Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
ВИКТОРИЯ Назад
ВИКТОРИЯ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Кнут Гамсун.
Мистерии

-----------------------------------------------------------------------
Кnut Наmsun. Мystеriеr (1892). Пер. с норв. - Л.Лунгина.
В кн. `Кнут Гамсун. Голод. Мистерии. Пан. Виктория`.
Минск, `Мастацкая литаратура`, 1989.
ОСR & sреllсhесk by НаrryFаn, 19 Dесеmbеr 2000
-----------------------------------------------------------------------


1

Весьма загадочные события произошли прошлым летом в маленьком
норвежском городке на побережье. Неожиданно для всех там появился какой-то
странный тип, некто Нагель, натворил невесть что и исчез так же внезапно,
как и прибыл. Однажды к нему даже приехала таинственная молодая дама,
одному богу известно зачем, и уехала спустя несколько часов, не решаясь,
видимо, дольше задерживаться. Впрочем, все началось не с этого...
Все началось с того, что часов в шесть вечера к пристани причалил
пароход, и на палубу вышли несколько пассажиров, среди них - господин в
желтом костюме и белой бархатной кепке. Это было несомненно 12 июня,
потому что на многих домах в тот день развевались флаги по случаю помолвки
фрекен Хьеллан, а об этой помолвке объявили именно 12 июня. Посыльный
гостиницы `Централь` быстро поднялся на борт, и пассажир в желтом костюме
указал ему на свой багаж; потом он предъявил билет боцману, стоявшему у
трапа, но, вместо того чтобы сойти на берег, принялся расхаживать
взад-вперед по палубе. Видно было, что он сильно взволнован. И только
когда пароход прогудел третий раз, господин в желтом костюме спохватился,
что еще не заплатил по счету в ресторане.
Он побежал было расплачиваться и вдруг заметил, что пароход уже отвалил
от причала. На мгновение он застыл в растерянности, но тут же помахал
посыльному и крикнул, подойдя к перилам палубы:
- Ладно, доставьте мои вещи в гостиницу и приготовьте мне номер!..
А пароход тем временем шел в глубь фьорда.
Человека в желтом костюме звали Юхан Нильсен Нагель.
Посыльный погрузил на тележку его багаж, состоявший всего-навсего из
двух небольших чемоданов и шубы - да, шубы, хотя лето было в разгаре, - а
кроме того, саквояжа и скрипки. Ни на одной из вещей не было монограммы
владельца.


На другой день около полудня Юхан Нагель подкатил к гостинице в карете,
запряженной парой лошадей. С тем же успехом он мог бы вернуться пароходом,
это было бы даже куда удобнее, но он почему-то предпочел карету. При нем
оказался еще кое-какой багаж: на переднем сиденье стоял чемодан, рядом
лежали дорожная сумка, пальто и портплед, набитый какими-то вещами. На
ремнях, стягивающих портплед, были вытиснены инициалы Ю.Н.Н.
Еще не успев выйти из кареты, он спросил хозяина гостиницы, приготовлен
ли для него номер, а когда его отвели на второй этаж, он тут же принялся
осматривать стены комнаты, выясняя, достаточно ли они толсты и не будет ли
до него доноситься шум от соседей.
Потом он вдруг спросил служанку:
- Как вас зовут?
- Сара.
- Сара. - И тут же: - Я могу здесь перекусить? Так вас, значит, зовут
Сара. Послушайте, - продолжал он, - не была ли в этом доме прежде аптека?
- Была, но много лет тому назад.
- Так, так... Много лет тому назад, говорите. Да, здесь была аптека, я
понял это, как только вошел в коридор. Не то чтобы я уловил какой-то
запах, но все же как-то сразу почувствовал... Да, да.
Во время еды он не проронил ни единого слова. Те два господина, которые
накануне вечером вместе с ним прибыли сюда на пароходе, а теперь сидели за
дальним концом стола, перемигнулись и даже позволили себе пошутить над его
вчерашней незадачей, но он сделал вид, что ничего не слышит. Он быстро
поел, отрицательно покачал головой, когда ему подали десерт, и вдруг,
повернувшись винтом, стремительно вскочил. Затем он порывисто закурил
сигару, выбежал на улицу и исчез.
Отсутствовал он очень долго и вернулся в гостиницу поздно ночью, за
несколько минут до того, как часы пробили три. Где он был? Позже
выяснилось, что он ходил в соседний городок и проделал пешком, причем туда
и обратно, весь тот долгий путь, который в то же утро проехал в карете.
Вероятно, у него там было неотложное дело. Когда Сара отворила ему дверь,
она увидела, что он весь взмок от пота. Все же он улыбнулся девушке и явно
был в превосходном настроении.
- Бог мой, какой у вас роскошный затылок, детка! - воскликнул он. - Не
приносили ли мне, пока я отсутствовал, почту? Нагелю, Юхану Нагелю? Ух ты!
Сразу три телеграммы! Послушайте, сделайте мне личное одолжение: уберите,
пожалуйста, вон ту картину, чтобы она не мозолила мне глаза. Такая тоска
лежать в постели и все время на нее глядеть. Ведь у Наполеона III вовсе не
было зеленой бороды. Премного благодарен!
Когда Сара вышла, Нагель остановился посреди комнаты. Он стоял, не
двигаясь. Отсутствующим взглядом уперся он в одну точку на стене. Он
словно застыл, и только голова его все больше и больше склонялась набок.
Так простоял он очень долго.
Роста Нагель был ниже среднего, лицом смугл, а его странный тяжелый
взгляд не вязался с тонко очерченным женственным ртом. Был он широкоплеч,
на вид лет двадцати восьми - тридцати. Во всяком случае, никак не старше
тридцати, хотя виски его уже были чуть тронуты сединой.
И вдруг, разом, Нагель очнулся от своей задумчивости; движение, которое
он при этом сделал, было таким неестественно резким, что выглядело
нарочитым; можно было подумать, будто он так долго пребывал в оцепенении
только для того, чтобы как можно более эффектно из него выйти, хотя и был
один в комнате. Затем он вынул из кармана брюк ключи, мелочь и какую-то
медаль на жалкой ленточке, вроде тех, что дают за спасенье на водах, все
эти предметы он разложил на тумбочке возле кровати, а бумажник сунул под
подушку, потом извлек из кармана жилета часы и пузырек с наклейкой `Яд`.
Прежде чем положить часы на тумбочку, он с минуту держал их на ладони, но
пузырек поспешно снова сунул в карман. Потом снял с пальца кольцо и
умылся; волосы он небрежно откинул назад рукой, причем в зеркало даже и не
взглянул.
Нагель уже лежал в постели, когда вдруг спохватился, что оставил кольцо
на умывальнике; он тут же вскочил, словно не мог обойтись без этого
грошового железного колечка, и надел его на палец. Наконец он распечатал
все три телеграммы, но не успел дочитать до конца и первой, как у него
вырвался короткий глухой смешок. Так он лежал один в комнате и смеялся.
Зубы у него были на редкость красивые. Потом его лицо стало снова
серьезным, и он отшвырнул все три телеграммы с полнейшим равнодушием. В
них говорилось, однако, о весьма важном деле, речь шла ни много ни мало о
шестидесяти двух тысячах крон за имение, более того, предлагалось
выплатить всю эту сумму незамедлительно и наличными в случае, если сделка
состоится безотлагательно. В этих сухих кратких деловых телеграммах
решительно не было ничего смешного; ни под одной из них не стояло подписи.
Спустя несколько минут Нагель уже спал. Две свечи, которые он забыл
погасить, освещали его грудь и гладко выбритое лицо, неяркий свет падал и
на распечатанные телеграммы, валявшиеся на столе...
На другое утро Юхан Нагель отправил посыльного на почту, и тот принес
ему пачку газет, в том числе и иностранных. Но писем не было. Футляр со
скрипкой Нагель положил на стул посреди комнаты, словно специально для
того, чтобы все обращали на него внимание, но футляр он так и не раскрыл и
к инструменту не притронулся.
Все утро он ничем не занимался, не считая того, что писал письма да
читал какую-то книгу, расхаживая взад-вперед по комнате. Потом он вышел на
улицу и купил в соседней лавчонке пару перчаток, а когда случайно забрел
на рынок, отдал десять крон за рыжего щенка, которого тут же преподнес
хозяину гостиницы. Щенка он, всем на потеху, назвал Якобсеном, несмотря на
то, что щенок этот оказался к тому же сучкой.
Таким образом, весь день он, собственно говоря, ничем не был занят. Дел
в городе у него никаких не было, визитов он никому не наносил, ничьих
контор не посещал и, видно, не знал здесь ни души. В гостинице были
несколько удивлены его явным равнодушием ко всему, даже к своим личным
делам. Все три телеграммы по-прежнему валялись распечатанными на столе в
его номере - он не прикоснулся к ним с того вечера, как их получил. Умел
он также не отвечать на прямой вопрос. Хозяин дважды пытался выяснить у
него, кто он такой и для чего пожаловал к ним в город, но оба раза Нагель
уклонился от ответа. В этот день разнесся слух еще и о другой его странной
выходке. Хотя он в городе ни с кем не был знаком, он позволил себе
остановиться у кладбищенских ворот перед одной из здешних молодых барышень
и очень низко ей поклонился, чем заставил ее густо покраснеть. После этого
дерзкий незнакомец, ни словом не объяснив своего странного поведения,
свернул на проезжий тракт, миновал пасторскую усадьбу и углубился в лес.
Впрочем, этот путь он проделывал и все последующие дни. И с этих прогулок
он так поздно возвращался в гостиницу, что всякий раз для него приходилось
отпирать уже запертые на засов двери.
На третий день утром, как раз когда Нагель выходил из своего номера,
его остановил хозяин гостиницы, учтиво поклонился ему и сказал несколько
любезных слов. Они вместе проследовали на веранду, сели друг против друга,
и хозяин завел разговор о том, что намерен послать в другой город ящик
свежей рыбы.
- Не посоветуете ли вы мне, как лучше всего отправить этот ящик?
Нагель взглянул на ящик, улыбнулся и покачал головой.
- Увы, я не разбираюсь в таких делах, - ответил он.
- Жаль. А я думал, что вы много путешествуете и знаете, как это обычно
делается.
- О, нет, что вы, я совсем мало путешествую.
Пауза.
- Видимо, вы занимаетесь э... другими вещами. Вы коммерсант?
- Нет, я не коммерсант.
- Выходит, не дела привели вас в наш город?
Ответа не последовало. Нагель закурил сигару; он не спеша выпускал дым
и глядел на небо. Хозяин наблюдал за ним.
- Не поиграете ли вы нам как-нибудь? Я видел у вас скрипку, - сказал
хозяин, пытаясь снова завязать разговор.
- Нет, я давно не играю, - равнодушно ответил Нагель.
Вслед за этим он, не произнеся больше ни слова, встал и ушел. Но минуту
спустя он вернулся и сказал:
- Послушайте, я вот о чем подумал: вы можете дать мне счет, когда
пожелаете. Мне решительно все равно, когда платить.
- Благодарю вас, но это не к спеху, - ответил хозяин. - Если вы к нам
надолго приехали, мы сделаем скидку. Я ведь не знаю, намерены ли вы здесь
задержаться или нет.
Нагель вдруг оживился и поспешно ответил, причем лицо его безо всякой
видимой причины вдруг слегка покраснело.
- Да, не исключено, что я проживу здесь некоторое время, - сказал он. -
Все зависит от обстоятельств. А рrороs, я, возможно, вам еще этого не
говорил: я агроном, сельский житель, сейчас возвращаюсь из путешествия и
вполне вероятно, что задержусь здесь у вас. Возможно также, я забыл вам
представиться... Зовут меня Нагель, Юхан Нильсен Нагель.
При этом он подошел к хозяину, сердечно пожал ему руку и попросил
извинить за то, что еще до сих пор не представился. На лице его не было и
тени иронии.
- Мы могли бы вам предложить лучшую, более тихую комнату. Ведь ваш
номер - у самой лестницы, это не всегда приятно.
- Нет, премного благодарен, в этом нет нужды. Комната у меня
прекрасная, я вполне ею доволен. К тому же окно выходит на рынок, а это
весьма забавное зрелище.
Хозяин помолчал немного и сказал:
- Значит, вы располагаете временем. Как я понял, вы намерены прожить
здесь уж, во всяком случае, все лето?
- Два-три месяца наверняка, а быть может, и дольше. Точно я сам еще не
знаю. Все зависит от обстоятельств. Поживем - увидим.
Тут мимо них прошел какой-то человек и поклонился хозяину гостиницы.
Вид у этого человека был жалкий; он был очень мал ростом и крайне бедно
одет. Казалось, он хромал на обе ноги, и каждый шаг давался ему с
величайшим трудом, но все же передвигался он довольно быстро. Хотя он и
поклонился очень низко, хозяин в ответ даже не поднял руки, чтобы
коснуться своей шляпы. Нагель, напротив, тут же снял свою бархатную кепку.
Хозяин взглянул на Нагеля и объяснил:
- Этого человека у нас прозвали `Минутка`. Он малость тронутый, но его
очень жалко, в сущности, это добрейшая душа.
Вот и все, что было сказано тогда о Минутке.
- Я прочел, - начал вдруг Нагель, - несколько дней назад я прочел в
газете, что где-то здесь в лесу нашли мертвеца. Кто был этот несчастный?
Его фамилия Карлсен, если я не ошибаюсь? Он что, местный?
- Да, - ответил хозяин, - он сын одной здешней женщины, которая ставит
больным пиявки, вон их красная крыша, там, внизу. Он приехал домой на
каникулы и вдруг, ни с того ни с сего, наложил на себя руки. Это весьма
прискорбно - юноша подавал большие надежды и вот-вот должен был стать
пастором. Не знаешь, что и подумать, как-то не все тут до конца ясно. У
него перерезаны вены на обеих руках, поэтому в несчастный случай поверить
трудно. Теперь нашли и нож, маленький перочинный ножик с белой ручкой.
Полиция отыскала его только вчера поздно вечером. Скорей всего какая-то
любовная история.
- Вот как? Да неужели еще кто-нибудь сомневается в том, что это
самоубийство?
- Всегда надеешься на лучшее. Я хочу сказать, что есть люди, которые
придумали такое объяснение: дескать, шел он, держа в руках раскрытый
ножичек, споткнулся и упал, да так неудачно, что вспорол себе вены на
обеих руках. Ха, ха, ха! Я полагаю, что в это трудно поверить, весьма
трудно поверить. Но его, конечно, похоронят на кладбище. Нет, мало
вероятно, что он просто споткнулся.
- Вы сказали, что нож нашли только вчера вечером. Разве он не лежал
рядом с покойником?
- Нет, он валялся в нескольких шагах. Бедняга, должно быть, отшвырнул
его прочь, распоров себе вены. Этот ножик нашли совершенно случайно.
- Вот как! Но какой ему был резон швырять нож, если он лежал со
вскрытыми венами, ведь и так каждому понятно, что это невозможно сделать
без ножа.
- Да, одному только богу известно, что у него было тогда на уме. Но как
я вам уже говорил, это скорей всего какая-то любовная история. Сущее
безумие! Чем больше я об этом думаю, тем ужаснее мне все это
представляется!
- А почему вы считаете, что это любовная история?
- По многим причинам. Впрочем, утверждать здесь что-либо определенное
трудно.
- А разве нельзя допустить, что он упал, ненароком споткнувшись? Ведь
он лежал в такой дикой позе - ничком, лицом в луже, если я не ошибаюсь.
- Да, и он был весь в грязи. Но это еще ни о чем не говорит. Быть
может, он хотел таким образом скрыть следы предсмертных мук на своем лице?
Как знать...
- А он не оставил какой-нибудь записки?
- Он как будто на ходу писал что-то; впрочем, он частенько делал
какие-то заметки, прогуливаясь по этой дороге. Вот люди и думают, что он
раскрыл перочинный ножичек, чтобы очинить карандаш, или что-нибудь в этом
духе, но споткнулся и упал, полоснув себя при этом ножиком сперва по одной
руке, а потом и по другой, причем оба раза аккурат у пульса, и все это в
один и тот же миг! Ха-ха-ха! Но что-то вроде записки он все-таки оставил -
в сжатом кулаке у него оказался клочок бумаги, на котором было написано:
`Пусть будет сталь твоя такою же разящей, как `нет` последнее твое`.
- Что за чушь! А ножик был тупой?
- Да, тупой.
- Почему же он заранее его не наточил?
- Потому что это был не его нож.
- А чей же?
Хозяин медлит, но потом все же отвечает:
- Это был нож фрекен Хьеллан.
- Фрекен Хьеллан? - переспрашивает Нагель и, помолчав, снова задает
вопрос: - Ну, а кто такая фрекен Хьеллан?
- Дагни Хьеллан, дочь нашего пастора.
- Вот как! Любопытно. Кто б мог подумать! Что, этот юноша был так
сильно в нее влюблен?
- Да, что и говорить! Впрочем, в нее все влюблены, не он один.
Нагель погружается в свои мысли и больше ничего не спрашивает. Тогда
хозяин прерывает молчание:
- То, что я вам сейчас рассказал, тайна, и я прошу вас...
- Да, да, конечно, - перебивает его Нагель. - Вы можете быть совершенно
спокойны.
Когда Нагель вскоре после этого разговора пошел завтракать, хозяин уже
стоял посреди кухни и хвастался, что ему удалось наконец-то толком
поговорить с желтым господином из седьмого номера. Он агроном, сообщил
хозяин, и только что вернулся из заграничного путешествия, говорит, что
собирается прожить здесь несколько месяцев, в общем, бог его знает что это
за человек.

2

Вечером того же самого дня случилось так, что Нагель познакомился с
Минуткой. Между ними произошел нудный нескончаемый разговор, длился он
битых три часа, не меньше. Вот как все это было, от начала и до конца.
Юхан Нагель сидел в кафе гостиницы и просматривал газету, когда в зал
вошел Минутка. Другие столики тоже были заняты. За одним сидела грузная
крестьянка с красно-черной вязаной шалью на плечах. По всей видимости,
Минутку здесь хорошо знали, и хотя он вежливо поклонился во все стороны,
присутствующие встретили его громкими возгласами и смехом. Даже крестьянка
поднялась со своего места и сделала вид, будто хочет пуститься с ним в
пляс.
- В другой раз, в другой раз, - бормочет он, уклоняясь от приглашения,
и, направившись прямо к хозяину, обращается к нему, теребя в руках шапку:
- Я перетаскал уголь наверх, на кухню. Верно, сегодня уже нет больше
работы?
- Конечно, нет, какая еще может быть работа сегодня?
- Конечно, нет, - повторяет Минутка и боязливо пятится.
Он был на редкость уродлив. Правда, у него были кроткие голубые глаза,
но отвратительные передние зубы устрашающе торчали из-под губы. Особо
отталкивающее впечатление производила его дергающаяся походка - результат
давнего увечья. Волосы у него были с сильной проседью, а борода еще
темная, но такая редкая, что сквозь нее просвечивала кожа. В прошлом этот
человек был моряком, а теперь жил у родственника, который держал небольшую
торговлю углем у пристани. Минутка почти никогда, а может быть, и вообще
никогда не поднимал глаз на того, с кем говорил.
Его окликает какой-то господин в сером летнем костюме, сидящий за одним
из столиков, энергичными жестами подзывает к себе и показывает на бутылку
с пивом.
- Подойдите-ка сюда и выпейте стаканчик этого молочка для младенцев! Да
еще мне хотелось бы посмотреть, как вы будете выглядеть без бороды, -
говорит он.
Почтительно склонив голову, все еще теребя шапку в руках, Минутка
направляется к столику, с которого его окликнули. Проходя мимо Нагеля, он
кланяется ему и беззвучно шевелит губами. Он останавливается перед
господином в сером и шепчет:
- Не так громко, господин поверенный, прошу вас. Вы же видите, здесь
присутствуют посторонние.
- Бог ты мой, я хочу лишь угостить вас стаканом пива, а вы ругаете меня
за то, что я слишком громко говорю.
- Вы меня не так поняли. Прошу извинения, но в присутствии чужих мне б
не хотелось, чтобы начинались старые шутки. Да и пить пиво я не могу,
сейчас не могу.
- Что за новости! Вы не можете выпить пива? Не можете?!
- Нет, благодарю вас, не сейчас.
- Вы не сейчас меня благодарите? Позвольте, а когда же вы меня
благодарите? Ха-ха-ха! Ведь вы сын пастора. Следите за своей речью.
- Вы меня не так поняли, но что поделаешь...
- Бросьте, не валяйте дурака. Что это с вами случилось?
Поверенный силком сажает Минутку на стул, тот покорно сидит несколько
мгновений, но потом вскакивает.
- Нет, отпустите меня, - просит он, - я не в состоянии пить. Я теперь
переношу питье еще хуже, чем прежде, бог его знает почему. Я и опомниться
не успеваю, как уже пьян, пьян в стельку.
Поверенный встает, пристально глядит на Минутку, сует ему в руку стакан
и приказывает:
- Пейте!
Пауза. Минутка поднимает глаза, откидывает со лба волосы и долго
молчит.
- Хорошо, чтобы вам угодить. Но только несколько глотков, - добавляет
он. - Я лишь пригублю, чтобы иметь честь с вами чокнуться.
- Пейте до дна! - кричит поверенный и отворачивается, чтобы не
расхохотаться.
- Нет, до дна я не смогу. Никак не смогу. Почему я должен пить пиво,
если моя утроба его не принимает? Не сердитесь на меня, не хмурьте из-за
этого брови. Ну хорошо, я готов выпить все до дна, если уж вы так
настаиваете. Надеюсь, пиво не ударит мне в голову. Смешно, конечно, но я
совсем не переношу спиртного. Ваше здоровье!
- Пейте до дна, до дна! - снова орет поверенный, - все, до капли! Вот
так, это я понимаю. Ну-с, а теперь присядьте и начните корчить рожи. Для
начала поскрипите немного зубами, а потом я отрежу вам бородку, и вы сразу
помолодеете на десять лет. Но для начала - поскрежещите зубами!
- Нет, не буду я этого делать, не могу в присутствии чужих людей. Вы не
должны этого требовать. Я в самом деле не буду, - говорит Минутка и
поднимается, чтобы уйти. - Да и времени у меня нет, - добавляет он.
- Нет времени? Вот беда! Ха-ха-ха! Да, беда, ничего не скажешь. Времени
нет, говорите?
- Да, сейчас нет.
- Послушайте, а что, если я вам скажу, что давно уже намерен купить вам
новый сюртук взамен вот этого старья... Дайте-ка пощупать, да он ни к
черту не годен. Глядите сами! Пальцем дотронешься, и ему конец. -
Поверенный ткнул пальцем в маленькую дырочку в сюртуке. - Вот видите,
материя так и ползет, совсем истлела. Нет, вы только поглядите, поглядите
сами!
- Оставьте меня, Христом-богом молю! Что я вам сделал? И не рвите мой
сюртук.
- Да говорят же вам, что я завтра подарю вам новый. Я обещаю вам это в
присутствии - дайте-ка посчитать - раз, два, три, четыре... семь - в
присутствии семи человек! Да что это с вами сегодня? Надулся, сердится!
Готов нас всех растоптать. Да, да, готов! И все из-за того, что я, видите
ли, посмел дотронуться до его сюртука.
- Извините меня. Я вовсе не сержусь. Вы же знаете, я стараюсь угодить
вам во всем, но...
- Ну так угодите мне и сядьте вот сюда.
Минутка откидывает со лба прядь седых волос и садится.
- Вот и хорошо. А теперь угодите мне еще раз и поскрежещите немного
зубами.
- Нет, этого я делать не буду.
- Значит, не будете? Да или нет?
- Боже милостивый, что же я вам такого сделал? Оставьте меня,
пожалуйста, в покое. Почему я должен быть для всех шутом гороховым? Вот
тот незнакомый господин глядит в нашу сторону, я это заметил, он не сводит
с нас глаз, и, должно быть, тоже потешается. Как только вы сюда приехали,
чтобы занять место поверенного, в первый же вечер доктор Стенерсен научил
вас издеваться надо мной. А теперь вы даете такой же урок вон тому
господину. Один учит этому другого.
- Так как же, да или нет?
- Нет! Слышите вы, нет! - кричит Минутка и вскакивает со стула. Но,
словно испугавшись своего отчаянного поступка, он тут же вновь плюхается
на стул и бормочет: - Да я уже и не могу скрежетать зубами, поверьте мне.
- Не можете? Ха-ха-ха! Еще как можете! Вы отлично скрежещете зубами!
- Богом клянусь - не могу.
- Ха-ха-ха! Вы же в тот раз скрежетали.
- Да, но тогда я был пьян, я ничего не помню, у меня все плыло перед
глазами. А после я два дня болел.
- Что правда, то правда, - говорит поверенный, - вы тогда были пьяны, с
этим я не спорю. Но к чему, позвольте вас спросить, вы болтаете об этом
при посторонних? Этого я от вас не требовал.
Тут хозяин выходит из кафе. Минутка молчит. Поверенный глядит на него и
спрашивает:
- Ну, так как же? Долго прикажете ждать? Вспомните о новом сюртуке.
- Я о нем помню, - отвечает Минутка, - но я не хочу и не могу больше
пить. Так и знайте!
- Можете и хотите! Слышите, что я говорю? Можете и хотите - говорю я. А
если нет, я сам волью вам пиво в глотку...
С этими словами поверенный вскакивает с места, держа стакан Минутки в
руках.
- Открывайте пасть! Живо!
- Видит бог, я не хочу больше пива! - кричит Минутка, бледный от
волнения. - И никакая сила на свете не заставит меня больше пить. Вы
должны извинить меня, но мне делается дурно от пива. Вы даже представления
не имеете, как мне потом бывает худо. Сжальтесь надо мной, умоляю вас. Уж
лучше... лучше я поскрежещу зубами без пива.
- Что ж, это другое дело. Это, черт возьми, совсем другое дело, если вы
готовы скрежетать всухую.
- Да, уж лучше я поскрежещу просто так, без пива...
И Минутка под пьяный хохот присутствующих принимается наконец скрипеть
своими ужасными зубами. Нагель, по-видимому, все еще читает газету. Он
сидит совершенно неподвижно на своем месте у окна.
- Громче, громче! - орет поверенный. - Скрежещите громче, а то мы вас
не слышим.
Минутка сидит на стуле прямо, вцепившись руками в сиденье, словно
боится упасть, и скрипит зубами столь усердно, что голова у него трясется
от напряжения. Присутствующие хохочут, крестьянка заливается так, что
слезы текут у нее из глаз, она просто заходится от смеха и даже два раза
харкает на пол, просто так, от восторга.
- Боже праведный, вот умора... Умрешь от смеха! - стонет она. - Ну и
шутник этот поверенный...
- Все! Громче не могу, - говорит Минутка, - в самом деле не могу, бог
мне свидетель! Поверьте, у меня больше нет сил.
- Нет уж, нет... Отдохните немножко и валяйте снова. Поскрежетать
зубами вам еще придется. А потом мы вас побреем. Выпейте-ка пиво. Пейте,
пейте, вот ваш стакан.
Минутка качает головой и молчит. Тогда поверенный вынимает кошелек и,
положив на стол монету в двадцать пять эре, говорит:
- Прежде вы это делали за десять эре, но мне не жаль заплатить
четвертак. Видите, я повышаю ваш гонорар. Вот!
- Отступитесь от меня. Я больше не могу.
- Не можете? Вы отказываетесь?
- Боже мой, боже мой, да перестаньте же наконец издеваться надо мной!
Даже ради нового сюртука я не буду больше вас потешать. Я ведь тоже
человек. Что вы от меня хотите!
- Ну-с, вот что я вам скажу: видите, я стряхиваю пепел с моей сигары в
ваш стакан, затем беру эту обгорелую спичку и одну новую спичку, и все это
тоже бросаю туда... А теперь я ручаюсь, что вы все же выпьете этот стакан
до дна. Выпьете все, до последней капли, ясно?
Минутка вскакивает, он весь дрожит, седая прядь снова падает ему на
лицо. Не мигая, глядит он в глаза поверенному. Проходит несколько секунд.
- Ну, будет, будет! - восклицает крестьянка. - Хватит с него! Ха-ха-ха!
Помилуй бог!
- Итак, вы не хотите? Вы отказываетесь? - спрашивает поверенный.
Минутка делает над собой невероятное усилие, чтобы что-то сказать, но
не может. Все глядят на него.
И тогда вдруг встает Нагель, не спеша кладет на стол газету и медленно
идет от своего столика у окна через зал. Он не произносит ни слова, но все
же привлекает к себе всеобщее внимание. Он останавливается возле Минутки,
кладет ему руку на плечо и говорит громко и звучно:
- Если вы возьмете свой стакан и выплеснете его в лицо этому щенку, я
дам вам десять крон и всю ответственность за этот поступок возьму на себя.
Нагель указывает на поверенного, чуть не ткнув пальцем ему в лицо, и
повторяет:
- Я говорю про этого вот щенка...
В кафе становится совсем тихо. Минутка испуганно смотрит то на одного,
то на другого и бормочет:
- Но... нет... но?..
Больше он ничего не в силах произнести, но эти слова он повторяет все
снова и снова дрожащим голосом так, словно задает вопрос. Все молчат.
Поверенный, опешив, отступает на шаг, хватается за спинку стула; бледный
как полотно, он тоже не произносит ни звука, хоть рот у него открыт.
- Повторяю, - раздельно и громко продолжает Нагель, - я дам вам десять
крон, если вы выплеснете свой стакан в физиономию этому щенку. Вот эти
деньги, они у меня в руке. Последствий этого поступка вам тоже опасаться
нечего.
И Нагель действительно протягивает Минутке десятикроновую бумажку.
Но Минутка ведет себя в высшей степени странно. Ни слова не говоря, он
устремляется в дальний угол кафе, ковыляет через весь зал и садится там на
пол. Он сидит скрючившись, притиснув к себе колени, опустив голову, и
боязливо озирается по сторонам.
Тут дверь кафе отворяется и в зал входит хозяин. Он возится за стойкой,
не обращая никакого внимания на посетителей. И только когда поверенный
вдруг испускает истошный, почти безумный вопль и, подняв обе руки,
бросается на Нагеля, хозяин поднимает голову и спрашивает:
- Что здесь в конце концов происходит?
Но никто ничего не отвечает. Поверенный дважды в бешенстве кидается на
Нагеля, но оба раза наталкивается на его сжатые кулаки. Ударить Нагеля ему
так и не удается. От сознания своего бессилия он окончательно теряет
голову и принимается нелепо размахивать руками, словно желая всех и вся
уничтожить; в конце концов он бочком пятится к столику, спотыкается о
табурет и падает на колени; он задыхается, бессильная ярость делает его
неузнаваемым; кроме того, он ссадил себе в кровь руки об эти железные
кулаки, которые повсюду встречали его бестолковые удары. В кафе
поднимается суматоха, крестьянка и ее спутники кидаются к дверям, а
остальные кричат, перебивая друг друга, и пытаются помешать драке. Наконец
поверенному удается снова подняться на ноги. Он подходит к Нагелю,
останавливается перед ним и, вытянув вперед руки, начинает в комическом
исступлении вопить, не находя слов, чтобы выразить свое отчаяние:
- Распроклятый!.. Черт бы тебя подрал!.. Мерзавец!..
Нагель глядит на него, улыбается, подходит к его столику, берет лежащую
на нем шляпу и с поклоном протягивает ее поверенному. Тот порывисто
хватает шляпу с явным намерением швырнуть ее в лицо обидчику, но почему-то
одумывается и с маху нахлобучивает ее себе на голову. Потом он резко
поворачивается и выходит из кафе. Шляпа сильно измята, и вообще вид у
поверенного весьма потешный.
Тут хозяин подлетает к Нагелю и требует у него объяснений. Он хватает
Нагеля за рукав и спрашивает:
- Что здесь происходит? Что все это значит?
- Потрудитесь отпустить мой рукав, - говорит в ответ Нагель. - Я вовсе
не собираюсь убегать. К тому же здесь ровным счетом ничего не произошло.
Просто я оскорбил человека, который сейчас выбежал отсюда, а он пытался
защищаться. И это вполне естественно. Так что все в порядке.
Но хозяин продолжает сердиться и даже топает ногой.
- Я не потерплю, чтобы здесь устраивали спектакли. Я не допущу этого!
Если вы намерены скандалить, то ступайте на улицу. И чтоб ничего подобного
больше не было. Ясно вам!.. Просто с ума все посходили!..
- Да ничего особенного не случилось! - вмешиваются несколько
посетителей. - Мы свидетели!
И поскольку добропорядочные люди всегда на стороне сильного, они
безоговорочно берут сторону Нагеля и наперебой объясняют хозяину, что к
чему, а Нагель пожимает плечами и подходит к Минутке. Без всяких обиняков
спрашивает он маленького седого шута:
- Кем вам приходится, собственно говоря, поверенный, что он позволяет
себе так издеваться над вами?
- Да что вы! - отвечает Минутка. - Никем он мне не приходится. Он мне
никто. Правда, однажды я плясал для него на рынке за десять эре. Просто он
всегда преследует меня своими шутками.
- Так вы, значит, пляшете за деньги, на потеху зрителям?
- Да, иногда, но не часто. Только если мне позарез нужны десять эре и я
не могу их достать другим путем.
- А на что вам деньги?
- Как на что? На многое. Во-первых, я ведь дурачок, я ни на что не
гожусь, и мне частенько приходится туго. Когда я служил матросом и мог сам
себя прокормить, мне жилось куда как хорошо. А потом я упал с мачты,
расшибся, сломал хребет и с тех пор перебиваюсь кое-как. Меня кормит мой
дядя, и вообще я сижу у него на шее, но я ни на что не жалуюсь, у меня
есть все, что надо, даже с лишком, потому что дядя понемногу торгует
углем. Да я и сам вношу кое-что в дом, особенно теперь, летом, когда угля
почти не берут. Уверяю вас, это так же верно, как то, что я сейчас говорю
с вами. Вот в такие дни эти десятиэровые монетки мне очень кстати, я
чего-нибудь покупаю на них и приношу домой. Что же до поверенного, то его
веселят мои пляски именно потому, что из-за своего увечья я не могу
плясать, как люди.
- Значит, ваш дядя не против того, чтобы вы плясали за деньги на рынке?
- Нет, нет, что вы, вы не должны так думать! Он частенько говорит: `Мне
не нужны эти шутовские гроши`. Да, когда я приношу ему десять эре, он
всегда называет их шутовскими и ругает меня за то, что я посмешище для
людей...
- Ну хорошо, это во-первых. А что же во-вторых?
- Простите, что?..
- Ну а что же во-вторых?
- Я вас не понимаю.
- Вы сказали, что во-первых, вы дурачок, ну а во-вторых?
- Если я так сказал, прошу простить меня.
- Таким образом, выходит, что вы только дурачок, и все.
- Я искренне прошу простить меня.
- Ваш отец был пастором?
- Да, пастором.
Пауза.
- Послушайте, - говорит Нагель, - если вы никуда не спешите, давайте
поднимемся ко мне в номер. Вы не против? Вы курите? Отлично. Пойдемте,
прошу вас, я живу здесь наверху. Я буду очень рад, если вы заглянете ко
мне.
К немалому удивлению всех присутствующих. Нагель и Минутка поднялись на
второй этаж и провели вместе весь вечер.

3

Минутка сел на стул, взял сигару и закурил.
- Может, вы что-нибудь выпьете? - спросил Нагель.
- Нет, я не пью. От спиртного у меня голова идет кругом и все начинает
двоиться в глазах, - ответил гость.
- Вы когда-нибудь пили шампанское? Ну конечно же, пили.
- Да, много-много лет тому назад, на серебряной свадьбе моих родителей.
- Вам понравилось?
- Да, припоминаю, это было очень вкусно.
Нагель позвонил и велел подать шампанского.
Они потягивают шампанское и курят. Вдруг Нагель, пристально взглянув на
Минутку, говорит:
- Скажите... Я хочу задать вам один вопрос, который может показаться
смешным. Согласились бы вы, конечно, за известную сумму, чтобы вас
записали как отца в метрику ребенка, отцом которого вы не являетесь? Мне
это пришло в голову просто так, я не имею в виду ничего определенного.
Минутка глядел на него широко раскрытыми глазами и молчал.
- За небольшое вознаграждение, крон в пятьдесят, или, скажем, даже, в
две сотни, сумма здесь не имеет значения, - сказал Нагель.
Минутка покачал головой и долго молчал.
- Нет, - проговорил он наконец.
- В самом деле не хотите? Деньги я выплатил бы наличными.
- Все равно! Нет, этого я сделать не могу. Этой услуги я оказать вам не
в силах.
- А собственно говоря, почему?
- Не просите больше, оставьте меня. Я ведь тоже человек.
- Да, быть может, это действительно уж слишком, с какой стати вы
обязаны оказывать кому-то такую услугу? Но мне хочется задать вам еще один
вопрос: согласились бы вы... Ну, могли бы вы, за пять крон, конечно,
пройтись по городу с газетой или бумажным кулем на спине?.. Вы выйдете
отсюда, из гостиницы, потом направитесь на рыночную площадь и на
пристань... Согласны вы это сделать? За пять крон?
Минутка смущенно склонил голову и механически повторил: `Пять крон`, но
ничего не ответил.
- Ну да, за пять или за десять крон. За десять крон вы бы это сделали?
Минутка откинул со лба волосы.
- Я не понимаю, откуда вы, приезжие, наперед знаете, что я для всех
шут? - сказал он.
- Как видите, я могу тотчас вручить вам эти деньги, - продолжал Нагель,
- все зависит только от вас.
Минутка впивается взглядом в ассигнации. Растерянно глядит на них,
облизывает пересохшие губы и не выдерживает.
- Да я...
- Простите, - поспешно останавливает его Нагель. - Простите, что я
прерываю вас, - повторяет он, чтобы не дать гостю говорить. - Как ваша
фамилия? Я, право, не помню, но, кажется, вы не сказали мне, как вас
зовут.
- Меня зовут Грегорд.
- Вот как, Грегорд? Скажите, а тот Грегорд, делегат Эльдвольдского
съезда, не доводится вам родственником?
- Да, с ним я в родстве.
- Так о чем же мы говорили? Ах да, значит, ваша фамилия Грегорд? И вы,
конечно, не согласитесь заработать эти десять крон таким манером?
- Нет, - неуверенно пробормотал Минутка.
- А теперь послушайте, - сказал Нагель, очень медленно выговаривая
каждое слово. - Я с радостью дам вам эти десять крон за то, что вы не
согласились на мое предложение. И, кроме этих десяти крон, я дам вам еще
десять крон, если вы доставите мне удовольствие и примете эти деньги. Не
вскакивайте, пожалуйста, это пустячное одолжение меня ничуть не обременит.
У меня сейчас много денег, вполне достаточно, чтобы не испытывать
затруднений из-за такой малости. - Вынув деньги из кошелька, он добавил: -
Возьмите, пожалуйста, вы доставите мне удовольствие.
Но Минутка сидит молча, от радости у него словно язык отнялся, он с
трудом сдерживает слезы. Он часто моргает глазами и всхлипывает.
- Вам, наверно, лет сорок или около того? - спрашивает Нагель.
- Мне сорок три. Пошел сорок четвертый.
- Спрячьте теперь эти деньги в карман. Ну, в час добрый... Кстати, как
фамилия поверенного, с которым мы разговаривали внизу, в кафе?
- Не знаю. Все зовут его просто поверенный. Он поверенный в канцелярии
окружного судьи.
- Да это, впрочем, и не имеет значения. Скажите-ка лучше...
- Простите! - Минутка больше не может сдерживаться, он так преисполнен
благодарности, что непременно хочет высказаться, лепечет что-то бессвязно,
как ребенок. - Извините и простите меня, - говорит он. И долгое время он
уже не в силах вымолвить ни слова.
- Что вы хотите сказать?
- Спасибо... Спасибо от всего... Сердечное...
Пауза.
- Ну, хватит об этом.
- Нет, не хватит! - восклицает Минутка. - Я прошу меня простить, но
никак не хватит. Вы подумали, что я не хочу сделать то, о чем вы меня
просили, лишь из упрямства, что мне доставляет радость стоять на задних
лапках, как собачонка, но богом вам клянусь... Как вы можете сказать
`хватит`, когда у вас, наверно, сложилось впечатление, что я просто
набиваю цену, что пять крон показались мне недостаточной платой?.. Вот это
я и хотел сказать.
- Ну ладно, ладно... Человек, носящий ваше имя и получивший ваше
воспитание, не должен вести себя как шут. Знаете, о чем я подумал... Вы
ведь в курсе всего, что происходит в городе, правда? Дело в том, что я
намерен пожить здесь некоторое время, провести здесь лето. Что вы на это
скажете? Вы родом отсюда?
- Да, я здесь родился, мой отец был здесь пастором, и с тех пор, как я
получил увечье - вот уже тринадцать лет, - я снова живу здесь.
- Вы, кажется, разносите уголь?
- Да, я разношу уголь по домам, и вы ошибаетесь, если думаете, что мне
это трудно. Я уже давно приноровился к этой работе, и мне она совсем не во
вред, надо только осторожно подниматься по лестнице. Правда, прошлой зимой
я все-таки упал и так расшибся, что долго ходил с палкой.
- Что вы говорите? Как же это случилось?
- Я нес уголь в банк, а ступеньки там немного обледенели. Я подымался с
довольно тяжелым мешком. Когда я дошел до середины, я увидел наверху
консула Андерсена, который как раз спускался вниз. Я было хотел повернуть
назад, чтобы пропустить консула. Нет, он не сказал мне, чтобы я его
пропустил, это ведь само собой разумеется. Я и собирался было это сделать,
но повернулся так несчастливо, что поскользнулся, упал на правое плечо и
покатился с лестницы. `Что с вами? - крикнул мне консул. - Вы не стонете,
значит, вы не расшиблись?` - `Нет, - ответил я, - кажется, мне повезло`.
Но не прошло и пяти минут, как я два раза подряд терял сознание; кроме
того, мое старое увечье дало себя знать, и у меня тут же отек живот. К

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 116212
Опублик.: 18.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``