Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
DOOM Назад
DOOM

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Dооm Сорyright с 2000
Илья Цибиков

Волшебный Ветер

Роман

(1 и 2 части)

ОТ АВТОРА


Данное произведение планируется изложить в пяти частях. На данный
момент времени полностью готовы лишь первая, вторая и третья части.
Четвертая тоже уже написана, но находится на стадии первичного
редактирования и, судя по всему, будет готова только через два, три месяца.
По всем вопросам обращаться: `mаgiсwind@mtu-nеt.ru`


ПРЕДИСЛОВИЕ К ЛЕТОПИСИ `Внешнее равно внутреннему`

В. Жикаренцев

Земля. Год 2013. Почти вся живая часть планеты погибла в результате
атомной войны. Во время одного из взрывов произошла термоядерная реакция.
Следствием катастрофы стала не только полная мутация всего живого на
поверхности Земли, коренные изменения коснулись и самой планеты. Теперь
она состояла из двух параллельных миров, но для человечества это уже не
имело никакого значения, так как оба новых мира были почти полностью
мертвы...
Лишь малому количеству представителей человеческого рода удалось
спастись. Оставшиеся люди погрузились в космические корабли и спешно
покинули землю в поисках нового места обитания.
Прошла почти тысяча лет, и, о чудо, сказочные создания, о существовании
которых люди почти ничего не знали, с помощью чародейства и волшебства
смогли оживить два параллельных мира, и Земля снова вдохнула несколько
глотков свежего воздуха. Правда название она теперь носила иное, да и
людей здесь больше не было, от них остались только следы.
Каждый, кому доведется прочитать приведенный дальше рассказ, должен,
конечно же, понимать, что все события изложенные здесь являются
вымышленными, но само слово `вымышленные` берет свое начало от слова
`мысль`, а мысль, как известно, представляет собой то самое великое и
мощное, что есть у нас с Вами на этой планете.
Я хочу призвать людей к осторожности, хочу заставить их взглянуть
правде в глаза. Давайте приложим усилия к тому, чтобы не дать
материализоваться на физическом плане той мысли, которая вошла в
предысторию этого рассказа.
Так что завтра, когда вы соберетесь выбросить на землю пустую банку
из-под пива или еще что-то, просто подумайте о том, что когда планета
погибнет, вам тоже придется отвечать за это. Вас будут судить недолго и
вынесут простой приговор, за банку пива вы заплатите собственной жизнью...
Автор

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


`КОРОЛЬ ТУРТАМА`


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Стояла невыносимая жара. Земилиус Ториор не выносил такой погоды, так
как был уроженцем северных земель. Сейчас он уже в какой раз проклинал
себя за то, что когда-то покинул страну Незарбию и перебрался на земли
Аппонии. Конечно, немного погодя он успокаивался, и внутренний голос
напоминал ему, что там тоже были трудности и еще какие. Холод все-таки
хуже жары, да и эта земля хоть и засушлива, но все-таки более плодородна,
чем та, которую он оставил исключительно по своему желанию. Многие из его
знакомых удивлялись его глупости, считать северные земли лучше, чем земли
Аппонии. Отдельные понимали его и обосновывали это тем, что он родился на
севере и не привык и никогда не сможет привыкнуть к здешнему климату и
образу жизни.
Радости в жизни Земилиуса не было ни капли. Он был молод и достаточно
крепко сложен, но так как по природе своей был рожден землелорфом довольно
слабонервным, то малейшая неприятность могла сломить его и направить на
неверный жизненный путь. Во всех своих неудачах он винил только себя,
порой забывая о том, что остальным тоже свойственно ошибаться.
Многие понимали его, ведь такие качества стали активно проявляться в
нем совсем недавно. Полгода назад он потерял жену и ребенка и совсем
сложил руки. Большинство селения считало, что скоро он в конец изведет
себя и умрет от горя. Кто-то ненавидел его за слабость, кто-то искренне
сочувствовал ему. Он редко появлялся в людях, проводя большую часть
времени у себя в усадьбе, постоянно погружаясь в бесполезные размышления.
Раз в два месяца он появлялся в кабачке Ниакара, чтобы напиться там до
посинения и заснуть, а проснувшись рано утром, уйти к себе в усадьбу на
вечное, казалось бы, уединение.
Ниакар, некогда лучший друг Земилиуса, ужасно переживал за него.
Крестьянин уже полгода не видел, как улыбается дорогой ему человек, и это
было для него действительно нелегко. Несмотря на свои сорок два года и
суровый характер, он часто позволял вволю разгуляться своим мужским
чувствам и пустить горькую слезу переживания за старого друга.


Этот день для Земилиуса выдался с утра ужасным. После того, как он
проснулся, то не сразу понял, что находится в кабачке Ниакара, в комнате,
где хозяин обычно размещает посетителей неспособных добраться до дома,
после принятия его отличного эля и вина. Здесь царила противная жара и
духота. Лорф с трудом встал и, еле передвигая ноги, поплелся домой. Его
усадьба находилась в стороне от всех остальных, и добираться туда было
довольно далеко и неудобно.
Причем шел он по длинному пути, делая крюк, чтобы не встречаться ни с
одним жителем селения. Селение это, кстати, носило название Рирра Дун.
Этой ночью он вновь видел во сне свою жену и сына и, когда проснулся,
как будто пережил ужас потери еще один раз. Это было ужасно. Он пришел в
полнейшее отчаяние. В его душе этим утром родилось что-то новое. В голове
зрела какая-то сумасшедшая мысль. Он пока не хотел подпускать ее к себе.
Но все же силам и терпению кажется приходил конец.
По дороге он думал о том, как потерял все свою радость, как лишился
всего, что для нее было нужно. Земилиус вспоминал свое счастье, свою
любовь. Семья - это все для него. Не может быть ничего кроме этого. Он
никогда не будет больше счастлив, потому что в один ужасный день потерял
семью. Лишась ее, он утратил все.
Нет, он не был уверен, что его жены и сына уже нет в живых.
Наверное, только это и удерживало его в этом мире. Надежда всегда
умирает последней, но в этот день она, похоже, умерла навсегда.
Он был так погружен в переживания, что перестал следить за тем, куда он
идет. Неожиданно в его затуманенною голову проскользнула короткая мысль о
том, что он возможно заблудился. Но сознание его было настолько
изнеможенным, что он не предал этой возможности должного внимания и нашел
в ней никакого смысла. Впрочем, он и не искал.
Земилиус брел дальше и дальше, уже не проклиная ни жару, ни весь этот
мир, а проклиная только себя и свою жизнь. Вечерело, а он все брел и брел.
Наконец он очнулся, на мгновение вынырнул из мрака своих мыслей и понял,
что не знает здешние места. Ториор с грустью ухмыльнулся, осматриваясь и
подсмеиваясь над самим собой.
`Ха! - думал он. - Я даже забыл родные места. Вот черт, да какие они
мне родные, вот именно они чужды мне, они мне осточертели, как и все
вокруг!`
Он подошел к глубокому и удивительно крутому обрыву. На его пыльном
лице без труда можно было увидеть безразличие ко всему вокруг. Едва
посмотрев вниз, лорф увидел там бурную реку полную острых камней. Внезапно
он понял, что назад больше не пойдет никогда. Здесь он и завершит эти,
казалось, бесконечные переживания.
Здесь кончились его силы. Его силой была надежда, но ее больше нет в
его душе. Внутренне он произнес: `Земилиус Ториор, боюсь, что это все...`
У обрыва он простоял почти целый час, не поднимая головы.
Земилиус долго смотрел в глаза собственной смерти и наконец
распрямился, готовясь совершить прыжок. Он почти уже прыгнул, но тут какая
то сила заставила его поднять голову. Его глаза наполнились слезами. Все
внутри содрогнулось, он почувствовал себя жалким трусом. Ну что ж, пусть
это так. Это был последний шанс. Это была последняя дорожка, которая
возможно поведет его вверх. То, что он увидел, заставило его встать на
колени и горько заплакать. Лорф глядел вперед и видел, что сейчас ему не
суждено покинуть этот мир.
Его надежда воскресла.
Там, на той стороне обрыва, за водопадом, виднелась пещера.
Может быть та, в которую он не верил, но это был последний шанс, и в
данный момент он готов был за него ухватиться. Дело было в том, что около
шести месяцев назад, когда несчастье его только случилось, к нему на улице
пристал старый эльф. Этого малого все без исключения, в том числе и сам
Земилиус, считали полностью умалишенным. Эльф говорил тогда, что семью
Земилиуса похитили создания из другого мира. Еще он сказал, что ворота в
этот мир где-то здесь, недалеко.
Они представляют собой пещеру, спрятанную за водопадом. Земилиус,
конечно, не обратил внимания на слова сумасшедшего, так у него не было сил
слушать бредни старика, но сейчас это стало его последней надеждой.
По прошествии получаса Ториор уже стоял у пещеры. Он аккуратно прошел
по скользкому уступу и окунулся в прохладную воду. Водопад был для него
незаметен. Он даже не ощутил его холодного потока, так как сейчас он не
ощущал ничего вообще. В пещере было темно. Совсем темно. Когда глаза хоть
немного привыкли, Земилиус, двигаясь на ощупь, нашел факел и угли костра,
который, по его мнению, горел не так давно: несколько недель назад, может
чуть больше, может чуть меньше. Тут же валялось несколько кремней. Лорф
пошарил по карманами вскоре извлек оттуда огниво. Он зажег факел и
отправился вперед по длинному коридору. Ториор шел пять или десять минут,
пока не наткнулся на какую-то каменную плиту. На ней было что-то начертано.
Судя по тому, что можно было разобрать, это были руны эльфов.
Так как в юности Земилиус изучал руны, то без сразу попытался перевести
начертанное. Когда он понял, что там написано, по лицу его поползли капли
холодного пота, и он перечитал это еще раз, чтобы убедится, не привиделось
ли ему написанное.
Грубый перевод лорфа был таков: `На двенадцати знаках лежит запрет,
нельзя попасть за грань просто так, но придет великий и не будет больше
запрещений; здесь вход в ТУРТАМ, мир единиц...`
Без всяких сомнений, здесь крылось что-то незаконное. Земилиус никогда
раньше не знал о существовании других миров, кроме того, в котором жил
сам. Но сейчас лорф был готов поверить во что угодно, пусть даже здесь
будет замешаны волшебство или магия.
Через два, три часа землелорф уже стучался в дверь того самого старого
эльфа, которого несколько часов назад считал сумасшедшим.
После десяти минут почти беспрерывного стука, когда Ториор уже хотел
пойти искать старика в другом месте, дверь распахнулась сама собой и перед
ним открылась небольшая запыленная комната.
Земилиус не торопясь вошел внутрь и осмотрелся. В углу, в прогнившем
почерневшем от старости кресле, у очага, довольно важно восседал старичок.
Лорф снова огляделся. На стенах висели разного рода амулеты, корешки
растений и дохлые крысы, которые сразу же бросались в глаза. На полу в
беспорядке стояли и валялись баночки со снадобьями и различными
штуковинами, каких Земилиус с роду не видывал. Кроме всего этого в комнате
также находилось два шкафа, небольшой столик, стул и кровать.
Эльф сидел неподвижно, голова его была повернута в сторону камина.
Никакого огня, конечно, в очаге не было, а старик, казалось также
запылился, как и все шкафы и стулья, которые находились в его жалком
пристанище.
Ториор очень удивился, когда дверь открылась сама собой. Он
догадывался, что дело здесь похоже пахнет магией, а за ее использование
сейчас можно лишиться головы. Хотя, если честно, Земилиус скрыто верил в
волшебство и не пытался особенно яро отвергать его существования. Мало
этого, иногда что-то даже толкало его на мысли о магии. Он почти никогда
не видел ее в действии, но, несмотря на то, что она была запрещена под
страхом смерти, продолжал в нее верить.
Ториор сперва засомневался, жив ли старик, но подумав понял, что
наверняка жив, а то бы не открыл ему дверь. Где-то глубоко-глубоко в душе
Земилиус посмеялся над самим собой.
- Я ждал тебя, дорогой мой землелорф. Очень долго ждал.
Эльф говорил спокойным размеренным тоном, при этом все еще не желая
одарить гостя взглядом.
- Здравствуй, Мунн, я пришел к тебе по очень важному делу. - Лорф
двинулся в глубь комнаты по направлению к старику. Голос его заметно
дрожал. - Мое имя Земилиус Ториор. Я житель селения Рирра Дун. То есть,
того же селения, что и ты.
- Можешь не трудиться объяснять по какому. Должно быть, ты нашел вход в
`Туртам`. Это хорошо. Я ждал этой вести. Может быть, это тебе покажется
несколько странным, но для меня это на самом деле что-то значит.
По лицу Земилиуса пробежала волна удивления, и он, хотя и с большим
трудом, продолжил разговор:
- Слушай, Мунн, прости меня за то, что я тогда не поверил тебе.
Я был убит горем и... В общем ты возможно прав, я предполагаю, что
нашел ту пещеру и теперь надеюсь на то, что мои жена и сын действительно
живы. Мне кажется, что тебе что-то известно о них. Я знаю, что не в праве
так нагло просить о помощи того, кого жестоко оскорбил, не поверив ему,
когда он пытался мне помочь. Я...Я еще раз прошу у тебя прощения, Мунн.
- Ладно, будет тебе, Ториор. Я знаю, что все селение уже давно считает
меня сумасшедшим. И все из-за того, что я годами ни с кем не общаюсь и не
покидаю месяцами пределов своего дома. Кстати, если я не выхожу из хижины
через дверь, то это еще не значит, что я из нее не выхожу совсем. Так что
это вообще не значит, что я сумасшедший.
Эльф говорил ворчливым, но спокойным тоном. Через некоторое время он,
наконец, совершил хоть какое-то еле заметное движение.
- Я ничуть не считаю тебя сумасшедшим, Мунн, - неуверенно произнес
Земилиус. - Я ведь...
- Ну хватит, хватит, лорф. Может сейчас и не считаешь, а раньше считал
точно. Все, как обычно, зависит от ситуации. Давай не будем больше об
этом. - Старик наконец поднялся и двинулся к серому от грязи шкафу, что
стоял у занесенного пылью окна. - Надо бы перекусить, друг мой, я проспал
почти сутки и кажется немного проголодался. А потом и поговорим о деле. Я
понимаю, ты хочешь знать немедленно все о своей семье, но потерпи еще
немного, и кое-что я тебе поведаю. Даю слово.
Старик достал огниво и совсем скоро воспламенил угли в очаге.
Потом достал из шкафчика несколько кусков сушеной рыбы и
заплесневевшего хлеба. Под этим он видимо и подразумевал фразу:
`перекусить`.
`Не такой он и сумасшедший, как о нем говорят! - подумал Земилиус. -
Может он и вправду что-то знает о моей семье!`
Эти мысли кое-как вернули лорфа к жизни, и он, о чем-то задумавшись,
уставился в огонь. За окнами, такими пыльными и грязными, уже совсем
вступила в свои права темнота. Вскоре Земилиус, сам того не хотя и не
понимая, заснул, глядя на убаюкивающий огонь.
- Отдохни, дружок! - захихикал старик, потирая ладони одна о другую. -
Позже поговорим. Волшебная сила все еще подчиняется мне.
Неплохо я усыпил этого малого. Хи-хи-хи.

Когда Земилиус продрал глаза, за окном уже светило яркое теплое южное
солнце. Лорф огляделся, старика нигде рядом не было.
- Мунн, - негромко позвал он. - Где ты?
- Я здесь, Земилиус, - проговорил голос неоткуда. - Здесь наверху,
прямо над тобой. Как спалось? Добренького тебе утречка!
- Куда уж там `добренького`, - заметил Земилиус, поднимая голову, чтобы
посмотреть, чем там занимается эльф. - Что это ты делаешь?
- Пока ты спал, я уже набрал грибов в соседнем лесу. А теперь, как ты
наверное уже заметил, развешиваю их для сушки на зиму.
- Мунн. В Аппонии не бывает никаких зим, - немного погодя выдавил
Ториор.
- Зато бывает зимнее солнцестояние, оно длится полтора месяца, - с
усмешкой проговорил старик. - Забыл, Ториор?
- Оно бывает раз в десять лет. - Земилиус задумался, углубившись в свои
мысли. - О боже, неужели оно будет уже этой зимой?! Черт, и как я мог
забыть?
- Полтора месяца темноты и только темноты, - вымолвил эльф. - Надо
запасаться пищей и прочими припасами. Хоть я не планирую провести это
время здесь, но все же. На всякий случай.
Мунн наконец закончил с грибами и приготовился разогревать чай.
Старик разжег в очаге пламя, после взял ржавый чайник и вышел за дверь.
Когда он вернулся, тот уже был наполнен свежей водой из источника.
- Ладно, Мунн, ты еще вчера обещал рассказать, что ты знаешь о моей
жене и сыне, давай рассказывай, или я уйду! - с угрозой в голосе
проговорил Земилиус.
Старик нахмурился. Такого он не ожидал.
- Поостынь, лорф, чашка горячего чая приведет тебя в нормальное
состояние, и ты спокойно выслушаешь и усвоишь те сведенья, которые я тебе
передам.
С течением времени проведенного в хижине старика, Земилиус уже почти
отчаялся и думал, стоит ли верить тому, что собирается наплести ему старый
эльф, если, конечно, он вообще собирается это сделать.
Вскоре чайник заурчал, это означало, что вода в нем закипела.
Старик достал из шкафчика пыльную металлическую банку, как оказалось
вскоре, наполненную сушеными листьями явно очень старого чая. Он достал
несколько листьев и бросил их в чайник. Несмотря на то, что чай был
старый, запах от него все же оказался крайне приятным. Мунн достал свой
плесневый хлеб и сушеное мясо. В желудке у Земилиуса было пусто уже целые
сутки. Он хотел чего-то горячего и сытного, но никак ни сушеного. Что ж,
похоже, у этого эльфа из еды больше ничего нет. Придется довольствоваться
тем, что есть.
Старик дал Ториору ломоть хлеба и небольшой кусочек совершенно
безвкусного мяса, которое скорее напоминало сено. Налил кружку ароматного
дымящегося напитка и пожелал приятного аппетита. Земилиус принялся за еду.
- Ну вот, поели, теперь можно начинать! - довольно воскликнул старик,
делая вид, будто только что съел целую корову.
- Просто объелись, что уж там, - недовольно проворчал Земилиус.
- Давай, Мунн, говори, что знаешь!
Довольную улыбку старика резко сменило серьезное выражение лица.
Кряхтя, он поудобней устроился в кресле. Эльф задумался, как бы не зная с
чего ему начать и, наконец, резко повернувшись, заглянул в глаза
собеседника и заговорил:
- Как я тебе уже говорил, здесь недалеко есть вход в другой мир,
который ты и нашел. Я, несомненно, знаю, где он, но главное, что теперь и
ты знаешь это. Я, конечно, мог показать тебе его раньше, но тогда ты не
верил мне. Но в общем, не это главное. На самом деле, у меня были другие
причины не показывать его тебе.
- Ну давай же, продолжай!
- Ты, несомненно, видел в пещере плиту, на которой рунами начертано
доказательство того, что я говорю правду? Если ты, конечно, умеешь читать
руны.
Земилиус неуверенно кивнул.
- Так вот, Туртам - это мир где живут тины и эльфы, гномы и лорфы,
шныряют мараны, ергисы и зловещие вервульфы. В Туртаме тоже не все знают о
существовании этого мира, но зато магия там не является запрещенным
искусством, как это происходит здесь, у вас. Я эльф родом не из этого
мира, а из Туртама. Там я учился и получил статус волшебника. А те твари,
которые украли твою семью, относятся к ергисам. Мы давно ведем с ними
войну с ними. Их намного меньше.
Но, несмотря на это, они уверенно держат в руках пятачок в центре
острова Большой Земли. Ергисы хорошие воины и их очень трудно взять
количеством. Почти все их солдаты отлично экипированы и всегда сыты.
Но самым главным их оружием является то, что они постоянно пользуются
всякими нечестными методами ведения войны и только за счет этого выживают.
Мы миролюбивы, они нет. Ергисы постоянно делают набеги на наши земли и
грабят наши деревни. Ко всему тому они берут в рабы наших женщин и детей,
чтобы потом терроризировать нас, угрожая убивать захваченных, если мы не
будем выполнять какие-то из их требований.
- Да, но какое отношение к этому имею я и моя семья?
- Знаешь ли, друг мой, им необходимы рабы, и они похищают детей и
женщин из этого мира тоже!
Лицо Земилиуса резко приняло выражение радости и горечи одновременно.
- Так значит, они живы! Да, но они ведь там рабы! Я должен их спасти,
должен! У тебя есть карты этого мира? Мунн! Я должен их освободить!
- Да, но что ты сможешь сделать один Земилиус Ториор? Ты погибнешь!
- Лучше умру при попытке, чем здесь от горя!
- Но я не даю тебе гарантий, что они живы. Быть может...
- Тогда я отомщу за них! - Земилиус был полон злости и уверенности,
когда произносил эти слова. Он сейчас был готов ко всему.
Старик поднялся, осторожно похлопал Ториора по плечу.
- Не горячись. Ты пойдешь туда. Но сначала мы все обдумаем и хорошенько
подготовим тебя к тем трудностям, которые ждут тебя в недалеком будущем.
Старик почесал в затылке, запыхтел что-то непонятное. Он направился к
своему самому маленькому и самому запыленному шкафчику.
Шкафчик этот, судя по всему, хранил в себе самое ценное, что было у
старого эльфа. Немного погодя он сунул костлявую руку в карман халата и
вынул оттуда связку ключей. Выбрал один ключ и сунул его в замочную
скважину шкафчика. Дверца скрипнула и вскоре открылась.
Старик извлек оттуда охапку старой желтой бумаги. Это, как вскоре
оказалось, были карты.
- Это карты Туртама, друг мой, - продолжал старик, - карты моей родины.
Ты должен понять, что если ты пойдешь туда сейчас, то несомненно
погибнешь. Один ты ничего не сможешь предпринять. Все это очень непросто.
Тебе, во-первых, нужен будет знающий проводник.
Лорф судорожно вздохнул, потер лицо руками.
- Я это понимаю, - наконец нехотя согласился он. - Ты прав, Мунн.
- Это хорошо.
- Но что мне делать? - с грустью спросил Ториор. - Разве я могу
рассчитывать на войско солдат? Пойми, я сейчас не чувствую ничего.
Мне кажется, что я уже умер. Все это так неожиданно для меня. Я сойду с
ума. Ты говоришь мне о других мирах, о волшебстве и магии, и я, сам не
зная почему, верю тебе. Слышишь, я тебе верю, Мунн. Но отчего это? Я ведь
и не представляю себе, что такое попасть в этот Туртам. Что мне делать?
- Ничего, я помогу тебе!
- Но как?
- Я направлю тебя к своему брату. Он сейчас живет в Туртаме. Я напишу
ему послание, и он с радостью примет тебя. Там ты будешь учиться боевым
искусствам и кое-какой магии. Мой брат хоть и не маг, но отличный вояка и
научит тебя кое-чему. Это тебе немного поможет.
- Я согласен. Когда я отправляюсь?
- Не торопись, Земилиус! Ты никак не должен идти туда один.
Один ты ничего не сможешь сделать, даже если ты будешь трижды маг!
- Да, но что я могу!?
- Но у тебя ведь есть друзья! Они наверняка должны согласятся помочь!?
- Во-первых, всего один человек в селении относится ко мне, как к другу
- это Ниакар, хозяин кабачка, что находится около базарной площади.
Во-вторых, у него своя семья и подвергать его смертельной опасности я не
могу и не собираюсь!
- Ха! Ну, если ты так горд, иди туда один и погибни, как последний
дурак! - недовольно выпалил старик. - Он же твой друг!
Друзья должны помогать друг другу.
Земилиус молчал, понимая, что Мунн прав. Но его гордость мешала ему
попросить старого мага и Ниакара пойти с ним. Ториор не знал, согласится
ли Мунн, но он точно знал, что если о походе узнает Ниакар, то несомненно
пойдет в этот поход. Поэтому нельзя допустить, чтобы он узнал. Надо
уходить как можно скорее.
- Я ухожу завтра, на рассвете! Слышишь, Мунн?
Старик не обратил никакого внимания на утверждение лорфа, потому что
был занят поиском карты, ведущей к месту, где жил его брат. Наконец карта
была найдена, и старик вручил ее Земилиусу.
- Итак, теперь ты должен пойти домой и собрать необходимые для похода
вещи. Встретимся завтра, рано утром, около пещеры. Я переправлю тебя в
нужный мир без проблем.
- Я согласен, - молвил Земилиус. - Я пошел!
Как только лорф покинул хижину эльфа, тот тут же начал собирать вещи.
При этом он постоянно мысленно нахваливал себя за то, как он умело дал
выпить своему гостю Чая Доверия, и тот беспрепятственно принял его слова.
Можно было, конечно, сказать все так, но тогда лорф врят ли бы поверил
старику. Эльф говорил слишком много неправды, но пока это все же к
лучшему. Так надо. Если выложить все сразу, то тогда Земилиус точно этому
не поверит. И не спасет никакой волшебный чай.
`Итак. Завтра мы начнем переправляться в Туртам. Там нас наверняка не
встретят, придется самим добираться к Герману. Плохо.
Это не безопасно. Мало ли что может произойти в дороге. Вдвоем
отправляться нежелательно. Что же предпринять? Кого еще взять с собой?`


Скоро Земилиус уже был у калитки своей усадьбы. День был в самом разгаре.
Солнце пылало, хотя шел декабрь месяц. В Аппонии так почти всегда. Ториор
распахнул калитку и вошел в сад. На минуту он вспомнил это место до того,
как случилось несчастье: яблоки, груши, сливы, персики и другие сочные
плоды висят гроздьями на зеленых деревцах, птички поют, сын играет с
Римом, жена готовит обед. Но теперь ничего этого нет. Все поросло
сорняками, деревья убиты назойливым диким вьюном. Все исчезло. Испарилось.
- Рим, Рим, где же ты? - позвал Земилиус. - Рим!
Послышался шорох и из-за сарая вылетел пес. Он несся, сшибая все на
своем пути. Животное было средних размеров, исхудавшее.
По-видимому, пес был взволнован долгой отлучкой хозяина, поэтому сейчас
его просто распирало от счастья.
- Ну что, Римми, соскучился, мой маленький! Завтра мы кое-куда
отправляемся, и мне надо подготовиться к очень продолжительному
путешествию.
Остальная часть дня ушла на подготовку съестных припасов и всяких
других вещей. Лошади у Земилиуса не было, поэтому он взял с собой всего
понемногу. К вечеру все было собрано, осталось только распихать по мешкам.
`По мешкам?! - подумал Земилиус. - Да мне бы унести хотя бы один!`
Когда наконец приготовленные вещи уместились в один огромный мешок,
Ториор, даже толком не поужинав, отправился спать.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Наступил следующий день. Земилиус проснулся, и через полчаса они с
Римом уже сбивали ноги о каменистую дорогу, ведущую к пещере.
Лорф полагал, что до пещеры они доберутся довольно быстро. Когда
наконец пещера показалась, они совсем выбились из сил. Подойдя ближе,
Земилиус обнаружил, что старика нигде перед входом нет.
Сначала лорф немного испугался того, что Мунн его не дождался и теперь
придется идти к нему, а это еще куча потерянного времени. Но скоро лорф
увидел лошадь, которая паслась сбоку от водопада на уступе покрытом сочной
зеленой травой.
`Так у тебя и лошадь есть, колдун чертов! - подумал Земилиус. - И где
же ты ее держал?! И кто же ее кормил, пока ты пропадал черт знает где?`
Но тут же его как будто молнией прошибло. Он бросился к лошади, чтобы
ее осмотреть. Спустя мгновение его подозрения оправдались. Они состояли в
том, что он знал это животное. Как же ему не знать этого жеребца. Этот,
теперь уже совсем взрослый конь, был первым приплодом кобылы Ториора. Он
сам подарил его своему лучшему другу на день рождения. Это было два года
тому назад. И подарил он его Ниакару.
Лошадь была нагружена разной величины мешками, по-видимому,
наполненными припасами. Земилиус еще немного постоял около жеребца и через
некоторое время решительно отправился внутрь пещеры.
Так как он давно дружил с Ниакаром, он понимал, если уж тот узнает, что
друг отправляется в опасное путешествие, и ему может понадобиться помощь,
то крестьянин непременно отправиться с ним и эту самую помощь постарается
оказать. И уж отговорить его от этого будет практически невозможно. Пусть
даже там будет присутствовать то обстоятельство, что в этом деле замешана
магия. И все равно - это не остановит Ниакара! Ради своего друга он пойдет
на все, пусть ему даже придется поверить в волшебство.
Земилиус покраснел, почувствовав, что сущность его стремительно
наливается неудержимым гневом. Он, конечно, понимал, кто именно доложил
все Ниакару. `Проклятый старик!` - выругался Ториор.
лорф зажег факел и отправился внутрь пещеры. Скоро он почувствовал
запах дыма и увидел впереди свет исходящий от костра.
Земилиус подошел ближе и заметил Мунна, теребящего в руках какие то
бумаги, и Ниакара, медленно потягивающего дымок из трубки.
Старик медленно повернул голову и увидел Земилиуса, который злющим
взглядом смотрел на него, как будто хотел испепелить.
- Явился, не запылился! - запыхтел старик. - Ну? Что ты уставился на
меня, как на убийцу детей?! Если ты сам не в состоянии попросить помощи
из-за своей глупой гордости, это сделал я. Все!
- Что все? - спросил Земилиус, нервно подергивая себя за бородку.
- Как что? Ты еще не понял? Объясняю, Ниакар идет с нами!
- С кем это с нами? - скорчив гримасу, спросил Земилиус.
- Подумай, Ториор! Может дойдет...
- Ну уж конечно! Вы мне не нужны, я и один неплохо справлюсь.
Старик яростно взмахнул руками.
- Ишь ты, героя из себя строить вздумал. Один он справиться.
Слышишь, Ниакар, какой умный-то он оказывается. Один он только башки
своей пустой лишится. Вот и все.
Ниакар наконец перестал курить и одарил Земилиуса не самым добрым
взглядом, таким, что лицо Ториора даже чуть дрогнуло.
- Здорово, друг! - произнес Ниакар, не отрывая злобного взгляда от
стоящего напротив товарища.
- Здравствуй, Ниакар, - с не меньшим напряжением ответил Земилиус. -
Этот старик, ты его не слушай, я ничуть не геройствую.
Просто я сам иду, не знаю куда. Возможно, это верная смерть, и если мы
пойдем вместе, то очень вероятно, что и погибнем вместе. А у тебя жена,
двое детей. Я не могу рисковать твоей жизнью, Ниакар, не могу.
Так что иди лучше домой и на время забудь, все что здесь видел.
- Ой, оой, ну и козел же ты, лорф! - злостно хохоча и охая, промычал
Мунн. - Ну и ну.
- Помолчи, Мунн! - рявкнул Ниакар.
Разъяренный Земилиус вскочил и уже хотел было броситься на наглого
старика и разобраться с ним, но тяжелая рука Ниакара остановила его.
- Тихо, друг, тихо. Не время драться. Согласен, он не прав, но он нам
еще понадобиться. Поостынь, Земилиус. Вспомни, ведь этот старик тебе
помогает.
Ниакар отпустил Ториора, тот вскочил, и только хотел наговорить
несколько неприятных слов в адрес старика, как тот произнес какие-то
непонятные фразы, взмахнул руками, и на Земилиуса сверху вылилось ведра
три ледяной воды. Лорф еще постаял секунд пять, находясь в полнейшем
оцепенении, и шлепнулся без сознания, на каменистую землю.

- Эй, эй, эй! Ты чего же делаешь, старая кочерга?! - гневно заорал
Ниакар. - Да я тебе сейчас!
- Тихо, тихо! Просто холодная водичка. У него всего лишь шок, -
спокойно пояснил Мунн, кивая головой. - Шок.
- Да ты что ж совсем охренел, старый ты осел?!
- Да ладно тебе, я же не знал, что он брякнется в обморок.
Просто думал, что это хоть немного охладит его пыл. Он меня и убить мог!
В это время Земилиус зашевелился. Старик сразу же попятился в сторону
выхода. Как ни странно ледяная вода действительно помогла.
Земилиус неспешно сел, вздохнул и начал спокойно говорить.
- Ладно, ты, не бойся, я тебя не трону.
- А кто это тут боится?! - явно пытаясь петушиться, прокричал Мунн.
- Слушай и запоминай, - размеренным тоном продолжал Земилиус. - У меня
сейчас другие заботы, но запомни, когда-нибудь я с тобой рассчитаюсь!
Понял?! Ты!
- Ничего себе благодарность...
- И плевать я хотел на твои услуги. Давай карты и мотай отсюда!
Твоя помощь мне не нужна. Не нужен мне и твой братец. Он, наверное,
такой же как ты!
Старик, явно недоумевая от такой наглости, бросил карты на землю и
рванул к выходу, сметая все на своем пути.
- Эй, Мунн! - попытался остановить Ниакар. - Подожди, он не хотел. Да
ты и сам немного виноват...
Старик не обратил никакого внимания на слова Ниакара и продолжал
быстрое движение к выходу.
- Мунн, - продолжал Ниакар. - Скажи хотя бы, как перебраться в
параллельный мир. Слышишь?
- Легко и просто. Да что тебе там делать-то, Ниакар! Пусть этот упрямец
идет один!
- Ну все-таки, как?
- Да пошли вы...!
С этими словами обозлившийся не на шутку старый эльф подхватил свои
немногочисленные вещи, которые собирался взять с собой и совсем скоро
растворился в темноте пещерного коридора.


Старик ушел. Земилиус и Ниакар сидели у костра и спорили: что не надо
было делать и что надо было делать?! Да и стоило им вообще верить старику?
Велика вероятность того, что он просто врал. Но и Земилиус и Ниакар
почему-то верили, и в существование параллельного мира, и в похищение
семьи Ториора. Самое непонятное было в том, что верил и Ниакар.
Так прошло некоторое время, после чего Земилиус решил пойти посмотреть
и попытаться перевести различные руны, написанные на плитах и камнях,
которые их окружали. В результате, никакого сдвига делу это не дало. Почти
все надписи были уничтожены или частично стерты. Прочитать их было делом
чрезвычайно трудным и кропотливым, требующим большого количество времени.
- Ничего нет? - с надеждой спросил Ниакар. - Может попробовать...
- Нет, ничего! - грубым сухим тоном ответил Земилиус.
Ниакар не обратил на грубость друга внимания. Он знал, что Земилиус
сейчас не в лучшем расположении духа, и ссора с ним ни к чему хорошему не
приведет.
Вообще, пока не случилось похищение, отношения между друзьями
складывались хорошо или даже идеально. Нет, они конечно ссорились, у них
были разногласия, но что касается остального, то они всегда были как
братья. После горя, произошедшего с Земилиусом, эти добрые отношения
попросту пропали. Для Ниакара это было неожиданно, но обиды на друга он не
допустил. Другой бы посчитал это эгоизмом, забывать старого друга, но не
Ниакар. Несмотря на свою внушительную внешность и силу, внутри он был
добрый и понимающий и смог разобраться в сложном характере Ториора.
- Слушай, Земилиус, я пойду взгляну на жеребца, ладно?
- Да иди. Я то тут причем, меня то зачем спрашивать? - безразлично
бросил Ториор.
- Скоро вернусь! Наверное, лучше привести его сюда.
И Ниакар отправился к выходу из пещеры. По прошествию десяти минут он
вернулся, но уже с жеребцом. Конь явно нервничал. Рим, пес Земилиуса,
который все время до этого момента исследовал пещеру, неожиданно подошел
сзади жеребца и рыкнул. Жеребец, казалось, подлетел от страха. После
черной шутки Рима, он за какую то пару секунд улетел саженей на пять
вглубь туннеля.
- Что это с ним? - спросил Земилиус.
- Непонятно!? Собаки твоей испугался!
- Я не про то, он и до этого был ужасно напуган, как будто его змея
укусила.
- Ааа, это! Он испугался водопада. Я еле затащил его в пещеру.
Конь по прежнему предпочитал держаться подальше от собаки и топтался
где-то в темной дали туннеля.
- Может, попробуем уговорить старика помочь нам, - предложил Ниакар.
Земилиус тут же одарил Ниакара дурным поедающим взглядом и,
саркастически улыбаясь, сказал:
- Ты что с ума сошел! Какая от него помощь?
`Лучше не спорить, - подумал Ниакар. - Пусть делает, как знает!`
- Давай-ка лучше попробуем пройти вглубь коридора! Может что-нибудь, да
найдем!
- Нет, когда мы пришли сюда с Мунном, он сказал, что вход здесь.
- Где это здесь? Я ощупал уже все стены вокруг: ни рычага, ни кнопки.
- Должно быть здесь нужны заклинания. Это плохо.
- Заклинания. Если кто узнает, чем мы тут занимаемся, нас с тобой тут
же сожгут на костре!
Тут конь, топтавшийся неподалеку, резко заржал и зафыркал. Но очень
скоро успокоился.
- Что это с ним? - на этот раз вопрос уже принадлежал Ниакару.
- А, должно быть, наткнулся на какую-нибудь корягу в темноте.
Тут на правой боковой стороне пещеры стена задрожала и начала уходить
внутрь. Посыпались камни, пол и потолок задрожали, было похоже, что пещера
сейчас рухнет и накроет Земилиуса и Ниакара.
Через некоторое время все прекратилось.
- Боги! Что это было? - смахивая с себя пыль, покачал головой Ниакар. -
Я думал нам конец.
- Эй, Ниакар, а ну-ка посмотри сюда!
- Ого! Да это же вход в какую-то комнату.
- Да ты прав, он только что открылся!
- Должно быть, это конь налетел на какой то рычаг, открывающий эту
дверь.
И правда правая стена пещеры вдалась внутрь, образовав приличную щель,
ведущую в какое то помещение.
Земилиус взял факел и направился внутрь комнаты. Ниакар пошел вслед за
ним. Ториор заглянул внутрь.
- Что там? - спросил стоящий сзади Ниакар.
- Ничего!
- Дай посмотрю, - сказал Ниакар, залезая внутрь комнаты. - Ну-ка
посвети.
В комнате размером около двух квадратных саженей действительно ничего
не было. Пахло пылью. Воздух был сухой и застоявшийся.
- Должно быть просто потайная комната, - вздыхая заключил Земилиус.
- Да, наверное, ты прав как никогда!
Только друзья хотели начать ощупывать стены комнаты для поиска
какой-нибудь кнопки или еще чего-нибудь такого, как стены снова
затряслись, и дверь начала быстро закрываться.
- Скорее, Ниакар, вход закрывается! - заорал ошеломленный Земилиус. -
Скорее!
- Сам вижу!
Они бросились к проходу, но было уже поздно. Щель плотно закрылась.
Земилиус, со стоном, опустился на землю. Ниакар стоял около каменной
стены, все еще до конца не веря в произошедшее.
- Это должно быть конь опять нажал на рычаг, и дверь закрылась, - тихо
сказал Ниакар.
- Какая теперь разница...
- Факел все тускнеет и тускнеет. Значит воздух кончается.
- Это я виноват. Теперь мы погибнем как дураки, - продолжал Земилиус.
Воцарилась тишина. Им казалось, что воздух подходил к концу.
Становилось жарко и душно. Земилиус сидел и вспоминал семью, те славные
времена, которые он проводил с сыном и женой. Как встретил свою любовь.
Как узнал о появлении сына. Как играл с ним. Как учил его жить. Учил
думать. Он был счастлив тогда.
Ниакар, в сердце которого видимо еще теплилась надежда, метался в
поисках кнопки, которая открыла бы дверь.
Вдруг земля затряслась снова, это означало, что дверь открывается. Лишь
только образовалось маленькая щелка, внутрь потайной комнаты ворвался
поток свежего воздуха.
Друзья, не веря в свое счастье, быстро рванули к выходу. Когда они
вылетели из комнаты, то увидели катающегося по земле старичка.
Он просто умирал от смеха. Это был Мунн.
- Ха, х-х-ха, ха-ааа, у-у-у, пр.., пр... придурк... у-у-у, х-ха-а, х-х,
придурки! Ну вы ребят идио... болваны!
- Так это ты нас там закрыл старый ослиный хрен!? - заорал Земилиус,
налетая на старика, толкая его и замахиваясь. - Сейчас узнаешь, что такое
шутить со мной!
- Ой, ой, ооой! Да тише ты, тише. Ой! Убьешь же сейчас! Все, в расчете!
Ой, отвали.
Еще немного потолкав старика, Земилиус прекратил. Эльф продолжал
смеяться.
- Давно я так не веселился, лет сорок!
- В него как демон вселился. В селении он все три года просидел в своей
хижине, не высовывая носа. А теперь смотри, что вытворяет! - удивленно
проговорил Ниакар.
- Да уж, странновато, - подтвердил Земилиус.
- Чего тут странного, - проговорил старик, все еще всхлипывая взрывами
истерического смеха. - Потом расскажу как-нибудь, почему!
Да и вообще, почему вы все думаете, что это время я сидел в своей
хижине? Там, если хотите знать, меня часто не бывало. Я много раз
переправлялся в Туртам, пользуясь именно этим входом, который находится
здесь.
- Странно, но зачем ты это делал? - спросил Земилиус.
- Что?
- Жил в этом мире. Не проще ли просто уйти жить в Туртам?
- Ха-ха-ха. Скоро узнаешь, друг мой! У меня были на то причины!

- Ты решил вернуться? - спросил почесываясь Ниакар.
- Да я и не уходил! Я сидел тут, неподалеку. Вдруг я услышал, как
открылся, а потом закрылся проход. Не знаю точно, но похоже на то, что это
ваш жеребец наткнулся на кнопку.
- Ты хочешь сказать, что это не ты подстроил? - усомнился Ториор.
- Естественно, не я! А вы меня так излупили! Хотя, признаю, было весело!
Земилиус предпочел молчать и не спорить со стариком. Ториор полез в
мешок с припасами, чтобы достать воды и немного пищи. Нужно было
подкрепиться. Ниакар пошел набрать хвороста для костра, угли которого еще
не совсем потухли. Старик уткнулся в карты и продолжал их изучать, бормоча
себе под нос что-то непонятное.
- Зачем ты так рассматриваешь карты, если говоришь, что постоянно
пользуешься этим входом? - поинтересовался Ниакар. - Ты должен знать
дорогу наизусть!
- Потому что мы идем к моему брату! А я не видел его почти два года! Он
содержит военную школу, а она все время меняет место нахождения.
Костер скоро снова запылал. Земилиус поставил на огонь чайник.
Ниакар отдыхал, покуривая свою фирменную трубку. Скоро чайник зашипел и
начал плеваться кипятком. Рим вертелся около разогревающегося в котелке

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ



Док. 113350
Опублик.: 20.12.01
Число обращений: 0


Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``