Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ Назад
БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
Барраяр 1-16


МАЙЛЗ ФОРКОСИГАН-НЕЙСМИТ И ЕГО ВСЕЛЕННАЯ
1. В СВОБОДНОМ ПАДЕНИИ
2. ОСКОЛКИ ЧЕСТИ
3. Барраяр
4. УЧЕНИК ВОИНА
6. ИГРА ФОРОВ
7. ЭТАН С ПЛАНЕТЫ ЭЙТОС
9. ГРАНИЦЫ БЕСКОНЕЧНОСТИ
10. БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ
12. ТАНЕЦ ОТРАЖЕНИЙ
13. Память
14. Комарра
? ЦЕТАГАНДА
? Мирные действия

МАЙЛЗ ФОРКОСИГАН-НЕЙСМИТ И ЕГО ВСЕЛЕННАЯ

Краткая хронология


Время События Книга хроники

Приблизи- Методами генной инженерии созданы квадди - `В свободном
тельно за существа, приспособленные к жизни в падении`
200 лет до условиях невесомости
рождения
Майлза

Во время Корделия Нейсмит встречается с лордом `Осколки чести`
Бетано- Эйрелом Форкосиганом. Противники в
Барраярской разгоревшейся войне они, тем не менее,
войны полюбили друг друга и, пройдя через
многочисленные испытания, поженились. Лорд
Форкосиган становится регентом при
малолетнем императоре Грегоре

Попытка Покушение на Эйрела Форкосигана при помощи `Барраяр`
дворцового ядовитого газа не удалось, но при этом
переворота пострадала беременная Корделия. Майлз
Фордариана Форкосиган родился с многочисленными
физическими дефектами: маленький рост,
хрупкий скелет и как следствие неизбежные
переломы.

Майлзу Поступая в Имперскую Академию, Майлз `Ученик воина`
17 лет провалился на вступительном экзамене по
физической подготовке. Отправившись после
этого в путешествие, он, в силу
сложившихся обстоятельств, вынужден играть
роль адмирала Нейсмита, командующего
несуществующим флотом `дендарийских
наемников`, который затем создает и
выигрывает с его помощью войну в системе
Тау Верде. Оставив дендарийцев в надежных
руках Ки Танга, он отвозит Элли Куин на
Колонию Бета, где ей должны восстановить
сожженное лицо. Возвратившись на Барраяр,
он расстраивает планы врагов его отца,
которые на основе `дендарийских` подвигов
Майлза пытались состряпать дело о заговоре
против императора. По приказу императора
Майлза принимают в Академию.

Майлзу Младший лейтенант Форкосиган заканчивает `Горы скорби`
20 лет Академию и сразу же сталкивается с не в книге
очень популярной стороной жизни `Границы
барраярской аристократии: ему приходится бесконечности`
исполнять обязанности следователя и судьи
в деле об убийстве среди подданных
Форкосиганов.

Сразу же после этого он получает свое `Игра форов`
первое назначение - метеорологом на
полярную учебную базу. Его краткое
пребывание на этом посту заканчивается
арестом по обвинению в государственной
измене. Затем он вновь возглавляет
дендарийцев, чтобы спасти молодого
императора Барраяра. Император своим
указом включает дендарийцеа в состав сил
Имперской службы безопасности.

Майлзу Майлз посылает командора Элли Куин, `Этан
22 года которой на Колонии Бета сделали с планеты
пластическую операцию и восстановили лицо, Эйтос`
на станцию Клайн со специальным заданием.

Майлзу Лейтенант барраярской армии Майлз `Лабиринт`
23 года Форкосиган вместе с дендарийцами выполняет в книге
задание на Архипелаге Джексона. Он должен `Границы
выкрасть оттуда специалиста по генной бесконечности`
инженерии и вывезти на Барраяр. После
этого Майлзу заменяют хрупкие кости ног на
синтетические.

Майлзу Майлза забрасывают в цетагандийский лагерь `Границы
24 года для военнопленных на планете Дагула-4, бесконечности`
чтобы он подготовил освобождение в книге
заключенных. `Границы
бесконечности`
Преследуемая цетагандийцами дендарийская
флотилия прибывает на Землю для ремонта. `Братья по
Майлэу приходится, скрывая свою оружию`
принадлежность к службе безопасности
Барраяра, добывать деньги для ремонта и
бороться с попытками подменить его
двойником. Ки Танг остается на Земле, а
командор Элли Куин становится заместителем
Майлза. Дендарийцы отправляются в Сектор-4
на спасательную операцию.

Майлзу После предыдущей операции Майлз `Границы
25 лет госпитализирован. Сломанные кости рук бесконечности`
заменены синтетическими. Лежа на
больничной койке, Майлз помогает Саймону
Иллиану отразить еще одну попытку
свергнуть правительство своего отца.

Майлзу Майлз снова встречается со своим `Танец
28 лет клонированным братом Марком, на этот раз отражений`
на Архипелаге Джексона.

Майлзу Криогенное оживление Майлза привело к `Память`
29 лет неожиданному и трагическому результату: его
признали непригодным к военной службе,
однако, когда над Барраяром нависает новая
опасность. бесстрашный лорд Форкосиган вновь
вступает в игру. Трудно даже вообразить, к
чему может привести разрушение чипа памяти,
вживленного в мозг шефа Имперской
безопасности. Кто и зачем это сделал? Только
Майлз может найти предателя и спасти
империю...


Майлзу Форкосиган, ныне - Имперский Аудитор, `Комарра`
30 лет послан на планету Комарра, на орбите которой
при весьма загадочных обстоятельствах
взорвался солнечный отражатель, дающий свет
этому сумрачному миру. Рутинное
расследование? Или смертельно опасная борьба
с группой жестоких заговорщиков? Возможно,
от отваги и хладнокровия лорда Аудитора
зависит судьба не только Комарры, но и всей
Барраярской империи...


Лоис Макмастер БУДЖОЛД

ЭТАН С ПЛАНЕТЫ ЭЙТОС

Самым первым читателям:
Ди, Дэйву, Лауре, Барбаре, Р.Дж., Уэс
и терпеливым дамам из М.А.W.А.

1

Роды протекали нормально. Чуткими пальцами врача Этан коснулся
крохотной иглы и вынул ее из зажима.
- Гормональный раствор `С`! - приказал он стоящему рядом ассистенту.
- Готово, доктор Эркхарт.
Этан соединил впрыскиватель с круглой муфтой иглы, ввел строго
отмеренную дозу и проверил действие: плацента ровно напряглась и начала
отделяться от питательного ложа, поддерживавшего ее в течение девяти
месяцев. Итак, последние секунды!
Быстро взломав пломбы и откинув крышку контейнера, он провел
виброскальпелем по мягкому переплетению микроскопических трубок обмена.
Рыхлая масса отделилась; ассистент убрал ее в сторону и перекрыл кран,
через который подавалось кислородное питание. Лишь несколько желтых
прозрачных капель бусинками скатилось по затянутым в перчатки рукам Этана.
Этан был доволен: стерильность безупречная, и скальпелем он поработал так
тонко, что под трубками, на серебристой околоплодной сумке, не осталось ни
единой царапины. Внутри нее нетерпеливо извивалось розовое тельце.
- Сейчас, сейчас, - ободряюще заверил его Этан.
Еще одно движение скальпеля - и вот он держит влажного розового
младенца, покинувшего свое первое жилище.
- Отсос!
Ассистент подал `грушу`, и Этан очистил от слизи рот и нос младенца,
прежде чем тот сделал свой первый вдох. Ребенок вздрогнул, пронзительно
закричал, моргнул и тихонько загулил в ласковых и надежных руках Этана.
Ассистент подкатил колыбель. Уложив мальчика под теплый свет, Этан зажал и
перерезал пуповину.
- Ну вот, малыш, теперь ты у нас самостоятельный! - сказал он.
К маточному репликатору, который девять месяцев надежно оберегал и
растил плод, немедленно подскочил техник. Многочисленные индикаторы,
мигавшие на поверхности машины, погасли, и техник принялся выволакивать ее
из ряда таких же аппаратов, чтобы отправить вниз для стерилизации и
перепрограммирования.
Этан повернулся к отцу ребенка.
- Отличный вес, отличный цвет, отличные рефлексы! Я бы поставил
вашему сыну пять с плюсом.
Мужчина широко улыбнулся, втянул носом воздух и рассмеялся, неловко
утерев слезу, блеснувшую в уголке глаза.
- Это чудо, доктор Эркхарт!
Этан улыбнулся.
- Это чудо, которое у нас, в Севарине, случается каждый день.
- Неужели вам никогда это не надоедает?
Этан еще раз взглянул на крошечное существо, сжимавшее кулачки и
сучившее ножками в колыбели.
- Нет. Никогда...


Этана беспокоил эмбрион СДБ-9. Шагая по тихим, чистым коридорам
районного Репродукционного Центра Севарин, он поторопился. Он специально
пришел пораньше, до начала смены, чтобы принять роды. Последние полчаса
ночной смены всегда бывали самыми суматошными - в бешеном темпе вводились
в курс дела вновь прибывшие, лихорадочно заполнялись регистрационные
журналы. Спать Этану не хотелось, но перед тем как зайти в кабинет
начальника ночной смены, он остановился у кофейного автомата и налил две
чашки черного кофе.
Джеорос, приветливо махнув рукой, потянулся за кофе.
- Спасибо. Как провел каникулы?
- Замечательно. Младший братик попросил у себя в части недельный
отпуск, и мы решили съездить для разнообразия домой. Это в Южной
Провинции. Старик обрадовался как малое дитя! Братца, кстати, повысили -
теперь он первая пикколо в полковом оркестре.
- Он что, хочет остаться, когда отслужит свои два года?
- Похоже, что да. По крайней мере еще года на два. Там он занимается
музыкой, это ему действительно интересно, да плюс ощутимая прибавка к
соцкредиту, что тоже ему совсем не повредит.
- М-м-м, - согласно промычал Джеорос. - Южная Провинция, говоришь? А
я-то все гадаю, почему ты к нам не заглядываешь...
- Для меня удрать из города - единственная возможность отдохнуть
спокойно, - уклончиво ответил Этан и принялся разглядывать ряды датчиков.
Начальник ночной смены погрузился в размышления, прихлебывая кофе и
поглядывая поверх чашки на коллегу. Нависло неловкое молчание, когда
больше не о чем говорить.
На экраны поступала информация о первом блоке репликаторов. Этан
переключил датчики на шестнадцатый блок, где находился эмбрион СДБ-9.
- Ах черт! - выругался он и тяжело вздохнул. - Этого-то я и боялся...
- М-да... - сочувственно промычал Джеорос. - Абсолютно
нежизнеспособен, тут и говорить не о чем. Прошлой ночью я провел
акустическою сканирование - куча клеток и ничего больше.
- О Бог-Отец! Они что, раньше этого не видели? Почему не задали новый
цикл? Есть ведь и другие желающие!
- Мы еще не получили разрешения отца на погашение эмбриона. - Джеорос
прочистил горло. - Роучи назначил ему встречу с тобой на сегодня на утро.
- А... - Этан досадливо поморщился и взъерошил короткие черные
волосы, нарушив профессиональную строгость прически. - Напомни, чтоб я
поблагодарил дорогого шефа. Какую еще грязную работенку ты для меня
припас?
- Ну, одна генетическая накладка в Б-5 - похоже, ферментный дефицит.
Мы подумали, что ты сам захочешь этим заняться.
- Правильно подумали.
И начальник ночной смены перешел к традиционному докладу.


На встречу с отцом эмбриона СДБ Этан чуть было не опоздал. Делая
утренний обход, он вошел в репликаторное отделение, где обнаружил
дежурного техника, жизнерадостно отплясывающего под разухабистую песенку
`Не спи, не спи!`. Хриплые, пронзительные звуки этого танцевального
мотива, весьма популярного среди юных оболтусов, изрыгались
стимул-динамиками. Этан заскрежетал зубами: такое громыхание вряд ли
годилось в качестве звуковой стимуляции роста зародышей. Отделение он
покинул под плавную, убаюкивающую мелодию классического гимна `Бог отцов
наших, освети нам путь` в исполнении Объединенного Братского Камерного
Оркестра. Приунывший техник демонстративно зевал.
В другом отделении он обнаружил блок репликаторов, в котором
концентрация токсинов, смытых обменным раствором, достигла семидесяти пяти
процентов. Дежурный сказал, что ждет, пока концентрация поднимется до
восьмидесяти, чтобы заменить фильтры, как положено по инструкции. Этан
убедительно и доходчиво объяснил ему, в чем состоит разница между
минимумом и оптимумом и сам проследил за сменой фильтров. Уровень снизился
до более разумных сорока пяти процентов.
Вызов секретаря прервал на самом интересном месте лекцию, которую
Этан читал технику по поводу точного оттенка желто-лимонного хрустального
блеска, характеризующего кислородно-питательный раствор в стадии
готовности. Он опрометью помчался на офисный этаж и остановился у двери,
переводя дух и решая, что будет уместнее: предстать перед клиентом в роли
солидного представителя Центра или войти сразу, не заставляя его ждать.
Наконец, еще раз глубоко вздохнув, Этан изобразил приятную улыбку и
толкнул дверь. Золотая надпись на матово-белой табличке гласила: `Д-р Этан
Эркхарт, зав.отделом репродуктивной биологии`.
- Брат Хаас? Я доктор Эркхарт. Нет-нет, сидите, чувствуйте себя как
дома, - добавил он, когда посетитель, нервно вскочив на ноги, почтительно
закивал. Чувствуя себя по-дурацки скованным, Этан обошел его боком и сел
за свой стол.
Мужчина был огромен, как медведь. Красное от солнца и ветра лицо;
большие сильные руки, задубевшие от мозолей.
- Я думал, вы постарше, - пробасил он, глядя на Этана.
Этан потрогал свой выбритый подбородок, но, опомнившись, быстро отнял
руку. Будь у него борода или хотя бы усы, его перестали бы принимать за
двадцатилетнего юнца, при его-то шести футах роста!.. Лицо брата Хааса
обрамляла двухнедельная бородка, убогая по сравнению с роскошными усами -
принадлежностью родителя-очередника. Уважаемый гражданин... Этан вздохнул.
- Садитесь, пожалуйста, - повторил он, указывая на стул.
Мужчина опустился на самый краешек, в нескрываемом волнении комкая
свой головной убор. Его парадный костюм был мешковат и немоден, однако
старательнейшим образом вычищен и отглажен. Этан мимоходом подумал,
сколько же времени пришлось бедняге драить ногти сегодня утром, чтобы не
оставить ни малейшего намека на грязь!
- Так это самое, доктор... - начал брат Хаас, шлепнув себя кепкой по
бедру, - что-нибудь с моим сыном?
- Э-э... разве вас ни о чем не информировали по комму?
- Нет, сэр. Просто велели приехать. Так я выписал автомобиль с
общинной мотостанции и вот, приехал.
Этан бросил взгляд на досье, лежавшее у него на столе.
- Значит, сегодня утром вы проделали путь от Хрустальных Ручьев?
Дальняя дорога...
Бородач улыбнулся.
- Я фермер. Привык вставать рано. Да и разве это в тягость, когда для
сына! Мой первенец, знаете... - он погладил отрастающую бороду и
засмеялся. - Ну, я думаю, вы понимаете.
- А как вы оказались в Севарине, если у вас, в Лас-Сэндесе, есть
собственный Центр?
- Это из-за СДБ. В Лас-Сэндесе мне сказали, что у них ни одной нет.
- Понятно... - Этан откашлялся. - Вы выбрали именно эту культуру по
каким-то особым причинам?
Фермер утвердительно кивнул.
- Я так решил после одного случая, во время прошлой уборочной. Один
мой приятель как-то подвернулся под молотилку - и нет руки. На ферме такое
случается. А потом ему говорят: если б раньше к врачу, то могли бы спасти.
Община наша растет, скоро новой земли добавят. Нам нужен свой врач,
собственный. Всем известно, что из СДБ получаются хорошие врачи. Кто
знает, когда еще я наскребу соцкредитов на второго сына или третьего? Так
что я хотел получить самого-самого.
- Не все врачи вышли из СДБ, - заметил Этан, - и, уж, конечно, не
все, кто вышел из СДБ, стали врачами.
Хаас улыбнулся - вежливо, но скептически.
- А сами-то вы кто, доктор Эркхарт?
- Ну... да, - замялся Этан, - действительно, я СДБ-8.
Фермер удовлетворенно кивнул с видом человека, которого не проведешь.
- Я слыхал, вы здесь самый лучший.
Он рассматривал Этана с жадным любопытством, как будто в чертах
доктора ему уже виделся давно взлелеянный в мечтах облик сына.
Этан сложил руки `домиком`, стараясь выглядеть доброжелательно и
солидно одновременно.
- Так, ладно. Очень жаль, что они вам ничего не сообщили по комму. Ни
к чему было держать вас в неведении. Как вы правильно догадались, у нас в
самом деле возникли проблемы с вашим, э-э... плодом.
- Моим сыном, - насторожился Хаас.
- Н-нет. Боюсь, что нет. Не в это раз, - торопливо произнес Этан,
сочувственно склонив голову.
Хаас потупился, сжал губы и снова поднял взгляд, полный надежды.
- Может, еще не все потеряно? Я знаю, вы что-то делаете с генами.
Если это дорого, ничего, братья по общине мне помогут, я расплачусь с
ними, потом...
Этан покачал головой.
- Существует лишь около тридцати стандартных нарушений, с которыми мы
в состоянии справиться, - некоторые формы диабета, например. Их можно
устранить с помощью комбинации генов в небольшой группе клеток, если
застать процесс в начальной стадии. Иногда удается отфильтровать больные
клетки вместе с дефектными Х-хромосомами из образца спермы. Есть также
множество способов предварительной диагностики, проводимой еще до того,
как зародышевый пузырь будет помещен в репликатор и начнет формирование
плаценты. Как правило, мы берем одну клетку и прогоняем ее через систему
автоматической проверки. Однако система обнаруживает лишь те нарушения, на
которые она запрограммирована, - около сотни наиболее частых дефектов. Не
исключена возможность, что она пропустит нечто редкое или трудноуловимое,
таких случаев бывает до полудюжины за год. Так что вы не одиноки. Такой
эмбрион мы обычно убираем и оплодотворяем другую яйцеклетку. Это самое
разумное решение, и на все уходит не более шести дней.
- Значит, все начинать заново... - вздохнул Хаас и поскреб
подбородок. - Говорил же мне Дэг, что это плохая примета - отпускать
отцовскую бороду раньше времени! Так оно, видно, и есть...
- Это всего лишь отсрочка, - подбодрил Этан сникшего фермера. - И,
поскольку причина нарушений была в яйце, а не в сперме, Центр не возьмет с
вас оплату за этот месяц, - добавил он, делая соответствующую пометку в
досье.
- Так что мне теперь - опять идти в родительскую палату, сдавать
новый образец? - покорно спросил Хаас.
- Да, перед тем как уехать, вам следует это сделать. Тогда нам не
придется вас лишний раз беспокоить. Но есть еще один маленький вопрос,
который нам нужно решить сейчас же. - Этан почувствовал, что краснеет. -
Боюсь, что мы больше не сможем предоставить вам формулу СДБ.
- Но ведь я приехал из такой дали только ради СДБ! - запротестовал
Хаас, сжимая увесистые кулаки. - Черт возьми, я имею право выбора! Почему
это вы не сможете?
- Понимаете... - Этан помолчал, подбирая слова. - Дело в том, что с
СДБ ваш случай далеко не первый. К сожалению, в последнее время эта
культура начала... ну, как бы стареть. Мы действительно очень старались -
все яйцеклетки, произведенные за неделю, шли только на ваш заказ. - Не
стоит говорить Хаасу, сколь ужасающе мизерна была эта продукция. - Мы
прилагали все усилия - и я, и лучшие техники, отчасти потому, что это был,
пожалуй, последний шанс: из всех зародышей только один оказался
жизнеспособным после того, как началось деление клеток. А потом СДБ
перестала работать. Боюсь, окончательно.
Хаас вздохнул так тяжко, словно из него выпустили воздух, и вновь
загорелся решимостью.
- А у кого она есть? Плевать, если придется ехать через весь
континент. Мне нужна только СДБ!
И почему упорство считается положительной чертой характера? - мрачно
размышлял Этан. Просто глупость и занудство... Он собрался с духом и
сказал то, о чем надеялся как-нибудь умолчать:
- Боюсь, брат Хаас, больше ее нет ни у кого. Наша культура СДБ была
последней действующей на Эйтосе.
Хаас был обескуражен вконец.
- СДБ больше нет? А откуда ж мы теперь будем брать врачей,
медперсонал и...
- Гены СДБ не утрачены, - перебил его Этан. - Повсюду на планете
живут люди, которые носят эти гены в себе, и они передадут их своим
сыновьям.
- Так что ж с ней случилось-то, с этой культурой? Почему она больше
не работает? - не унимался Хаас. - Ее не это... не отравили или еще чего?
Может, какие-нибудь вредители, оттуда...
- Нет, нет! - воскликнул Этан. О боги, из-за подобных слухов
разразится такой скандал! - Все это совершенно естественно. Первая
культура СДБ была завезена на Эйтос Отцами-Основателями, когда планета еще
только заселялась. Стало быть, сейчас ей почти двести лет. Два века
безупречной службы. Она уже дряхлая. Износилась и выдохлась. Ее жизненному
циклу пришел конец. Она и так прослужила в двадцать раз дольше, чем если
бы находилась в... ой... - ладно, он врач, для него это не ругательство, а
лишь точный медицинский термин, - ...в женщине!
Не дожидаясь, пока фермер найдет новое возражение, он поспешно
продолжил:
- Поэтому, брат Хаас, у меня есть к вам одно предложение. Мой лучший
медтехник, великолепный, добросовестный работник - ДДИ-7. Севарин
располагает сейчас отличной культурой ДДИ-8, и она к вашим услугам. Я и
сам был бы не прочь иметь сына от ДДИ, если бы... - Этан оборвал себя,
чтобы не увязнуть в болоте личных проблем, да еще на глазах у клиента. - Я
думаю, вы останетесь очень довольны.
Уговаривать пришлось долго, но в итоге брат Хаас все-таки отправился
сдавать новый образец в отцовскую палату - ту самую, куда он входил месяц
назад с такими надеждами. Этан наконец перевел дыхание. После ухода
клиента у него разболелась голова, и он принялся тереть виски, чтобы
умерить боль, но вместо этого, кажется, лишь разогнал ее по всему черепу.
Еще одна логическая связь...
Что же касается яйцеклеточных культур, то все они происходили от тех
изначальных, которые были завезены на Эйтос Отцами-Основателями. В
Репродукционных Центрах это ни для кого не было секретом уже более двух
лет - еще немного, и этот факт приобретет широкую огласку. СДБ была не
первой, погибшей за последнее время. Шестьдесят процентов зародышей,
развивавшихся в мягких, уютных гнездах репликаторов, происходили сейчас
всего-навсего из восьми культур. В следующем году, если его тайные
прогнозы оправдаются, положение будет еще хуже. Сколько же времени
осталось до того, как они больше не смогут обеспечить рост или хотя бы
простое воспроизводство населения? Этан застонал, вообразив, как
безработным бродит по улицам - конечно, если раньше его не разорвут в
клочья взбешенные толпы несостоявшихся медведеподобных папаш...
Но нет, нельзя предаваться унынию! Они непременно что-нибудь
придумают, и все будет хорошо. Все должно быть хорошо...


Прошло уже три месяца с тех пор, как Этан вернулся из отпуска, но его
все чаще преследовали неудачи, приобретавшие поистине зловещую
регулярность. Еще одна яйцеклеточная культура, ЛМС-10, свернулась и
погибла окончательно, а производительность ЕЕХ-9 сократилась наполовину.
Новая потеря в ближайшем будущем...
Надежда на прорыв возникла неожиданно, а ее провозвестником стал
звонок комма.
- Этан? - голос Деброучеса звенел от волнения, на лице его читалось
скрытое ликование, уголки губ, обрамленных черной лоснящейся бородой и
пышными усами, лукаво подергивались. Это выражение не имело ничего общего
с той угрюмой миной, которая весь последний год грозила прирасти к его
лицу. Заинтригованный Этан положил микрокапельницу на лабораторный стол и
подошел к экрану.
- Да, сэр?
- Я бы хотел, чтобы ты немедленно явился ко мне в кабинет.
- Но я только что приступил к оплодотворению...
- Значит, как только закончишь, - смилостивился Деброучес, царственно
взмахнув рукой.
- Что-нибудь случилось?
- Вчера прибыл ежегодный почтовый корабль. - Деброучес ткнул пальцем
вверх, хотя единственная космическая станция Эйтоса, выведенная на
синхронную орбиту, висела над другим квадрантом планеты. - Есть почта.
Твои журналы были одобрены Цензорским Советом, у меня на столе вся
подписка за прошлый год. И еще кое-что...
- Еще кое-что? Но я заказывал только журналы...
- Это предназначается не только для тебя. Для всего Центра. -
Деброучес сверкнул белозубой улыбкой. - Заканчивай и приходи.
Экран погас.
Ну дела!.. Прошлогодняя подписка `Бетанского журнала репродуктивной
медицины`, приобретенная по бешеной цене, хотя и представляла необычайный
интерес, все же вряд ли могла быть причиной ликования, плясавшего в черных
глазах Деброучеса. Быстро, но педантично закончив работу, Этан поместил
контейнер в инкубационную камеру (откуда через шесть-семь дней, если все
пойдет нормально, бластулу перенесут в один из репликаторов, находящихся
за стеной) и стрелой помчался наверх, в кабинет шефа.
Двенадцать дискет с яркими наклейками действительно возвышались
аккуратной стопкой на углу огромного стола. Второй угол занимало
голографическое изображение двух чернявых мальчишек на пегом пони. То и
другое Этан удостоил лишь беглого взгляда - всем его вниманием мгновенно
завладела большая морозильная камера, стоявшая в самом центре. Индикаторы
на ее контрольной панели светились ровным, умиротворяющим зеленым светом.
`Концерн Бхарапутра и Сыновья, Биологическая продукция, Архипелаг
Джексона` - значилось на багажной этикетке. `Содержание: Замороженная
ткань, яичниковая, человеческая, 50 единиц. Хранить в системе теплообмена,
не загромождать. Этим концом вверх`.
- Мы их получили! - воскликнул Этан. Он сразу все понял и от радости
захлопал в ладоши.
- Да, наконец-то, - усмехнулся Деброучес. - Черт возьми. Совет
Населения устроит сегодня роскошный банкет! Фу-ух! Как вспомнишь, сколько
мы искали этих поставщиков, а потом еще вся эта возня с валютой,
обменами... Иногда я даже думал, что нам придется послать туда
какого-нибудь беднягу.
Этан передернул плечами и засмеялся:
- Бр-р! Благодарение Богу-Отцу, никому из нас не пришлось пройти
через это! - Он благоговейно провел пальцами по большой пластиковой
коробке. - Скоро на Эйтосе появятся новые лица...
Деброучес ответил задумчивой, но довольной улыбкой.
- Конечно. Кстати, доктор Эркхарт, они все твои. Оставь текущую
работу техникам, а сам займись размещением новых образцов. Сейчас это
важнее всего.
- Не могу с вами не согласиться.


Вернувшись с драгоценным грузом в лабораторию, Этан бережно опустил
камеру на скамью и установил терморегулятор на режим медленного
оттаивания. Теперь остается только ждать. Сегодня он разморозит двенадцать
единиц; они заполнят новой жизнью агрегаты поддержания культур, стоявшие
холодными и пустыми. А с разморозкой остальных тканей придется
повременить, пока инженерная служба не установит вдоль второй стены
дополнительный блок агрегатов. Он усмехнулся, представив, какой суматохой
сменится в ближайшие дни спокойная жизнь наладчиков. Ничего, немного
физических упражнений им не повредит.
В ожидании разморозки Этан решил просмотреть бетанские журналы. С
того дня, как его назначили заведующим отделением (это произошло в прошлом
году), его цензурный статус вырос до уровня допуска `А`. Сейчас ему
предоставилась первая возможность воспользоваться этим, проверить свои
убеждения на зрелость, без которой просто опасно иметь дело с самыми что
ни на есть настоящими, неурезанными галактическими публикациями. Этан
поколебался, облизал губы и заставил себя доказать, что действительно
заслужил это доверие.
Он взял наугад одну из дискет, вставил ее в считывающее устройство и
вызвал перечень статей. Их оказалось около тридцати, и большинство
освещало проблемы репродукции в живом женском организме. Это его не
удивило, хотя и несколько разочаровало, поскольку такого рода информация
на Эйтосе была совершенно бесполезна. Этану хватило целомудрия, чтобы
побороть желание заглянуть в них. Но все же нашлось в журнале и кое-что
интересное: статья по ранней диагностике скрытого рака сосудов и еще одна,
просто находка: `О повышении проницаемости обменных мембран в маточном
репликаторе`. Маточный репликатор был когда-то изобретен на известной
техническими достижениями колонии Бета и использовался там в тех случаях,
когда донашивание плода представляло опасность для здоровья матери.
Большинство открытий и усовершенствований, даже по прошествии стольких
лет, заимствовалось Эйтосом именно с Беты - факт, приветствуемый далеко не
всеми.
Этан вызвал статью на дисплей и прочел ее с большим интересом. В
целом весь фокус сводился к какой-то дьявольски хитроумной смеси
липопротеинов и полимеров, что приятно расшевелило пространственное
воображение Этана. На какое-то время он погрузился в подсчеты, во что
обойдется повторение такого опыта у них, в Севарине. Надо бы потолковать
об этом с главным инженером...
Между делом, продолжая подсчитывать, он вызвал список авторов. Статья
`О повышении...` поступила из университетской клиники некоего Силика. Этан
не был силен в космической географии, но, судя по названию, речь шла о
городе, а не об орбитальной станции. В чью же светлую голову пришла эта
замечательная идея?..
`Кара Бертон, д-р медицины и философии, Элизабет Нейсмит, магистр
естественных наук, биоинженер`... И тут Этан осознал, что с экрана на него
смотрят два самых странных лица, какие он когда-либо видел.
Лица были безбородыми, как у мужчин, еще не ставших отцами, или как у
мальчиков, но лишенные юношеской прелести. Эти бледные лица с тонкими,
изысканными чертами были отмечены печатью времени и изборожденными
морщинами. В волосах инженера пробивалась седина; доктор медицины казалась
бесформенной в своем бледно-голубом лабораторном халате.
Этан затрепетал в предчувствии безумия, которое вот-вот нахлынет на
него от взгляда этих неподвижных медузьих глаз... Но почему-то разум не
спешил покидать его. Этан с удивлением разжал пальцы, впившиеся в край
стола. Может быть, то массовое помешательство, которым охвачены мужчины в
галактике, ставшие рабами этих существ, вызывается лишь их присутствием,
так сказать, во плоти? Какая-нибудь неуловимая телепатическая аура?..
Собравшись с духом, он вгляделся в странные лица на дисплее.
Да. Это была женщина, точнее, две женщины. Этан проанализировал свою
реакцию и, к величайшему облегчению, не обнаружил у себя никаких нарушений
психики. Безразличие, даже легкое отвращение... Пагуба созерцания не
увлекла душу в бездну греха, если, конечно, предположить, что душа у него
имеется, а подобной возможности Этан не исключал. Разочарованно выключив
дисплей, Этан решил, что на сегодня психологических тестов хватит, и
отложил дискету.
Температура в морозильной камере уже почти достигла нужной отметки.
Он приготовил две ванны с буферным раствором и поставил их на охлаждение.
Надел изоляционные перчатки, сломал пломбы, поднял крышку...
Что это? Оберточная бумага? Оберточная бумага?!
Он изумленно уставился в камеру. Каждый образец ткани должен
храниться отдельно от других, в собственной стерильной ячейке -
элементарное и непреложное правило! Но эти странные серые кусочки были
упакованы, как мясо для ленча. От ужаса сердце у него словно ухнуло в
пустоту...
Стоп, стоп, только без паники! Может, это какая-нибудь новая
галактическая технология, о которой он еще не знает? Он осторожно
обследовал камеру на предмет инструкций, позволив себе даже покопаться
среди пакетов. Ничего. Совсем ничего...
Он еще долго смотрел на серые свертки, пока наконец не понял, что это
вовсе не клеточная культура, а сырье, из которого ее производят. Решили,
что культуру изготовит сам заказчик? Этан сглотнул. Что ж, в этом нет
ничего невозможного, уверил он себя.
Он отыскал ножницы, вскрыл верхний пакет и, вывалив содержимое в
кювету, принялся рассматривать его с некоторым беспокойством. Может,
следует измельчить образец для лучшего проникновения питательного
раствора? Нет, пока рано, в замороженном состоянии это может разрушить
клеточную структуру. Пусть сначала оттает.
Движимый растущей тревогой, Этан перешел к изучению остальных
Пакетов. Странно, странно... Было здесь нечто глянцевитое и круглое, по
размеру раз в шесть крупнее обычных яичников. Другое нечто,
отвратительного вида, походило на кусок фермерского сыра. Заподозрив
неладное, Этан пересчитал пакеты. Тридцать восемь. А эти здоровенные на
самом дне? Как-то раз, во время службы в армии, он вызвался в наряд
помогать мясникам - его уже тогда занимала сравнительная анатомия. Догадка
громом поразила его.
- Да ведь это... - выдохнул он сквозь зубы, - да ведь это коровьи
яичники!
Осмотр был весьма тщательным и продолжался до самого вечера. Когда он
закончился, лаборатория выглядела так, словно здесь упражнялась в
препарировании целая орава студентов-зоологов. Зато теперь все стало
совершенно ясно.
В кабинет заведующего он вломился без стука, сжимая кулаки и пытаясь
хоть как-то восстановить дыхание.
Деброучес как раз одевался, собираясь уходить; в его глазах играл
отсвет от голограммы - покидая кабинет, он выключал ее в самую последнюю
очередь.
- Боже мой, Этан, что случилось?!
- Хлам, мусор, отбросы! Сувениры от патологоанатома! Четверть всего -
сплошные метастазы, половина атрофирована, и пять коровьих яичников, черт
бы их побрал! И вся эта мерзость абсолютно мертва!
- Что?! - Деброучес схватился за сердце. - Ты все разморозил по
правилам? Ты не...
- Пойдите посмотрите. Просто посмотрите, - прошипел Этан и, уже
повернувшись, бросил через плечо: - Не знаю, сколько Совет Населения
заплатил за это дерьмо, но нас здорово облапошили!

2

- Возможно, - с надеждой сказал старший делегат от Лас-Сэндеса, - это
просто какое-то недоразумение. Может, они решили, что материал
предназначается для студентов-медиков...
Совет Населения был в полном сборе. Сидя на экстренном совещании,
Этан гадал, зачем Роучи привел его сюда. В качестве свидетеля-эксперта? В
другое время пышность обстановки привела бы его в священный трепет:
роскошный мягкий ковер, длинный стол из драгоценного дерева, великолепный
вид на столицу и суровые, бородатые лица старейшин, отражавшиеся в
полированной поверхности. Но сейчас он был так зол, что едва замечал и
стол, и самих старейшин.
- Все равно это не объясняет, почему там было тридцать восемь единиц,
если на коробке значилось пятьдесят! - перебил он докладчика. - И потом,
эти проклятые коровьи яичники! Они что, думают, мы здесь минотавров
разводим?
- А наша коробка вообще была пустой, - задумчиво вставил младший
делегат от Делиры.
- Тьфу! - вскипел Этан. - Это же явное надувательство! Тут не может
быть речи ни об ошибке, ни...
Недовольным жестом Деброучес приказал ему сесть. Этан подчинился.
- Не иначе как злостный саботаж! - все же закончил он свою мысль на
ухо шефу.
- Позже, - пообещал Деброучес. - Позже мы к этому еще вернемся.
Председатель зачитал официальные уведомления от всех девяти Центров,
положил их на стол и вздохнул.
- Какого дьявола мы выбрали именно этих поставщиков? - спросил он.
Вопрос, конечно, был чисто риторическим.
- У них были самые низкие цены, - буркнул председатель комиссии по
делам поставок. Положив голову на руки, он гипнотизировал стакан воды, в
котором, шипя, растворялись две таблетки болеутоляющего.
- И вы посмели измерить будущее Эйтоса самой низкой ценой?! -
взорвался кто-то из делегатов.
- Вы же все до единого согласились, или не помните? - ответил главный
снабженец, выйдя из оцепенения. - Даже сами настаивали на этом варианте,
когда выяснилось, что другие дадут нам за те же деньги только тридцать
единиц. Пятьдесят разных культур для каждого Центра - да вы все чуть не
описались от радости, насколько мне помнится!
- Господа, господа, давайте не будем отвлекаться, - вмешался
председатель. - У нас нет времени на поиски правых и виноватых. Необходимо
срочно принять решение. Через четыре дня почтовый корабль покидает орбиту,
и если мы ни до чего не додумаемся, придется ждать еще год.
- Пора бы нам обзавестись собственным кораблем, - заметил еще один
делегат. - Сколько можно полагаться на чью-то милость и зависеть от их
графика!
- Да военные уже сколько лет просят о том же! - сказал другой.
- Ну, и какой из Репродукционных Центров мы заложим, чтобы
обзавестись собственной флотилией? - саркастически поинтересовался третий.
- Оборона и мы - две самые большие статьи бюджета после сельского
хозяйства, которое кормит наших детей. И вы хотите встать и заявить людям,
что детский рацион придется урезать наполовину, чтобы подарить этим шутам
гору игрушек, абсолютно ничего не дающих экономике?
- Пока не дающих, - упрямо пробормотал первый.
- Не говоря уже о технологиях, которые нам приходится импортировать.
А что, скажите на милость, мы можем продать? Все наши излишки уходят на...
- Значит, пусть корабли сами себя окупают! Если бы мы их имели, то
смогли бы что-нибудь продавать и зарабатывать достаточно галактической
валюты, чтобы...
- Расширение контактов с этой извращенной цивилизацией в корне
противоречит замыслу Отцов-Основателей, - возразил четвертый делегат. -
Они избрали эту планету вдали от всех магистралей именно для того, чтобы
оградить нас от соблазнов...
Председатель резко постучал по столу.
- Оставьте эти дебаты Генеральному Совету, господа. Сегодня мы
собрались, чтобы обсудить конкретную проблему, и причем в спешном порядке.
Его раздраженный тон не располагал к дальнейшим спорам. Все деловито
выпрямились и зашуршали бумагами.
Молчание нарушил младший делегат от Барки, подталкиваемый своим
начальником.
- Я думаю, - откашлявшись, начал он, - можно решить эту проблему, не
прибегая к посторонней помощи. Мы могли бы вырастить собственные культуры.
- Так в том-то и дело, что наши культуры больше не растут! - прервал
его другой.
- Нет, нет, это я и сам прекрасно понимаю! - загорячился

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 115286
Опублик.: 20.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``