Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ВОРОБЕЙ Назад
ВОРОБЕЙ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Евгений ШЕСТАКОВ


К ВОПРОСУ О ВОРОБЬЯХ

Бренности свободы печати посвящается

У хромого воробья под асфальтовым катком век короткий. Со слабыми
крыльями и хреновыми лапками вообще о каких-либо перспективах говорить
трудно, а если принять во внимание каток, который едет себе и хрен
остановится - тут можно только крыльями развести, если они еще подымаются.
Подслеповатый хромой воробей, особенно если придурок - постоянный клиент
для асфальтового катка. Каток - парень равнодушный, ему один хрен, воробей
ты полоумный или метр погонный. Каток туда проедет и обратно, у него
здоровья не убавится, а воробей при всех своих достоинствах большой
недостаток приобретет - вкатанность в асфальт. Асфальт-то сам по себе вещь
неплохая, это многие отмечают, однако полная интегрированность сейчас и в
Европе не абсолютное благо, а уж подавно и тут, когда даже о такой твердой
вещи как клюв более говорить не приходится.
Воробей, как правило, меньше курицы, поэтому громкость его писка при
прокатывании мы во внимание принимать не будем, равно как и выпучивание
глаз при этом. Так что в событийном ряду особого всплеска не видать и не
слыхать, а вся трагедийность происходящего свободно умещается на ладони. Но
один маленький отрицательный момент все же есть. Птичку жалко.




КОАЛА И СПИРИДОН

Работящий коала деньги экономил и Спиридону праздному на литр не дал. А
Спиридон подлый, многоточие в конце мыслей своих поставив, на коалу злой
умысел поимел. И пошел коала далече за молоком при бидоне и о деньгах. И
поставиша Спиридон гадкий в подъезде темном ногу своя. Упал коала и
разбился вельми. А бидон пролет за пролетом гремел долго и жильцов пугал
Серегу-тунеядца с чужою голой женой и своей непокрытой жопой;
Афанасия-умника по пояс в книгах, по уши в очках, с белым как снег билетом
по косоглазию; старенькую бабушку Ирину, чудесным образом до сих пор живую
и от сих до сих по этому поводу пьяненькую в маленький-маленький драбадан;
лукавого мальчика Шуру в коротких грязных штанишках, одной рукой у себя в
подмышке, другою в маминой висящей сумке; генерал-полковника Звездодуева с
красными, уходящими в пол лампасами, с синим, прочищенным на плацу носом и
с розовыми почему-то погонами на прозрачном, едрена корка, мундире; малую
Акульку в акулькиной детской кроватке, в акулькиных веселых соплях посреди
акулькиного веселого крика и пука; согбенного Демидыча, низко-низко над
полученной пенсией, мелко-мелко от предвкушений дрожмя и тихо-тихо
половинку от супруги под шкап-с; полную Анюту в трико у зеркала, с
жеманными глазками, с веером, с длинными тяжелыми волосами, коими роскошно
дополнены манящие анютины складки; домашнего хомячка Терентия, сидящего
внутри домашнего пудинга под домашним арестом, который он сам на себя с
удовольствием наложил; безрукого Григория на одной ноге из комнаты в туалет
со свежим номером `Правды` в зубах, из коих пять с половинкой во рту, а
остальные в стакане на верхней полке до утра, до завтрака, до лучших
времен...
При последнем ударе бидона очнулся коала, встал и имя вспомнил свое. И
маму вспомнил свою седую. И длину Бруклинского моста в метрах, дюймах и
аршинах вспомнил. А с чем, зачем и куда ходил, почему не дошел и кто
причиной - не стал вспоминать. Ибо кто таков есть бидон, пусть даже и
трехлитровый, и кто таков Спиридон, пусть даже сидевший химик, перед
мудростью велией, перед вечными словами, когда-то сказанными в пространство
и оставшимися на века: не судите, да не судимы будете, не возжелай зла
ближнему своему, не бей лежачего, не стряхивай на ковер, не стой под
стрелой, не толпись, а пройди по салону дальше и закомпостируй, если купил.




ПЬЯНЫЕ ЕЖИКИ

В ежа если стакан водки влить - у него колючки сразу в гребень
собираются. Стоит, качается, сопли по полу, нос красный, а если еще и
очкарик - вообще противно смотреть. В голову ему быстро ударяет, а песни у
них сплошь идиотские, он так-то двух слов связать не может, а тут еще
икает, приплясывать начинает, и балалаечку обязательно, они всегда с
балалаечками ходят, без них в спячку впадают, а если пьяный еж разорался,
так через полчаса их штук триста понаедет веселых с бабами, с граммофоном и
с салатами. И тут, если жить хочешь - наливай всем. Водка кончается -
растворитель наливай, уксус, им лишь бы глотки залить, чтоб булькало, когда
они по очереди с письменного стола на воздушные шарики прыгают, это у них
старинная забава. Или один на шифоньер залезет и оттуда какие-нибудь грубые
слова говорит, а остальные внизу хором повторяют, и кто первый
застесняется, тот идет колеса у милицейских машин протыкать. А если баб они
с собой много привезли, то начинаются у них танцы, и свет выключают, а
целуются они громко, и если ты как дурак засмеешься, то они свет включают,
и на ихние лица тебе лучше не смотреть. И упреки их просто выслушать -
считай, легко отделался. Деньги у них часто бывают, а чувства меры
никакого, и к полуночи вся пьяная орда только в кураж входит, включая тут
же рожденных и только что зачатых. Здесь, правда, они о политике больше
орут, но при этом пляшут, а кто устал, того силой пляшут, а если орать не
может, то хрюкать должен, иначе у них считается не мужик, и они пальцами
показывают. И когда под утро все ежи кучей на полу храпят, а один в углу
еще топчется и покрикивает - упаси тебя Господь ему замечание сделать. Враз
все проснутся и снова начнут. Надо обязательно дождаться, когда последний
еж фуражку на пол скинет, крикнет: `Баста, карапузики!` и сам свалится.
Только тогда их можно сметать веником в совок и выносить на улицу. В общем,
много хлопот с этими ежами. Поэтому я к ним с водкой - ни-ни!



ПЬЯНЫЕ ЕЖИКИ N 2

Лесному ежу если наперсток водки предложишь - он сразу тебе в ноги
кланяется, в хату просит зайти, бороденкой порог подметает. Приветливый они
народ, особенно если у тебя в бутылке еще осталось и если не браконьер ты,
а заяц или дятел приличный. Таким они завсегда рады, каждое рыло по
четыреста книксенов тебе с одного наперстка сделает, а если второй нальешь
- так они в твою честь сначала в ладоши хлопают пока не оглохнешь, а потом
самый почтенный еж в эту же честь речь говорит.
Как отбормочется, его снова нафталином прокладывают и обратно в сундук
прячут, а ты должен благодарственно ногой топнуть, третью налить и
отвернуться. Они за твоей спиной когда вылакают, у кого-то обязательно
нервы сдают, и он верещать начинает. Пока они балалайку ищут, под крик и
писк должен на губе играть что помнишь и глазами вращать, иначе праздника
не получится, а получится другое, и тебя холодного где-нибудь за рекой в
овраге найдут. Балалайка ихняя заметной музыки не дает, но организует
хорошо, и через два-три песнопения весь клубок во главе с тобой идет
медведю в морду стучать, или над муравейником зонтик ставить, или к
божеству ихнему устами прикладываться. Оно у них с виду пенек простой, но
огромная в нем моральная сила и мудрость заключены, а кто этого не
понимает, того за руки берут и - поминай как звали об пенек! Зато ежли ты
порядки знаешь, чужими святынями не брезгуешь, то выделят тебе из клубка и
предложат самую первейшую красавицу. Тут тебе как мужчине впечатлений на
две жизни хватит, и как краеведа тебя ублажит, и не далее как через час
детей твоих приведет, все - копия ты, только маленькие и с иголками вместо
перьев. И когда за поколение новое последнюю сэкономленную пить будете -
крикни на весь лес так, чтоб белки с веток посыпались. И если одна из них
на тебя упадет - значит, счастливый ты, и долго жить будешь, и даст тебе
Бог здоровья, а ежи в беде не оставят...



ПЬЯНЫЕ ЕЖИКИ N 3

Пьяный еж в тулупчике с вылупленными до щелчка глазами на голос не
реагирует, от выстрела не падает, из-под колеса невредим выходит. Семейный
еж, годовую норму в три глотка хлопнув и супругой своей занюхав, удалью
молодецкой с паровозом пос порить может. У самого лучшего паровоза
лошадиных сил - всего ничего, и дыму в ц елом немного, и гудок слабоват. А
когда еж дурной заспиртованный с неизвестными намерениями на крыльцо
выходит - даже тетерева тупые в снег забиваются и моргать не смеют, а
Потапыч в берлоге от предчувствий пластом лежит. А ежик пьяный, пер ед тем
как жизнь лесную на уши опрокинуть, обычно подолгу бессмысленным взором в
перспективу глядит. Часа два. Как наглядится, как у него к жизни лесной
отвращение в полной мере созреет - так блюет ежик. Но не продуктами, коих
потребление зимой сокращается, а словами ругательными, кои выговорить
толком не может и поэтому мычит непереводимо. Часа полтора. У окрестной
живности в это время спонтанные роды учащаются многократно, невзирая на пол
и возраст, мгновенные мутации происходят и массовые параличи. А если еж
одаренный с детства и в самом конце излияний высокую ноту возьмет - весь
лес, включая деревья, холодным потом покрывается и о всех своих нуждах,
кроме большой и малой, накрепко забывает. Едино только леший в наушниках и
черных очках орущего ежа вытерпеть может, да и то потом неделю головой
трясет и хвоста поднять не в силах. А еж нетрезвый, на весь мир криком
Господним наорав, смирен становится и тих, как мышка в пургу.
Поворачивается ежик задом и в избу к себе уходит, где три-четыре дня камнем
молчит, дышит редко и на телеграммы не отвечает. Об это время можно зайти к
ежу в дом и с порога его облаять зверски, и очки с него сорвать, и в лысину
ему высморкаться, и за язык отвисший дернуть. Ежик даже пальцем не
пошевелит, потому как по самую макушку в себя погружается, затворяется там,
и хрен его оттуда выманишь. А вот если ты уходя попрощаться забудешь - то
больше тебе ежик не друг. В том смысле, что хана тебе. Опомнившийся и
личиком посвежевший, ежик тебя в дому твоем вскоре навестит и уши твои
огромные на твоих же воротах прибьет. А ворота эти тебе на могилку
поставит, в которой от тебя только рожки да ножки лежать будут, а все
остальное ежик злопамятный в пушку зарядит и по домику твоему шаткому в
упор выпалит. Так что прежде чем медитирующего ежика носом по полу возить и
зад его мудрый пинать, ты в зеркало погляди - надолго ли у тебя здоровья
хватит, когда ежик в себя придет, к тебе придет и трезвой рукой из тебя за
веревочку душу потянет.
А в целом добрее ежа в лесу зверя найти трудно. Хотя злее его даже в
городе никого нету. Поэтому имей ежа другом, вовремя ему кланяйся и в душу
ему гадить не смей. А то... См. выше.


Сорyright с Совам Телепорт

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 116683
Опублик.: 15.01.02
Число обращений: 1


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``