Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
БОГ ДИНАМО Назад
БОГ ДИНАМО

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Герберт Уэллс.
Рассказы

Бог Динамо
Большой жаворонок
В бездне
В обсерватории Аву
Видение Страшного суда
Волшебная лавка
Дверь в стене
Джимми - пучеглазый бог
Замечательный случай с глазами Дэвидсона
Звезда
Игрок в крокет
Искушение Хэррингея
История покойного мистера Элвешема
Каникулы мистера Ледбеттера
Клад мистера Бришера
Красный гриб
Мистер Скелмерсдейл в стране фей
Морские пираты
Неопытное привидение
Новейший ускоритель
Об уме и умничанье
Ограбление в Хэммерпонд-парке
Остров Эпиорниса
Поиски квартиры как вид спорта
Потерянное наследство
Похищенная бацилла
Правда о Пайкрафте
Препарат под микроскопом
Размышления о дешевизне и тетушка Шарлотта
Рассказ о ХХ веке
Род ди Сорно
Свод проклятий
Современная утопия
Сокровище в лесу
Страна Слепых
Странная орхидея
Страусы с молотка
Торжество чучельника
Филмер
Хрустальное яйцо
Царство муравьев
Цветение необыкновенной орхидеи
Человек, который делал алмазы
Что едят писатели
Чудотворец

Герберт Уэллс.
Замечательный случай с глазами Дэвидсона

-----------------------------------------------------------------------
Пер. - К.Чуковский.
ОСR & sреllсhесk by НаrryFаn, 20 Аugust 2000
-----------------------------------------------------------------------


Временное душевное расстройство Сиднея Дэвидсона, замечательное само по
себе, приобретает еще большее значение, если прислушаться к объяснениям
доктора Уэйда. Оно наводит на мысли о самых причудливых возможностях
общения между людьми в будущем, о том, что можно будет переноситься на
несколько минут на противоположную сторону земного шара и оказываться в
поле зрения невидимых нам глаз в те мгновения, когда мы заняты самыми
потаенными делами. Мне пришлось быть непосредственно свидетелем припадка,
случившегося с Дэвидсоном, и я считаю своей прямой обязанностью изложить
свое наблюдение на бумаге.
Говоря, что был ближайшим свидетелем приладка, я имею в виду тот факт,
что я оказался первым на месте происшествия. Случилось это в Гарлоу, в
Техническом колледже, возле самой Хайгетской арки. Дэвидсон был один в
большой лаборатории, я был в малой, там, где весы, и делал кое-какие
заметки. Гроза прервала мои занятия. После одного из самых сильных
раскатов грома я услыхал в соседней комнате звон разбитого стекла. Я
бросил писать, оглянулся и прислушался. В первое мгновение я ничего не
слышал. Град оглушительно барабанил по железной крыше. Потом опять
раздался шум и звон стекла, на этот раз уже несомненный. Что-то тяжелое
упало со стола. Я мигом вскочил и открыл дверь в большую лабораторию.
К своему удивлению, я услышал Странный смех и увидел, что Дэвидсон
стоит посреди комнаты, шатаясь, со странным выражением лица. Сначала я
подумал, что он пьян. Он не замечал меня. Он хватался за что-то невидимое,
словно отстоявшее на ярд от его лица; медленно и как бы колеблясь, он
протягивал руку и ловил пустое пространство.
- Куда она девалась? - спрашивал он. Он проводил рукой по лицу,
растопырив пальцы. - Великий Скотт! - воскликнул он. Три-четыре года тому
назад была в моде такая божба.
Он неловко приподнял одну ногу, как будто ноги у него были приклеены к
полу.
- Дэвидсон! - крикнул я. - Что с вами, Дэвидсон?
Он обернулся ко мне и стал искать меня глазами. Он глядел поверх меня,
на меня, направо и налево от меня, но, очевидно, не видел меня.
- Волны! - сказал он. - И какая красивая шхуна! Я готов поклясться, что
слышал голос Беллоуза. Эй! Эй! - вдруг закричал он громко.
Я подумал, что он дурачится. Но тут я увидел на полу у его ног осколки
нашего лучшего электрометра.
- Что с вами, дружище? - спросил я. - Вы разбили электрометр?
- Опять голос Беллоуза, - сказал он. - У меня исчезли руки, но остались
друзья. Что-то насчет электрометров. Беллоуз! Где вы? - И он, пошатываясь,
быстро направился ко мне. - Вот гадость, мягкое, как масло, - сказал он.
Тут он наткнулся на скамью и отпрыгнул. - А вот это совсем не похоже на
масло, - заметил он и остановился, покачиваясь.
Мне стало страшно.
- Дэвидсон! - воскликнул я. - Ради бога, что с вами такое?
Он оглянулся по сторонам.
- Готов держать пари, что это Беллоуз. Полно прятаться, Беллоуз.
Выходите, будьте мужчиной.
Мне пришло в голову, что он, может быть, внезапно ослеп.
Я обошел вокруг стола и дотронулся до его рукава. Никогда не видел я,
чтобы кто-нибудь так вздрагивал! Он отскочил и встал в оборонительную
позу. Лицо его исказилось от ужаса.
- Боже! - воскликнул он. - Что это?
- Это я, Беллоуз. Прошу вас, Дэвидсон, перестаньте!
Когда я ответил ему, он подпрыгнул и поглядел - как бы это выразить? -
прямо сквозь меня. Он заговорил не со мной, а с собою:
- Здесь днем на открытом берегу спрятаться негде. - Он с растерянным
видом оглянулся. - Надо бежать! - Он неожиданно повернулся и с размаху
налетел на большой электромагнит - с такой силой, что, как потом
обнаружилось, расшиб себе плечо и челюсть. Он отскочил на шаг и, чуть не
плача, воскликнул:
- Что со мной?
Потом замер, побелев от ужаса и весь дрожа. Правой рукой он обхватил
левую в том месте, которое только что ушиб о магнит.
Тут и меня охватило волнение. Я был страшно испуган.
- Дэвидсон, не волнуйтесь, - сказал я.
При звуке моего голоса он встрепенулся, но уже не так тревожно, как в
первый раз. Я повторил свои слова как только мог отчетливо и твердо.
- Беллоуз, это вы? - спросил он.
- Разве вы не видите меня?
Он засмеялся.
- Я не вижу даже самого себя. Черт возьми, куда это нас занесло?
- Мы здесь, - ответил я, - в лаборатории.
- В лаборатории? - машинально повторил он и провел рукой по лбу. - Это
прежде я был в лаборатории. До того, как сверкнула молния... Но черт меня
побери, если я сейчас в лаборатории!.. Что это там за корабль?
- Нет никакого корабля, - ответил я. - Пожалуйста, опомнитесь, дружище!
- Никакого корабля! - повторил он, но, кажется, тотчас же позабыл мои
слова. - Я думаю, - медленно начал он, - что мы оба умерли. Но любопытней
всего, что я чувствую себя так, будто тело все же у меня осталось. Должно
быть, к этому не сразу привыкаешь. Очевидно, старый корабль разбило
молнией. Ловко, не правда ли, Беллоуз?
- Не городите чепуху. Вы целы и невредимы. И ведете себя отвратительно:
вот разбили новый электрометр. Не хотел бы я быть на вашем месте, когда
вернется Бойс.
Он перевел глаза с меня на диаграммы криогидратов.
- Должно быть, я оглох, - сказал он. - Я вижу дым, - значит, палили из
пушки, а я совсем не слыхал выстрела.
Я опять положил руку ему на плечо. На этот раз он отнесся к этому
спокойнее.
- Наши тела стали теперь как бы невидимками, - сказал он. - Но
смотрите, там шлюпка... огибает мыс... В конце концов это очень похоже на
прежнюю жизнь. Только климат другой!
Я стал трясти его за руку.
- Дэвидсон! - закричал я. - Дэвидсон! Проснитесь!
Как раз в эту минуту вошел Бойс. Как только он заговорил, Дэвидсон
воскликнул:
- Старина Бойс! Вы тоже умерли? Вот здорово!
Я поспешил объяснить, что Дэвидсон находится в каком-то
сомнамбулическом трансе. Бойс сразу заинтересовался. Мы делали все, что
могли, чтобы вывести его из этого необычного состояния. Он отвечал на наши
вопросы и сам спрашивал, но его внимание поминутно отвлекалось все теми же
видениями какого-то берега и корабля. Он все толковал о какой-то шлюпке, о
шлюпбалках, о парусах, раздуваемых ветром. Жуткое чувство вызывали у нас
его речи в сумрачной лаборатории. Он был слеп и беспомощен. Пришлось взять
его под руки и отвести в комнату к Бойсу. Покуда Бойс беседовал с ним и
терпеливо слушал его бредни о корабле, я прошел по коридору и пригласил
старика Уэйда посмотреть его. Голос нашего декана как будто отрезвил его,
но ненадолго. Дэвидсон спросил, куда девались его руки и почему он должен
передвигаться по пояс в земле. Уэйд долго думал над этим (вы знаете его
манеру сдвигать брови), потом тихонько взял его руку и провел ею по
кушетке.
- Вот это кушетка, - сказал Уэйд. - Кушетка в комнате профессора
Бойса... Набита конским волосом.
Дэвидсон погладил кушетку и, подумав, сказал, что руками он ее
чувствует хорошо, но увидеть никак не может.
- Что же вы видите? - спросил Уэйд.
Дэвидсон ответил, что видит только песок и разбитые раковины. Уэйд дал
ему пощупать еще несколько предметов; при этом он описывал их и
внимательно наблюдал за ним.
- Корабль на горизонте, - ни с того ни с сего промолвил Дэвидсон.
- Оставьте корабль, - сказал Уэйд. - Послушайте, Дэвидсон, вы знаете,
что такое галлюцинация?
- Конечно, - сказал Дэвидсон.
- Так имейте в виду: все, что вы видите - галлюцинация.
- Епископ Беркли, - произнес Дэвидсон.
- Послушайте меня, - сказал Уэйд. - Вы целы и невредимы, и вы в комнате
профессора Бойса. Но у вас что-то произошло с глазами. Испортилось зрение.
Вы слышите и осязаете, но не видите... Понятно?
- А мне кажется, что я вижу даже слишком много. - Дэвидсон потер глаза
кулаками и прибавил: - Ну, еще что?
- Больше ничего. И пусть это вас не беспокоит. Мы с Беллоузом посадим
вас в кэб и отвезем домой.
- Погодите, - Дэвидсон задумался. - Давайте я опять сяду, а вы, будьте
добры, повторите, что только что сказали.
Уэйд охотно исполнил его просьбу. Дэвидсон закрыл глаза и обхватил
голову руками.
- Да, - сказал он, - вы совершенно правы. Вот я закрыл глаза, и вы
совершенно правы. Рядом со мной на кушетке сидите вы и Беллоуз. И я опять
в Англии. И в комнате темно.
Потом он открыл глаза.
- А там солнце всходит, - сказал он, - и корабельные снасти, и
волнующееся море, и летают какие-то птицы. Я никогда не видел так
отчетливо. Я на берегу, сижу по самую шею в песке.
Он наклонил голову и закрыл лицо руками. Потом снова открыл глаза.
- Бурное море и солнце! И все-таки я сижу на диване в комнате Бойса...
Боже мой! Что со мной?
Так началось у Дэвидсона странное поражение глаз, длившееся целые три
недели. Это было хуже всякой слепоты. Он был совершенно беспомощен. Его
кормили, как птенца, одевали, водили за руку. Когда он пробовал двигаться
сам, он либо падал, либо натыкался на стены и двери. Через день он немного
освоился со своим положением; не так волновался, когда слышал наши голоса,
не видя нас, и охотно соглашался, что он дома и Уэйд сказал ему правду.
Моя сестра - она была невестой Дэвидсона - настояла, чтобы ей разрешили
приходить к нему, и часами сидела около него, пока он рассказывал о своей
странной бухте. Он удивительно успокаивался, когда держал ее за руку. Он
рассказал ей, что, когда мы везли его из колледжа домой - он жил в
Хэмпстеде, - ему представлялось, будто мы проезжаем прямо сквозь какой-то
песчаный холм; было совершенно темно, пока он сквозь скалы, деревья и
самые крепкие преграды снова не вышел на поверхность; а когда его повели
наверх, в его комнату, у него закружилась голова и он испытывал безумный
страх, что упадет, потому что подъем по лестнице показался ему
восхождением на тридцать или сорок футов над поверхностью его
воображаемого острова. Он беспрестанно твердил, что перебьет все яйца. В
конце концов пришлось перевести его вниз, в приемную отца, и там уложить
на диван.
Он рассказывал, что его остров - довольно глухое и мрачное место и что
там очень мало растительности: только голые скалы да жесткий бурьян.
Остров кишит пингвинами; их так много, что вся земля кажется белой, и это
очень неприятно для глаз. Море часто бушует, раз была даже буря и гроза, и
он лежал на диване и вскрикивал при каждой беззвучной вспышке молнии.
Изредка на берег выбираются котики. Впрочем, это было только в первые
два-три дня. Он говорил, что его очень смешит, что пингвины проходят
сквозь него, как по пустому месту, а он лежит посреди этих птиц, нисколько
их не пугая.
Я вспоминаю один любопытный эпизод. Ему очень захотелось курить. Мы
раскурили и дали ему в руки трубку, причем он чуть не выколол себе глаза.
Он не почувствовал никакого вкуса. Я потом заметил, что точно так же
бывает и со мной; не знаю, как другие, но я не получаю удовольствия от
курения, если не вижу дыма.
Но самые странные видения были у него, когда Уэйд распорядился вывезти
его в кресле на свежий воздух. Дэвидсоны взяли напрокат кресло на колесах
и приставили к нему своего приживальщика Уиджери, глухого и упрямого
человека. У этого Уиджери было довольно своеобразное представление о
прогулках на свежем воздухе. Как-то, возвращаясь из ветеринарного
госпиталя, моя сестра повстречала их в Кэмдене, около Кингс-кросса.
Уиджери с довольным видом быстро шагал за креслом, а Дэвидсон, видимо, в
полном отчаянии, безуспешно пытался привлечь к себе его внимание. Он не
удержался и заплакал, когда моя сестра заговорила с ним.
- Дайте мне выбраться из этой проклятой темноты! - взмолился он, сжимая
ее руку. - Мне надо уйти отсюда, или я умру...
Он не мог объяснить, что произошло. Сестра решила сейчас же отвезти его
домой, и как только они стали подниматься на холм по пути к Хэмпстеду,
испуг его прошел. Он сказал, что очень приятно опять видеть звезды, хотя
было около полудня и ярко светило солнце.
- Мне казалось, будто меня с непреодолимой силой вдруг стало уносить в
море, - рассказывал он мне потом. - Сначала это очень испугало меня...
Дело, конечно, было ночью. Это была великолепная ночь.
- Почему же `конечно`? - с удивлением спросил я.
- Конечно, - повторил он. - Когда здесь день, там всегда ночь. Меня
несло прямо в море. Оно было спокойно и блестело в лунном сиянии. Только
широкая зыбь ходила по воде. Она оказалась еще сильней, когда я попал в
нее. Сверху море блестело, как мокрая кожа; Вода вокруг меня поднималась
очень медленно - потому что меня несло вкось, - пока не залила мне глаза.
Потом я совсем погрузился в воду, и у меня было такое чувство, будто эта
кожа лопнула у меня перед глазами и опять срослась. Луна подпрыгнула в
небесах и стала зеленой и смутной; какая-то рыба, слегка поблескивая,
суетливо заскользила вокруг меня, и я увидел какие-то предметы как бы из
блестящего стекла и пронесся сквозь целую чащу водорослей, светившихся
маслянистым светом; Так я спускался вглубь, и луна становилась все более
зеленой и темной, а водоросли сияли пурпурно-красным светом. Все это было
очень смутно, таинственно, все как бы колебалось. И в то же время я
отчетливо слышал, как поскрипывает кресло, на котором меня везут, и мимо
проходит народ, и где-то в стороне газетчик выкрикивает экстренный выпуск
`Пэл-Мэл`.
Я погружался в воду все глубже и глубже. Вокруг меня все стало черным,
как чернила; ни один луч не проникал в темноту; и только фосфоресцирующие
предметы становились все ярче. Змеистые ветви подводных растений
засветились в глубине, как пламя спиртовых горелок; но немного погодя
пропали и они. Рыбы подплывали ко мне стаями, глядели на меня, разевая
рты, и проплывали мимо меня, в меня и сквозь меня. Я никак не предполагал,
что существуют такие странные рыбы. По бокам у них с обеих сторон были
огненные полоски, словно проведенные фосфором. Какая-то гадина с
извивающимися длинными щупальцами пятилась в воде, как рак.
Потом я увидел, как во тьме на меня медленно ползет масса неясного
света, которая вблизи оказалась целым сонмом рыб, шныряющих вокруг
какого-то предмета, опускающегося на дно. Меня несло прямо на них, и в
самой середине стаи я увидел справа распростершийся надо мной обломок
разбитой мачты, а потом - опрокинутый темный корпус корабля и какие-то
светящиеся, фосфоресцирующие тела, податливые и гибкие под напором
прожорливой стаи. Тут я и стал стараться привлечь к себе внимание Уиджери.
Ужас охватил меня. Ух! Мне пришлось бы наехать прямо на эти
полуобглоданные... если бы ваша сестра вовремя не подошла ко мне...
Беллоуз, они были проедены насквозь и... Ну, да все равно. Ах, это было
ужасно!
Три недели находился Дэвидсон в этом странном состоянии. Все это время
взор его был обращен к тому, что мы сперва считали плодом его фантазии. Он
был слеп ко всему окружающему. Но вот однажды - это было во вторник - я
пришел к нему и встретил в передней его отца.
- Он уже видит свой палец, Беллоуз! - в восторге сообщил мне старик,
надевая пальто, и слезы показались у него на глазах. - Есть надежда на
выздоровление.
Я бросился к Дэвидсону. Он держал перед глазами книжку и слабо смеялся.
- Вот чудеса! - сказал он. - Что-то похожее на пятно. - И он показал
пальцем. - Я по-прежнему на скалах; пингвины по-прежнему ковыляют и
возятся вокруг; по временам появляется даже кит, и только темнота мешает
мне разглядеть его как следует. Но положите что-нибудь вот сюда, и я увижу
- плохо, неясно, какими-то клочками, но все-таки увижу, - правда, не
предмет, но бледную тень предмета. Я заметил это сегодня утром, когда меня
одевали. Как будто в этом фантастическом мире образовалась дыра. Вот,
положите свою руку рядом с моей. Нет, не сюда. Ну, конечно, я вижу ее. Ваш
большой палец и край манжеты. Ваша рука встала на темнеющем небе, как
привидение; и тут же, везде нее, какое-то созвездие в форме креста.
С этого дня Дэвидсон начал выздоравливать. О перемене в своем состоянии
он рассказывал очень убедительно. Мир его видений как будто постепенно
линял, становился все призрачнее, в нем появлялись какие-то щели и
просветы, и Дэвидсон начинал смутно различать сквозь них окружающую
действительность. Просветы ширились, их становилось все больше, они
сливались, и скоро только несколько пятен заслоняли видимый мир от его
глаз. Он мог опять вставать, одеваться и двигаться без посторонней помощи,
опять стал есть, читать, курить и вообще вести себя, как нормальный
человек. Сперва ему сильно мешала двойственность впечатлений, наползающих
одно на другое, как картинки волшебного фонаря, но вскоре он научился
отличать призрачные от настоящих.
Сначала это его радовало; казалось, он думал только о том, чтобы
окончательно выздороветь, и охотно прибегал для этого к разным упражнениям
и укрепляющим средствам. Но когда его странный остров стал таять у него
перед глазами, он вдруг очень заинтересовался им. Ему особенно хотелось
еще раз погрузиться на морское дно, и он стал проводить целые дни в
блужданиях по низко расположенным кварталам Лондона в надежде натолкнуться
на тот обломок судна, который он тогда видел. Дневной свет действовал на
него так сильно, что уничтожал все являющееся в видениях. Зато ночью, в
темной комнате, он опять видел скалы в белых подтеках и жирных пингвинов,
ковыляющих вокруг него. Но и эти видения становились все призрачнее и
наконец, вскоре после его женитьбы на моей сестре, совсем исчезли.
Но самое любопытное впереди. Через два года после этой истории я как-то
обедал у Дэвидсонов. После обеда к ним пришел один знакомый по фамилии
Аткинс. Это был лейтенант королевского флота, человек любознательный и
большой говорун. Он был в приятельских отношениях с моим зятем, а через
какой-нибудь час подружился и со мной. Оказалось, что он жених двоюродной
сестры Дэвидсона, и вышло так, что он вынул небольшой карманный альбом,
чтобы показать фотографическую карточку своей невесты.
- Кстати, - сказал он, - вот снимок нашего старого `Фальмара`.
Дэвидсон бросил взгляд на карточку. Вдруг он вспыхнул.
- Боже мой! - воскликнул он. - Я готов поклясться...
- В чем? - спросил Аткинс.
- Что уже видел это судно.
- Сомневаюсь. Оно уже шесть лет плавает в южных морях. А до тех пор...
- Однако... - начал Дэвидсон. И, помолчав, продолжал: - Да, это то
самое судно, которое я видел. Оно стояло у острова; там была пропасть
пингвинов, и оно палило из пушек...
- Господи! - воскликнул Аткинс, узнав подробности его болезни. - Как вы
могли это видеть?
И тут слово за словом выяснилось, что в тот самый день, когда Дэвидсона
постигло несчастье, английское военное судно `Фальмар` случайно оказалось
невдалеке от маленького рифа, к югу от острова Антиподов. Оно спустило
шлюпку, чтобы набрать пингвиновых яиц. Шлюпка почему-то замешкалась там, и
ее застигла буря. Ей пришлось прождать там всю ночь и вернуться к судну
только на рассвете. Аткинс тоже был в лодке, и он подтвердил до мельчайших
подробностей все, что сообщил об этом острове и о лодке Дэвидсон. Ни у
кого из нас не осталось ни тени сомнения, что Дэвидсон действительно видел
это место. Каким-то непонятным образом, покуда он передвигался по Лондону,
его взор в точном соответствии с этим передвигался по поверхности
отдаленного острова. Как это происходило, остается тайной.
На этом, собственно, и кончается рассказ о замечательном случае с
глазами Дэвидсона. Это, может быть, самый достоверный случай видения на
расстоянии. Нет никакой возможности объяснить его, если не принять
объяснения профессора Уэйда. Но в его теории фигурирует четвертое
измерение и целая диссертация о формах пространства. Толковать о каких-то
`щелях в пространстве` мне представляется бессмысленным, может быть,
оттого, что я совсем не математик. Когда я говорил Уэйду, что как-никак, а
место видений Дэвидсона отстоит от нас на восемь тысяч миль, он отвечал,
что на листе бумаги две точки могут отстоять одна от другой на ярд и
все-таки могут быть слиты в одну, если мы сложим лист вдвое. Может быть,
читатель поймет этот довод - мне он недоступен. Его мысль, по-видимому,
сводится к тому, что Дэвидсон, очутившись между двумя полюсами большого
электромагнита, получил необычайное сотрясение сетчатой оболочки глаз
благодаря внезапной перемене поля силы при ударе молнии.
Из этого он выводит, что тело может жить в одном месте земного шара, а
зрение бродить в другом. Он даже делал какие-то опыты в подтверждение
своих взглядов, но все, чего ему удалось пока достигнуть, - это лишить
зрения нескольких собак. Как мне известно, это единственный результат его
опытов. Впрочем, я не видел его уже несколько недель: за последнее время у
меня было столько работы по оборудованию института, что я никак не мог
выбрать время заглянуть к нему. Но вся его теория в целом кажется мне
фантастической. Между тем факты, относящиеся к случаю с Дэвидсоном, ничуть
не фантастичны, и я могу поручиться за точность каждой подробности своего
рассказа.

Герберт Уэллс.
Волшебная лавка

-----------------------------------------------------------------------
Пер. - К.Чуковский.
ОСR & sреllсhесk by НаrryFаn, 20 Аugust 2000
-----------------------------------------------------------------------


Издали пне случалось видеть эту волшебную лавку и раньше.
Раза два я проходил мимо ее витрины, где было столько привлекательных
товаров: волшебные шары, волшебные куры, чудодейственные колпаки, куклы
для чревовещателей, корзины с аппаратурой для фокусов, колоды карт, с виду
совсем обыкновенные, и тому подобная мелочь. Мне и в голову не приходило
зайти в эту лавку. Но вот однажды Джип взял меня за палец и, ни слова не
говоря, потащил к витрине; при этом он вел себя так, что не войти с ним
туда было никак невозможно.
По правде говоря, я и не думал, что эта скромная лавчонка находится
именно здесь, на Риджент-стрит, между магазином, где продаются картины, и
заведением, где выводятся цыплята в патентованных инкубаторах. Но это была
она. Мне почему-то казалось, что она ближе к Сэркус, или за углом на
Оксфорд-стрит, или даже в Холборне, и всегда я видел ее на другой стороне
улицы, так что к ней было не подойти, и что-то в ней было неуловимое,
что-то похожее на мираж. Но вот она здесь, в этом нет никаких сомнений, и
пухлый указательный пальчик Джипа стучит по ее витрине.
- Будь я богат, - сказал Джип, тыча пальцем туда, где лежало
`Исчезающее яйцо`, - я купил бы себе вот это. И это. - Он указал на
`Младенца, плачущего совсем как живой`. - И это.
То был таинственный предмет, который назывался: `Купи и удивляй
друзей!` - как значилось на аккуратном ярлычке.
- А под этим колпаком, - сказал Джип, - пропадает все, что ни положи. Я
читал об этом в одной книге... А вон, папа, `Неуловимый грошик`, только
его так положили, чтобы не видно было, как это делается.
Джип унаследовал милые черты своей матушки: он не звал меня в лавку и
не надоедал приставаниями, он только тянул меня за палец по направлению к
двери - совершенно бессознательно, - и было яснее ясного, чего ему
хочется.
- Вот! - сказал он и указал на `Волшебную бутылку`.
- А если б она у тебя была? - спросил я.
И, услыхав в этом вопросе обещание, Джип просиял.
- Я показал бы ее Джесси! - ответил он, полный, как всегда, заботы о
других.
- До дня твоего рождения осталось меньше ста дней, Джип, - сказал я и
взялся за ручку двери.
Джип не ответил, но еще сильнее сжал мой палец, и мы вошли в лавку.
Это была не простая лавка, это была лавка волшебная. И потому Джип не
проследовал к прилавку впереди меня, как при покупке обыкновенных игрушек.
Здесь он всю тяжесть переговоров возложил на меня.
Это была крошечная, тесноватая полутемная лавчонка, и дверной
колокольчик задребезжал жалобным звоном, когда мы захлопнули за собой
дверь. В лавчонке никого не оказалось, и мы могли оглядеться. Вот тигр из
папье-маше на стекле, покрывающем невысокий прилавок, - степенный,
добродушный тигр, размеренно качающий головой; вот хрустальные шары всех
видов; вот фарфоровая рука с колодой волшебных карт; вот целый набор
разнокалиберных волшебных аквариумов; вот нескромная волшебная шляпа,
бесстыдно выставившая напоказ все свои пружины. Кругом было несколько
волшебных зеркал. Одно вытягивало и суживало вас, другое отнимало у вас
ноги и расплющивало вашу голову, третье делало из вас какую-то круглую,
толстую чурку. И пока мы хохотали перед этими зеркалами, откуда-то
появился какой-то мужчина, очевидно, хозяин.
Впрочем, кто бы он ни был, он стоял за прилавком, странный,
темноволосый, бледный. Одно ухо было у него больше другого, а подбородок -
как носок башмака.
- Чем могу служить? - спросил он и растопырил свои длинные волшебные
пальцы по стеклу прилавка.
Мы вздрогнули, потому что не подозревали о его присутствии.
- Я хотел бы купить моему малышу какую-нибудь игрушку попроще, - сказал
я.
- Фокусы? - спросил он. - Ручные? Механические?
- Что-нибудь позабавнее, - ответил я.
- Гм... - произнес продавец и почесал голову, как бы размышляя. И прямо
у нас на глазах вынул у себя из головы стеклянный шарик.
- Что-нибудь в таком роде? - спросил он и протянул его мне.
Это было неожиданно. Много раз мне случалось видеть такой фокус на
эстраде - без него не обойдется ни один фокусник средней руки, - но здесь
я этого не ожидал.
- Недурно! - сказал я со смехом.
- Не правда ли? - заметил продавец.
Джип отпустил мой палец и потянулся за стеклянным шариком, но в руках
продавца ничего не оказалось.
- Он у вас в кармане, - сказал продавец, и действительно, шарик был
там.
- Сколько за шарик? - спросил я.
- За стеклянные шарики мы денег не берем, - любезно ответил продавец. -
Они достаются нам, - тут он поймал еще один шарик у себя на локте, -
даром.
Третий шарик он поймал у себя на затылке и положил его на прилавок
рядом с предыдущим. Джип, не торопясь, оглядел свой шарик, потом те, что
лежали на прилавке, потом обратил вопрошающий взгляд на продавца.
- Можете взять себе и эти, - сказал тот, улыбаясь, - а также, если не
брезгуете, еще один, изо рта. Вот!
Джип взглянул на меня, ища совета, потом в глубочайшем молчании сгреб
все четыре шарика, опять ухватился за мой успокоительный палец и
приготовился к дальнейшим событиям.
- Так мы приобретаем весь наш товар, какой помельче, - объяснил
продавец.
Я засмеялся и, подхватив его остроту, сказал:
- Вместо того, чтобы покупать их на складе? Оно, конечно, дешевле.
- Пожалуй, - ответил продавец. - Хотя в конце концов и нам-приходится
платить, но не так много, как думают иные. Товары покрупнее, а также пищу,
одежду и все, что нам нужно, мы достаем вот из этой шляпы... И позвольте
мне заверить вас, сэр, что на свете совсем не бывает оптовых складов
настоящих волшебных товаров. Вы, верно, изволили заметить нашу марку:
`Настоящая волшебная лавка`.
Он вытащил из-за щеки прейскурант и подал его мне.
- Настоящая, - сказал он, указывая пальцем на это слово, и прибавил: -
У нас без обмана, сэр.
У меня мелькнула мысль, что его шутки не лишены последовательности.
Потом он обратился к Джипу с ласковой улыбкой:
- А ты, знаешь ли, Неплохой Мальчуган...
Я удивился, не понимая, откуда он мог догадаться. В интересах
дисциплины мы держим это в секрете даже в домашнем кругу. Джип выслушал
похвалу молча и продолжал смотреть на продавца.
- Потому что только хорошие мальчики могут пройти в эту дверь.
И тотчас же, как бы в подтверждение, раздался стук в дверь и послышался
пискливый голосок:
- И-и! Я хочу войти туда, папа! Папа, я хочу войти! И-и-и!
И уговоры измученного папаши:
- Но ведь заперто, Эдуард, нельзя!
- Совсем не заперто! - сказал я.
- Нет, сэр, у нас всегда заперто для таких детей, - сказал продавец, и
при этих словах мы увидели мальчика: крошечное личико, болезненно-бледное
от множества поедаемых лакомств, искривленное от вечных капризов, личико
бессердечного маленького себялюбца, царапающего заколдованное стекло.
- Не поможет, сэр, - сказал торговец, заметив, что я со свойственной
мне услужливостью шагнул к двери.
Скоро хнычущего избалованного мальчика увели.
- Как это у вас делается? - спросил я, переводя дух.
- Магия! - ответил продавец, небрежно махнув рукой. И - ах! - из его
пальцев вылетели разноцветные искры и погасли в полутьме магазина.
- Ты говорил там, на улице, - сказал продавец, обращаясь к Джипу, - что
хотел бы иметь нашу коробку `Купи и удивляй друзей`!
- Да, - признался Джип после героической внутренней борьбы.
- Она у тебя в кармане.
И, перегнувшись через прилавок (тело у него оказалось необычайной
длины), этот изумительный субъект с ужимками заправского фокусника вытащил
у Джипа из кармана коробку.
- Бумагу! - сказал он и достал большой лист из пустой шляпы с
пружинами.
- Бечевку! - И во рту у него оказался клубок бечевки, от которого он
отмотал бесконечно длинную нить, перевязал ею сверток, перекусил зубами, а
клубок, как мне показалось, проглотил. Потом об нос одной из
чревовещательных кукол зажег свечу, сунул в огонь палец (который тотчас же
превратился в палочку красного сургуча) и запечатал покупку.
- Вам еще понравилось `Исчезающее яйцо`, - заметил он, вытаскивая это
яйцо из внутреннего кармана моего пальто, и завернул его в бумагу вместе с
`Младенцем, плачущим совсем как живой`. Я передавал каждый готовый сверток
Джипу, а тот крепко прижимал его к груди.
Джип говорил очень мало, но глаза его были красноречивы, красноречивы
были его руки, обхватившие подарки. Его душой овладело невыразимое
волнение. Поистине это была настоящая магия.
Но тут я вздрогнул, почувствовав, что у меня под шляпой шевелится
что-то мягкое, трепетное. Я схватился за шляпу, и голубь с измятыми
перьями выпорхнул оттуда, побежал по прилавку и шмыгнул, кажется, в
картонную коробку позади тигра из папье-маше.
- Ай, ай, ай! - сказал продавец, ловким движением отбирая у меня
головной убор. - Скажите, пожалуйста, эта глупая птица устроила здесь
гнездо!..
И он стал трясти мою шляпу, вытряхнул оттуда два или три яйца,
мраморный шарик, часы, с полдюжины неизбежных стеклянных шариков и
скомканную бумагу, потом еще бумагу, еще и еще, все время распространяясь
о том, что очень многие совершенно напрасно чистят свои шляпы только
сверху и забывают почистить их внутри, - все это, разумеется, очень
вежливо, но не без личных намеков.
- Накапливается целая куча мусора, сэр... Конечно, не у вас одного...
Чуть не у каждого покупателя... Чего только люди не носят с собой!
Мятая бумага росла, и вздымалась на прилавке все выше и выше, и совсем
заслонила его от нас. Только голос его раздавался по-прежнему:
- Никто из нас не знает, что скрывается иногда за благообразной
внешностью человека, сэр. Все мы - только одна видимость, только гробы
повапленные...
Его голос замер, точь-в-точь как у ваших соседей замер бы граммофон,
если бы вы угодили в него ловко брошенным кирпичом, - такое же внезапное
молчание. Шуршание бумаги прекратилось, и стало тихо.
- Вам больше не нужна моя шляпа? - спросил я наконец.
Ответа не было.
Я поглядел на Джипа, Джип поглядел на меня, и в волшебных зеркалах
отразились наши искаженные лица - загадочные, серьезные, тихие.
- Я думаю, нам пора! - сказал я. - Будьте добры, скажите, сколько с нас
следует... Послушайте, - сказал я, повышая голос, - я хочу расплатиться...
И, пожалуйста, мою шляпу...
Из-за груды бумаг как будто послышалось сопение.
- Он смеется над нами! - сказал я. - Ну-ка, Джип, поглядим за прилавок.
Мы обошли тигра, качающего головой. И что же? За прилавком никого не
оказалось. На полу валялась моя шляпа, а рядом с нею в глубокой
задумчивости, съежившись, сидел вислоухий белый кролик - самый
обыкновенный, глупейшего вида кролик, как раз такой, какие бывают только у
фокусников. Я нагнулся за шляпой - кролик отпрыгнул от меня.
- Папа! - шепнул Джип виновато.
- Что?
- Мне здесь нравятся, лапа.
`И мне тоже нравилось бы, - подумал я, - если бы этот прилавок не
вытянулся вдруг, загораживая нам выход`. Я не сказал об этом Джипу.
- Киска! - произнес он и протянул руку к кролику. - Киска, покажи Джипу
фокус!
Кролик шмыгнул в дверь, которой я там раньше почему-то не видел, и в ту
же минуту оттуда опять показался человек, у которого одно ухо было длиннее
другого. Он по-прежнему улыбался, но когда наши глаза встретились, я
заметил, что его взгляд выражает не то вызов, не то насмешку.
- Не угодно ли осмотреть нашу выставку, сэр? - как ни в чем не бывало
сказал он.
Джип потянул меня за палец. Я взглянул на прилавок, потом на продавца,
и глаза наши снова встретились. Я уже начинал думать, что волшебство
здесь, пожалуй, слишком уж подлинное.
- К сожалению, у нас не очень много времени, - начал я. Но мы уже
находились в другой комнате, где была выставка образцов.
- Все товары у нас одного качества, - сказал продавец, потирая гибкие
руки, - самого высшего. Настоящая магия, без обмана, другой не держим! С
ручательством... Прошу прощения, сэр!
Я почувствовал, как он отрывает что-то от моего рукава, и, оглянувшись,
увидел, что он держит за хвост крошечного красного чертика, а тот
извивается, и дергается, и норовит укусить его за руку. Продавец беспечно
швырнул его под прилавок. Конечно, чертик был резиновый, но на какое-то
мгновение... И держал он его так, как держат в руках какую-нибудь кусачую
гадину. Я посмотрел на Джипа, но его взгляд был устремлен на волшебную
деревянную лошадку. У меня отлегло от сердца.
- Послушайте, - сказал я продавцу, понижая голос и указывая глазами то
на Джипа, то на красного чертика, - надеюсь, у вас не слишком много
таких... изделий, не правда ли?
- Совсем не держим! Должно быть, вы занесли его с улицы, - сказал
продавец, тоже понизив голос и с еще более ослепительной улыбкой. - Чего
только люди не таскают с собой, сами того не зная!
Потом он обратился к Джипу:
- Нравится тебе тут что-нибудь?
Джипу многое нравилось.
С доверчивой почтительностью обратившись к чудесному продавцу, он
спросил:
- А эта сабля тоже волшебная?
- Волшебная игрушечная сабля - не гнется, не ломается и не режет
пальцев. У кого такая сабля, тот выйдет цел и невредим из любого
единоборства с любым врагом не старше восемнадцати лет. От двух с
половиной шиллингов до семи с половиной, в зависимости от размера... Эти
картонные доспехи предназначены для юных рыцарей и незаменимы в
странствиях. Волшебный щит, сапоги-скороходы, шапка-невидимка.
- Ох, папа! - воскликнул Джип.
Я хотел узнать их цену, но продавец не обратил на меня внимания. Теперь
он совершенно завладел Джипом. Он оторвал его от моего пальца, углубился в
описание своих проклятых товаров, и остановить его было невозможно. Скоро
я заметил со смутной тревогой и каким-то чувством, похожим на ревность,
что Джип ухватился за его палец, точь-в-точь как обычно хватался за мой.
`Конечно, он человек занятный, - думал я, - и у него накоплено много
прелюбопытной дряни, но все-таки...`
Я побрел за ними, не говоря ни слова, но зорко присматривая за этим
фокусником. В конце концов Джипу это доставляет удовольствие... И никто не
помешает нам уйти, когда вздумается.
Выставка товаров занимала длинную комнату, большая галерея изобиловала
всякими колоннами, подпорками, стойками; арки вели в, боковые помещения,
где болтались без дела и зевали по сторонам приказчики самого странного
вида; на каждом шагу нам преграждали путь и сбивали нас с толку разные
портьеры и зеркала, так что скоро я потерял ту дверь, в которую мы вошли.
Продавец показал Джипу волшебные поезда, которые двигались без пара и
пружины, чуть только вы открывали семафор, а также драгоценные коробки с
оловянными солдатиками, которые оживали, как только вы поднимали крышку и
произносили... Как передать этот звук, я не знаю, но Джип - у него тонкий
слух его матери - тотчас же воспроизвел его.
- Браво! - воскликнул продавец, весьма бесцеремонно бросая оловянных
человечков обратно в коробку и передавая ее Джипу. - Ну-ка еще разок!
И Джип в одно мгновение опять воскресил их.
- Вы берете эту коробку? - спросил продавец.
- Мы бы взяли эту коробку, - сказал я, - если только вы уступите нам со
скидкой. Иначе нужно быть миллионером...
- Что вы! С удовольствием.
И продавец снова впихнул человечков в коробку, захлопнул крышку,
помахал коробкой в воздухе - и тотчас же она оказалась перевязанной
бечевкой и обернутой в серую бумагу, а на бумаге появились полный адрес и
имя Джипа!
Видя мое изумление, продавец засмеялся.
- У нас настоящее волшебство, - сказал он. - Подделок не держим.
- По-моему, оно даже чересчур настоящее, - отозвался я.
После этого он стал показывать Джипу разные фокусы, необычайные сами по
себе, а еще больше - по выполнению. Он объяснял устройство игрушек и
выворачивал их наизнанку, и мой милый малыш, страшно серьезный, смотрел и
кивал с видом знатока.
Я не мог уследить за ними. `Эй, живо!` - вскрикивал волшебный продавец,
и вслед за ним чистый детский голос повторял: `Эй, живо!` Но меня отвлекло
другое. Меня стала одолевать вся эта чертовщина. Ею было проникнуто все:
пол, потолок, стены, каждый гвоздь, каждый стул. Меня не покидало странное
чувство, что стоит мне только отвернуться - и все это запляшет,
задвигается, пойдет бесшумно играть у меня за спиной в пятнашки. Карниз
извивался, как змея, и лепные маски по углам были, по правде говоря,
слишком выразительны для простого гипса.
Внезапно внимание мое привлек один из приказчиков, человек диковинного
вида.
Он стоял в стороне и, очевидно, не знал о моем присутствии (мне он был
виден не весь: его ноги заслоняла груда игрушек и, кроме того, нас
разделяла арка). Он беспечно стоял, прислонясь к столбу и проделывая со
своим лицом самые невозможные вещи. Особенно ужасно было то, что он делал

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 115050
Опублик.: 22.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``