Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
БАНК КРОВИ Назад
БАНК КРОВИ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

УОЛТЕР МИЛЛЕР-Младший.

`БАНК КРОВИ`.


Секретарша полковника услышала в коридоре постукивание шагов
и подняла голову от пишущей машинки. Шаги затихли у самой двери.
Черные, как агат, глаза словно впились в нее, а потом взгляд
ушел в сторону. Высокий незнакомый человек, худощавый, в форме
космического командора, уверенно вошел в приемную, сел на стул в
углу и сцепил руки на коленях. Секретарша выгнула дугой свои
выщипанные в ниточку брови. Такое не случалось уже полгода -
посетитель не пытался осчастливить своим вниманием девушку за
барьером.
- Вам было назначено, сэр? - спросила она профессионально
улыбаясь.
Мужчина сдержано кивнул и ничего не прибавил. Его глаза на
мгновение сверкнули в сторону секретарши, а потом вернулись к
изучению стены. Девушка попыталась определить, что именно с ним
происходит: или он очень зол, или испытывает сильную боль.
Черные глаза горели холодным огнем. Девушка сверилась со
списком посетителей. Улыбка исчезла, сменившись презрительной
гримасой. Она плотно сжала губы.
- Вы космический командор Эли Роки? - спросила она ледяным
тоном.
Снова сухой кивок. Девушка несколько секунд пристально
смотрела на него, а потом спросила:
- Полковник Бет примет вас через несколько минут, - и ее
пишущая машинка застучала снова - отрывисто и зло.
Человек сидел тихо, неподвижно. Полковник один раз прошел
через приемную и коротко кивнул ему. Из коридора вошли два
майора и проследовали прямо в кабинет полковника. На человека в
углу они не взглянули. Наконец заскрипел интерком:
- Впусти Роки, Дела. Захвати блокнот и приходи вместе с ним.
Дела посмотрела на Роки, но тот уже вскочил и быстро зашагал
к двери. Совершенно очевидно он был родом с какой-то не слишком
галантной планеты - он открыл дверь и вошел первым даже не
взглянув на девушку. Секретарше пришлось ловить створку пока она
не захлопнулась.
Круглолицый, уже в летах полковник Берт сидел, ожидая, за
своим столом. Фланги занимали оба майора. По осанке и движению
Роки, когда он отдал честь, можно было сразу узнать
профессионального солдата, с рождения готовившегося к военной
службе.
- Садись, Роки.
Долговязый командор присел - весь внимания, глаза направлены
полковнику в лоб, на лице - никакого выражения. Берт зашелестел
какими-то листками, а потом тихо заговорил:
- Прежде, чем мы начнем, я хочу, командор, чтобы вы коечто
приняли к сведению.
- Да, сэр.
- Это не следствие, не суд, и не военный трибунал. Против вас
не выдвигается обвинение. Ясно? Это вам понятно?
- Да, сэр.
Глаза полковника бледные и спокойные смотрели на Роки.
Каким-то образом они не выдавали презрения.
- Наше дознание проводиться для архива и для общественного
мнения. Само происшествие уже разбиралось, как вы знаете. Но
люди есть люди и мы должны им кое-что предъявить.
- Я понимаю, сэр.
- Тогда приступим. Дела, веди запись, пожалуйста. - Полковник
заглянул в лежащий перед ним листок. - Командор Роки, будьте
добры, расскажите нам сами, что произошло во время патрульного
полета 61 на четвертый день шестого месяца 87 года?
Последовала короткая пауза. Девушка смотрела в затылок Роки,
словно сгорая от желания угостить его ударом резака. Когда Роки
начал говорить, тщательно подбирая слова, его худощавое лицо
напоминало маску. Голос был спокоен и чист, как звон колокола.
- Это был патруль наугад. Мы снялись с Джод-7 в тринадцать
часов Универсального Времени Патруля, перешли на сверхсветовую
тягу и пробились до десятитысячного уровня `ц`. В континуум мы
вернулись на внешнем радиусе патруля при тридцати шести градусах
`тэта` и двухстах градусах `пси`. Мой навигатор бросил игральную
кость, чтобы определить наш курс. Нам предстояло проследовать к
точке на этой же координатной оболочке в тридцати `тэта` и ста
пятидесяти `пси`. Мы начали...
Полковник перебил его:
- В этот момент вы уже знали, что ваш курс пересечет курс
санитарного корабля?
Девушка снова оторвала глаза от блокнота. Роки опять не
дрогнул:
- Я знал это, сэр. Мы следовали по наугад выбранному курсу,
пока детекторы искривления континуума не предупредили нас о
близости другого корабля. Когда мы вышли на дистанцию, я
приказал инженеру лечь на параллельный курс и включить автоматы,
чтобы нас держали на этом курсе. Когда это было сделано, я
послал неизвестному кораблю стандартный вызов.
- Вы видели его опознавательные знаки?
- Да, сэр. В декодированном ответе говорилось: `Санитарный
лайнер Сол-Ж-6, порт отправления Сол-3, порт назначения Додж-6,
груз - медикаменты и сырье для аварийных хирургбанков. Просьба
скопления А-4- Ж.`
Берт кивнул, рассматривая Роки с любопытством врача,
изучающего необычный случай.
- Вы знали о катастрофе на Додж-6. Двадцать тысяч
потерпевших. Они ждали в криосупензионных камерах, когда
прибудут эти медикаменты и ткани.
- Да, сэр. Мне очень жаль, что они погибли. - Продолжайте. -
Я снова велел навигатору бросить кость, чтобы определить -
подвергать корабль обычному боевому осмотру или нет. У него
вышло двенадцать, это значит `да`. Я снова вызвал этот корабль,
приказал подготовить наружные шлюзы и открыть люки. Он не
ответил, и вообще никак не прореагировал на вызов.
- Одну минуту. Вы объяснили причину осмотра? Сол-3 находиться
на окраине галактики, она не входит ни в одно из скоплений.
Примитивная или, может быть регрессивная планета. Она могла не
понять ваших правил.
- Я сделал такое предположение, сэр, - продолжал Роки с
бесстрастным лицом.
- Я объяснил им ситуацию, даже процитировал параграф из
устава Патруля. Они не подтвердили приказ. Я подумал, что они
могли потерять с нами связь и повторил сообщение с помощью
сигнального огня. Я знал, что они его получили, потому что
сигнальщик подтвердил прием. Очевидно, он передал его
начальству. Наверно , они приказали не реагировать на
последующие наши сигналы, потому что, когда мы снова попытались
вступить в контакт, он не отвечал. Тогда я попробовал подойти
вплотную и взять их в магнитные захваты.
- Они сопротивлялись ?
- Да, сэр. Они пытались вырваться, перейдя на более высокую
составляющую `ц`. Наш деформатор уже находился на шеститысячной
`ц`. Масса компонент нашего скопления на этом уровне
представляет собой лишь коллапсирующую газовую тучу.
Естественно, при наших автоматических указателях курса они
потащили за собой нас, потом попробовали удрать в другую
сторону. Мы спустились до уровня четверти `ц`, большая часть
Галактики была еще в состоянии красных карликов. Я думаю, что
они к тому времени осознали, что таким образом им от нас не
уйти, вернулись на разумную оболочку и продолжали идти своим
курсом.
- И что сделали вы?
- Мы послали им предупреждение по всем возможным каналам
связи, прочитали им стандартную формулу.
- Они приняли предупреждение?
- Только один раз они подтвердили прием. Они сказали: это -
санитарный корабль. У нас приказ не останавливаться. По прибытии
мы подадим на вас рапорт вышестоящему начальству. - Роки с
сомнением посмотрел на полковника. - Сэр, могу ли я сделать
личное замечание?
- Можете, - проявляя терпимость кивнул полковник.
- Они потратили больше времени на прятки в уровнях компонента
`ц`, чем ушло бы на остановку и проверку корабля. Я расцениваю
их поведение как крайне подозрительное.
- Вам не пришло на ум, что это можно объяснить какой-то
особенностью культуры Сол-3.
На лбу Роки пролегла морщина от сдвинутых бровей.
- Нет, сэр. - Почему же?
- Этого не требует устав, сэр. И, кроме того, мои собственные
соображения... культурные особенности моей планеты...
Стрела вернулась к выпустившему ее. Полковник был знаком с
военной культурой родного мира Роки - Кофа-4. Звание получали
вместе с рождением от родителей. На своей планете Роки был
знатным человеком, офицером в военном колледже. Он привык
полагаться на свое мнение, принимать быстрые решения и ожидать
четкого и немедленного их исполнения. Полковник нахмурился,
глядя на крышку стола.
- Тогда скажем так: вы знали мнение команды в этом деле?
- Да, сэр. Они считали, что мы должны прекратить погоню и
позволить грузовику продолжить полет. Я был вынужден отправить
двоих в камеру заключения за неподчинение команде и попытку
бунта. - Он замолчал и посмотрел на одного из майоров. - Все
возможные извинения, сэр.
Майор вспыхнул. По званию он не уступал Роки, но в полете
участвовал как наблюдатель и, несмотря на высокий чин, должен
был подчиниться власти командора, пока корабль находится в
пространстве. Его тоже запихали в кутузку. теперь он прожигал
командора-кофианца взглядом, не говоря ни слова.
- Итак, командор, когда они отказались остановиться, что вы
сделали?
- Я отошел на безопасную дистанцию и дал предупредительный
залп прямо по их курсу. Вспышка произошла прямо перед кораблем,
они не могли ее не видеть. Они проигнорировали предупреждение и
опять попытались убежать.
- Продолжайте.
Роки едва приподнял плечи в намеке на недоуменное пожатие.
- В соответствии с тридцатой статьей Устава я расщепил их на
атомы.
Девушка издала приглушенный звук. - И больше десяти тысяч
человек погибли на Додж-6 только потому, что вы...
- ХВАТИТ, ДЕЛА! - резко оборвал ее полковник Бет.

* * *

Повисла долгая тишина. Роки спокойно ждал дальнейших
вопросов. Он, казалось, не заметил восклицания девушки. Снова
заговорил полковник, в его голосе чувствовалось натянутое
спокойствие.
- Вы осмотрели остатки уничтоженного корабля?
- Да, сэр.
- Что вы нашли?
- Остатки замерзшей кости, кровяную плазму, различные органы
тел и ткани в замороженной форме, подготовленные к использованию
в операциях по пересадке, словом, полный набор материалов для
хирург-банка, как и предполагалось. Мы взяли образцы, но
сохранить, то, что осталось, у нас не было возможности.
Полковник постучал пальцем по столу.
- Вы сказали `предполагалось`. Значит, вы отдавали себе
полный отчет о природе груза и не подозревали наличие на борту
контрабанды какого-либо рода.
Роки помолчал и добавил:
- Я подозревал контрабанду, сэр, - сказал он спокойно.
Бет удивленно поднял брови.
- Раньше вы этого не говорили.
- Меня никто не спрашивал.
- И все же, почему вы этого не сказали?
- Я не имел доказательств.
- Ага, понятно, - пробормотал полковник.
- И снова культурное своеобразие Кофа-4.
- Отлично, но, исследовав остатки, вы не нашли доказательства
контрабанды? - отвращение на лице полковника говорило
присутствующим, что он знает ответ, но хочет иметь его в записи
беседы.
Роки долго молчал.
- Я не нашел улик, полковник.
- Почему вы заколебались?
- Потому что я до сих пор подозреваю нарушение закона. Хотя,
к сожалению, доказательств у меня нет.
На этот раз чувства полковника выдали себя и он фыркнул с
отвращением. Довольно долго он ворошил бумаги на столе, а потом
взглянул на майора, принимавшего участие в полете патруля:
- Вы подтвердите показания Роки, майор? Верны ли они по
существу - насколько вам известно?
Растерявшийся майор метнул на Роки взгляд, полный ненависти:
- Я хочу, чтобы это было занесено в протокол: по моему мнению
командир совершил позорный и неразумный поступок. В результате
задержки жизненно необходимых материалов...
- Я не требую моральной оценки поступка, - коротко оборвал
его полковник.
- Я вас прошу подтвердить то, что нам сказал Роки. Все ли
происходило так, как он описал?
Майор с трудом глотнул: - Да, сэр.
Полковник кивнул:
- Отлично. Теперь я задам еще вопрос, джентельмены: имело ли
место нарушение Устава? Действовал ли командор Роки в
соответствии с требованиями Космического Свода, или нет?
Отвечайте коротко - да или нет. Майор Тули, пожалуйста.
- Прямого нарушения не было, но...
- Без `но`! Майор Го-ан?
- Э... Нарушений не было, сэр.
- И я прихожу к тому же выводу. - Полковник обращался
непосредственно к блокноту Делы. - Конечно результаты
происходящего имели катастрофический характер, это так. И
действия Роки были, к сожалению, неудачны. Шестидесятизвездное
скопление никогда не одобрит ничего подобного. Законы, своды,
уставы и правила создаются для людей, а не люди создаются для
них. Роки соблюдал букву закона, но, кажется забыл его дух. И
все же, обвинить его ни в чем нельзя. Комиссия, производившая
это дознание, рекомендовала отстранить командора Роки от полетов
- временно и без прочих последствий и подвергнуть его
тщательному физическому и психологическому обследованию, прежде
чем дать разрешение вернуться к обязанностям. На этом мы
закончим, джентельмены. Дела, ты можешь идти.

* * *

Бросив еще один яростный взгляд на командора, девушка гордо
покинула комнату. Бет откинулся на спинку кресла. Оба майора
отдали честь и сочли себя свободными. Полковник не спускал глаз
с неподвижного Роки. Когда они остались одни, он сказал:
- Может, вы что-то хотите сказать мне неофициально, вне
протокола?
Роки кивнул: - Я ведь могу подать прошение об отставке через
вас, сэр?
Бет холодно улыбнулся: - Я предполагал, что вы так и сделаете
Роки. Он выдвинул ящик стола и достал лист бумаги. - Я позволил
себе подготовить документ, он ждет только вашей подписи. Поймите
меня верно, я не вынуждаю вас подать в отставку. Но готовы
принять ее, если вы пожелаете уйти. Если вам не нравиться
стандартный бланк, можете написать своими словами.
Агатово-черные глаза командора быстро пробежали бумагу, и его
рука стремительно черкнула имя внизу листа.
- Документ вступает в силу немедленно, сэр, не так ли?
- В данном случае мы можем это допустить.
- Благодарю, сэр.
- Не сочтите за услугу, - полковник заверил подпись
командора. Роки был неуязвим: - Я могу идти?
Бет поднял глаза с любопытством отметив, как перейдя в статус
гражданских лиц, Роки немедленно опустил обращение `сэр` и в его
глаза перестали быть непроницаемыми, в них читались гнев,
отчаяние и боль.
- Интересный вы народ, кофиане, - пробормотал полковник.
- Я не собираюсь обсуждать это с вами полковник. Я ухожу, -
Роки поднялся с места.
- Подождите, Роки, - полковник угрожающе нахмурился, скрывая
этим то, что чувствовал на самом деле.
- Я жду.
- Вплоть до этого происшествия вы мне нравились, Роки.
Собственно, я и сказал генералу, что вы у меня были самым
многообещающим молодым офицером.
- Очень мило, - монотонно ответил Роки.
- И через несколько лет вы могли бы сидеть за этим столом, и,
я думаю, вы на это надеялись.
Короткий кивок и быстрый взгляд на погоны Бета. - Вы избрали
себе путь в жизни и теперь остались ни с чем. Я понимаю, что это
для вас значит.
Напрягшиеся мускулы скул кофианина объяснили полковнику, что
тот не нуждается в симпатии, но Берт продолжал:
- Поскольку это старейшая и наиболее устоявшаяся и освоенная
планета в Скоплении, вы теперь остались без работы и места, где
можете ее получить.
- Это совсем не ваше дело, полковник, - быстро сказал Роки.
- В соответствии с этикой нашей культуры это мое дело, -
проревел полковник. - Конечно вы, кофианцы, думаете иначе. Но мы
здесь не такие уж хладнокровные. Теперь слушайте: я готов
немного помочь вам, хотя вы, с вашим тупым упрямством, наверное
откажетесь. Видит бог, вы и этого не заслужили.
- Продолжайте.
- Я готов дать указание Патрульному кораблю доставить вас на
любую планету Галактики. Назовите ее и мы вас туда отправим. -
Он подождал. - Ладно, можете отказаться. Тогда ступайте отсюда.
Худощавое лицо Роки на мгновение дернулось, а потом он
кивнул.
- Я согласен. Доставьте меня на Сол-3.

* * *

Дыхание полковника, наконец, снова успокоилось. Он покраснел
и принялся жевать нижнюю губу.
- Да, я сказал `Галактики`? Гм... Я имел в виду... вы ведь
понимаете, что мы не можем послать военный корабль за пределы
Скопления.
Роки невозмутимо ждал, его черные глаза изучали полковника.
- Зачем вам нужно именно туда?
- У меня есть личные причины.
- Связанные с тем санитарным грузовиком?
- Дознание завершено, полковник.
Бет ударил по столу:
- Но это безумие! На Сол никто не летал уже тысячу лет!
Зачем?! Деградированное, нечистоплотное место. Я никогда бы не
подумал, что они ответят на просьбу Джод-6 о помощи!
- Почему бы и нет, они представили ее не бесплатно.
- Естественно. Но я сомневался, что на Сол-3 до сих пор есть
корабли, а особенно сверхсветовики. Единственная заслуга Сол
перед Галактикой - это расселение человеческой расы - если вы
только верите в эту легенду. Они давно уже вышли из контактов с
другими системами. Я просто не понимаю.
- Значит, вы берете свое предложение назад, полковник? -
глаза Роки откровенно дразнили Бета.
Бет вздохнул.
- Нет... ведь я уже сказал. Но патрульный корабль я послать
не могу. Я заплачу за ваш проезд на частном судне. Мы найдем
какую-нибудь причину... исследования, например.
Глаза Роки едко сверкнули:
- Почему бы не послать дипломатическую миссию - принести
извинение Сол за уничтожение их корабля.
- Что, с вами на борту ?!
- Совершенно верно. Они меня не узнают.
Бет только смерил Роки удивленным взглядом, словно перед ним
было фантастическое существо.
- Вы это сделаете? - настойчиво повторил Роки.
- Я это обдумаю. Я позабочусь, чтобы вы туда добрались, если
вы так настаиваете. А теперь ступайте. Я сыт вашим обществом по
горло, Роки.
Кофианец не оскорбился. Он повернулся на каблуках и покинул
кабинет. Стоящая у ящика картотеки девушка-секретарь подняла
голову, когда он вышел в приемную. Она метнулась вперед и
перекрыла дверной проем своим маленьким напружинившимся телом.
Ее лицо превратилось в белую маску отвращения и слова вылетали
сквозь почти не разжимающиеся губы:
- Вы, наверное, рады: погубили десять тысяч человек и вышли
сухим из воды? - прошипела она.
Роки внимательно присмотрелся к ее лицу и узнал характерные
признаки уроженки Джод-6: слегка увеличенная радужная оболочка
желто- карих глаз, тонкий нос с тонкими подвижными ноздрями,
заостренный подбородок. Очевидно кто-то из ее родственников
погиб в катастрофе и теперь она считает его лично в этом
виноватым. Он уничтожил корабль, который нес спасение
пострадавшим.
- Вы радуетесь, да? - повторила она, голос ее стал громче и
выше, кулаки угрожающе сжались.
- Будьте добры, отойдите в сторону, мисс.
Стремительный взмах руки и острые ногти оцарапали его щеку.
Лицо обожгла боль. Он не шевельнулся. Две яркие полосы
потянулись от глаза к углу рта.. Капля крови повисла на кончике
подбородка и упала на туфлю девушки.
- На моей планете, - сказал спокойно Роки, - когда женщина
желает вести себя подобно животному, мы ей помогаем - сечем ее
розгами в голом виде посреди площади. Я вижу, что личное
достоинство здесь не в такой цене. У вас ведь не считается
преступным вести себя как дикая кошка?
Она яростно выдохнула и снова вцепилась ему в лицо. Когда он
опять не пошевелился и только холодно посмотрел на нее,
секретарша убежала.

* * *

Эли Роки, рожденный к славе Кофа, предназначавший себя службе
Шестидесятизвездному Скоплению, обнаружил вдруг, что он
превратился в своего рода изгоя. Шагая по коридору из приемной
Бета, он, казалось, двигался в сгущающемся тумане одиночества.
Теперь у него не было дома. Ведь он отрекся от наследственных
прав на Кофе, чтобы получить звание в Патруле. Теперь он и его
лишился, а вместе со званием - и надежды на карьеру.
Он знал, с того момента когда нажал на спуск бластера, что,
если он не найдет доказательств контрабанды на борту санитарного
грузовика, его карьере придет конец. И до сих пор он был
внутренне уверен, что не совершил ошибки. Если бы на борту
грузовика были не медикаменты и ткани, он пострадал бы за то,
что не уничтожил корабль. И, если им нечего было прятать, почему
они не позволили произвести досмотр? Ответ на вопрос находился
где-то на планетах Сол. У него остался лишь один путь. `Меч
Оправдания` - так назывался этот путь.
Он сидел в своей квартире и ждал, когда полковник исполнит
обещание. На следующий день Бет позвонил ему.
- Я нашел для вас далетянский корабль Роки. Частное судно.
Пилот готов доставить вас за пределы Скопления. У него какая-то
научная цель - собрать данные по Сол и ее системе. На
предложение послать дипломатическую делегацию наложено вето -
сначала мы должны попробовать связаться с соларианцами по
сверхсветовому радио.
- Когда я вылетаю?
- Приходите в космопорт сегодня вечером. Желаю удачи, парень.
Мне жаль, что все так получилось и я надеюсь...
- Ага, спасибо.
- Тогда...
- Тогда?
Полковник вздохнул и дал отбой. Экс-командор Роки собрал свои
мундиры и отправился в ломбард.
- В заклад или продавать? - спросил его лысый продавец за
прилавком. Потом он нагнулся вперед рассматривая лицо Роки,
перевел взгляд на фотографию на первой странице газеты. - Ага, -
проворчал он. - Это вы. Значит продаете. - С легкой
пренебрежительной улыбкой он извлек из кармана два банкнота и
припечатал их к прилавку с видом - хотите - берите, не хотите не
надо. Одежда стоила по крайней мере в два раза больше. Роки,
подумав секунду, взял деньги. Сумма как раз равнялась той, что
была указана на ярлыке блестящего тупоносого `малтина` с
автоматическим механизмом, который красовался в витрине.
- И триста единиц боеприпасов,- тихо добавил он, опуская
оружие в карман.
Торговец фыркнул:
- Парень, тебе понадобиться только один выстрел - в твоем
положении.
Роки поблагодарил его за совет и забрал боеприпасы. Он прибыл
в космопорт раньше своего пилота и отправился смотреть небольшой
далетянский грузовик, который доставит его на самый край
Галактики. Лицо его помрачнело, когда он увидел покрытый
оспинами выщербин корпус и блеск оплавившихся по краям дюз.
Кто-то из работников наземного обслуживания оставил подвешенным
на хвосте грузовика счетчик Гейгера, чтобы прохожие держались
подальше. Циферблат его индикатора загнал стрелку в красный
сектор. Роки забрал счетчик с собой. В рубке управления стрелка
опустилась в безопасный участок шкалы, но в реакторной имелись
опасные участки. Рассерженный, он отправился смотреть
управление. Здесь его раздражение увеличилось. Корабль, удачно
названный `Идиотом`, представлял собой судно древней
конструкции. Он не имел ни стандартной системы оповещения, ни
предохранительных устройств, и не нес никакого вооружения, кроме
ионных пушек. Пятый циферблат индикатора положения в
пространстве был откалиброван только до ста тысяч `ц` и красная
линяя проходила у отметки девяносто тысяч. И это в то время,
когда современный патрульный корабль мог пробиться в сегмент
пятимерного космоса, где скорость света составляла сто пятьдесят
тысяч `ц` и мог достигнуть Сол за два месяца. `Идиоту`
понадобиться пять или шесть месяцев, если он только способен
летать, в чем Роки сомневался. В обычной ситуации он даже
побоялся бы использовать это судно и для полета внутри
Скопления.
Он хотел пожаловаться Берту, но понял, что полковник обещание
выполнил и ничего больше делать не станет. Ворча, он уложил свои
вещи в грузовую ячейку и уселся в кресло в рубке подремать,
ожидая появление пилота. Сильный и болезненный пинок в подошву
ботинка заставил его проснуться.
- Сними свои ходули с пульта! - гаркнул сердитый голос.
Роки вздрогнул и заморгал, глядя на узкое нахмурившееся лицо
с зажатой в зубах сигарой.
- И освободи кресло! - проворчало оно, не вынимая сигареты.
Ноги гудели от боли. Он зашипел и выпрыгнул из кресла.
Захватив в один кулак изрядную долю рубашки пришельца он
примерился отвесить панч прямо в сигару... потом его рука
застыла на полпути. С рубашкой было что-то не так. Ошеломленный
он обнаружил, что внутри рубашки была женщина! Он отпустил ее и
покраснел.
- Я... я думал, это пилот.
Она презрительно глядела на него, заправляя рубашку.
- Это я и есть, док, - она швырнула шляпу на навигационный
стол, явив темные коротко подстриженные волосы, вынула изо рта
сигару, аккуратно потушила ее и спрятала окурок в карман рабочих
брюк на случай дождя. Теперь, без сигары, было видно, что у нее
красивый рот, но губы были плотно сжаты от злости.
- Держись подальше от моего кресла, сухо велела она Роки. - И
от меня тоже. Условимся об этом с самого начала.
- Так это... это твоя лоханка? - выдохнул он.
Она прошла к панели и начала набирать данные на курсографе.
- Да. `Далет - космоперевозки, инкорпорейтед`. Есть вопросы?
- Ты думаешь, что эта развалина доберется до Сол? - проворчал
Роки. Она стрельнула в него взглядом недобрых зеленых глаз. -
Жалуйся полковнику, парень. Меня интересует только моя плата. Я
намерена рискнуть ради нее. Почему бы и нет?
- Существование одного дурака еще не доказывает существование
двух подобных, - кисло сказал Роки.
- Если она тебе не нравиться, отправляйся ищи получше. -
Пилот выпрямилась и окинула Роки взглядом прозектора. - Но
насколько я поняла, особенно выбирать тебе не приходиться.
Он нахмурился:
- Уж не намерена ли ты совать нос в мои дела? - Ох-ох!
Парень, ты для меня - пустое место. Мне все равно, кого везти,
пока это в рамках закона. Ладно, так ты летишь или нет?
Он коротко кивнул и отправился искать себе каюту. - Не лезь в
мою каюту! - проревела пилот ему в спину.
Роки с отвращением вздохнул. Пилот была типичной
представительницей цивилизации Далета. До сих пор этот мир был
мало освоен, суров, с малой плотностью населения - дикий край.
Девушка была продуктом быстрорастущей, уважающей крепкие мускулы
культуры, которая презрительно относилась к званиям. Ему
немедленно пришло в голову,что она может планировать выдать его
представителям Сол-3, как человека уничтожившего их корабль.
- Приготовиться к взлету, - донесся голос из интеркома. - Две
минуты до старта.
Роки подавил порыв выбраться из корабля и отказаться от всей
затеи. Дюзы взревели, ожидая на холостом ходу команду пилота.
Роки ничком растянулся на койке потому что некоторые из старых
кораблей довольно резко брали с места на старте. Свист дюз
перешел в гром и корабль двинулся вверх - сначала медленно, а
потом быстрее и быстрее. Когда они вышли из атмосферы, по
кораблю прошла судорога - это были сброшены пустые корпуса
взлетных ускорителей. Последовал момент мертвой тишины - корабль
летел по инерции. Потом уши Роки уловили слабые визжащие звуки -
это ионные двигатели приняли эстафету разгона в открытом
космосе. Он взглянул в иллюминатор, наблюдая, как слабая полоска
свечения превращается в иглу ускоренных частиц, разгоняя и
разгоняя корабль. Он хлопнул по кнопке интеркома:
- Для далетянца - вполне прилично, - похвалил он.
- Держи свое замечание при себе, - проворчала пилот.
Переход на высший уровень постоянной `ц` не вызывал никаких
субъективных ощущений. Роки определил момент перехода по
переходу мурлыканья реактора в басовитое глубокое гудение и по
тому, что освещение в каюте слегка померкло. Он спокойно смотрел
в иллюминатор, потому что феномен перехода не переставал
вызывать у него дрожь удивления.
Переход на высшие уровни `ц` начинался как смещение света
звезд к голубому цвету. Дальше, тускло-красные звезды начинали
разгораться, превратились в белые, яркие - пока не запылали как
мириады сварочных дуг в кромешной тьме небосвода. Они не
соответствовали звездам первоначального континуума, а были,
скорее, проекциями этих же звездных масс на более высоких
`ц`-уровнях пятикомпонентного пространства, где скорость света
постепенно возрастала, пока `Идиот`взбирался все выше и выше по
компоненте `ц`.
Наконец, Роки пришлось закрыть иллюминатор, потому что свет
звезд стало трудно выносить глазу. Их излучение сместилось к
ультрафиолетовым и рентгеновским полосам спектра. Теперь он
смотрел на флюоресцирующий смотровой экран. Проектирующиеся
массы-звезды, казалось, выгорали в сверхновые и корабль попадал
в схлопывающиеся континуумы голубого смещения. С увеличением
лучистой энергии в кабине стало теплее и пилот выставила
частичный экран. Наконец, переход закончился. Роки нажал кнопку
интеркома еще раз:
- На каком мы уровне, дитя Далета?
- Девяносто тысяч, - коротко ответила она. Роки криво
усмехнулся. Она, не моргнув глазом, довела скорость до красной
черты указателя. Все будет в порядке - конечно если выдержит
лучевой экран. Но если они потекут - корабль лопнет, как пузырь
и превратится в облако газа.
- Помочь держать курс? - предложил он.
- Я сама в состоянии управлять своим кораблем, - огрызнулась
пилот.
- Это мне известно. Но мне нечем больше заняться. Ты могла бы
с таким же успехом дать работу и мне.
Она помолчала, а потом немного смягчилась: - Ладно, приходи в
рубку.
Когда он вошел в рубку, она развернулась в кресле, и он
впервые обратил внимание , что, несмотря на рабочие брюки и
коротко постриженные волосы, она была красивой девушкой, даже со
своей постоянной сигарой. Красивая, гордая и очень энергичная.
Далет, эта пограничная планета, рождала людей здоровых, пусть и
несколько не очень щепетильных.
- Ц-карты лежат в том ящике, - сказала она, тыкая большим
пальцем в сторону картотечного ящика. - Проложи курс с
максимальным лучевым давлением.
- А почему не самый короткий? - спросил Роки, хмурясь.
Она покачала головой:
- У меня не такие мощные реакторы. Нам понадобится вся
внешняя энергия, какую мы только сможем получить. Иначе придется
делать посадку на дозаправку.
- Чем дальше - тем хуже! - думал Роки, вытаскивая Ц-карты из
ящика.
- Два века назад полет на таком корыте как Сол-3 был бы
подвигом. Теперь, в эпоху более совершенных кораблей, это был
подвиг идиотизма.

* * *

Полчаса спустя он вручил пилоту план курса, позволяющий
`Идиоту` извлечь почти половину расходов энергии из разности в
лучевом давлении ревущего ада пространств высших уровней
компоненты. Она посмотрела его равнодушно, а потом, заметив
потраченное время, посмотрела на Роки с любопытством.
- Довольно быстро, - сказала она.
- Благодарю вас.
- На глупого ты не похож. Отчего же такая глупая ошибка, а?
Роки насупился:
- Я считал, что вы решили не интересоваться моими делами. Она
снова вздохнула и сделала вид, что так оно и есть на самом деле.
- Космическая контрабанда могла бы стать концом всех
цивилизаций Галактики, - продолжал он. - Это было уже доказано.
Миллион людей на Тау-2 умерли потому, что кто-то провез тайком
на планету партию иносистемных животных - для желающих держать
их дома ради развлечения. Я поступил так, как подсказывал опыт
истории.
- Я стараюсь не интересоваться вашими делами, - проворчала
она, кисло глядя на Роки.
Роки умолк и наблюдал, как она оперирует лучевыми экранами,
чтобы иметь возможность поймать максимум энергии вокруг пожара
силовых полей. Роки подумал, что она могла бы быть и
полюбопытнее. Им придется выносить друг друга еще несколько
месяцев.
- Значит, ты считаешь, что это была ошибка, - заговорил он
снова.
- Как и все остальные. И это очень неприятно видеть.
Она презрительно фыркнула, не прекращая работать: - Там, где
я родилась, мы дураков не наказываем. Нет нужды.
- На Далете они просто долго не проживут.
- Значит, по вашим меркам, я - дурак?
- Почем я знаю? Если вы дожили до зрелого возраста и
получили, что хотели, наверное, вы не дурак.
Вот вам, подумал Роки, золотое правило далетианца. Если
вселенная позволяет вам существовать, то вы в порядке. И в этом
была доля правды, быть может. Человек рождался с одним правом -
правом доказать, на что он годен. И право было основой всякой
культуры, хотя большинство цивилизованных миров старались
определить `годность` в более мягких терминах культурных
ценностей. Там же, где жизнь была тяжела, пользовались терминами
выживаемости.
- Я в самом деле не возражаю против разговора на эту тему,
-сказал Роки с некоторым замешательством. Мне нечего скрывать.
- Отлично.
- У тебя есть имя... кроме названия фирмы?
- Для тебя я только корпорация `Далеткосмоперевозки`, - она
подозрительно посмотрела на Роки, потом, немного спустя, ее
взгляд стал задумчивым. -Меня интересует только одна вещь -
зачем ты летишь на Сол?
Он невесело улыбнулся:
- Если я расскажу об этом далетянке, она подумает, что я
действительно дурак.
Девушка медленно кивнула:
- Понимаю. Я знаю этику кофманцев. Если промах офицера влечет
чью- то смерть, тот или доказывает, что это было не промахом,
или режет себе горло... церемониально, как я понимаю. Ты это
сделаешь?
Роки пожал плечами. Он покинул Кофу уже достаточно давно. Он
не мог сказать наверняка.
- Глупый обычай, -сказала девушка.
- Он помогает отсеивать дураков, не так ли? Это лучше, чем
суд и наказание за преступление. На Кофе человек может не
опасаться порицания со стороны общества. Он должен бояться
только собственной чести. В задачи общества входит предохранение
личности от несчастных случаев, но не от собственных ошибок. На
Кофе если человек совершает серьезный промах, он превращается в
отверженного и сам кончает собой. Не такая уж плохая система.
- Можешь ею воспользоваться.
- Послушай, далетянка...
- Что?
- Ты лично ничего не имеешь против того, что я сделал?
Она презрительно прищурилась:
- Хо-хо! Я никогда никого не осуждаю, если это не касается
меня лично. Почему тебя волнует то, что думают о тебе другие?
- В нашем более развитом обществе, - он пояснил сдержанно,
-человек неизбежно вырабатывает набор правил мышления,
называемых `совестью`.
-Ага, понимаю, -ее тон выказывал полное отсутствие интереса.
И снова у него мелькнуло опасение: не вздумает ли она
заработать необременительным способом приличную сумму, выдав его
представителям Сол-3. В мыслях он начал искать план, который
позволит избежать предательства.

* * *

Они ели и спали по корабельным часам. На десятый день Роки
заметил отклонение в показаниях контрольных приборов лучевого
экрана. Форма оболочки экрана постепенно стремилась к сфере,
которая обеспечивала бы минимальное давление на экран. Роки
обратил на это внимание далетянки, и она тут же произвела
необходимую перестройку. Но выдаваемая реактором мощность слегка
повысилась в результате потерянной добавочной энергии. Полет
продолжался, но Роки не покидало нехорошее предчувствие, и он
хмурился.
Два дня спустя снова началась деформация экрана. Ее
ликвидировали, употребив дополнительную энергию. Стрелка выхода
мощности реактора заколебалась в желтом предупреждающем секторе
шкалы. Перегруженные генераторы поля стонали и вибрировали с
угрожающей настойчивостью. Роки с яростной поспешностью
старался определить причину неисправности. И, наконец, нашел ее.
В рубку он вернулся в холодном бешенстве.
- Твой корабль проходил предполетный контроль? - спросил он у
пилота.
Видя его ярость, она только с любопытством дернула уголком
рта.
- Само собой, командор.
Этот титул теперь ничего не стоил, и Роки весь вспыхнул.
- Могу я взглянуть на документы?
Мгновение она колебалась, а потом порылась в кармане и
показала ему сложенный желтый листочек.
- Разовая! - взревел он. - Ты не имела права взлетать!
С надменным видом она процитировала первую строчку:
- `Наземный персонал порта снимает с себя всякую
ответственность за безопасность полета далетянского корабля`.
Где же здесь сказано, что я не имею права летать?!
- Я позабочусь о том, чтобы вас выставили с космических
трасс! - прогремел Роки.
Ее взгляд тут же напомнил ему о его теперешнем положении. В
нем было любопытство и терпимость.
- В чем дело, командор?
- Не работают синхронизаторы, вот и все, - он все еще не
совсем успокоился. - Экраны все больше выходят из строя - из
резонанса.
- И?...
- И растет перегрузка, и в конце концов экран пробьет. Тебе
придется спуститься по компоненте чинить экраны.
Она покачала головой:
- Попробуем без посадки. Я давно уже хотела установить, какую
перегрузку смогут выдержать экраны.
Роки едва не задохнулся:
- Ты кто - дипломированный космоинженер?- спросил он.
- Нет.
- Тогда послушай доброго совета...
- Твоего?!
- Да.
- Нет! Мы летим дальше.
- Предположим, я не позволю!
Она стремительно обернулась, глаза ее сверкали: - На этом
корабле командую Я. Кроме того, я вооружена, командор. Вам,
пассажир, я предлагаю вернуться в каюту.
Роки оценил ситуацию, взвесил решение. Видя непреклонность в
глазах девушки, он решил, что ему остается только одно. Роки
пожал плечами и отвел взгляд в сторону, словно сознавая
первенство пилота. Еще секунду она сверлила его взглядом, но не
повторила приказа покинуть рубку. Как только она отвернулась к
приборам пульта, Роки, для страховки обмотав кулак носовым
платком и выбрав точку на коротко остриженном затылке девушки,
коротким рубящим ударом в голову положил конец всяким
возражениям.
- Прости, дружище, - пробормотал он, поднимая ее безвольное
тело из кресла.
Он отнес ее в каюту и уложил на койку. Вытащил у нее из
кармана маленький иглопистолет; он положил еще на столик коробку
с таблетками от головной боли - так, чтобы она легко могла до
нее дотянуться, и закрыл каюту. Он вернулся в рубку управления.
Кулак его словно онемел, и он чувствовал себя последним
подлецом. Но ведь спорить с ней не имело смысла! Перевести ее в
бессознательное состояние - это был для него единственный способ
уклониться от кровавой бойни, в которой победителем могла бы
выйти и она - до тех пор, пока не сдали бы экраны.

* * *

Стрелки на индикаторах мощности забрались угрожающе далеко,
когда он включил сверхсветовой двигатель и начал пилотировать
спуск корабля сквозь уровни пятого компонента. Но, выбрав верный
режим, ему удалось сделать процесс аналогичным свободному
падению, и стрелки медленно опустились в безопасные сектора.
Бросив затем взгляд на Цкарты, он понял, что `Идиот` выйдет в
обычное пространство далеко за пределами Скопления. Вернувшись в
родной континуум, он окажется в объеме пространства,
контролируемого другой межзвездной организацией, которая
называлась Биггерской Федерацией. Он почти ничего не знал об

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 114463
Опублик.: 19.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``