Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
В ЗАЛЕ МЕРТВЕЦОВ Назад
В ЗАЛЕ МЕРТВЕЦОВ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Роберт ГОВАРД
             Рассказы и повести

Dеlеndа Еst
БАГРЯНАЯ ЦИТАДЕЛЬ
В ЗАЛЕ МЕРТВЕЦОВ
ГОЛУБИ ПРЕИСПОДНЕЙ
Обитающие под гробницами
ПО ТУ СТОРОНУ ЧЕРНОЙ РЕКИ
Проклятие моря
РАЗ В СТОЛЕТЬЕ РОЖДАЕТСЯ ВЕДЬМА
Сад страха
Сердце старого Гарфилда
Ужас из КУРГАНА
Человек на земле
Черная гончая смерти
Чудотворец Келли
Эксперимент Джона Старка

Р. Говард

ГОЛУБИ ПРЕИСПОДНЕЙ


Свист из мрака

Грисвелл проснулся внезапно: каждый его нерв звенел,
предупреждая об опасности. Беспокойно он осмотрелся вокруг, с
трудом припоминая, где он находится и что здесь делает. Лунный
свет едва просачивался сквозь запыленные окна, и большая пустая
комната с высоким потолком и зияющей пастью камина казалась
призрачной и незнакомой. Постепенно высвобождаясь от липкой
паутины недавнего сна, Грисвелл наконец сообразил, где он и как
попал сюда. Он повернул голову и уставился на своего компаньона,
спящего на полу рядом с ним. Джон Брэйнер выглядел во тьме
смутной тяжелой грудой, едва посеребренной лунным светом.
Грисвелл попытался вспомнить, что его разбудило. В доме стояла
тишина; лишь отдаленное улюлюканье совы доносилось из чащи
соснового леса. Наконец ему удалось поймать ускользающее
воспоминание. Это был сон, наполненный темной угрозой,
заставившей его в ужасе проснуться. Воспоминание нахлынуло
вновь, живо обрисовывая отвратительное видение.
Да и был ли это сон? Он так странно смешался с недавним
действительным событием, что теперь трудно было разобрать, где
кончается реальность и начинается фантазия. В этом сне Грисвеллу
казалось, что он вновь переживает последние часы вчерашнего дня.
Сон вернул его в то мгновение, когда он и Джон Брэйнер увидели
дом, в котором они сейчас лежали. Они подъехали по тряской
разбитой дороге, пересекавшей сосновый лес. Здесь, вдали от
родной Новой Англии, они с Джоном скитались в поисках
развлечений. Этот ветхий заброшенный дом, поднимающийся посреди
зарослей дикого кустарника навстречу заходящему солнцу, сразу
завладел их воображением. Черный, застывший, мрачной громадой
возвышался он на фоне зловеще багряного заката.
Оставив машину на дороге, они направились к дому по узкой,
затерянной в зарослях дорожке, усыпанной кирпичной крошкой.
Примерно с середины пути они увидели, как с баллюстрад дома
сорвалась целая стая голубей и унеслась прочь, сотрясая воздух
громким хлопаньем крыльев.
Дубовая дверь осела на сломанных петлях. Пыль лежала толстым
слоем на полу просторной прихожей, на широких ступенях лестницы,
ведущей куда-то вверх. Они выбрали дверь напротив лестничной
площадки и вошли в обширную пустую комнату с блестками паутины
по углам. Пыль и здесь лежала повсюду, даже на пепле в камине.
Они не стали разжигать огонь. Как только село солнце, все вокруг
окутала темнота - густая, черная, кромешная тьма дремучих
сосновых лесов. Они знали, что гремучие змеи чувствуют себя как
дома в этих краях, и потому побоялись шарить под деревьями в
поисках хвороста. Перекусив консервами, они расположились около
камина, с головой завернувшись в свои одеяла, и мгновенно
уснули.
Почти то же самое только что приснилось Грисвеллу. Он вновь
увидел мрачный дом, вздымающийся на фоне багрового неба, увидел
полет голубей, когда они с Джоном шли к дому по кирпичной
дорожке. Откуда-то со стороны он увидел и темную комнату, в
которой они сейчас лежали, и две фигуры, закутанные в одеяла на
пыльном полу - себя и своего друга. С этого момента его сон
слегка изменился, выходя за пределы здравого рассудка и
обращаясь ночным кошмаром. Он перенесся в другую тенистую
комнату, освещенную серебристым светом, падавшим неведомо
откуда, ведь в этой комнате совсем не было окон. В этом
призрачном свете он увидел три маленькие фигуры, неподвижно
висящие в ряд. Своими очертаниями и мертвенным спокойствием они
вызывали леденящий душу ужас. Не было ни звука, ни слова, но он
чувствовал присутствие безумия и злобы, затаившихся в темном
углу. Внезапно он вновь перенесся в прежнюю темную пыльную
комнату с высоким потолком, где лежал напротив камина.
Он лежал закутанным в одеяло и напряженно всматривался в темный
коридор и дальше, в холл, туда, где луч лунного света падал на
лестницу с баллюстрадами в нескольких шагах от лестничной
площадки. И там, на лестнице, былонечто, скорчившееся,
уродливое: призрачная тварь, лишь частично освещенная лучом
лунного света. Тусклое желтое пятно, которое могло быть ее
лицом, повернулось к Грисвеллу, словно притаившийся на лестнице,
рассматривал его и Джона. Холодный ужас пробежал по нервам, и
затем Грисвелл проснулся - если это был сон.
Он вздрогнул, всматриваясь. Луч света все так же падал на
лестницу, но сейчас там никого не было. Однако мурашки
по-прежнему бегали по коже; ноги Грисвелла были холодны как лед.
Он сделал резкое движение, надеясь разбудить своего товарища, а
затем его парализовал внезапно раздавшийся звук.
Кто-то свистел этажом выше. Свист становился жутким и сладким,
не неся никакой мелодии. Это был просто свист, переливчатый и
пронзительный. Такой звук в доме, выглядевшем пустым, был вполне
тревожным сам по себе, но нечто большее, чем просто страх перед
странным соседством, держало Грисвелла в оцепенении. Он не мог
определить тот ужас, что завладел им. Но вот Брэйнер зашевелился
и сел. Фигура Джона смутно вырисовывалась в обволакивающей тьме,
голова его была повернута в сторону лестницы, словно он
внимательно прислушивался. Сверхъестественный свист стал еще
более сладким и казался теперь поистине дьявольским.
- Джон! - прошептал Грисвелл сухими губами. Он хотел крикнуть,
предупредить друга, что на лестнице есть кто-то, навряд ли
притаившийся там с добрыми намерениями, и что они должны
немедленно покинуть дом... Но крик застрял в пересохшем горле.
Брэйнер встал. Его башмаки застучали по полу, когда он двигнулся
навстречу неведомой твари за дверью. Не спеша вышел он в
прихожую и ступил на нижнюю ступеньку лестницы, смешавшись с
тенями, сгустившимися в прихожей.
Грисвелл лежал, не в состоянии пошевелиться, захваченный вихрем
замешательства и страха. Кто свистел наверху? Он видел Джона,
проходящего пятно света, видел его голову, откинутую назад, как
будто тот смотрел на нечто, загороженное от Грисвелла лестницей.
Лицо его было лицом лунатика. Джон пересек полосу света и исчез
из поля зрения. Грисвелл пытался кричать ему вслед, но
сдавленный шепот - вот все, на что он оказался способен.
Свист перешел на низкую ноту и внезапно затих. Грисвелл слышал,
как лестница скрипела под ногами Джона; потом он достиг верхней
прихожей, и теперь Грисвелл слышал его шаги прямо над собой.
Внезапно они стихли; сама ночь, казалось, задержала свое
дыхание. И вдруг ужасный крик разорвал тишину. Грисвелл,
подскочив, уставился на дверь.
Странный паралич, охвативший его, теперь был сломлен. Он бросися
к двери, но остановился, взяв себя в руки. Шаги наверху
возобновились: Джон возвращался. Он не бежал; его поступь была
даже более твердой и размеренной, чем прежде. Вновь заскрипела
лестница. Рука, цепляющаяся за перила, показалась в полосе
лунного света; за ней появилась и вторая... Чудовищный трепет
потряс Грисвелла: эта рука сжимала короткий, тускло мерцающий
топор! Был ли спускающийся по лестнице Брэйнером?!
Да! Человек полностью вошел в полосу света, и Грисвелл узнал
своего товарища. Затем он увидел лицо Джона, и вопль сорвался с
его губ.
Лицо это было бескровным, точно лицо трупа, струйки крови
стекали по мертвенно-бледной коже, остекленевшие глаза глубоко
запали, огромная рана, сочась кровью, почти пополам рассекала
голову Джона.
Грисвелл не помнил точно, как он выбрался из этого проклятого
дома. Впоследствии к нему вернулись дикие, смутные воспоминания - о
том, как он проломил собой пыльное, затянутое паутиной окно,
о том, как спотыкаясь, вслепую продрался сквозь колючий
кустарник и увидел в кроваво-черном тумане собственного безумия
темную стену сосен с бесстрастной луной, плывшей над ними в
черном небе.
Какой-то клочок здравого смысла вернулся к нему, когда он увидел
на дороге свою машину. В мире, который внезапно стал кошмаром,
это был предмет, сохранивший прозаичную реальность. Но как
только он дотронулся до дверцы, сухое холодное шуршание
донеслось изнутри, и он отшатнулся от слегка подрагивающей
ленты, молние взметнувшейся с сидения водителя и с пронзительным
шипением выбросившей вперед раздвоенный, блеснувший в лунном
свете язык.
С воплем ужаса он бросился вниз по дороге. Так человек бежит в
бесконечном кошмарном сне. Он бежал безо всякой цели; его
окостеневший мозг не был в состоянии произвести ни единой мысли.
Он мог только отдаться слепому отчаянному порыву - бежать и
бежать до тех пор, пока усталость или смерть не заставят его
упасть.
Черные сосны беспокойно колыхались вдоль дороги; ему казалось,
что он так и не сдвинулся с места. Но вот чей-то ровный,
нарастающий топот донесся до Грисвелла сквозь пелену его ужаса.
Повернув голову, он увиделчто-то, несущееся за ним - собаку или
волка, определить было невозможно. Глаза этого существа горели,
как шары зеленого пламени. Задыхаясь, он увеличил скорость,
огибая поворот дороги, и тут же услышал храп лошади, а затем
увидел и ее саму. До него донеслись проклятья всадника, в руке
которого блеснула голубая сталь.
Грисвелл повернулся к нему и успел перед падением уцепиться за
поводья.
- Ради бога, помогите мне! - прохрипел он из последних сил. - Эта
тварь! Она убила Брэйнера и теперь охотится за мной!
Смотрите!
Два одинаковых огненных шара светились сквозь бахрому кустарника
у поворота дороги. Всадник выругался, и Грисвелла оглушили
револьверные выстрелы. Огненные глаза исчезли, и всадник, вырвав
у Грисвелла поводья и пришпорив лошадь, помчался вперед, к
повороту дороги.
Пошатываясь, Грисвелл поднялся, трясясь всем телом. Через
несколько мгновений всадник галопом вернулся обратно.
- Это был волк, я думаю, - заявил он, - хотя я никогда не
слышал, чтобы в наших краях волки нападали на человека. Вы
разглядели, что это было?
Грисвел смог только слабо покачать головой. Всадник смотрел на
него сверху вниз, все еще держа в руке дымящийся револьвер. Это
был плотно сложенным человек среднего роста. По его широкополой
шляпе и башмакам в нем можно было узнать уроженца этих мест, так
же как одежда Грисвелла выдавала в нем приезжего.
- Что же все это значит?
- Не знаю, - беспомощно ответил Грисвелл. - Меня зовут Грисвелл.
Джон Брэйнер - мой друг, он путешествовал вместе со мной. Мы
остановились на ночлег в заброшенном доме, там, дальше по
дороге. Что-то... - вспомнив, он прочти зхадохнулся от вновь
нахлынувшего ужаса. - Боже! Я, должно быть, сошел с ума! Что-то
появилось там и смотрело на нас через баллюстраду лестницы - какая-о
тварь с желтым лицом! Я думал, что это мне приснилось,
но, видно, так оно и было на самом деле! Потом наверху начали
свистеть, и Брэйнер встал и, не просыпаясь, подннялся по
лестнице, точно лунатик или загипнотизированный. Я услышал, как
кто-то закричал - или что-то закричало - а затем Джон стал
спускаться по лестнице с окровавленным топором в руке. И, боже
мой, сэр - он был мертв! Голова была рассечена пополам; его
мозги вперемешку с кровью стекали по лицу, и лицо это было
лицом покойника. Но он спускался по лестнице! Пусть бог будет
моим свидетелем, я говорю правду: Джон Брэйнер был убит в холле
наверху, а затем его мертвое тело спустилось вниз по лестнице,
чтобы убить меня!
Всадник ничего не ответил, сидя на лошади, точно статуя. Профиль
его чернел на фоне звезд, и Грисвелл не мог прочесть выражение
лица, скрытого под тенью от широкополой шляпы.
- Вы думаете, что я сумасшедший, - сказал он беспомощно. - Может,
так оно и есть...
- Не знаю, что и думать, - ответил всадник. - Если здесь и есть
какой-то дом, то это всего лишь поместье Блассэнвиль. Хорошо,
посмотрим. Мое имя Баннер. Я здешний шериф, и сейчас как раз
возвращаюсь домой.
Он соскочил с лошади и встал возле Грисвелла. Теперь он оказался
ниже тощего англичанина, но был куда более плотного сложения. В
нем чувствовалась природная решительность и мощь опытного бойца.
- Вы побоитесь вернуться обратно к этому дому? - спросил он.
Грисвелл содрогнулся, но все же покачал головой. В нем
заговорило упрямство его предков-пуритан.
- Мысль о том, чтобы увидеть этот дом и этот ужас еще раз
приводит меня в трепет, - признался он. - Но бедный Брэйнер... - он
запнулся. - Мы должны найти его тело. Боже мой! - вскричал
он, осознав наконец кошмар всего происшедшего. - Что мы найдем?
Если мертвый человек ходит...
- Посмотрим, - шериф зажал поводья в левой руке и на ходу
принялся перезаряжать свой револьвер.
- Боже, как зловеще выглядел это дом на фоне черных сосен! - воскликнул
Грисвелл, ссделав несколько шагов; - Он дурно
выглядел с самого начала, когда мы только подошли к нему, и стая
голубей вспорхнула в небо с его баллюстрад!
- Голубей? - Баннер бросил на него быстрый взгляд. - Вы видели
голубей?
- Да, конечно. Целая стая сидела там на перилах.
Они шагали некоторое время в молчании, а потом Баннер внезапно
сказал:
- Я прожил в этом графстве всю жизнь. Я пересекал имение
Блассэнвиль тысячу раз, я думаю, во все часы дня и ночи. Но я
никогда не видел здесь голубей!
- Их было множество, - повторил изумленный Грсивелл.
- Я встречал людей, которые клялись, что видели стаю голубюей на
баллюстраде, как раз на закате, - медленно сказал Баннер. - Все
они были негры, кроме одного... бродяги. Он разжег во дворе
огонь, намереваясь там переночевать. Я проходил мимо, когда уже
сгущалась тьма, и он рассказал мне о голубях. Я вернулся
следующим утром, от костра остался пепел, рядом валялись жаровня
и жестяная кружка. Одеяло лежало нетронутым. С тех пор парня
больше никто не видел. Это было двенадцать лет назад. Негры
говорят, что видят здесь голубей, но никто из них не рискует
приходить сюда между закатом и рассветом. Они говорят, что
голуби - это души Блассенвилей, ночью выпускаемые из ада. Негры
говорят, что красное зарево на западе - свет из преисподней,
потому что ворота ада открыты, когда вылетают Блассенвили...
- Кто же эти Блассенвили? - спросил Грисвелл, все еще дрожа.
- Они владели когда-то этой землей. Англо-французский род.
Пришли сюда из Вест-Индии, задолго до покупки Луизианы.
Гражданская война похоронила их, как и многих других. Некоторые
были убиты, большая часть вымерла после. Никто не жил в поместье
с 1890 года, с тех пор как мисс Элизабет Блассэнвиль, последняя
из рода, сбежала из старого дома ночью, словно из чумной ямы, и
никогда не вернулась... Это ваша машина?
Они остановились возле машины, и Грисвелл мрачно уставился на
старый дом. Его пыльные стекла были пустыми и белыми, но не
слепыми! Казалось, что чьи-то глаза жадно рассматривают новую
добычу сквозь затемненные стекла.
Баннер повторил свой вопрос.
- Да. Будьте осторожны. Там, на сидении, змея... по крайней
мере, она была там.
- Сейчас никого, - пробормотал Баннер, привязывая свою лошадь и
вытаскивая из седельной сумки электрический фонарик, - давайте
посмотрим, что в доме.
Он невозмутимо зашагал по кирпичной дорожке. Грисвелл почти
наступал на пятки Баннеру, сердце его учащенно билось. Ветер
доносил запах разложения и прелой травы. Грисвеллу стало до
тошноты плохо от ненависти к этим черным лесам, к этим ветхим
домам плантаторов, в которых еще дремал забытый дух рабства,
кровавой гордыни и темных интриг. Он всегда думал о Юге как о
солнечной и праздной стране под легким ветром, пахнущим специями
и цветами, где жизнь спокойно текла под бой барабанов черного
народа, поющего на залитых солнцем хлопковых полях. Но сейчас
ему открылась другая ее сторона, о которой он прежде и не
подозревал - темная и мрачная, окутанная страхом. И он не мог
сдержать своего отвращения.
Дубовая дверь свисала, как и прежде, с разбитых петель. Луч
фонарика лишь сгустил мрак внутри дома; Баннер стоял на пороге,
осматривая прихожую. Луч скользнул сквозь тьму и взобрался вверх
по лестнице, Грисвелл затаил дыхание, сжав кулаки - но в этот
раз никто не смотрел на них сверху. Баннер вошел внутрь, ступая
мягко, как кошка - в одной руке фонарик, в другой револьвер.
Когда он повернул свой фонарь в глубину бокового проема,
Грисвелл закричал, почти потеряв сознание от невыносимой
дурноты.
След кровавых капель тянулся по полу, пересекая одеяла, на
которых спал Брэйнер между дверью и постелью Грисвелла. И на
этой постели лицом вниз лежал Джон Брэйнер с расколотой
головой, сочащейся свежей кровью, отблескивавшей в луче фонаря.
Его вытянутая рука все еще сжимала топор, лезвие которого
вонзилось в одеяло там, где должен был спать Грисвелл.
Мгновенно назхлынувший поток темноты поглотил Грисвелла. Ничего
не соображая, он, шатаясь, побрел прочь, но Баннер схватил его
за руку. Когда он вновь стал слышать и видеть, ему стало
невероятно дурно, и в приступе рвоты он едва успел склонить
голову над камином.
Баннер повернул на него фонарь. Его голос донесся из-за
слепящего круга:
- С вашей стороны было бы умнее использовать другой топор!
- Но я не убивал его, - простонал Грисвелл. - Я не собираюсь
говорить о самозащите!
- Что меня и удивляет, - честно признался Баннер, выпрямляясь. - Какой
бы убийца состряпал такую сумасшедшую историю, чтобы
доказать свою невиновность? Реальный убийца рассказал бы, по
крайней мере, правдоподобную сказку... Хм-м! Капли крови ведут
от двери. Тело тащили - хотя нет, кровь не размазана. Вы, должно
быть, несли его сюда, после того как убили где-то в другом
месте. Но в таком случае почему нет крови на вашей одежде? Вы
сменили ее и вымыли руки? Но парень мертв не так уж давно...
- Он сам спустился по лестнице и пересек комнату, - безнадежно
проговорил Грисвелл. - Он пришел убить меня. Я увидел его, когда
он спускался по лестнице. Он ударил в то место, где я лежал бы,
если бы не проснулся. Вот окно, через которое я выбрался.
Видите, оно разбито.
- Вижу... но если он шел тогда, то почему он не ходит сейчас?
- Не знаю. Я боюсь даже думать об этом. Вдруг он поднимется с
пола и снова пойдет на меня?! Когда я услышал его шаги.. А потом
топот волка, преследующего меня на дороге - я подумал, что это
Джон бежит за мной с топором в руке, с окровавленной расколотой
головой и смертельной усмешкой на губах!
Зубы Грисвелла застучали, когда он вновь вспомнил этот ужас.
Баннер поводил лучом фонаря по полу:
- Капли крови ведут в холл. Поднимемся вверх и проследим их.
Грисвелл вздрогнул:
- Но они ведут наверх...
Глаза Баннера сверкнули на него:
- Боитесь?
Лицо Грисвелла стало серым:
- Да. Но я все равно пойду - с вами или без вас. Тварь, что
убила бедного Джона, может быть, все еще скрывается там.
- Держитесь позади меня, - приказал шериф. - Если кто-нибудь нас
атакует, не вмешивайтесь. Предупреждаю, что я стреляю быстрее,
чем пргыгает кошка, и редко промахиваюсь. Если у вас в голове
есть блажь напасть на меня сзади, забудьте об этом.
- Не будьте дураком! - Презрение взяло вверх над страхом.
Казалось, эта вспышка Грисвелла убедила Баннера больше, чем все
его предшествующие излияния.
- Я хочу быть честным, - сказал он тихо, - и не буду за глаза
приговаривать вас. Если хотя бы половина из рассказанного вами
правда, вы прошли через адское испрытание, и я не хочу быть с
вами жестоким. Но вы же видите, как мне трудно поверить во все,
что мне рассказали!
Грисвелл устало кивнул головой, давая знак идти. Они вышли в
холл и остановились у подножия лестницы. Цепочка темно-красных
капель, ясно видимая на толстом слое пыли, вела навверх.
- На пыли следы человеческих ног, - тихо заметил шериф. - Идите
медленнее. Я должен быть уверен в том, что вижу, потому что мы
их стираем, поднимаясь наверх. Одна пара следов ведет наверх, а
другая вниз. Один и тот же человек. Следы не ваши. Брэйнер был
крупнее вас. Капли крови повсюду - кровь на перилах, словно
человек опирался на них окровавленной рукой - пятно вещества,
которое выглядит, как мозги.. Но что же...
- Он спустился по лестнице, уже будучи мертвым, - Грисвелл
содрогнулся, - шаря одной рукой впереди себя, а другой сжимая
топор, которым был убит.
- Как он был перенесен вниз? - бормотал свое шериф. - Где же
следы? Они должны быть, если его несли...
Они вошли в верхний холл - большую пустынную комнату,
покосившиеся окна которой почти не пропускали света. Луча фонаря
явно не хватало, чтобы рассеять плотную тьму. Грисвелл дрожал
как осиновый лист. Здесь среди кошмара и мрака умер Джон
Брэйнер.
Глаза шерифа странно блестели при свете фонаря.
- Кто-то свистел отсюда, сверху, - прошептал Грисвелл. - Джон
пошел сюда, словно кто-то его подзывал.
- Следы ведут вглубь холла - такие же следы, как и на лестнице.
Те же отпечатки... Боже!
Позади шерифа Грисвелл подавил крик, увидев то, что вызвало его
восклицание. В нескольких футах от лестницы следы Брэйнера
внезапно кончались, а затем, повернув, вели в обратном
направлении. И там, где цепочка его следов поворачивала, на
пыльном полу растеклась огромная лужа крови - а напротив нее
кончалась другая цепочка следов, следов босых ног, узких, со
скошенными передними пальцами. Они тоже вели прочь от лужи, но
не к лестнице, а в глубину холла.
Чертыхаясь, шериф нагнулся над ними.
- Следы встречаются. И как раз в этом месте, где на полу кровь и
мозги. Наверное, Баннер был убит именно здесь, ударом топора...
Следы босых ног ведут из темноты и встречаются со следами ног,
обутых в башмаки, а затем уходят обратно.
Он указал фонариком в направлении прохода. Следы босых ног
исчезали во тьме вне пределов досягаемости луча.
- Предположим, что ваша сумасшедшая история правдива, - пробормотал
Баннер под нос. - Эти следы не ваши. Они выглядят
как женские. Предположим, кто-то свистнул, и ваш приятель
отправился наверх, посмотреть в чем дело. Предположим, кто-то
встретил его в темноте и разрубил ему голову. Тогда все следы
были бы точно такими, как мы видим. Но если так, то почему же
Брэйнер не лежит там, где он был убит?! Или он смог продержаться
так долго, что успел взять топор у того, кто его убил, и
спуститься с ним вниз?
- Нет, нет! - содрогнувшись, возразил Грисвелл. - Я видел Джона
на лестнице. Он был мертв. Ни один человек с такой раной не
прожил бы и минуты!
- Я верю, - прошептал Баннер. - Но это - сумасшествие или
дьявольская хитрость... Однако, какой идиот станет выдумывать и
исполнять такой изощренный и совершенно безумный план, чтобы
избежать наказания за преступление, когда простая ссылка на
самозащиту была бы куда эффективнее? Ни один из судов не
признает эту историю. Ну, давайте проследим вторые следы. Они
ведут дальше в холл... черт, что это?!
Ледяная рука сжала сердце Грисвелла, когда он увидел, что свет
фонарика начал тускнеть.
- Батарея новая, - пробормотал Баннер, и впервые за все время
Грисвелл уловил в его голосе нотки страха и неуверенности. - Давайте
отсюда убираться, и побыстрее!
Свет превратился в слабое мерцание. Казалось, что тьма бросилась
на них из углов комнаты. Шериф попятился назад, толкая перед
собой спотыкающегося Грисвелла и сжимая в руке револьвер. В
сгущающейся тьме Грисвелл услышал звук осторожно приоткрываемой
двери. И тут же тьма вокргу них завибрировала, излучая
опасность. Грисвелл знал, что шериф чувствует то же самое,
потому что тело Баннера напряглось и вытянулось подобно телу
крадущейся пантеры.
Но все же он без видимой двигался к лестнице. Следуя за ним,
Грисвелл подавлял в себе страх, пытавшийся заставить его
закричать и броситься в безумное бегство. Ужасная мысль
пронеслась в его голове, и ледяной пот выступил на теле.
Что, если мертвый человек крадется во тьме им навстречу, вверх
по лестнице, с окровавленным топором, уже занесенным для удара?!
Это предположение так ошеломило его, что он даже не
почувствовал, как лестница кончилась и они оказались в нижнем
холле. Фонарь светил здесь по-прежнему ярко, но когда шериф
направил его луч вверх по лестнице, тот не смог пробиться сквозь
тьму, которая точно липкий туман окутала верхний холл и верхние
ступеньки.
- Проклятье, заколдована она, что ли, - пробормотал Баннер. - Что
еще это может быть?!
- Посветите в комнату, - попросил Грисвелл. - Посмотрим, как там
Джон... если Джон...
Он не мог вложить в слова свую дикую мысль, но шериф понял его.
Луч света метнулся по комнате, и...
Грисвелл никогда бы не подумал, что вид окровавленного трупа
может принести такое облегчение.
- Он здесь, - проговорил Баннер. - Если он и ходил после того
как был убит, то больше уж не вставал. Но эта штука...
Он снова направил луч фонаря вверх по лестнице и стал в
нерешительности кусать губы.
Три раза он поднимал револьвер. Грисвелл чиатл его мысли. Шериф
колебался - ему хотелось броситься вверх по лестнице, чтобы
попытать счастья в борьбе с неведомым противником, но здравый
смысл удерживал его на месте.
- Я не осмелюсь в темноте, - признался он наконец. - И у меня
есть предчувствие, что фонарь опять погаснет.
Он повернулся и посмотрел в лицо Грисвеллу:
- Не стоит испытывать судьбу. В этом доме обитает нечто
дьявольское, и, похоже, я знаю, что это такое. Я не верю, что вы
убили Брэйнера. Его убийца сейчас находится там, наверху. Многое
в вашей сказке звучит безумно, но нет сомнения, что фонарь там
гаснет. Я не верю, что эта тварь наверху - человек. Я еще
никогда и ничего не боялся в темноте, но сейчас не поднимусь
туда до рассвета. Осталось не так много времени, и мы дождемся
его снаружи!
Звезды уже бледнели, когда они вышли из дома. Шериф уселся на
баллюстраду лицом к двери, держа револьвер наготове. Грисвелл
устроился около него, опершись спиной о колонну.
Он закрыл глаза, радуясь ветерку, который, казалось, остудил
его пылающий мозг. Он испытывал смутное чувство нереальности.
Эта чужая ему страна страна внезапно наполнила Грисвелла черным
ужасом. Тень виселицы маячила перед ним: Джон Брэйнер лежал в
этом ужасном темном доме с раскроенной головой. Словно остатки
сна, эти факты крутились в его голове, пока не отступили перед
серыми сумерками, и неожиданный сон не снизошел на его усталую
душу.
Он проснулся при свете зари, ясно помня все ужасы ночи. Туман
клубился у верхушек сосен и дымчатыми волнами стелился по старой
дороге.
Баннер тряс его:
- Проснитесь! Уже рассвет!
Грисвелл встал, подрагивая от холода в онемевшем теле. Лицо его
посерело и осунулось.
- Я готов. Идемте наверх...
- Я там уже был! - глаза шерифа горели в слабом свете зари. - Я
не стал вас будить, когда пошел туда с первой зарей - и ничего
не нашел.
- А следы голых ног?!
- Они исчезли.
- Исчезли?
- Да, да, исчезли. Пыль убрана по всему холлу, начиная с того
места, где кончались следы Баннера, и заметена по углам. Сейчас
там ничего нельзя разглядеть. Я не слышал ни звука. Я обошел
весь дом, но ничего не увидел.
Грисвелл содрогнулся при мысли, что спал во дворе один, в то
время как Баннер проводил свои исследования.
- Что же нам делать? - спросил он обеспокоенно. - Вместе со
следами изчезла и моя единственная надежда на доказательство
правдивости моих слов!
- Мы доставим тело Брэйнера в полицейский участок, - ответил
шериф. - Я все возьму на себя. Если бы власти знали, как
обстояло дело, они настояли бы на вашем аресте и вынесли бы
приговор. Я не верю, что вы убили своего приятеля, но ни судья,
ни адвокат, ни суд присяжных не поверит в вашу историю. Я все
устрою по-своему. Не собираюсь вас арестовывать до тех пор, пока
не докопаюсь до сути. Ничего не говорите о том, что здесь
произошло. Я скажу следователю, что Джон Брэйнер убит бандой
неизвестных, и я расследую это дело. Не хотите ли рискнуть
вернуться со мной в дом и провести здесь ночь - в комнате, где
вы и Брэйнер спали прошлой ночью?!
Грисвелл побледнел, но ответил стоически, так, как могли бы
ответить его предки-пуритане:
- Я согласен.
- Тогда идемте. Помогите перенести тело в машину.
Грисвелл почувствовал странное отвращение при виде бескровного
лица покойника в холодном утреннем свете и прикосновении к
окоченевшей плоти. Серый туман опутывал своими клочковатыми
щупальцами все вокруг, когда они несли свою ужасную ношу через
лужайку к машине.


Братец Большого Змея

И снова тени роились под кронами сосен, и снова двое мужчин
ехали на машине с английским номером, подскакивая на ухабах
разбитой дороги.
Машину вел Баннер. Нервы Грисвелла были слишком расшатаны, чтобы
садиться за руль. Бледный и мрачный, он выглядел измученным
бессонной ночью. День, проведенный в участке, и страх,
поселившийся в душе Грисвелла, сделали свое дело. Он не мог
спать и не чувствовал вкуса пищи.
- Я хотел рассказать про Блассенвилей, - заговорил Баннер. - Это
были гордые люди, надменные и чертовски безжалостные к тем, кто
задевал их интересы. Они жестоко обращались со своими рабами и
слугами - видно, привыкли к этому еще в Вест-Индии. Жестокость у
них в крови, и особенно это проявилось в мисс Селии, последней
из их рода. Это было уже много после отмены рабства, но она
лично порола свою служанку-мулатку, словно та все еще была
рабыней. Так рассказывали старики-негры. Они же говорили, что
когда кто-нибудь из Блассэнвилей умирал, дьявол поджидал его
душу под кронами этих сосен. Ну, а после Гражданской войны, в
нищете на заброшенной плантации, им быстро пришел конец. От всей
семьи остались четыре девочки-сестры, они прозябали в старом
доме, всего лишь с несколькими неграми, ютившимися в старых
хижинах рабов и батрачившими на общественных землях. Держались
сетры замкнуто, стыдясь своей бедности. Их не видели месяцами.
Когда им что-то требовалось, они послылали в город кого-нибудь
из негров. Старожилы помнят, что в конце концов у них появилась
мисс Селия. Она приехала откуда-то из Вест-Индии, где род
Блассэнвилей имел дальних родственников. Она была симпатичной и
приятной на вид женщиной, лет тридцати, но держалась замкнуто,
как и ее племянницы. Она привезла с собой мулатку-служанку и
изливала на нее всю жестокость рода Блассэнвилей. Я знал одного
негра, который сам видел, как мисс Селия привязала девушку к
дереву и выпорола ее вожжами. Никто не удивился, когда мулатка
исчезла. Все считали, что она убежала - и правильно сделала. И
вот одним весенним днем 1890 года мисс Элизабет, самая младшая
из сестер, появилась в городе - впервые быть может за целый год!
Она приехала за продуктами и сказала, что негры покинули свои
хижины. И еще она сообщила, что мисс Селия бесследно исчезла.
Сестры предполагали, что она уехала обратно в Вест-Индию, но
сама Элизабет сказала, что мисс Селия все еще находится в доме.
Она не объяснила, что именно имела в виду, закупила провизию и
ускакала обратно в поместье.
Месяц спустя один из негров пришел в город и сказал, что
Элизабет живет в доме одна, а три ее сестры исчезли неведомо
куда, ничего никому не сказав. Элизабет не знала, куда они
подевались, и боялась оставаться в доме одна, но больше идти ей
было некуда. Она всю жизнь провела в поместье, и у нее не было
ни родственников, ни друзей. И все же она смертельно боялась
чего-то. Негр сказал, что по ночам она запирается в комнате и
никогда не гасит свечей.
Стояла ветренная весенняя ночь, когда мисс Элизабет влетела в
город верхом на лошади, вся в слезах, едва живая от страха. На
площади она без чувств упала с лошади, а на следующтй день,
придя в себя, рассказала, что нашла в доме тайную комнату,
забытую, очевидно, лет сто назад. И там она обнаружила всех трех
своих сестер - мертвыми, повешенными за шею под самым потолком.
Что-то бросилось на нее в этой комнате и побежало следом, чуть
не размозжив голову топором, но она сумела спастись, вскочив на
лошадь и ускакав прочь.
Она почти сходила с ума от страха и не могла объяснить, чтоименно
гналось за ней. Но ей показалось, что это походило на женщину с
желтым лицом.
Тотчас около сотни мужчин вскочили в седла и помчались к
поместью. Они обыскали дом от подвала до крыши, но не нашли ни
тайной комнаты, ни останков сестер. Только топор с прилипшими к
нему волосами Элизабет торчал в косяке входной двери - точно
так, как она рассказывала. Когда ей предложили вернуться и
показать тайную комнату, она чуть не лишилась рассудка.
Вскоре она достаточно оправилась, и ей собрали немного денег в
дорогу - как бы в долг, она была сликшом горда, чтобы просто
взять их - и мисс Элизабет уехала в Калифорнию. Обратно она так
и не вернулась, прислав позже деньги и письмо, в котором
сообщала, что вышла замуж.
Никто так и не купил старый дом. Он стоит таким, каким его
покинула последняя из Блассэнвилей, разве что народ постепенно
растащил из него всю мебель. Негры не заходят в туда ночью, но
не прочь поживиться днем...
- А что люди думают об этой истории с мисс Элизабет? - перебил
его Грисвелл.
- Людт думают, что она свихнулась, живя одна в старом доме. Но
некоторые говорили, что их служанка-мулатка - кстати, ее звали
Джоан - не убежала, а спряталась в лесу и отомстила за мучения,
убив мисс Селию и трех сестер Элизабет. Если в доме есть
потайная комната, она вполне могла там скрываться. Конечно,
если во всем этом есть хоть крупица правды.
- Она не смогла бы прятаться там многие годы, - пробормотал
Грисвелл. - Да и тварь в этом доме - не человеческое существо!
Баннер повернул руль и резко свернул с дороги на проселок,
змеившийся между сосен.
- Куда это мы? - спросил Грисвелл.
- В нескольких милях от дороги, - пояснил Баннер, - живет один
старик-негр. Я хочу поговорить с ним. Мы столкнулись с чем-то,
превышающим рассудок белого человека. Черные знают куда больше о
некоторых странных вещах. Этому старику почти сто лет, и про
него говорят, что он колдун.
Грисвелл поежился, услышав это. Зеленые стены леса смыкались все
ближе к дороге. Запах смолы и сосен смешивался с запахом
незнакомых цветов, но самым сильным, казалось, был здесь запах
гнили и разложения. Тошнотворный ужас этого леса вновь окутал
Грисвелла.
- Колдун, - пробормотал он. - Здесь, на Черном Юге! Колдовство
для меня - старые кривые улочки в прибрежных городишках,
горбатые крыши, помнящие Салемские процессы, темные старые аллеи
и горящие глаза черных котов... Колдовство Новой Англии - милое,
домашнее, уютное; но все это - хмурые сосны, старые покинутые
дома, заброшенные плантации, таинственный черный народ - все это
отдает каким-то древним ужасом! Боже, какие чудовищные дела
творятся на этом континенте, который дураки зовут `молодым`!
- А вот и жилище старого Джекоба, - провозгласил Баннер и
остановил машину.
Грисвелл увидел расчищенную поляну в лесу и на ней - маленькую
приземистую хижину в тени нависающих ветвей. Сосны здесь
уступали место замшелым дубам и кипарисам, хижина стояла на краю
болота, поросшего буйной травой. Тонкая струйка дыма поднималась
из дырявой трубы.
Грисвелл следовал за шерифом. Тот толкнул дверь, висящую на
кожаных петлях, и вошел внутрь. В комнате стоял полумрак,
единственное маленькое оконце почти не давало света. Старый
негр, скорчившись у очага, наблюдал за котелком над пламенем. Он
взглянул на вошедших снизу вверх, но даже не привстал. Он
казался неимоверно старым даже для своих ста лет. Лицо его было
сплошной сеткой морщин, глаза, некогда темные и живые,
затуманились вслед за помрачившимся рассудком.
Баннер взглядом указал Грисвеллу на сплетенное из лозы кресло, а
сам пододвинул себе грубо сколоченный табурет и уселся у очага
лицом к старику. Глаза негра то блестели, то вновь
затуманивались, словно разум его засыпал, уступая старости.
- Джекоб, - прямо сказал Баннер, - тебе пришло время говорить. Я
знаю, что тебе известен секрет Блассэнвилей. Я никогда тебя о
нем не спрашивал, потому что меня это не касалось. Но прошлой
ночью в поместье убит человек, и другой человек может быть
вздернут на виселицу, если ты не расскажешь мне, что делается в
проклятом старом доме!
- Блассэнвили, - произнес старик, и голос его оказался ясным и
звучным, а речь - непохожей на диалект черных людей, населявших
здешние леса. - Это были гордые люди, сэр - гордые и жестокие.
Некоторые из них погибли в войну, некоторые были убиты на дуэли - мужчины,
сэр. Некоторые умерли в поместье, в старом доме.
Старый дом... - голос его вдруг перешел в бессвязное бормотанье.
- Так что же дом? - напомнил о себе шериф.
- Мисс Селия была самой гордой из них - и самой безжалостной. Ее
ненавидели все черные люди, а больше всех - Джоан. В венах Джоан
текла кровь белых, и она тоже была гордой. А мисс Селия порола
ее как рабыню...
- В чем тайна этого дома? - настаивал Баннер.
Туманная пелена вновь исчезла с глаз старика, и они стали
темными колодцами, залитыми лунным светом.
- Тайна? Не понимаю, сэр.
- Много лет дом стоит под защитой этой тайны. И ты знаешь ключ к
разгадке.
Старик помешал свое варево. Ясность рассудка, казалось,
полностью вернулась к нему.
- Сэр, жизнь прекрасна даже для негра!
- Ты хочешь сказать, что кто-то убъет тебя, если ты расскажешь
мне правду? - быстро спросил Баннер. Но старик, казалось, снова
погрузился в свои туманные видения, и бормотание его выглядело
бредом:
- Не кто-то. Не человек. Черные боги болот. Секрет мой
неприкосновенен, он охраняется Большим Змеем, богом всех богов.
Он пошлет младшего братца, чтобы тот поцеловал меня своими
холодными губами - маленького братца с белым полумесяцем на
голове. Я продал свою душу Большому Змею, и за это он сделал
меня творцом зувемби...
Баннер напрягся.
- Я уже слышал это слово, - сказал он мягко, - от умирающего
человека, когда был еще ребенком. Что он означает?
В глазах старика появился страх:
- Я что-то сказал? Нет, нет, я ничего не говорил!
- Зувемби, - торопил его Баннер.
- Зувемби, - механически повторил старик, и глаза его
прояснились. - Зувемби раньше были женшины - на рабском берегу
знают о них. Барабаны, в которые бьют по ночам на холмах Гаити,
рассказывают о них. Творцы зувемби - почетные люди Дамбала.
Говорить о них белому человеку значит умереть; это один из
главных секретов Змеиного Бога...
- Ты говорил о зувемби, - мягко перебил его Баннер.
- Я не должен о них говорить... - Грисвелл внезапно понял, что
старик думал вслух, слишком далеко погрузившись в свои грезу,
чтобы понять, что он вообще говорит. - Ни один белый не должен
знать, что я плясал в Черной Церемонии и стал творцом зомби и
зувемби. Большой Змей наказывает распущенные языки смертью.
- Зувемби - женщина? - поторопил его Баннер.
- Была, - пробормотал старик, - и она знала, что я творец
зувемби. Она пришла в мою хижину и просила зелье - отвар из
костей змеи, крови летучей мыши-вампира и росы с воронова крыла.
Раньше она плясала в Черной Церемонии и была готова к тому,
чтобы стать зувемби. Черной Зелье - вот все, чего ей
недоставало. Она была красива. Я не мог ей отказать...
- Кто? - настойчиво спросил Баннер, но голова старика поникла и
упала на ссохшуюся грудь. Ответа не было. Казалось, он задремал
посреди разговора. Баннер потряс его. - Ты дал зелье, чтобы
сделать женщину зувемби? А что такое зувемби?
Старик беспокойно пошевелился, и раздалось сонное бормотанье:
- Зувемби - больше не человек. Она не знает ни родственников, ни
друзей. Но она заодно с народами Черного Мира. Она повелевает
оборотнями, демонами и животными - совами, петухами, мышами,
змеями. Она может навлечь тьму, погасив маленький свет. Она
уязвима для свинца и стали, но если ее не убить, она живет
вечно. Она не ест человеческой пищи и живет подобно летучим
мышам в пещере или в заброшенном доме. Время ничего не значит
для нее - час, день, год, все равно. Она не говорит речью
человека, но звуком своего голоса может притягивать людей,
убивает их и повелевает безжизненным телом, пока оно не остынет.
Пока течет кровь - труп подчиняется ей. И ей доставляет
удовольствие убивать.
- Зачем же становятся зувемби? - спросил Баннер.
- Ненависть, - прошептал старик. - Ненависть и месть.
- Ее имя было Джоан? - спросил Баннер. Это имя медленно
просочилось сквозь пелену, окутывавшую разум чародея, и он
встрепенулся, пробуждаясь от сна наяву. Глаза его снова стали
ясными и заблестели как мокрый гранит.
- Джоан? - повторил он медленно. - Я давно уже не слышал этого
имени. Кажется, я спал, белые господа. Прошу прощения, но я
ничего не помню. Старики точно собаки - любят вздремнуть у огня.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 115517
Опублик.: 20.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``