыв, - слышались одинокие неуверенные
голоса.
Большинство собравшихся хранило молчание. И никто не пытался
бежать, прятаться, что-то делать, чтобы хоть как-то защитить себя. Как
будто весь город за этот день свыкся с мыслью о неизбежности чего-то
ужасного, противостоять которому невозможно.
- На нас идет! Прямо на нас! - знакомым сиплым голосом сказал
кто-то сзади.
Артем обернулся и увидел своего давнего знакомого с нелепым
медальоном на шее и бессмысленно вытаращенными остекленелыми глазами
на лице. Оперу вдруг страшно захотелось повторить прием, примененный
утром у калитки, но ему тут же это показалось полнейшей
бессмысленностью, и он лишь прошел немного вперед, чтобы не стоять
рядом с неприятным типом. Остановившись, Егоров увидел перед собой
спину и затылок майора Стасова. Тот, словно ощутив спиной его взгляд,
медленно обернулся.
- Ты знаешь, - скороговоркой, словно боясь не успеть, вдруг
выпалил оперативник, - сегодня утром я потерял пистолет.
Стасов долго смотрел на Артема ничего не выражающим взглядом. Лицо
его было бледным и неподвижным, как гипсовая маска.
- Как же это ты... - сказал наконец он без тени эмоций в голосе и
снова стал смотреть в другую сторону.
Вот ужасная стена достигла реки. Толпа в ожидании затихла, видимо,
надеясь, что это ужасное нечто не пройдет через воду. Но речная вода,
вспенившись и взмыв высоко в воздух, как от взрыва, превратилась в
сплошной туман, на мгновение скрывший все из вида. Но набегающая стена
вновь возникла из пара, засверкала ослепительными вспышками, и в свете
их возникли еще невнятные, но уже наводящие леденящий ужас, огромные
черные силуэты, несущиеся по земле и по воздуху.
Уловив слева от себя чье-то торопливое движение, Егоров обнаружил
поблизости участкового Елина, достававшего из кобуры пистолет. Вот он
передернул затвор, взял оружие двумя руками, как для прицельной
стрельбы, и в этот момент увидел Егорова. Оперативник, горько
усмехнувшись, отрицательно покачал головой. Тогда лейтенант приставил
пистолет к виску. Егоров снова отрицательно покачал головой. Но в этот
раз участковый не послушался и, закрыв глаза, нажал на спусковой
крючок. Лейтенанта сильно качнуло, но он, раскачиваясь из стороны в
сторону, словно кукла-неваляшка, остался стоять на месте. Потом он
открыл глаза и беспомощно посмотрел на опера. Пуля на вылете оставила
такую рану, что у лейтенанта, казалось, была вырвана треть головы, но
крови почти не было. Егоров молча отвернулся.
В это время волна огня и теней подкатила совсем близко. Вспышки
света, клубящиеся пыль, дым и черные силуэты заполнили все
пространство впереди. И раздался леденящий душу вой, словно,
собравшись вместе морозной зимней ночью, взвыли разом тысячи голодных
волков, почуявших добычу. И задрожала земля под ногами. Но еще было
видно, как стояла вдоль дороги окаменевшая толпа. И никто не бежал, не
прятался, не падал на землю. Все ждали.

Дмитрий СЕРГЕЕВ

ПЕСЧАНЫЙ ДЕМОН

(фантастический рассказ)


Я люблю выходить из песка, подниматься над ним легким облачком,
увлекая за собой быстро оседающие песчинки. Так хорошо распыляться в
прохладном утреннем воздухе, быстро увеличиваясь в размерах и ощущая
все большую легкость. Но этого нельзя делать до бесконечности - можно
стать настолько зыбким, что даже слабый ветер разорвет тебя на части,
и тогда ты погибнешь, превратившись в мельчайшую безжизненную пыль.
Поэтому хорошо, когда нет ветра и можно без лишней предосторожности
мощной струей выбрасываться наружу, до смерти пугая элгов неожиданно
взметнувшимся вверх фонтаном песка.
Элги боятся нашего появления. Интересно, как они нас видят, когда
мы находимся в легком состоянии? Скорее всего, они видят только
движимый нами песок. Им не понять, как мы меняем состояния плоти. Они
этого не умеют. Они всегда находятся в твердом теле, как корхи. Только
корхи - глупые, а элги - хитрые. И еще они умеют изменять окружающие
вещи, из которых делают всякие приспособления, чтобы носить их в руках
или с помощью всяческих ухищрений навешивать на себя, или самим
забираться в них. Но корхи хорошо видят нас в любом состоянии и даже
издали. И даже когда корхи не видят нас, они ощущают наше присутствие.
Поэтому охотиться на корхов трудно. Зато безопасно.
А элги нас не чувствуют и в легком состоянии почти не видят. Это
потому, что они чужие, пришельцы из других миров. Их легко выследить и
догнать. Но они могут нас убить. Я люблю подстеречь одинокого элга и,
приводя пришельца в ужас, накатиться на него быстрым смерчем и
закружить до потери всякой ориентации. А потом я липкой влагой затекаю
под его искусственное покрытие, плотно обволакиваю его теплое тело
быстро затвердевающей пленкой и, разлагая его плоть, пью выделяющуюся
энергию.
А можно выйти из песка прямо под элгом и подняться вверх по его
телу, захлестывая голову. Только это надо делать очень стремительно. А
еще можно, сжавшись, а потом оттолкнувшись от песка, описать в воздухе
большую дугу и водопадом низвергнуться сверху, разом прикончив чужого.
Только взлетать надо сзади, то есть с одной строго определенной
стороны. Потому что элги - существа односторонние. Они видят в одну
сторону, ходят в одну сторону и все делают только с одной стороны
своего тела. Если надо посмотреть в другую сторону или сделать что-то
не там, куда он повернут глазами, элг должен развернуться. Даже корхи
видят и ходят в разные стороны, не оборчиваясь вокруг себя. Короче
говоря, нападать лучше сзади. Пришелец слышит шорох песка,
оборачивается, хватаясь за свое оружие, - а уже поздно. Еще проще
убить элга, когда он спит, то есть не видит, не слышит и не шевелится,
хотя и не умер. Тогда ты подкатываешься к нему волной густого синего
тумана и тихо заползаешь под покрывало...
Но это умеют все. А вот Эсс мог убить элга по-особому. Потому что
он был настоящим художником, мастером перевоплощения. Он мог стать
камнем, растением, корхом - чем угодно. Он превращался в элга,
наполовину провалившегося в песок, и движением руки, как это делают
пришельцы, приманивал одного из них. Тот подходил и протягивал руки,
чтобы помочь. Эсс тоже протягивал руки и... Но однажды ему не
поверили.
Я бы тоже хотел так научиться, но, наверное, мне не хватает
природного дара. Однажды мне почти удалось превратиться в элга, и я
подстерег одного из пришельцев. Но надо было не забывать, что нельзя
ходить боком или задом наперед. И я, кажется, отражал не те лучи. А
кроме того, в твердом, сжатом состоянии мы примерно вдвое меньше
пришельцев средней величины. Наверное, поэтому Эсс изображал всегда
только половину элга. Но ведь можно научиться как-то обманывать
пришельцев, полностью копируя их. А тогда элг не поверил мне сразу и
мог бы легко убить меня, ведь в твердом теле мы наиболее уязвимы. Но
он слишком медлил.
Ошш тоже талантлив. Он не может изображать вещи, но он научился их
отражать. Элг оборачивается - и видит в воздухе свое отражение. Он так
удивляется, что не может ничего делать. А отражение приближается,
приближается... А вот и Ошш. Я узнаю его издали. Мы с ним идем в Кишш
(элги называют это `база`). Там мы сможем убить десять, а может, и
двадцать элгов. Нам говорят: `Не ходите в Кишш`. Но нам много чего
говорят. Например: `Не приближайтесь к кресту`. А этот крест - просто
две длинных скрещенных вещи. Элги притащили его издалека, из какой-то
земли, которую они называют священной, и поставили на большом бархане
недалеко от Кишша. Они верят, что крест защищает их от нас, кого они
называют демонами. Но разве кто-нибудь хоть раз видел, чтобы из креста
стреляли? Что вообще случится, если к нему приблизиться? Никто не
знает. Тогда почему же и мы верим, что он защищает пришельцев? Только
потому, что они сами в это верят? Нет, я обязательно это проверю. Не
сейчас. Потому что сейчас мы с Ошшем идем в Кишш. Потому что уже
темнеет. А когда темно, элги не видят нас, даже если мы находимся
совсем рядом, даже когда мы плавно обтекаем их искусственные покрытия,
в упор смотрим в их круглые маленькие отверстия, через которые они
видят мир, и ощущаем, как они выдыхают воздух.
Здесь мы с Ошшем разойдемся. Он проникнет в Кишш сверху, через
проходы для воздуха - это очень сложно, но, может быть, безопаснее, а
я - через один из входов. Мне надо стать тонким и прозрачным, чтобы
они не заметили меня на ровном гладком полу. Я проскальзываю в Кишш
вместе с только что сменившейся охраной. Они идут прямо по мне, ничего
не замечая. Почему у них здесь нет света, ведь пришельцы не видят в
темноте? А почему здесь сразу так много элгов? И что это у них с
головами? Почему у них такие большие красные глаза? Ошш, ты слышишь?
Они поворачивают головы в мою сторону. Ошш, я боюсь - они видят меня.
Нет, Ошш не слышит - он еще далеко. А чужие не смогли бы меня
услыхать, если бы даже захотели. Их здесь так много, а я один. Ошш,
они видят меня - это ловушка! О, как горячи эти синие лучи! Ошш, они

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 120236
Опублик.: 20.12.01
Число обращений: 2


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``