Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОНСТРУКТОР Назад
ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОНСТРУКТОР

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Юрий ЩЕРБАТЫХ
                Рассказы

БАНЬКА
ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОНСТРУКТОР
ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ
МУЗЕЙ
ПРИМИ МОЮ БОЛЬ

Юрий ЩЕРБАТЫХ

БАНЬКА


Шло внеочередное заседание Совета Безопасности Галактики. За
исключением одного пункта, повестка дня состояла из рутинных докладов о
проблемах космического мусора, регулирования свечения звезд, переделки
планет и лимитах на энергию для освещении черных дыр. Последним вопросом в
списке было спасение одной слаборазвитой периферической цивилизации.
Так как члены Совета являлись представителями различных форм жизни,
то собранные вместе они выглядели достаточно экстравагантно. Одни из них
мирно сопели противогазами, так как дышали исключительно метаном или
сероводородом, другие шумно плескались в баках, наполненных азотной
кислотой, а Секретарь собрания из системы двойной звезды в созвездии Лиры
потел в своем кресле, обложенный кусками льда. Дело было в том, что на
этой планете и минус пятьдесят считались жаркой погодой.
Наконец Председатель постучал серебряной ложечкой по графину и
попросил тишины.
- Уважаемые члены Совета, как нам сообщили астрономы, одно из солнц
на окраине Галактики скоро взорвется, превратившись в сверхновую звезду.
При этом может погибнуть молодая цивилизация, расположенная на третьей
планете этой системы.
Я считаю, что нужно срочно переселять ее жителей. Свободных планет у
нас много, а само переселение технически не представляет особого труда -
подпространственная телепортация рассчитана на куда большие объемы
перевозок. Но на какую планету нам их переселять? Вдруг им там не
понравится? Что же тогда снова перемещать их на новое место? А это
кака-никак пять миллиардов особей.
Вы в курсе, что бюджет нашей организации довольно напряженный, в
прошлом году мы с трудом свели дефицит к минимуму, и второго переселения
нам просто не потянуть в финансовом плане. Если мы будем гонять эту бедную
расу с планеты на планету, нас могут не понять наши налогоплательщики, не
говоря уже о Лиге Защиты Животных и Слаборазвитых цивилизаций.
В зале повисла неловкая тишина.
- Да, не хотелось бы, конечно, так сказать, ударить в грязь лицом
перед аборигенами, - заметило волосатое иссиня-фиолетовое существо из
Крабовидной туманности. - Нужно подобрать им условия даже лучше, чем те, в
которых они жили до этого.
- А давайте пошлем туда разведчика Ыых-Двести Шестнадцатого, -
предложила разумная плесень. - Пока наш резидент справлялся со всеми
заданиями Галактического Совета.
Собравшиеся переглянулись и облегченно вздохнули.
- Итак, господа, голосуем, - вновь взял слово Председатель. -
Поднимайте конечности... Единогласно. Готовьте космического разведчика к
вылету на третью планету этой несчастной звездной системы.


Ыых Двести Шестнадцатый, представитель планеты Разумных Богомолов,
прибыл на Землю на летающей тарелке во всем всеоружии галактической науки.
Его хитиновый покров был покрыт специальным зеркальным слоем, делающим его
невидимым постороннему взору. Хитроумная система преломления света давала
удивительный эффект. Смотрящему на разведчика человеку казалось, что он
видит собственного двойника, почти самого себя.
Посадка в районе 60 градусов северной широты и 120 градусов восточной
долготы прошла успешно. Единственно, чего не учел Ыых, так это того, что в
декабре в Сибири бывает холодно даже по местным меркам.
Человеческие существа, одетые в несколько слоев защитных оболочек,
быстро пробегали по улице и скрывались в норах. Разведчик осторожно зашел
следом. Загадочные существа сбрасывали часть своих оболочек и подходили к
квадратному сооружению в углу помещения, излучающему тепло.
- Линяют, - подумал Ыых, наблюдая, как люди снимали свои шубы. Это
напомнило ему свое превращение из личинки в куколку, и он с тоской
вспомнил родную планету. Но надо было выполнять задание, и он включил
транслятор, чтобы понять разговор аборигенов.
- Крепчает мороз-то. Как бы масло в коробке передач не замерзло.
Говорил же вчера завгару, чтобы сменил на зимнее. Но от него дождешься...
мать его так. Вот сдохнет движок в рейсе и кукарекай на трассе до утра...
Эх, согреться бы сейчас, Василий. Ты что-то про самогон говорил
утром?
- Есть маленько. Я у тещи бутылку свистнул. Щас дернем. - И мужики
выпили по пол-стакана голубоватой, слабо опалесцирующей жидкости.
Ыых подобрал с пола несколько капель пролившейся влаги для
последующего анализа, и переключил транслятор в режим автоперевода. Однако
электронный переводчик сумел только разобрать, что аборигены говорили о
понижении температуры окружающей среды и желании согреться при помощи
какой-то жидкости. Что же касается `матери` завгара, `свиста` бутылки и
`кукареканья` на трассе, то однозначно расшифровать эти выражения не
удалось.
- Похоже, что тепло у них - главная проблема, - подумал Двести
Шестнадцатый и отправился на своей тарелочке в Африку.


Вождь племени бваке сидел на краю саванны и ежился от прохладного
утреннего ветра, прилетевшего с далекого океана.
- Холодно. Антилопы не придут на водопой сегодня, - наконец сказал он
молодому охотнику, нервно сжимавшему в руках длинное ритуальное копье. -
Пойдем обратно в деревню. Придется перенести обряд посвящения в воины на
завтра.
Стоящий за баобабом космический разведчик посмотрел на электронный
термометр и недоуменно покачал хитиновой головой.
- Двадцать два градуса выше нуля для аборигенов холодно? Интересно
все-таки, какую же температуру предпочитают жители этой планеты? Для
контроля он решил произвести третий замер. На этот раз летательный аппарат
доставил его в точку, расположенную между двумя первыми посадками. Это был
маленький городок.
Ыых сидел на скамейке в городском парке и размышлял о своем задании.
Проходящие мимо люди не обращали на него никакого внимания, так как
студентка видела в нем сидящую в задумчивости молодую девушку, бредущий
мимо пенсионер - отдыхающего старика, а проходящий рядом со скамейкой
лейтенант чуть было не отдал ему честь, ибо сначала принял его за
полковника, но вовремя заметил, что звездочки на погонах у сидящего
офицера были такие же маленькие, как у него самого.
Ыых не замечал никого. Он почти выполнил свое задание и узнал все,
что требовалось об этой планете. Он знал химический состав почвы и
атмосферы, уровень магнитного поля, освещенность и период обращения вокруг
светила, но вот температура... Люди заселили всю планету и жили при
температуре от +50 до -50 градусов по Цельсию. Но ведь какая-то
температура была для них предпочтительнее! Какая?
И еще эта загадочная привычка вливать в себя раствор этилового спирта
`для сугрева`. Ыых достал из кармана зеленоватый сосуд с такой же
жидкостью, позаимствованный им из так называемого `магазина`, и вскрыл
алюминиевую крышку. Зная законы химии, не трудно было себе представить,
какая адская реакция протекает в желудках аборигенов между этим веществом
и кислородом, поступающим через легкие. Удивительно, как они еще не
взрываются.
Ыых продолжал размышлять...


Кочегар котельной при бане N_2 города Бердянска Федор Чесноков уныло
брел домой после получки. В руках у него были судорожно зажаты цветные
полоски бумаги, еще не так давно называемые деньгами. Год назад на такую
сумму он смог бы гулять неделю не просыхая, а сейчас... Кто теперь помнит
те заветные магические цифры 3-62, которые были неразрывно связаны с его
учебой в ПТУ?
Сначала антиалкогольная компания, а затем перестройка и врастание в
`рынок` больно ударили по рядовому российскому алкоголику. А выпить между
тем хотелось страшно. Но еще страшнее ему было своей пышнотелой супруги,
которая не пощадила бы Федора, если бы он решился пропить и эту получку.
Поэтому стиснув зубы и собрав в кулак всю свою волю кочегар шел домой,
стараясь не вспоминать о соблазнительных призывах друзей обмыть новое
место работы.
И вдруг он учуял запах спиртного где-то совсем рядом. Прямо перед ним
на обшарпанной скамейке парка сидел мужик в зеленых армейских брюках,
черной с заплатой фуфайке и линялой ушанке.
`Где-то я этого хмыря уже видел`, - подумал Федор и подошел чуть
поближе. Мужчина между тем задумчиво рассматривал откупоренную бутылку
водки.
- Что, друг, выпить не с кем? - участливо поинтересовался Чесноков. -
Может компанию составить?
Мужчина молчал, и Федя подумал, что это было бы просто здорово - и
выпить на халяву и получку сохранить. Он смотрел на бутылку не отрываясь,
как удав на кролика, и в горле у него скребло от неукротимого желания
опохмелиться. Наконец жажда пересилили остатки гордости, и Федор обратился
к мужику, стараясь придать голосу жалобный и в то же время убедительный
оттенок.
- Слушай, друг, угости... Трубы горят...
Незнакомец молча протянул Феде бутылку. Тот мигом приложился к
горлышку и махом выдул почти треть. По желудку растеклась приятная
теплота, на душе отлегло, и Федор почти с нежностью посмотрел на парня.
`Чем бы его отблагодарить? - мелькнуло в голове. - Ага, придумал!`
- Давай я тебе баньку устрою. Бесплатно - я там кочегаром работаю. А
после парной мы ее и добьем, по культурному, - он показал на бутылку.
- Ба-анька? - странно растягивая буквы переспросил незнакомец и не
спеша поднялся со скамейки. - Пошли.
Ыых решил, что это может оказаться интересным.


Они сидели на верхней полке красные от жары, обмахиваясь вениками.
Ыых делал это скорее для виду, в то время, как Чесноков азартно размахивал
дубовым веником.
`Как бы он мне защитный зеркальный слой не смахнул`, - озабоченно
подумал космический разведчик и отодвинулся чуть в сторону.
- Жарку подбавить? - приветливо спросил его Федор.
- Как хочешь. - Разведчику было все равно. Во-первых, потому, что его
тело покрывал сверхпрочный скафандр с кондиционером, а, во-вторых, на его
родной планете частенько встречались дни и пожарче.
- А что, у вас на Земле все баню любят? - вдруг спросил он кочегара.
- Почему только на земле, - не понял его Федя. - И летчики, которые
на небе летают, и шахтеры, что под землей работают - все уважают.
В выходные еще очередь надо отстоять, чтоб попариться.
- А якуты? Ну, народности Севера, живущие при низких температурах
окружающей среды?
- Якуты? Хрен его знает, наверное тоже... Мне кум говорил, что
сибиряки - первые любители русской бани. Век бы из нее не вылезали, если б
можно было. Как говорится `пар костей не ломит`, - и Федя довольно
рассмеялся, предвкушая заслуженные `сто пятьдесят` в своей каморке рядом с
котельной.
Ыых Двести Шестнадцатый еще раз внимательно оглядел раскаленную
парную, розовые тела мужиков, в зыбком мареве густого пара ожесточенно
лупцующих друг друга дубовыми и березовыми вениками, и незаметно вышел из
парилки. Больше Федя его никогда не встречал. По крайней мере на Земле.


Заселение планеты ХYZ168 в созвездии Большой Обезьяны прошло быстро и
четко. Благодаря подпространственному телепортационному каналу всего за
несколько часов все жители Земли были эвакуированы вместе с их жилищами и
домашним скарбом, так что многие даже не успели понять, что же произошло.
Когда Солнце, превратившись в сверхновую звезду, разорвалось на
тысячи кусков, и раскаленное огненное облако поглотило третью планету, на
ней уже никого не было. Ее жители находились на другом конце Галактики.


На веранде дома, стоящего на берегу моря, сидели два человека в
плавках и пили чай из самовара. Пот лил с них градом, а у одного из
сидящих за столом даже капал с кончика носа прямо в блюдце с чаем. Но это,
казалось, его мало беспокоило. Он лениво продолжил прерванный разговор.
- Кажется, сегодня похолодало. Дышать немного легче.
- Нет, я смотрел утром на термометр. Это просто ветерок подул...
- Жаль. Значит показалось... А так хотелось бы прохлады.
Он привстал, чтобы налить себе чаю, и случайно прикоснулся плечом к
высокому темно-зеленому кусту, растущему рядом с верандой. Тот час же
ветка растения гибко изогнулась и несколько раз подряд быстро хлестанула
человека по голой спине.
- Вот дьявол. - Мужчина резко выпрямился и пролил чай на скатерть. -
Опять позабыл про это чертово растение.
Его собеседник смахнул со лба обильный пот и задумчиво покачал
головой.
- Да, мы не скоро привыкнем к этой планете. Хотя здесь многое, как на
нашей Земле. Только вот температура под пятьдесят и влажность сто
процентов... Прямо как в бане.

Юрий ЩЕРБАТЫХ

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОНСТРУКТОР


Жара была потрясающей. Это напоминало бы сауну и могло показаться
даже приятным, если бы не иссушающий знойный ветер и безжалостное
ослепительное солнце. Сложенные воедино высокая температура, жесткий,
секущий лицо ветер и солнечная радиация заставляли позабыть о бане,
навевая куда более неприятные ассоциации о солнечной стороне Меркурия,
долине Смерти в Калифорнии или Плато Преисподней на второй планете
Альтаира.
Я споткнулся о камень и выплюнул густую, вязкую слюну. Плевок
получился вялый и невеселый, как и все положение, в котором я оказался по
воле Гнилого Бена и собственной глупости. Послышалось шипение быстро
испаряющейся жидкости, и через мгновение на дорожном полотне вновь было
сухо, как в духовке. Я почти с суеверным страхом посмотрел на оплавленную
полуденным зноем землю и, с трудом собрав остатки слюны, плюнул снова.
Результат оказался прежним - попав на раскаленные камни Ареса плевок с
шипением превратился в облачко пара.
Я с тоской вспомнил Ганимед - там плевок превращался в лед еще не
долетев до земли. Мне нестерпимо захотелось залезть в морозильник и
закрыться там минут на десять. Но до ближайшего холодильника было двадцать
миль, пройти которые при такой жаре было почти невозможно. Правда
поблизости должно проходить шоссе, на котором, если мне повезет, я смогу
остановить машину. Осталось лишь доковылять до него... Господи, всего
лишь! Я некстати вспомнил о своих кондиционерах и тихо застонал от злости.
Как я мог подписать закладную?! Если бы они не подмешали какой-то гадости
в коктейль с `Марсианским игристым`... да что теперь говорить. После драки
кулаками не машут... Если я не смогу до конца воскресенья добраться до
города и опротестовать договор у судьи, мне крышка. Чтобы оплатить
контракт по кондиционерам мне пришлось взять кредит, проценты по которому
через месяц подскочат до небес... А какой был товар - загляденье!
Последнее слово техники. Лучшая продукция фирмы `Смэлл Кондишенел ЛТД`.
Это были не просто аппараты, поддерживающие в помещении необходимые
температуру и влажность, они могли еще создавать по заказу любые запахи,
сочетая их с соответствующим звуковым оформлением.
Допустим, вы поворачиваете выключатель - и ощущаете запах соснового
леса и слышите шум ветвей. Или запах цветущего луга и стрекот цикад... Или
запах моря и шум прибоя... Да мало ли что можно заказать. В
мини-компьютер, встроенный в эти хитроумные штуковины, было заложено около
тысячи всевозможных программ, и не удивительно, что я собирался отхватить
приличный куш при их продаже. Будущая сделка казалась мне весьма
привлекательной. По словам Нгуена еще никто не торговал кондиционерами
такого типа на этой уютной курортной планетке.
Впрочем, уютной она была лишь на побережья, на узкой полосе
комфортабельных отелей и жемчужных пляжей. Уже в трех милях от моря
влажность падала почти до нуля под действием суховеев, дующих из голых,
прокаленных солнцем саван и безжизненных пустынь. И кому только пришло в
голову построить казино так далеко от побережья? Хотя вопрос был чисто
риторический... Я знал ответ: потому, что в `Трех Барханах` вершились
грязные делишки, которые нужно было вынести подальше в пустыню от
посторонних взглядов и недремлющего ока полиции.
- Я найду тебе отличного покупателя, - такими словами, кажется,
встретил меня Бен в космопорте. А я, дурак, ему поверил, хотя за время
совместного заключения на Ганимеде можно было понять, что он за дерьмо.
Я вспомнил первый псалом Давида, которым так любил начинать свои
проповеди наш тюремный капеллан.
`Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, не стоит на пути
грешных, и не сидит на собрании развратителей`. Можно было бы запомнить
эту аксиому за пол-года. Но увы, я вновь купился на щедрые посулы Гнилого
Бена. И все из-за того, что обрадовался старому знакомому, расслабился и
потерял бдительность. Встретил старого приятеля, идиот! Позабыл привычку
Гнилого обирать в первую очередь именно друзей... Ну да ладно, я с ним еще
рассчитаюсь, но сначала мне нужно вернуть товар.
`Чем же они меня напоили?`
Мы приехали в казино под вечер в пятницу. `Три бархана` призывно
сияли огнями в фиолетовом сумраке марсианского неба как бриллиантовое
колье на бархатной подушечке. Я говорю `марсианского`, потому что многие
именно так называют Арес, несмотря на бездну расстояния, отделяющего эту
планету от Солнечной системы. Дело в том, что большую часть Ареса, как и
его собрата Марса, занимают рыжие пустыни, покрытые камнями и пылью, лишь
изредка украшенные чахлой растительностью. Но в отличие от настоящего
Марса на Аресе значительно жарче, да еще имеется Океан, чуть смягчающий
климат в прибрежных районах.
Я попытался вспомнить вчерашний вечер. В тяжелом тумане, окутывающем
голову, всплывали отдельные картины, когда я азартно играл в рулетку,
просаживая последние наличные, пил `Марсианское игристое`, `Кэптан Дик` и
какое-то местное пойло, обжигающее горло, несмотря на избыток льда в
бокале... Опять рулетка... Проигрыш... выигрыш... вновь проигрыш... Потом
я подписал договор о продаже всей партии кондиционеров, а когда туман в
голове немного рассеялся, я очнулся с закладной в руках, согласно которой
весь мой товар переходил в руки Бена, если до понедельника я не внесу
отступные. Вот тогда-то я и протрезвел окончательно, и повинуясь первому
ясному велению разума от души врезал бывшему приятелю в челюсть. Впрочем
речь шла скорее не о разуме, а чувствах, которые я испытал, поняв, что
меня обвели вокруг пальца и разорили. Потом меня скрутили охранники и
бросили в подсобное помещение. Расчет их был прост - пока я окончательно
протрезвею и приду в себя, выходные уже пройдут, и я никому не смогу
ничего доказать. Формальным владельцем груза станет Гнилой Бен. Но эти
подонки заблуждались, если думали, что я буду мирно сидеть взаперти и
оплакивать свои потери. Я принял две таблетки `соберса`, которые всегда
ношу с собой, и окончательно протрезвел. Выбить оконную раму тоже не
составило особого труда. Настоящие трудности начались потом.
Как я уже упоминал, казино располагалось посреди пустыни, и выбраться
отсюда можно было только на машине или `вертушке`. То, что угнать машину
будет невозможно, я понял как только взглянул на ярко освещенную и
охраняемую злющими овчарками автостоянку, окруженную к тому же колючей
проволокой. Вертолетов с включенным зажиганием без пилотов, которыми
буквально кишат шпионские фильмы, я тоже не обнаружил. Единственная
винтовая машина, стоявшая чуть поодаль, уже готовилась к взлету, но возле
нее толпилось пол-дюжины вооруженных молодцов. Я не сомневался, что люди
Бена схватят меня сразу же, как только я себя обнаружу.
И тогда я решился на отчаянный поступок - пошел через пустыню пешком.
Хотя ночью это не показалось мне безумством. Было даже немного прохладно,
и я ежился от упругого, бодрящего ветра, дующего с моря.
С восходом солнца ситуация быстро изменилась. Ветер подул со стороны
пустыни, началась удушающая жара, и местное светило обрушило на мою бедную
голову раскаленные лучи.
Только к полудню я вышел на блестящую ленту скоростного шоссе. Зыбкое
марево колыхалось по обе стороны дороги, слегка покачиваясь с каждым
порывом горячего ветра. Организм к тому времени потерял всю возможную
влагу, и казалось, что ветер сдувает с меня уже не пот, а последний слой
сухой кожи, под которым скоро обнаружится живая плоть.
Чуть поодаль от дороги под еле обозначенной тенью псевдомарсианского
ракитника я с удивлением обнаружил туземца, сидящего на свернутом в кольцо
чешуйчатом хвосте. Перед ним на небольшом складном столике стояли
несколько бутылок с местными напитками - как освежающими, так и
горячительными. Я с трудом доковылял до странного торговца и произнес
стандартную ритуальную фразу приветствия, которой меня научили еще при
подлете к планете. Тогда стюард доверительно шепнул мне, что без этой
фразы опасно заводить разговор с местными жителями вдали от человеческих
мест обитания. Однако на туземца моя вежливость не произвела особого
впечатление - он эхом повторил приветствие на скрипучем `линкосе` и
выжидательно уставился на меня всеми своими четырьмя выпуклыми глазищами.
И тут до меня дошло, что он безусловно рассматривает меня в качестве
потенциального покупателя.
- Интересно, что он тут делает? - мелькнуло у меня в голове. - Вокруг
ни души, а я оказался в этом месте совершенно случайно.
И тем не менее фасеточные глаза туземца светились призывным светом,
выражая радость от предстоящего обслуживания посетителя.
Я пробежал глазами по небогатому выбору напитков. Вид 60-градусной
огненной воды, производимой посредством перегонки плодов Бешеной Тыквы,
заставил меня содрогнуться. Наличие в коктейле именно этого зелья, как я
теперь припоминаю, во многом способствовало моему появлению в центре
здешней пустыни. Спирт в такую жару? О, нет, я не самоубийца! Местное вино
вдвое меньшей крепости, хотя и выглядело достаточно привлекательно, тоже
не вызвало у меня энтузиазма. Я остановил взгляд на продолговатой,
причудливой формы бутылочке с прохладительным напитком. `Фиеста` -
прочитал я по складам надпись на этикетке. Кажется Мэтт говорил мне что-то
интересное об этом пойле, очень популярном у аборигенов, но вот что
именно? Не помню...
Товар был явно самодельный или по крайней мере контрабандный, на что
указывало полнейшее отсутствие обязательных штампов таможенной и
санитарной службы Ареса, а следовательно качество напитка могло быть
любым, в том числе ниже всякой критики. Однако выбора у меня не было -
пить хотелось нестерпимо.
- Сколько? - я взял бутылку воды, чтобы получше ее рассмотреть, и
чуть не отдернул руку - настолько горяча она была.
Туземец молча пошевелил уродливыми губами, словно подсчитывая барыши
с предстоящей сделки, раздвинул пасть и прошепелявил:
- С вас 123 миллиона 521 тысяча 361 куббон, сэр.
- Что?!! - обалдело заорал я, не сразу вспомнив, что благодаря
бушующей на Аресе инфляции эта сумма в общем-то была вполне приемлемой для
бутылочки освежительного в центре пустыни, да и в кармане у меня еще
оставались две смятые полумиллиардные купюры. Впрочем, в переводе на
межпланетные деньги они стоили не более трех с половиной интеркредиток.
Единственное, чего я не смог понять за короткое время пребывания на
Аресе, так это полнейшее нежелание местных властей провести финансовую
реформу и привести курс местной денежной единицы `куббона` в более удобную
для расчетов форму.
По-видимому, местные жители обожали большие цифры и ни за что не
хотели лишать себя сомнительной чести поголовно считать себя
миллиардерами.
Я протянул торговцу кредитку, взял две бутылки и с отвращением
прочитал на этикетке издевательскую надпись на ломаном линкосе: `Пейте для
охлаждение`. Чем, интересно, я мог охладить это раскаленное пойло?
Пыльный смерч словно в ответ на мой безмолвный вопрос бросил мне в
лицо горсть горячего песка.
Надо пить, что дают и не привередничать - в конце концов это лучше,
чем смерть от обезвоживания организма. Я обреченно вздохнул, откупорил
бутылку и присосался к горлышку. Кипящий напиток хлынул мне в пищевод, тут
же выступив на поверхности тела в виде обильного пота. Я полез за носовым
платком, но внезапно почувствовал на своем плече чешуйчатую лапу торговца.
- Не надо, - проскрипел он. - И будет лучше, если достопочтенный сэр
расстегнет свой комбинезон.
Я не любитель слепо исполнять местные традиции и обычаи, но еще
меньше мне нравится вступать в конфликты в заведомо проигрышных ситуациях,
к категории которых относилось мое нынешнее положение. Как меня
предупредили при подлете к планете, местные жители редко расставались с
оружием, а вот мой пистолет остался у охранников казино.
Бог знает, что означает это дурацкое табу на вытирание пота, но раз
нельзя - значит нельзя. Я молча расстегнул три пуговицы комбинезона, с
тоской представляя, как пыльный ветер забросит мне сейчас за шиворот
очередную порцию песка, который тут же прилипнет к влажной коже.
Но тут моих ушей достиг какой-то странный вибрирующий звук,
постепенно переходящий в низкое жужжание. Непонятное гудение шло откуда-то
из-под земли, прямо у меня под ногами. Я недоуменно огляделся.
Десятки... нет, сотни маленьких фиолетовых насекомых выползали из
многочисленных нор в растрескавшейся от жары земли и поднимались в воздух.
К своему ужасу я заметил, что в эпицентре столь необъяснимо возникшей
активности оказался я собственной персоной. Тучи крылатых бестий со всех
сторон ринулись на меня, словно пытаясь пронзить меня тысячами жал или
разорвать на части. Я зажмурил глаза в ожидании неминуемых мучений. За
время своих скитаний мне приходилось сталкиваться с различными
кровососущими насекомыми и видеть останки их жертв, и я скажу вам, что
гибель от диких африканских пчел Земли или от укусов оранжевых шестикрылых
москитов, обитающих в болотах Дельты Дракона, не менее мучительна, чем
смерть от когтей и клыков гигантского рыбодракона с Гаммы Скорпиона.
Только помутнение моего разума от страшной жары и долгого перехода
через пустыню могло объяснить преступную доверчивость, из-за которой я так
глупо попался в ловушку, подстроенную мне туземцем. Сейчас, стоя в
расстегнутом комбинезоне, весь покрытый липким и сладким потом, я
представлял собой идеальную цель для армады разъяренных насекомых.
Но вместо ожидаемой жгучей боли, я, к своему удивлению почувствовал
приятную прохладу, овевающую мое разгоряченное тело. Словно тысячи
микровентиляторов включились одновременно, принося мне покой и прохладу.
Это было чрезвычайно приятно и щекотно одновременно, а в целом выглядело
потрясающе. Как будто бы я обтерся мокрой простыней и встал под поток
прохладного воздуха, льющегося из кондиционера. Я вспомнил о жалких
поделках фирмы `Смэлл Кондишенел` и слабо улыбнулся - природа опять
обскакала людей в изощренности своей фантазии.
Сделав свое дело насекомые исчезли так же быстро, как и появились,
оставив после себя ощущение прохлады и бодрости, а я остался стоять
посреди обжигающей пустыни рядом с невозмутимым аборигеном, с бесконечным
терпением ожидавшем, не появится ли вдалеке еще один любитель
путешествовать пешком.
Потом, словно под влиянием неведомого внутреннего импульса туземец
встрепенулся и начал собираться в дорогу, небрежно загружая свои бутылки в
объемистую сумку, лежавшую рядом с раскладным столиком. Было похоже, что
он потерял ко мне всякий интерес. Может быть, каким-то неведомым чутьем он
почувствовал, что где-то по раскаленным пескам Ареса ползет еще один
страдалец и потенциальный покупатель, а может он просто хотел сдать
стеклотару... не знаю, но парень явно собирался отбыть в неизвестном
направлении.
- Эй, мистер, - я в отчаянии бросился к нему наперерез, ощутив острый
страх от перспективы вновь остаться одному в центре этой раскаленной
сковородки. - А как же я? Мне нужно в город. Помогите мне туда добраться,
и я хорошо вам заплачу.
Он поправил чешуйчатой конечностью рюкзак с бутылками и слегка
повернул в мою сторону свою уродливую пасть, обнажив при этом ряд мелких
остроконечных зубов. Мне показалось, что он ехидно улыбается, но впрочем
мимика жителей Ареса могла означать что угодно - от вежливого добродушия
до яростного гнева.
- Через девяносто две минуты плюс-минус сто секунд здесь будет
проезжать кар с людьми из Черного каньона. У них большая платформа и они
вас подберут. А сейчас прощайте... Приятно было с вами встретиться,
мистер, - и он зашуршал своим хвостом, оставляя за собой неглубокий
извилистый след, тут же задуваемый горячим песком.
Спустя несколько мгновений его фигура скрылась в жарком мареве
пустыни, вызывая зыбкое ощущение нереальности этой встречи. Мне опять
приходилось рассчитывать только на собственные силы...
Примерно через пол-часа на горизонте появилась черная точка - сюда
направлялась какая-то машина - гораздо раньше, чем предсказал туземец.
Надежда вспыхнула во мне с новой силой, и я молил бога только об одном -
чтобы в ней не оказалось Бена или его головорезов.
Скрипнув тормозами и подняв клубы оранжевой пыли передо мной
остановился шикарный реактивный кабриолет последней модели -
`Пилигрим-Супер`. Такие обычно нанимают очень богатые туристы для прогулок
по пустыням Ареса или охоты за Песчаными Попрыгунчиками. Под прозрачным
колпаком кузова сидели шофер и женщина неопределенного возраста, усыпанная
бижутерией и толстым слоем косметики.
- Есть проблемы, парень? - скорее утвердительным, чем вопросительным
тоном обратился ко мне водитель, высунувшись из наполовину поднятого
обтекателя.
- Да, и серьезные. Я потерпел аварию и мне срочно нужно добраться до
города.
- Понимаю... но, как видишь, у нас двухместная машина, да и
туристская фирма, в которой я работаю, запрещает нам подбирать голосующих
на дороге.
Я задохнулся от бешенства.
- Но я же не голосующий, а потерпевший бедствие! Закон запрещает
отказывать в помощи людям в моем положении!
- А где, интересно, ваша машина? - противным скрипучим голосом
прокаркала дамочка, сверля меня подозрительным взглядом.
- Я был вынужден оставить ее в пустыне, далеко от сюда, - начал было
я на ходу создавать подходящую легенду о несчастном геологе, нашедшим
золотую жилу и потерпевшем аварию. Как я когда-то убедился, обращение к
человеческой жадности действует гораздо эффективнее, чем призывы к
милосердию. Я не без оснований надеялся, что сообщение о якобы
обнаруженном мною золотом месторождении заставит ее проявить ко мне
интерес.
Но старая кочерыжка не дала мне этого шанса и прервала на полуслове.
- Я сообщу о вас в полицию - пусть они решат сами, что с вами делать,
- явно подразумевая, что если меня и заберут отсюда, то только в
каталажку. На том мы и расстались.


Только через час, как и предсказал торговец, меня подобрал вездеход
старателей, на котором я добрался до поселка.
Там меня ждало глубокое разочарование. Я как-то совсем позабыл, что в
субботу суд не работает, а найти судью во время уик-энда будет не так-то
просто. С трудом мне все же удалось выяснить адрес местного вершителя
справедливости, и я отправился на его поиски.
Жил он в противоположном конце города в самом престижном районе,
утопающем в зелени. Я шел по чистеньким улочкам предместья, еле передвигая
ноги и с трудом выдерживая правильное направление, которое я выяснил у
случайного прохожего. Улицы казались вымершими - да и в самом деле, какой
идиот покажется на открытом солнце в самый пик жары? Все добропорядочные
граждане в это время или спят или нежатся на золотом песочке на побережье.
Сиеста.
Кажется, сейчас нужно повернуть направо... или налево? Вот черт, и
спросить не у кого. Я помотал тяжелой от жары и жажды головой, пытаясь
внести ясность в свои мысли... Этот парень сказал: `прямо, потом направо,
налево, еще раз налево. Там под желтой акацией будут высокие ворота с
аркой`.
`Сколько же раз я повернул налево? Один или два? А вот и ворота с
аркой`. - Я остановился перед большим домом, утопающим в зелени и
окруженным высоченным забором. Именно этот почти двухметровый забор убедил
меня, что я попал по назначению. Только судья мог таким образом
отгородиться от остального мира, опасаясь справедливого возмездия за свои
далеко не безупречные приговоры.
Я толкнул калитку, и она бесшумно отворилась, пропуская меня внутрь.
Кинокамера у входа медленно повернулась, провожая непрошенного гостя
бесстрастным взглядом, но больше ничего не произошло. Я прошел по широкой,
усыпанной гравием дорожке и оказался возле уютной беседке, сплошь заросшей
вьющимся растением, слегка напоминающем земной виноград, только гроздья
его ягод больше напоминали рождественские конфетти и были окрашены во все
цвета радуги - от желтого до пурпурного.
На скамейке у входа спал мальчик. Ему было лет четырнадцать -
пятнадцать, и он спал спокойно и расслабленно, как умеют спать только
дети. Его правая рука свободно откинулась в сторону, едва касаясь пола, а
левая прижимала к груди книгу, которую он читал, пока не уснул. Я подошел
поближе и мельком взглянул на обложку. `Репликация ДНК в
малодифференцированных геномах абортивного типа`. Неудивительно, что
мальчишка уснул, читая эту белиберду. Я в его годы читал другие книжки.
Возможно, это сын судьи, но мне-то нужен его папаша. Я повернулся к дому и
остолбенел, потому, что в трех шагах от меня стояла эта тварь.
Уж каких только животных я ни повидал за годы моих странствий по
Вселенной, но эта превзошла многих. Те, которых я видел раньше - крылатые,
рогатые, хвостатые - были по-своему безобразны, но все же несли в себе
определенную законченность и целостность. Но двухфутовое кошмарное
существо, бесшумно подползающее к беседке, было настолько уродливо, что я
затруднился представить мир, из которого оно пришло. Жуткая помесь
мохнатой фаланги с ядовитыми жвалами и девонского стегозавра, если вообще
бывают восьминогие ящеры.
Я растерянно оглянулся по сторонам и увидел грабли, брошенные на
лужайке, неподалеку от беседке. На мое счастье ручка у них оказалась
металлической, и мне удалось несколькими ударами импровизированного копья
отогнать чудовище.
Однако, это было только начало. Не знаю, может быть местный судья
коллекционировал монстров вместо бейсбольных карточек, или он использовал
этих чудищ для охраны дома, не исключено, что милые зверюшки просто
сбежали из ближайшего зоопарка, только вслед за фалангой из-за деревьев
вышел огромный тиранозавр. Да-да, я понимаю, что они вымерли двести
миллионов лет назад, а псевдогады водятся только на Фомальгауте и дышат
исключительно аммиачной смесью, но существо, приближающееся ко мне могло
этого и не знать!
Раскрытая пасть чудовища с многочисленными зубами по десять дюймов
каждый красноречиво прервала мои рассуждения о путях проникновения твари в
сад. Нужно было действовать и как можно быстрее.
Подхватив на руки спящего мальчика, я бросился в дом. На мое счастье
входная дверь была не заперта, и я вбежал в коридор. Краем глаза я успел
заметить, что ящер медленно и неуклюже повернулся и последовал за мной.
Одно меня утешало - из-за своих огромных размеров в дом он не попадет -
это точно. Правда и не выпустит отсюда, но я надеялся что-нибудь придумать
позже.
Однако времени на долгие раздумья у меня не оказалось. Сверху по
лестнице навстречу мне ползла огромная змеюка с несколькими головами. И
тут пацан у меня на плече проснулся и начал вырываться из рук.
Делать два дела одновременно - отбиваться от чудовища и объяснять
только что проснувшемуся ребенку, в какой ситуации мы очутились, я не мог,
и решил просто спасаться бегством. Я стал лихорадочно дергать ручки
многочисленных дверей, выходивших в коридор, но меня ждало разочарование.
Все они оказались закрытыми. А тем временем чешуйчатая девятиголовая тварь
медленно и неотвратимо ползла уже по нижним ступенькам лестницы.
Наконец одна, обитая стальным листом дверь, поддалась и я вместе с
мальчишкой ввалился в просторное помещение. И тут парню удалось от меня
вырваться.
- Кто вы такой, и почему вы меня сюда затащили?
Не скажу, чтобы он был здорово напуган - скорее сильно разозлен, и,
казалась, что его не так беспокоят чудовища за дверью, как мое вторжение.
- Успокойся, малыш, мы в безопасности. Эти злобные зверюги здесь нас
не достанут.
- Конечно, ведь они принадлежат мне! И обычно ведут себя довольно
вежливо, - он выразительно посмотрел на меня.
- Что?! Где ты их понабрал?
- Я их сделал.
- Так это биороботы? Но, постой... биороботов такого класса можно
собрать только на заводе, да и стоить они будут...
- Да нет, же они настоящие, живые!
Я с сомнением посмотрел на мальчишку. Врал он довольно неумело.
Должно быть он правильно истолковал мой скептический взгляд, потому что
вспыхнул от обиды.
- Но это действительно так! Я изготовил их за последний месяц.
Правда, Крекки мне не удался - он вышел слишком тяжелым и поэтому плохо
лазит по деревьям, да иногда еще надкусывает яблоки...
- Крекки?
- Ну да, вы, наверное, видели его в саду. Я создал его, чтобы он
собирал фрукты с деревьев, но не рассчитал вес. - Парень ткнул рукой в
зарешеченное окно, и я увидел мохнатую шестиногую фалангу, которая так
напугала меня десять минут назад. Я вспомнил свой недавний бой с этим, как
выясняется безобидным сборщиком фруктов, и мне стало немного стыдно.
- А динозавр? Что делает в твоем саду это жуткое создание?
- Тири? Ну что вы, он очень добрый. Я ввел ему гены преданности от
собаки и добавил эффект импринтинга от гусей, так что он бегает за мной,
как собачонка. Да и потом, он теперь вегетарианец - папа помог изменить
ему метаболизм.
Я обессиленно сполз по стене на пол и попытался привести в чувство
свои спутанные мысли. За этими погонями и невероятными рассказами я совсем
позабыл, зачем пришел.
- Подожди, разве твой отец - не судья?
Мальчик посмотрел на меня с недоумением.
- Судья? Этот смешной толстяк в красной мантии? Он живет на другом
конце улицы. А я Стефан Потоцки, сын Марека Потоцкого, доктора медицины.
Я машинально протянул ему руку.
- Айв Рендел, торговец. - Из головы у меня не шли монстры, мирно
пасущиеся за дверью.
- Послушай, Стефан, но как ты мог их создать? Ведь это невероятно
сложно, а ты еще ребенок - не обижайся на мои слова.
Мальчишка пренебрежительно хмыкнул.
- Ну, во-первых, папа обучает меня генетической инженерии уже пять
лет - мы начали заниматься, когда мне было десять. А, во-вторых, два года
назад ко дню рождения он специально для меня создал Генетический
Конструктор. Вот посмотрите. - Стефан подвел меня к большому стеллажу,
заполненному герметическими контейнерами и круглыми емкостями из
нержавеющей стали. - Допустим я хочу создать животное с двумя головами и
шестью лапами, - он набрал на компьютере задание и на дисплее появился ряд
надписей и цифр. - Так, гены, обеспечивающие двухголовость, присущие

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 117372
Опублик.: 20.12.01
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``