Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ЖЕСТОКОСТЬ Назад
ЖЕСТОКОСТЬ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Антон Козлов.
Путь Бога. 1-2


Антон Козлов.
Путь Бога. Ступени пирамиды


© Сорyright Антон М. Козлов, 1998
Dаtе: 1 Йун 1998


Предисловие

Дамы и Господа!
Я очень рад, что Вы решили открыть этот файл. Надеюсь, что
у Вас хватит сил и терпения дочитать его до конца, верю, что
мой труд не пропадет даром.
Я затрудняюсь определить жанр своего произведения.
Приключенческая fаntаsy? Роман о недалеком будущем? Новая
религия ХХI века? Думаю, что каждый из Вас найдет здесь что-то
свое. В романе в единый клубок сплетены приключения и
размышления, шутки и жестокость, любовные сцены и кровавые
побоища -- короче, все как в жизни. Вас интересует вопрос о
смысле жизни? Вы любили кого-нибудь? А теряли любимых? Вы
смотрели на звездное небо? Вам кажется, что в Вас есть что-то
особенное, чего нет в других? Вы когда-нибудь думали о других
мирах бесконечной Вселенной? Если `да`, то дочитайте мою книгу
до конца, не пожалеете...
Вообще-то, этот роман является первым из задуманной мною
эпопеи `Путь Бога`, хотя входящие в нее книги
(предположительно, 4-5) будут связаны только одним главным
героем и общими мировоззренческими концепциями. Продолжение
пока что находится только в моей памяти (хотя и в законченном
виде). Но если мой первый роман будет пользоваться
популярностью, я обязательно напишу его продолжение.
Убедительно прошу: не пытайтесь это сделать за меня.
Первую свою книгу я отправляю в Интернет для свободного
распространения. Мне надо знать, готовы ли вы, люди, к новым
взглядам на Мир и на свое место в нем. А продолжение будет
написано только в случае заключения договора с издательством и
выйдет только в печатном виде. Так что от Вас,
пользователи-читатели, будет зависеть, узнает ли человеческая
цивилизация планеты Земля о истинной жизни Смертных и
Бессмертных существ во Вселенной.
С уважением и надеждой -- Антон М. Козлов. Водительское
удостоверение 77МЕ Nо009364, выдано 16.07.1994 в 02 ГАИ г.
Москвы (это страховка от желающих присвоить себе авторство).

ПУТЬ БОГА. СТУПЕНИ ПИРАМИДЫ.

Пролог. Земля.

-- Капитан! Капитан! -- Громкий голос из переговорного
устройства отвлек дежурного офицера от чтения журнала.
Повернувшись к левому экрану, он увидел возбужденное лицо
своего подчиненного.
-- Что вы волнуетесь, лейтенант... -- Недовольно
поморщился пожилой военный. Его отвлекли от важного занятия и,
наверняка, из-за какой-нибудь мелочи. Раздражение усилилось
потому, что он никак не мог вспомнить имя лейтенанта. Это, в
свою очередь, привело к неприятным мыслям о старости, о
предстоящей в ближайшее время отставке. Сорок пять лет отдал он
службе в армии и теперь последние три года вынужден был
досиживать здесь, на Земле, в диспетчерском пункте захолустного
космопорта. Однообразная рутинная работа утомляла его сильнее,
чем пилотирование боевых кораблей в старые добрые времена.
-- Капитан, посмотрите на шестой монитор. -- Молодой
лейтенант, похоже, не заметил плохого настроения своего
начальника.
-- Какого черта? -- Не очень вежливо поинтересовался
капитан, но на монитор тем не менее посмотрел. Камера
показывала готовящийся к старту корабль небольшого размера и
изящных очертаний.
-- Это же ЕГО яхта! -- Лейтенант был возмущен тем, что шеф
настолько непонятлив, но субординация не позволяла ему открыто
проявлять свои чувства. -- Это же ЕГО `Пернатый змей`!
-- А-а-а, -- протянул капитан разочарованно, -- я думал,
ты покажешь мне нападение банды террористов.
-- Причем тут террористы? -- Не понял шутки лейтенант. --
Вы видите перед собой яхту Леонардо да Винчи, Шлимана и Колумба
в одном лице. Это ведь ОН нашел Затерянный город в джунглях
Амазонки, раскрыл тайну египетских пирамид, доказал
существование цивилизации Атлантов, ОН сумел доказать...
-- Хватит, -- довольно резко оборвал восторг лейтенанта
капитан, -- хватит щенячьего махания хвостом и нелепого пафоса.
Лучше проверь его пункт назначения и задай команду компьютеру
на расчет траектории.
-- Пункт назначения -- Марс, база `Три кратера`,
траектория перелета стандартная. -- Обиженно отчеканил
лейтенант.
Капитан хмуро кивнул головой. Он не разделял увлечения
современной молодежи древнейшей историей. Его молодость совпала
с первыми годами Космической эры. Новая конструкция реактивного
двигателя позволила начать массовое освоение планет Солнечной
системы. И капитан, тогда еще такой же молодой и восторженный
лейтенант, как его теперешние подопечные, стал одним из первых
пилотов космических кораблей нового типа. Но теперь эйфория
прошла. Хотя полеты на Марс и Венеру стали теперь таким же
обычным делом, каким раньше были авиарейсы с одного континента
на другой, межзвездные путешествия для людей оставались
практически неосуществимы. Человечество в очередной раз
раздвинуло границы обитаемого пространства и в очередной раз
остановилось перед новым препятствием.
-- `Пернатый змей` стартовал. -- Вывел капитана из
задумчивости голос лейтенанта. -- Прошел через атмосферу Земли,
вышел на заданную траекторию.
Капитан вздохнул. Эти слова ему приходилось выслушивать
десятки раз в день. Даже на его районном космопорте процедура
межпланетных перелетов давно потеряла романтический блеск и
превратилась в нудную монотонную работу.
-- Капитан, -- внезапно в голосе лейтенанта появилось
что-то, что заставило капитана резко выпрямиться в кресле, --
`Пернатый змей` исчез!
-- Тревога первой степени! -- Скомандовал капитан. --
Срочно выйти на связь с центральной диспетчерской,
задействовать орбитальные спутники слежения, проверить
показания маяков на трассе Земля-Марс. Быстро!
Пожилой офицер даже немного обрадовался этому
происшествию. Несомненно, это была всего лишь ошибка
компьютера, ведь корабли просто так не исчезают. Они могут
взорваться, упасть, потерять управление, хотя в любом случае
кабина с пассажиром, имеющая многоуровневую защиту, не может
пострадать. Если корабль исчез с монитора компьютера, это может
быть вызвано только отказом электроники, и именно поэтому в
диспетчерских пунктах космопортов постоянно находятся на
дежурстве люди. Центральный диспетчерский компьютер, конечно,
сейчас восстановит связь и все опять будет хорошо. Однообразно
и отвратительно хорошо. Вот сейчас на мониторе появится
сообщение об устранении неполадок...
Но на мониторе появился Главный диспетчер.
-- Капитан, -- слишком уж спокойно сказал он, -- у нас
возникла проблема. Корабля нет.
-- Но это невозможно, -- влез в разговор старших по званию
лейтенант. -- Должно же остаться хоть что-нибудь.
-- Я переключаю вас на Центральную диспетчерскую для
анализа данных, -- не обратил на лейтенанта внимания Главный
диспетчер, -- через пять минут, капитан, жду Ваш анализ, отчет
и предложения.
На мониторе засветились данные Центрального компьютера.
Опытному капитану хватило одного взгляда, чтобы понять, что
произошло нечто совершенно невозможное. Выйдя из атмосферы
Земли и начав разгон в направлении Марса, `Пернатый змей`
исчез. Он исчез полностью, бесследно и, видимо, безвозвратно.
-- Этого не может быть. -- Прошептал потрясенный
лейтенант, также просматривая данные Центрального компьютера.
-- Куда он мог пропасть?
-- Провалился к своим любимым Атлантам. -- Мрачно
попытался пошутить капитан, предчувствуя все неприятности,
которые теперь ожидают его вместо спокойного ухода на пенсию.
Если бы кто-нибудь сказал ему сейчас, насколько шутка
близка к истине, он сам не поверил бы этому...

Глава 1. Дорога.

Колесница, стоящая в тени под деревьями на обочине дороги,
была недавно покрашена золотой краской. Поэтому редкие
солнечные блики, пробивающиеся сквозь густую листву, едва
колыхаемую слабым ветром, вспыхивали на ее бортах яркими
ослепительными пятнами. Именно это и привлекло внимание
одинокого путника, идущего по дороге легким размашистым шагом.
Он тут же свернул с плотноутоптанной грунтовой стези, идущей
через густой лес, укрылся за ближайшим достаточно толстым
деревом и замер там, напряженно прислушиваясь.
Этому человеку с одинаковой уверенностью можно было бы
дать и восемнадцать, и тридцать восемь лет. Он имел средний
рост и, если можно так сказать, средний вес. Темно-каштановые,
почти черные волосы были коротко подстрижены, открывая высокий
лоб с легкими залысинами. Черты лица казались настолько
правильными и естественными, что их очень трудно было
запомнить.
Одежда путника была пошита просто и имела такой серо-синий
цвет, который позволял при желании легко укрыться от ненужных
взоров практически на любой местности, а в сумерках делал
фигуру полностью невидимой. Широкие брюки, длинная свободная
куртка и удобные ботинки говорили о большом опыте в пеших
странствиях. За плечами у человека находился не то рюкзак, не
то вещевой мешок. В руках путник держал нечто похожее на
старинный дорожный посох -- полутораметровую гладкую палку, на
которую и опирался сейчас, чуть наклонившись вперед и
вслушиваясь в звуки леса.
Постояв так некоторое время, путник услышал, видимо, то,
что ему было необходимо. Мягко и беззвучно он скользнул вглубь
леса и направился в сторону заинтересовавших его звуков. Через
несколько десятков шагов, аккуратно раздвинув кусты, он,
наконец, смог увидеть источник шума.
На небольшой поляне стояли шесть мужчин и что-то оживленно
обсуждали. Еще один молодой человек, почти юноша, связанный по
рукам и ногам, лежал рядом в нескольких шагах и внимательно
прислушивался к разговору. Его благородные черты лица сразу
говорили о принадлежности к высокому сословию. Но сейчас на
длинных, завязанных сзади в косичку волосах прилипли земля и
запекшаяся кровь, светлая туника была порвана и испачкана.
Несмотря на то, что путник не знал языка, на котором
общались люди, для него все и так все было предельно ясно:
перед ним находились разбойники и их жертва. Спорившие были
одеты в куртки и штаны из грубой кожи -- наиболее подходящую
одежду для лесных бродяг. На поясах у них висели короткие
широкие мечи и длинные кинжалы. Луки со спущенными тетивами,
завернутые в какие-то грязные тряпки, висели рядом на суку
дерева. К стволу были прислонены длинная пика и широкий меч в
хороших ножнах, видимо, принадлежавшие связанному воину. Тут же
лежала его кираса из плотной кожи и легкий медный шлем. К
дереву с другой стороны поляны были привязаны два коня,
выпряженные из колесницы. Содержание разговора разбойников не
оставляло никаких сомнений. По громким выкрикам и резким жестам
путник догадался, что речь идет о дальнейшей судьбе добычи и
пленника.
Сняв свой рюкзак, человек аккуратно положил его на землю,
перехватил посох в левую руку и выскользнул на поляну.
Увлеченные спором разбойники поначалу даже не обратили внимания
на его появление. И только негромкое покашливание отвлекло их
от решения своих насущных проблем. Издавая удивленно-негодующие
выкрики, разбойники выхватили мечи и стали подступать к
непонятно откуда появившемуся незнакомцу. Мысль о луках даже не
пришла к ним в голову, настолько уверены они были в своем
численном превосходстве. Да и внезапного нападения большого
количества людей они тоже не опасались: продираясь через густые
заросли, даже несколько человек с оружием не смогли бы подойти
бесшумно и незаметно. Поэтому когда пришелец поднял правую руку
и спокойным голосом произнес несколько слов на неизвестном
языке, разбойники остановились, а двое даже вложили свои мечи в
ножны. Незнакомец явно был один и не вооружен, поэтому сегодня
можно было с легкостью удвоить свою добычу, а при желании и
немного поразвлечься со своими жертвами.
Между тем пришелец, не переставая вежливо говорить что-то
непонятное, спокойно пошел в сторону связанного человека.
Недоумевающие разбойники сначала расступились, пропуская его, а
потом двинулись за ним следом.
Лежащий на земле молодой мужчина также с удивление смотрел
на приближающуюся серую фигуру. Он был воспитан, как воин, и
поэтому не боялся ни боли, ни смерти. Во время внезапного
нападения на дороге он все же успел убить одного бандита и
легко ранил другого, по-видимому главаря. После этого,
оглушенный ударом дубины по шлему, он потерял сознание и пришел
в себя уже здесь, на поляне. За то короткое время, что молодой
воин находился в плену, он предпринял все попытки освободиться,
какие только пришли ему в голову. Ничего не получилось. Поэтому
теперь ему оставалось только слушать спор разбойников, решавших
его судьбу: убить быстро, убить медленно, или все же попытаться
получить выкуп. Появление странной фигуры прервало затянувшуюся
перепалку на самом интересном месте.
Незнакомец подошел к пленнику, встал на колени, положил на
землю свой посох, и начал спокойно развязывать узлы на веревке.
Это в равной степени озадачило и разбойников и их жертву. Но
если разбитые до крови губы пленника лишь тронула грустная
улыбка, выдав невеселые мысли о дальнейшей судьбе появившегося
дурачка, то один из разбойников с яростным криком схватил
пришельца за плечо и попытался повалить его на спину.
Попытка не удалась. Каким-то неуловимым движением
незнакомец вывернул руку нападающего и, вставая и поворачиваясь
лицом к бросившимся на него бандитам, толкнул им под ноги
своего обидчика. Двое споткнулись о своего товарища и упали,
остальные вынуждены были обходить образовавшуюся свалку. Пока
упавшие поднимались на ноги и вытаскивали из ножен свои мечи,
незнакомец носком ботинка подбросил вверх свой посох, поймал
его в воздухе и бросился в атаку.
Пленник, как уже отмечалось, прошел обучение, необходимое
воину и дворянину, но он еще никогда в своей жизни не видел
ничего подобного. Фигура пришельца превратилась в размытое
пятно, чему в немалой степени способствовали покрой и цвет
одежды. Скорость движений его была такова, что казалось, будто
на каждого разбойника напало по меньшей мере два человека. Не
успело сердце связанного воина стукнуть десять раз, как все
шестеро бандитов лежали на земле без движения.
Пленник с удивлением отметил, что незнакомец замер, когда
тело последнего разбойника еще не успело коснуться земли.
Простояв несколько мгновений в явно неудобном положении -- на
одной ноге с широко распростертыми руками -- победитель сделал
глубокие вдох и выдох и принял нормальную человеческую позу. Но
это было еще не все. Незнакомец наклонился над главарем,
обхватил его голову руками, прижался своим лбом к его лбу и
замер...
Пленник онемел от изумления и только молча наблюдал за
происходящим. Прошло довольно много времени. Наконец незнакомец
отпустил главаря и повернулся в сторону связанного воина.
Взгляды двух людей встретились. Пленник был потрясен глазами
необычного пришельца. Их цвет невозможно было определить. Они
были похожи на морскую воду и переливались то синим, то
зеленым, то бирюзовым цветом. Уверенность и сила, исходившие от
них, также, казалось, были свойственны скорее величественному
океану, нежели простому человеку.
-- Все хорошо. -- Произнес пришелец, садясь на корточки и
развязывая путы. -- Как тебя зовут?
-- Мое полное имя Реасон-Миновар-Медон, я сын владельца
земли Акиной из северной провинции. -- Ответил воин. -- Зови
меня Ремин.
Незнакомец задумался.
-- Мое полное имя Трисмегист-Аттон-Тониан. Зови меня Трис.
Ты что-нибудь хочешь спросить у меня?
-- Как тебе удалось убить всех этих разбойников? -- Ремин
поднялся на ноги и начал разминать затекшие руки и ноги, время
от времени бросая косые взгляды на своего странного спасителя.
-- Кто ты: воин, маг, или демон Межпространства?
-- Скорее всего, человек. -- Усмехнулся тот, кто назвался
Трисом. -- И я не убил этих несчастных заблудших людей. Я всего
лишь оглушил их.
-- Но когда они очнутся, то снова нападут на нас.
-- Очнутся они не скоро. Мне они пока нужны именно такими
-- неподвижными.
-- Зачем это? -- Подозрительно посмотрел на Триса Ремин.
-- Дело в том, что с их помощью я собираюсь выучить ваш
язык. Прямой контакт -- разум к разуму -- самый надежный
способ.
-- Значит, ты все-таки маг. -- Констатировал Ремин. -- Но
я не понял, почему ты не знаешь наш язык? Ведь мы все в этом
мире говорим на языке древней Этла-Тиды.
-- Как-нибудь потом расскажу. -- Трис улыбнулся, и его
глаза поменяли цвет на небесно-синий. -- А сейчас тебе лучше
заснуть. Правда?
-- Правда. -- Согласился Ремин. Завернулся в свой плащ и
заснул.
Трис посмотрел на лежащих перед ним людей и тяжело
вздохнул. Первый день в новом мире на новой планете утомил его.
Разбойники очнутся утром. Ремин проспит до полудня. Словарный
запас главаря разбойников явно недостаточен для той роли,
которую Трис намерен играть. Поэтому нужно повторить
болезненную процедуру проникновения в чужое сознание еще шесть
раз. Одновременно надо скорректировать мысли разбойников,
уничтожив все воспоминания о сегодняшнем дне.
Нужно придумать похожую на правду историю их знакомства и
для Ремина, разумеется, без участия бандитов. С первого взгляда
Трис понял, что Ремин именно тот человек, который и был ему
нужен для путешествия по новому миру. Благородный дворянин,
воин, лучшего спутника пожелать нельзя. Но раскрывать правду о
своем происхождении, возможностях и планах землянин не
собирался.
Трис придирчиво осмотрел свой посох и, обнаружив, что тот
треснул, широко размахнулся и забросил его далеко в кусты.
Потом он еще раз вздохнул и оглянулся вокруг. Следовало сказать
что-нибудь значительное, чтобы подчеркнуть важность этого дня.
-- Я перешел Рубикон, сжег за собой мосты, и обратной
дороги нет. -- Он подмигнул маленькой пичуге с зелеными
крыльями, которая с любопытством смотрела на него с ветки
дерева. Птичка чирикнула, не то споря, не то соглашаясь, и
улетела.

* * *

По дороге в сторону столицы Этла-Тиды ехали верхом на
конях два человека, два новых друга: Ремин и Трис. Если бы у
Ремина спросили, как они познакомились, он рассказал бы о том,
что буквально ни с того ни с сего его кони понесли. Ремин
сильно ударился головой о поручень колесницы и потерял
сознание. И только случайно находившийся на дороге Трис смог,
рискуя жизнью, остановить и успокоить коней. Лошадь Триса
незадолго до этого пала, выпив плохой воды из озера, и Ремин,
благодарный за свое спасение, бросил полуразбитую колесницу и
предложил одного коня своему новому другу. Из плащей они
соорудили седла, приспособили поводья для верховой езды и
продолжили дорогу вместе.
Оказалось, что они почти ровесники, и что оба родом с
севера, правда земли Триса лежали еще дальше от столицы, на
самом краю освоенных земель, где мало кто и бывал. Оба они
направлялись в столицу в поисках приключений, славы, любви и
богатства. Тем более, что даже до северных провинций стали
доходить слухи о напряженных отношениях с Южной Империей. А где
еще проявить доблесть и заслужить честь молодому дворянину, как
не на победоносной войне?
Трису удавалось поддерживать непринужденный разговор и
одновременно строить планы на будущее. До сих пор все шло
неплохо. С самого раннего детства он интересовался историей
древнего мира и древними магическими искусствами. Он обладал
некоторыми способностями, которых не имели люди современной
Земли, и это помогало ему добиваться успеха там, где обычный
человек давно потерпел бы неудачу. Окружающие его люди даже не
предполагали, как далеко он продвинулся в своих исследованиях.
Для современников он был всего лишь удачливым молодым ученым,
которому везет больше, чем остальным. Он не мог открыть людям
тех знаний, которые сумел добыть в многочисленных экспедициях,
в пыли древних архивов и в медитативных странствиях. Его
находки настолько не совпадали с теми данными, которыми
располагала современная наука, что первое время он сам не верил
в раскрытые им тайны истории. Его теория опровергала сам
фундамент, на котором стояло общество. Люди были не готовы
принять эти знания. Он был один на Земле, кто знал потрясающую
правду, но ни с кем не мог ей поделиться. Когда он попытался
опубликовать свои труды, все научные общества отвернулись от
него, и только прежние заслуги позволили ему продолжить работу.
Теперь его теория полностью подтверждалась. Он изобрел
прибор для перехода в параллельный мир и обнаружил там потомков
Атлантов, или Этла-Нитов, как они сами себя называли. Их страна
и столица называлась одинаково -- Этла-Тида, и именно на юг, в
столицу, лежал теперь его путь.
Каноническую историю переноса Этла-Тиды с Земли на
параллельное измерение он прочитал в умах людей вчера вечером,
и это настолько превзошло его самые смелые ожидания, что до сих
пор в глубине души он сомневался в реальности происходящего.
Однако ехавший по правую руку от него потомок Этла-Нитов был
вполне материален. Это был его мир. Это была его история.
Поэтому сейчас, чтобы скрасить долгое и утомительное
путешествие, Ремин декламировал древнюю песню-легенду о своих
далеких предках:

Счастливо жил наш народ на далекой Зеленой планете.
Наша страна Этла-Тида богата была и прекрасна.
Небо в достатке давало и света и влаги посевам.
Люди, довольные жизнью, работали и отдыхали.
Мудро правители правили, честно крестьяне трудились,
воины сильными были, ремесла везде процветали,
маги искусством своим помогали и бедным и знатным.
Не было нищих у нас, ни больных, ни голодных.
Земли окрестные с нами всегда жили в мире,
но не военным искусством, не силой мы их запугали.
Только торговлей, обменом товарами связаны были
страны соседние с нашей страной Этла-Тидой.
Прочие расы разумные, что на Земле обитали,
с нами всегда жили в мире, мы дружбой гордились
с эльфами, гномами, троллями, малым народом,
нечего было делить нам, ведь вместе быть лучше.
Остров, где наша столица стояла, был центром,
где все дороги торговые вместе сходились.
Многие люди попасть к нам в столицу стремились,
помощь у магов просить, в наших храмах Богам помолится,
ибо в тот век золотой и щедры и добры были Боги,
людям они помогали достичь совершенства и силы,
всякий, кто знаний искал, получал и поддержку и мудрость.
Маг-Император, что правил тогда Этла-Тидой,
был уважаем Богами, любим благодарным народом.
Жизнь с каждым днем становилась все лучше и лучше,
Веком Златым это время теперь называют.
Кто мог подумать, что гибель уже приближалась?
В проклятый день вторглись в нашу Вселенную Боги,
чуждые света, не знавшие радости, мрачные, злые.
Видеть, что счастливы люди, для них хуже смерти.
Боги -- защитники нашей планеты им тоже не любы,
дескать, зачем они к людям, к равным себе относились?
Люди греховны, их надо держать в черном теле,
не доверяя ни знаний ни силы магической, божьей.
Боги чужие со всей своей мощью напали на Землю,
и закипела великая битва за власть над планетой.
В самом начале сражения верх мы держали,
были сильны наши Боги и маги в науке искусны.
Но чужаки за спиною у нас подготовили подлость.
Зависть и злобу у многих народов они растравили.
Зависть к счастливым, богатым соседям, что может быть
хуже?
В спину ударили варвары, подло, внезапно,
не были мы подготовлены к внутренним распрям.
Маги все силы свои отдавали сражению,
что далеко от Земли, за орбитой Марса кипело.
Воины наши хоть были сильны, но числом невелики,
не удержали границ, но врагов погубили бессчетно.
Пали защитники нашей страны, до последнего, в битве,
полчища варваров массой своей победили героев.
Все, кто остался в живых из последних людей Этла-Тиды,
тот до столицы, до острова в море добрался.
Там собирались мы бой дать последний, смертельный,
некуда, незачем было бежать нам, мы дом защищали.
В этот тяжелый момент обратился к нам Бог наш великий,
главный защитник, советчик, помощник, отец наш небесный.
В храме центральном сам Маг-Император слова эти принял:
`Дети мои, хоть не я вас создал, но дороже,
вы мне моих сыновей, дочерей. Ничего нет важнее
в мире для вашего Бога, чем счастье и радость людские.
Больно смотреть, как разрушено все, что мы вместе творили,
новые Боги, увы, ваших старых Богов побеждают.
Ложь, лицемерие, подлость теперь на Земле воцарятся,
кончился Век Золотой, никогда не вернуть его более.
Силы мои на исходе, я вам их отдал, не жалея.
Только последнее, дети мои, я для вас могу сделать.
Вы в окружении врагов, и можете скоро погибнуть,
но я возьму этот остров, любимую мной Этла-Тиду,
и унесу его прочь, сквозь пространство и время.
Сам я при этом погибну, но жизни мне ваши дороже.
Будете там вы одни, начинать все придется сначала,
некому будет помочь вам, но выхода нету другого.
Если вы будете жить, то и гибель моя не напрасна.`
Так нам сказал наш Отец, и рыдал весь народ Этла-Тиды.
По повелению Бога все наши суда мы подняли,
и закрепили на острове, сами же люди собрались
и улеглись вдалеке от домов на открытом пространстве.
И совершилось все так, как сказал нам Спаситель.
Словно туманом закрылись глаза у людей Этла-Тиды,
Сон глубочайший их разум пленил, защищая от смерти.
Ну а когда все проснулись, увидели -- остров
наш находился уже на Земле параллельной, не нашей.
Море оттенка иного и небо чуть-чуть не такое.
Солнце и звезды в созвездиях тоже немного другие.
На горизонте за морем видны были горы в тумане.
На воду мы корабли опустили, и дружно на весла нажали,
и понеслись по волнам незнакомого нового моря
мир открывать, что дарован нам был нашим Богом.

Трис слушал песню и все больше и больше убеждался в
реальности происходящего. Постепенно жизнь на Земле начинала
казаться ему каким-то далеким сном. Перед ним лежал новый мир,
и он собирался пройти его весь, чтобы найти следы древних
Богов, собрать остатки древнего могущества.
Наконец, лес стал светлеть, и дорога вывела
путешественников из чащи. Перед ними лежала холмистая равнина.
Здесь уже было видно присутствие людей. Возделанные поля
перемежались небольшими рощами. Дорога шла прямо на юг, то
поднимаясь на холмы, то исчезая между ними. Преодолев первый
подъем, путники не сговариваясь остановили коней и оглянулись
назад.
-- Мы выехали из тесной лесной чащи на простор, где нас
ждут приключения и свобода. -- Патетически развел руки Ремин.
-- Узка дорога в лесу, но и среди полей она не становится
шире. -- В тон ему ответил Трис. -- Поехали быстрее, если
хочешь сегодня ночевать в постели, а не на обочине.
Подтолкнув коней пятками, друзья поскакали вниз по склону,
весело рассуждая о планах на будущее. Одновременно Трис
продолжал размышлять, анализируя полученную информацию.
Планета, на которой он оказался, почти ничем не отличалась
от Земли. Разве что очертания континентов и расположение
островов было несколько иное. Растительный и животный мир
планеты был очень похож на Земной, только тут эволюция не
привела к появлению человека...
Этла-Тида была перемещена почти на то же самое место, где
находилась на Земле -- то есть туда, где сейчас на Земле после
ее исчезновения остались только небольшие острова, называемые
Бермудами. Но на новой Земле, или Земле-2, восточный континент
был расположен к Этла-Тиде гораздо ближе, всего в трех днях
плавания на галере, тогда как западный континент оказался так
далеко, что корабли, посланные на разведку, вернулись ни с чем.
Береговая линия восточного континента не совпадала с привычными
очертаниями Европы и Африки: почти прямой линией протянулась
она с севера на юг, перемежаясь лишь бухтами, заливами и
устьями рек. Большее количество скалистых островов, лежащее
между Этла-Тидой и материком, не было пригодно для жизни, но
зато способствовало безопасному судоходству, закрывая морские
пути от северных штормовых ветров.
Часть переселенцев сразу переправилась на восточный
континент. Люди начали возделывать поля и засевать их
привезенными семенами пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы. Домашние
животные, перенесенные вместе с людьми, не испытывали никаких
неудобств на другой планете и их стада год за годом росли,
обеспечивая жителей всем необходимым. Росло и количество
жителей. Все больше и больше людей уплывало на восток осваивать
новые земли. На материке строились города, прокладывались
дороги, распахивались поля. Но столицей по прежнему оставалась
Этла-Тида, расположенная на острове.
Так продолжалось много столетий, и все это время Этла-Ниты
оставались единым народом с единым правителем. Но все хорошее
когда-нибудь заканчивается. Удаленность восточных провинций
рано или поздно должна была вызвать появление самостоятельных
государств. Императоры-Маги, утратив былую силу и влияние, уже
не могли оставаться единоличными властителями столь обширных
земель. Раскол между востоком и западом назревал давно, но не
было человека, который открыто бросил бы вызов правителю.
Императоры-Маги, зная о возможном расколе, пытались разными
способами удержать Империю от распада. Одни прибегали к военной
силе, другие предпочитали подкуп, третьи старались прийти к
разумному соглашению. А некоторые пытались усилить свою власть
при помощи магии. Таким был Император-Маг Тот-Лоран, который в
672 году от Перемещения созвал конклав из всех более-менее
способных магов и волшебниц. Объединив их силы, Тот-Лоран хотел
установить связь с покинутой Землей и этим усилить свой
авторитет. Эта попытка закончилась ужасной трагедией.
Ни Ремин, ни тем более разбойники не знали в точности, что
тогда произошло. Да и едва ли теперь, спустя 753 года, нашелся
бы хоть кто-нибудь, знающий правду о происшедшем. Всем было
известно только то, что магические силы вышли из-под контроля и
разорвали ткань пространства-времени. На Этла-Тиду прорвались
чудовищные порождения межпространственного мрака, уничтожавшие
все на своем пути. Сам остров и воды вокруг стали смертельно
опасны для живых существ. Говорили, что некие жуткие твари и
демоны окружают теперь старую Этла-Тиду. Попав в этот мир, они
не могут вернуться обратно и поэтому мстят всему живому.
Власть над страной формально перешла к племяннику
Тот-Лорана, который в то время гостил на материке. Восточные
провинции, выразив свои искренние соболезнования, тем не менее
воспользовались случаем и заявили о своем отделении от
Этла-Тиды. Другой дальний родственник Императоров-магов объявил
о создании своего собственного государства на юге, названного
Южной Империей. Таким образом, новый Император-Маг фактически
получил в наследство западное побережье континента и
малонаселенные северные земли. Он построил новую столицу и
назвал ее Этла-Тида, тогда как старая Этла-Тида на острове
стала именоваться Проклятым городом.
После катастрофы Императоры-Маги новой Этла-Тиды и
Повелители Южной Империи неоднократно отправляли экспедиции к
Проклятому городу, надеясь завладеть его легендарными
богатствами и приобщиться к древнейшей мудрости. Но ни одна из
экспедиций не вернулась обратно. Со временем мореплаватели
определили границу, пересекать которую они отказывались даже
под страхом смерти. Рыбаки ловили рыбу не далее одного дня
плавания на запад. Постепенно это стало настолько привычным,
что ни у кого даже не могло возникнуть мысли о путешествии к
Проклятому острову.
Только однажды рыбаки подобрали в море лодку с человеком,
который прижимал к себе необычный предмет, явно вывезенный из
Проклятого города. Человека немедленно доставили к
Императору-Магу. Но никто не смог получить от несчастного
вразумительного ответа. Он только трясся, словно в ознобе, и
изредка издавал звуки, похожие на поскуливание. Предмет,
напоминающий короткий гладкий жезл, отобрать у него было
совершенно невозможно. Он словно слился с ним в одно целое и
никто не взялся бы вырвать эту вещь без ущерба для человека.
Вскоре жители одного рыбацкого поселка признали в
несчастном своего соседа, молодого парня, который две недели
назад вместе со старшими рыбаками ушел в море. Через некоторое
время внезапно начался сильный шторм, и рыбаков посчитали
утонувшими. Сейчас, глядя на человека с седыми космами и
безумными газами, ему можно было дать не менее семидесяти лет.
Прожил он под наблюдением личного врача Императора-Мага только
три дня. Перед самой смертью на несколько секунд человек пришел
в сознание и, вытянув руки и широко открыв глаза, прокричал:
`Там ужас! Там древнейший ужас!` После чего выронил жезл и
скончался.
Самые лучшие маги и ученые исследовали привезенный из
Проклятого города предмет, однако никто так и не понял, что это
и для чего предназначено. Жезл представлял собой абсолютно
гладкий цилиндр из неизвестного темно-синего материала длиной в
локоть взрослого человека и толщиной в запястье младенца. Ни
разрезать, ни разбить жезл не удалось, и он был передан на
сохранение в Императорскую сокровищницу.
А жизнь продолжалась. Восточные провинции вскоре распались
на множество мелких княжеств, непрестанно воюющих между собой.
Постепенно, год за годом нарастало напряжение между Южной
Империей и Этла-Тидой. И в том и другом государстве правили
потомки Императоров-Магов, а, как известно, самая жестокая и
непримиримая вражда возникает именно между родственниками. И
те, и другие обосновывали необходимость захвата соседнего
государства как начало объединения прежней великой Империи, но
каждая династия видела во главе единого государства себя. В
настоящее время достаточно было самого незначительного
предлога, чтобы развязалась война.
Император-Маг Тзот-Локи, правящий сейчас Этла-Тидой,
вплотную приблизился к рубежу старости. От первой, ныне
покойной, жены он имел дочь, но, поскольку наследование в
течение тысячелетий происходило только по мужской линии,
недавно женился повторно. Говорили, что его молодая жена
Каррил-Томитек-Тилан уже носит плод, и, по словам придворных
медиков и магов, плод мужского пола. Хотя это могла быть
преднамеренная дезинформация, распространяемая для обуздания
честолюбивых замыслов нового Повелителя Южной Империи.
Было известно, что недавно старый Повелитель южан удалился
из столицы в свой восточный дворец, передав бразды правления
единственному сыну. Говорили, что новый Повелитель Горван
достаточно молод, чтобы строить планы завоевания северного
соседа, и в то же время достаточно зрел, чтобы претворить эти
планы в жизнь. Южная Империя располагала многочисленной армией,
которая уже была с успехом опробована в походах на восточные
государства. Несколько лет назад таким образом к Южной Империи
были присоединены три богатые зерном и железными рудниками
провинции.
Примерно в то же время в Этла-Тиду прибыло посольство
южан. Тзоту-Локи вежливо, но твердо было предложено выдать свою
дочь, принцессу Лоранон-Локи-Нею, замуж за Повелителя юга.
Многовековое противостояние двух самых могущественных
государств континента предполагалось решить путем
династического брака. Но вражда так глубоко пустила корни в
сердце Тзота-Локи, что он резко и категорично отказал.
Оскорбленные послы уехали. С тех пор прошло шесть лет. А
недавно вся Этла-Тида была восхищена великолепным праздником,
который устроил Тзот-Локи в честь двадцатилетия своей пока
единственной наследницы. Все прекрасно понимали, что отец не
может позволить своей дочери выйти замуж до появления
наследника мужского пола. В случае рождения принца она могла бы
рассчитывать только на титул верховной жрицы Богини плодородия
Вестиды. Если же, вопреки предсказаниям, родится еще одна
девочка, Тзот-Локи сам выберет жениха для принцессы Лоранон и
передаст ему свою Империю... Если этому не помешает
могущественный Повелитель Южной Империи, имеющий свои виды на
Этла-Тиду...
О настоящем положении вещей на континенте и говорили
путешественники до тех пор, пока уже в сумерках не подъехали к
бревенчатой стене довольно крупного поселения.

Глава 2. Город.

-- Эй, стража, почему закрыты ворота? -- Крик из-под стены
разбудил дремлющего на сторожевой башенке солдата. Долгие годы
службы научили его быстро засыпать, используя каждую свободную
минуту, даже на посту, стоя, облокотившись на короткое копье.
Также быстро научился он и просыпаться.
-- Кто там едет? Ночь на дворе! -- Стражник лениво
перегнулся через перила и постарался рассмотреть в наступающих
сумерках побеспокоивших его путников.
-- Открывай, открывай, -- Ремин весело подмигнул Трису, --
дворянам не положено проводить ночь у запертых ворот.
Стражник удостоверился, что приехало всего два человека и
повернулся к выскочившим на крики из караулки четырем
вооруженным воинам.
-- Откройте ворота, там два всадника. Дворяне. И пошлите
за офицером, мало ли что... -- Перестраховался бывалый солдат.
Ворота приоткрылись ровно настолько, чтобы через них мог
пройти только один всадник. Ремин и Трис по очереди въехали
внутрь и увидели, как двое солдат тотчас закрыли ворота за их
спинами и наложили толстый засов. Другая пара солдат стояла
чуть впереди, крепко сжимая копья.
-- Петли хорошо смазаны, солдаты отменно знают свое дело,
-- заметил Трис, -- не поселок, а военный лагерь.
-- Скажи это нашему офицеру. -- Буркнул один из
стражников. -- Он уже достал нас постоянными тренировками.
-- А вот, кстати, и начальник. -- Обрадовался Ремин. --
Сейчас мы узнаем, где лучше всего устроиться на ночлег.
Из-за угла в сопровождении пятого стража ворот показался
пожилой, но мускулистый и подтянутый человек. Его, видимо,
оторвали от какого-то вполне мирного занятия, поскольку
доспехов и шлема на нем не было. С собой он захватил только
короткий меч в ножнах, считая, что офицер никогда не должен
являться людям без оружия.
-- Комендант Северного форта Полд-Кандор. -- Представился
он. -- Чем могу служить?
-- У Вас замечательно организована охрана, комендант, --
опередил Ремина Трис, -- я поражен четкостью и слаженностью
действий ваших солдат.
-- Благодарю. -- Отозвался польщенный офицер, ибо похвала
подчиненным лучше действует на хорошего организатора, чем
прямая лесть лично ему.
-- А чем вызваны такие меры? -- Поинтересовался Трис. --
Не ожидаете ли вы какой-то опасности с севера?
-- Ничего серьезного. -- Теперь Полд-Кандор, как опытный
командир, с удовольствием готов был унять беспокойство молодых
людей. -- Несколько мелких шаек разбойников.
-- Тогда можно не волноваться, -- Трис улыбнулся и его

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 119807
Опублик.: 19.12.01
Число обращений: 4


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``